Анализ проекта «Цифровая экономика» — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Анализ проекта «Цифровая экономика»



Цифровая экономика

Введение

 

Создание так называемой «новой» (цифровой) экономики, основанной на инфо-коммуникационных и компьютерных технологиях (ИКТ) идёт уже давно во всём мире. В развитых странах полномасштабное внедрение ИКТ началось в конце 70-х – начале 80-х годов. В СССР ещё в 1945г. был открыт завод по производству роботов. А в 1947г. началась разработка первого кибернетического проекта экономики. В СССР активно шёл процесс автоматизации и роботизации производства. В 70-е и 80-е годы получили развитие исследование и внедрение АСУ на промышленных предприятиях (акад. В.М. Глушков). Была также разработана макроэкономическая киберсистема и динамическая модель межотраслевого баланса (акад. Н. Ведута и др.). Внедрение их в практику хозяйствования (а необходимые для этого вычислительные возможности уже были в стране) позволило бы СССР значительно перегнать США, но М. Горбачёв (видимо по требованию обеспокоенных западных кураторов), остановил внедрение этих разработок. Велись и другие многочисленные «разработки в области цифровизации коммуникационных процессов и «рутинных» процессов, доступных формализации» (к.э.н. М. Мусин - один из разработчиков). В конце 80-х и начале 90-х гг., две страны – США и Россия – были лидерами в области ИКТ. К этому времени в России было накоплено много передовых разработок, но они оказались невостребованными на родине, якобы из-за отсутствия законодательства, и многие «русскоязычные» (русскими их трудно назвать) специалисты и программисты съехали вместе с разработками в США и другие западные страны. В 2000-е в стране заговорили о построении мифического «постиндустриального общества», и создании экономики интеллектуальных услуг, в которой интеллектуальная составляющая перевешивает материальную, о «дематериализации» создаваемого продукта. «Новая экономика» противопоставлялась «старой», связанной с переработкой материальных продуктов как основной сферой деятельности. Промышленность, индустрия рассматривались как устаревающий сектор, балласт (что нанесло непоправимый вред экономике РФ). В России появилось много компаний и целый рынок компьютерных информационных систем управления предприятием, стал модным «продвинутый менеджмент». Многие эксперты (к.э.н. М. Хазин и др.) считают, что паразитизм изначально свойственен цифровой экономике. Внедрение компъютеризированных рабочих мест офисного персонала (на которое были затрачены огромные средства) привело к тому, что была создана паразитическая информационная инфраструктура, способная работать только на себя, требующая значительных дополнительных ресурсов на свое обслуживание.



Появление и развитие сети интернет, бурное развитие сферы интернет-торговли вызвало небывалый ажиотаж во всём мире. Однако, в начале 2010-х годов этот ажиотаж на Западе начал угасать. Одна из причин – затяжная депрессия после кризиса 2008-09 годов. Всемирный банк, исследовал вклад ИКТ в экономический рост развитых стран – он оказался незначительным. Многие эксперты и аналитики (д.э.н. В. Катасонов и др.) пришли к выводу, что «основные дивиденды от цифровой экономики получает не общество, а IT-компании, прежде всего, американские. Только 20% всего прироста ВВП, который был обусловлен цифровой экономикой в двадцатилетний период 1995-2014 гг., обеспечивалось теми отраслями и компаниями, которые были потребителями ИКТ». Рост цен на нефть позволял довольно долго сырьевым компаниям лидировать по капитализации. Однако, сегодня IT-компании, которые занимаются разработкой, производством и торговлей ИКТ («software» и «hardware» для компьютеров, услуги сотовой связи, интернет и т.д.) стали самыми дорогими по уровню капитализации. А ведь они разрабатывают лишь технические средства, которыми пользуются компании других отраслей для операций в области электронной торговли, электронного банкинга и т.д. Сегодня из 10 самых дорогих в мире по уровню капитализации компаний— пять относятся к сфере IT (лидирует «Appl»). Из-за падения цен на нефть доходы сырьевых компаний существенно снизились и в России, а ИКТ-сектор сегодня может приносить огромные прибыли.

После экономического кризиса 2008-09 гг. на Западе началась новая индустриализация (в то же самое время в РФ либералы заявили, что с индустриальным обществом покончено), развитие промышленного капитала, переход к постнефтяной энергетике и избавление от газовой зависимости за счёт «зелёной» энергетики, в которой используются цифровые технологии. Спрос в развитых странах на углеводороды неуклонно снижается. В США и Европе стоимость альтернативной энергетики почти сравнялись со стоимостью традиционной. Японцы построили автономный «умный город», не разрушающий природную среду, используя альтернативную энергетику и ИКТ. Индия построила на 10 кв. км. крупнейшую в мире электростанцию – солнечную. С 2010 года начался процесс реиндустриализации экономик развитых стран – соединение промышленности, реальной экономики с передовыми цифровыми технологиями. В результате электроника получила возможности выполнения тех контрольных и управляющих функций по всему производственному циклу, которые ранее выполнялись исключительно человеком.



В 21 веке изменения, связанные с цифровизацией человечества и различных сфер его жизнедеятельности стали происходить со стремительной скоростью. Какие же силы стоят за этими изменениями?

В 1992 году на I Международном форуме по информатизации была принята «Информациологическая конвенция единого мирового локально-распределенного информационно-сотового общества – новой информационно-космической цивилизации». Эта «Конвенция...» провозглашена программным политическим документом ООН, «определяющим развитие мирового сообщества на ближайшее будущее». В нем, в частности, заявлено: «В информационном обществе сначала границы, а затем и государства (как таковые) исчезнут. Планету Земля со временем все будут называть своей единой родиной...».

В 1999 году в Российской Федерации была принята «Концепция формирования информационного общества в России», в которой были заложены основные положения, ведущие к созданию информационного общества в стране: «На начальном этапе создания социально значимых информационно-коммуникационных систем и комплексов (в сферах трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и других) государство берет на себя основные расходы, но в дальнейшем уходит с рынка. При этом предполагается, что значительные финансовые ресурсы будут поступать от населения в виде оплаты предоставляемых информационных и коммуникационных услуг...» То есть, государственная власть превращается в товар. Государство переводит свои функции в услуги, которые затем передаются частным структурам – владельцам коммуникационных систем и баз данных, которые уже не будут иметь никаких обязанностей перед страной и её гражданами.

В 2003 году в Женеве и в 2005 году в Тунисе прошли саммиты ВВУИО (Всемирные встречи на высшем уровне по построению информационного общества) с участием делегации РФ. На них, в тайне от народов, были подписаны программные документы: «Декларация принципов: построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии» и «План действий по построению глобального информационного общества», а также «Тунисское обязательство» и «Тунисская программа для информационного общества». После Тунисской встречи, начиная с 2006 года, саммиты ВВУИО (с участием России) стали проходить ежегодно (как правило, в закрытом режиме). Последние такие встречи проходили в Женеве в 2015 и 2016 годах.

После кризиса 2008 г. глобальные элиты заявили, что переходят к созданию единой власти. В 2013 г. на очередной Всемирной встрече была принята «Хартия открытых данных» (её подписали представители большинства стран мира и РФ в том числе), подготовленная с целью развития и реализации положений Окинавской «Хартии глобального информационного общества» и итоговых документов ВВУИО в Женеве и Тунисе. Принятая Хартия – это «новая глобальная инициатива по раскрытию данных, находящихся в распоряжении правительственных и коммерческих организаций всех стран мира с целью обеспечения прозрачности их работы». Открываются все сведения, касающиеся жизнедеятельности государства и общества – полная информация о населении (о каждом человеке), деятельность правительства, законотворчество, бюджет, финансы, промышленность, энергетика, сельское хозяйство, добывающие отрасли, лесное хозяйство, наука, транспорт, образование, здравоохранение, топография, статистика и прочие отрасли.

Последние два года Всемирный экономический форум в Давосе проходил под лозунгом «четвёртая индустриальная революция», качественным отличием которой является слияние разных компьютерных, информационных, нано- и биотехнологий, стирание граней между физическим, цифровым (информационным) и биологическим мирами. В Германии был подготовлен проект «Индустрия 4.0». Изменения будут носить революционный характер, и они затронут все стороны человеческой жизни. К сожалению, многие люди мало задумываются над истинным смыслом этой технократической революции. Некоторые даже восхищаются, ведь её конечной целью объявлено всеобщее благо. Однако, последствия могут оказаться непредсказуемыми и даже катастрофическими для человеческой цивилизации. Кто-то считает, что четвертая революция – «объективный» процесс развития науки и техники, кто-то полагает, что она – результат заговора против человечества.

В июле 2017 года в Гамбурге прошёл саммит G20. Основные положения принятой на саммите Декларации однозначно показывают, что процесс глобализации вступает в новую фазу и конкретно ведет к построению единого всемирного наднационального социума, в котором со временем растворятся все существующие национальные государства. Основой его построения является внедрение цифровых технологий в повседневную жизнь граждан, а главным инструментом – электронная идентификация личности.

По мнению учёного и эксперта О. Четверяковой этот процесс глобализации происходит под видом перевода всей системы управления в электронный вид. Возможность создания такого управления появилась после внедрения информационных технологий. Согласно документам, принятым и (и подписанным РФ) на саммитах ВВУИО в Женеве и Тунисе, в каждой стране мира создаются «электронные правительства», которые в итоге должны составить единую систему. «Строятся они по единым международным стандартам, на единой информационной платформе и, самое главное, всемирной общей базе данных всех граждан мира». Особенно интенсивно процесс идет в США, но если там функции государства передаются своим корпорациям, то в странах периферии создаются условия для перехода их к иностранным компаниям, то есть под внешнее управление. Традиционное человеческое общество должно быть преобразовано в цифровое – пронумерованное «электронное население», контактирующее с «электронным правительством» исключительно посредством управляющих информационно-коммуникационных сетей и технологий. Международные организации перестраиваются как наднациональные органы управления. «Создается общемировая система тотального, финансового, правового, политического контроля со стороны частных корпораций, которые будут опираться на масштабные карательные аппараты (такие, как Гаагский трибунал)». Созданная система использует сетевой принцип управления, который позволяет в любое общество встроить органы власти, параллельные государственным, которые будут подчиняться внешним структурам. «Получается, что оболочка остается государственной, национальной, то есть сохраняются внешние атрибуты суверенитета государства, но они несут формальную ответственность. А реальная власть и полномочия переходят к транснациональным органам».

В свою очередь, базы данных людей основаны на присвоении каждому личного кода международного стандарта, который может служить ключом доступа к любой информации о человеке. Жизнь человека становится абсолютно прозрачной для транснациональных управленческих структур и позволяет таким образом перевести все сферы жизнедеятельности общества под внешнее управление. Все это вводится для того, чтобы добиться полного контроля над государствами и над каждым человеком вне зависимости от его воли. Известно, что делается это под патронажем западных спецслужб. В список компаний, которые занимаются внедрением информационно-коммуникационных технологий в деятельность органов государственного управления различных стран входят транснациональные гиганты интернет-индустрии: Microsoft, Oracle, IBM, Twitter, Mozilla, Intel, Apple, Cisco Systems и другие всемирно известные корпорации.

В «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы» международные документы по построению глобального информационного общества (принятые в Окинаве, Женеве и Тунисе), названы основополагающими, определяющими «международные принципы создания информационного общества». Можно ли после этого говорить о каком-то государственном суверенитете? Многие удивляются тому, что, несмотря на санкции и нарастание военных приготовлений со стороны Запада (наращивание военной мощи на границе РФ и антироссийской агрессивной пропаганды), Россия продолжает выполнять взятые на себя кабальные «международные обязательства». В этом нет ничего удивительного, ведь в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются приоритетной частью её правовой системы.

20 декабря 2016 года в Москве прошел международный семинар Всемирного Банка (ВБ): «Концепция, международные тренды и видение цифровой экономики – на пути к долгосрочной стратегии». На сайте ВБ по этому поводу сообщалось: «Развитие цифровой экономики в РФ – инициатива Всемирного Банка и его партнеров из органов власти, российских бизнес-структур, институтов гражданского общества и научно-образовательного сообществ... Из сотрудников Всемирного Банка, ведущих международных экспертов и представителей ключевых партнеров с российской стороны будет сформирована Рабочая группа по развитию цифровой экономики в России». Далее сообщалось, что рабочая группа подготовит рекомендации и принципы, которые должны стать основой аналитического доклада «Цифровая экономика: Перспективы для России», работа над которым должна быть завершена к июню 2017 г.

На международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге ПМЭФ-21, состоявшемся в начале июня 2017 г., был представлен, подготовленный в Минкомсвязи РФ, Проект «Цифровая экономика», который предполагает кардинальную трансформацию российского общества на период с 2017 до 2025 года. На форуме было принято решение поддержать проект и активно продвигать цифровую экономику в России.

 

Опасность роботизации.

Стремительный рост ИКТ, автоматизации и роботизации, наблюдаемый сегодня в мире может привести к тому, что уже в ближайшие 20-30 лет общество измениться до неузнаваемости. Он приведёт, с одной стороны, к колоссальному повышению эффективности производства, а с другой — к высвобождению труда и свободного времени человека и к масштабной безработице. Для организаторов нового мира не так уж принципиально, каким образом произойдет утилизация лишних людей. Социальная структура человечества в новом мире предельно упрощается и будет сведена в итоге только к двум классам: элите и обслуживающим ее работникам.

Главная опасность – роботизация. Чтобы вырастить, обучить и оплачивать человека, который будет выполнять аналогичную работу, нужны сотни тысяч долларов. А чтобы поставить робота вместо человека, нужно затратить лишь несколько десятков тысяч долларов. Налицо гигантская экономия средств. Ведущие западные эксперты пророчат человечеству революцию в робототехнике. Первым ее этапом станет замена человека электронными механизмами на полностью автоматизированном производстве. Роботы, дополненные искусственным интеллектом, заменят человека во множестве профессий, в госуправлении и в бытовой сфере (автомобили, управляемые автопилотами, «умный » дом — система домашних устройств, способных решать необходимые для человека задачи без его участия). Сегодня задания выполняются роботами по жесткому алгоритму, который содержит программа. Новые устройства станут более многозадачными и будут управляться программами, способными самообучаться (когда на основе конкретных действий и полученных результатов производится корректировка действий). Такие роботы начинают появляться. Будущее за самообучающимися роботами, которые начнут самостоятельно размножаться и вытеснят человека. Правда, сами разработчики не могут сказать, как поведут себя такие роботы. Роботы могут начать управлять людьми. Это может привести к непредсказуемым политическим последствиям. Сегодня человечество реально стоит на пороге появление среди людей «киборгов» – полулюдей-полуроботов (соединение тела живого человека с электронными компонентами). Это приведёт к непредсказуемым антропологическим последствиям (произойдет исчезновение вида homo sapiens). На Западе широкое распространение уже получила технология «бодинет. Только в США в 2013 году было продано более 12 миллионов таких инплантов. Большинство из них играют функции медицинских стимуляторов, устройств дистанционного контроля здоровья людей и т.д., что придаёт сегодня их внедрению позитивный, гуманитарный характер, но что будет завтра?

Компании, продвигающие роботов во все сферы жизни общества, пытаются доказать, что роботизация – путь в «золотое будущее» человечества. Однако в следующие 20 лет роботы могут сократить число рабочих мест в мире на 35-50%. Сегодня роботизация идёт полным ходом в США, Японии, Китае и в других странах. В Японии исчезают фермы, а вместо них создаются робофермы, где всё делают роботы. Япония подготовила новый цифровой проект «Общество 5.0» – общество и парламент переводятся на цифровую основу, искусственный интеллект будет готовить законодательные акты. В Верховном суде США наравне с судьями принимает решения искусственный интеллект (нейронные сети) – совпадение на 80-90%. В Дубае полицейских меняют на роботов. По уровню роботизации Россия пока отстаёт от передовых стран и от Китая. Роботы, применяемые в РФ, – в основном импортные, и могут быть в любой момент заблокированы.

Цифросфера, дополняя и совершенствуя техносферу, порождает ещё большее социальное неравенство (которое сегодня и без того приняло на планете катастрофические размеры) между теми, кто полностью вошёл в цифровую «новую реальность» и теми, кто не вошёл в неё. Это коснётся целых стран, регионов, народов, групп и элит. Те, кто будут владеть новейшими цифровыми технологиям, получат большие преимущества перед остальным населением планеты, не только в управлении (в обладании реальной властью), но и в увеличении продолжительности жизни, так как им будет обеспечен доступ к нано- и биотехнологиям (напрямую связанным с цифровыми). Огромную территорию России могут экономически разделить, когда в эру энергосберегающих технологий сырье потеряет свое значение. У геополитических «партнёров» появятся «безлюдные» гибкие производства. Роботизация и происходящая параллельно революция в нано и биотехнологиях, возникновение расы долгоживущих правителей – всё это может привести к созданию нового кастового общества во главе с вечной или долгоживущей расой, и на Земле может быть установлен социал-дарвинистский, кастовый строй. В такой ситуации 80% процентов населения планеты окажутся «лишними». При таком уровне неравенства миграционные процессы могут принять неуправляемый характер и приобрести катастрофические размеры (а они уже и сейчас неуправляемые). Освободившиеся от работы трудящиеся, не имеющие возможности прокормить свои семьи, неизбежно начнут классовую борьбу. Может стремительно вырасти и преступность, как традиционная, так и киберпреступность, которая уже сейчас процветает в масштабах всей планеты. Кража средств с банковских карт, утечка персональных данных – на эти и многие другие «услуги» хакеров даже появился «прейскурант» цен.

Может возникнуть и масса конфликтов, микровойн а, возможно, и региональных войн. Наряду с традиционными войнами уже сейчас набирают обороты и новые формы «кибервойн» с применением киберсредств и кибероружия (дронов и других военных роботов, информационных бомб, хакерских атак, использование в военных и политических целях социальных сетей интернета и т.п.), кибертерроризм и кибершпионж. Чтобы вывести из строя какой-либо инфраструктурный объект (например, электростанцию или ядерный объект) кибероружие применяется через систему интернета, через интернет вещей или с помощью передачи агентуре флэшки. С помощью политических кибервойн могут устраняться элиты, лидеры и меняться политический строй государств. России уже вовлечена в различные кибервойны.

Чтобы избежать катастрофических последствий роботизации и цифровизации, необходимо успеть свернуть с курса социальной «эволюции», который сегодня навязывается всему миру, и вернуться на путь социальной справедливости и гуманизма. Не меняя существующую социально-экономическую модель, не только развитие, но и выживание человечества невозможно.

Если остановить прогресс нельзя, то им надо попытаться управлять. Роботизация в рыночной экономике, которая ориентирована исключительно на прибыль, приведёт к большим негативным последствиям. Современный социальный капитализм не способен нормально управлять этим процессом, так как для этого необходима плановая экономика. Целью роботизации является получение большей прибыли за счет экономии на зарплатах и увеличения производительности труда, но сама роботизация ведёт к сокращению рабочих мест и, как следствие, к уменьшению покупательской способности (даже при гарантированном доходе). Как будет решаться это противоречие?

Какие компенсаторные механизмы сегодня предлагаются? Резкое сокращение продолжительности рабочей недели при сохранении уровня оплаты труда. Во всем мире обсуждается, а кое-где уже вводится, понятие «базового дохода», когда каждый гражданин имеет право на получение определенного дохода вне зависимости от того работает он или нет. Предлагается ввести налог на роботов. Этот налог позволит обеспечивать тех, кого роботы могут оставить без работы. Однако, государство может выплачивать своим гражданам фиксированную ренту от получаемых доходов, только в том случае, если оно имеет высокоразвитую и не подверженную экономическим кризисам экономику (и прежде всего реальное производство). А эти условия обеспечить можно только в высокоразвитых странах. В России при существующей компрадорской либеральной модели на гарантированный доход рассчитывать не приходится.

 

Заключение

Большинство независимых экспертов едины во мнении, что «Россия, несмотря на введённые против неё санкции и разногласия с геополитическими партнёрами, тем не менее, вполне вписана в общемировые процессы, что подчёркивает их глобализационный и наднациональный характер» (В. Филимонов).

По мнению многих учёных и аналитиков в представленном цифровом проекте размывается и уничтожается государство. Его пытаются растащить на отдельные кусочки, оцифровать, коммерциализировать и отдать частным банкам (образование, здравоохранение, науку, военную сферу, оборону страны и т.д.). В случае реализации данного проекта, под предлогом мифического «экономического рывка» будут нарушены конституционные права граждан России, а управление многими стратегическими функциями и ресурсами государства перейдёт под внешний контроль.

«Страну втягивают в глобальные информационные сети. Эти информационные сети контролируются спецслужбами, подконтрольными транснациональным корпорациям, и конечная цель этого проекта направлена на установление власти мирового правительства. Гражданам РФ обещают «виртуальный коммунизм», а на самом деле, ориентиры совсем другие – это выстраивание «банковского концлагеря», в котором человек превратится в набор цифр и каждому человеку-винтику (биороботу) с рождения будет прописана его основная функция. Необходимо отделить истинные задачи по развитию государства, отвечающие современным требованиям в цифровой сфере, от десакрализации человеческих ценностей и трансгуманистических «теорий», проводимых под видом «цифровой экономики», отделить вопросы социально-экономического развития государства от создания «киборгов», «кентавров» и других продуктов синтеза компьютера, робота и человека» (В. Катасонов).

Авторы проекта «Цифровая экономика РФ» намерены построить новый курс России вокруг «цифровой нефти» – массивов данных, полученных с помощью механизмов, предусмотренных содержанием документа. Информация должна превратиться в «цифровые продукты», капитализация которых станет осуществляться с помощью «цифровых валют», и уже сейчас активно создаются новые рынки, в которых делят сферы влияния представители крупного бизнеса мобильной связи, IT-технологий, банковской сферы. Данные будут накапливаться и превращаться в новые «богатства» для всё той же группы выгодополучателей.

Создание Единой базы персональных данных и дальнейшей их обработки в потенциале несёт небывалые угрозы как государству (политическому строю, национальному суверенитету), так и населению страны. Граждан России убаюкивают сладкими песнями о том, что это делается якобы для их же выгоды, благополучия, комфорта и безопасности. Выгоды от использования IT-технологий конечно есть, однако искусственное создание и безальтернативное внедрение «цифровой экономики» с использованием «биг-дайта» (во всеохватывающем виде) открывает реальные перспективы для построения изощрённой диктатуры и возможной потенциальной утечки полученной информации к другим государствам и транснациональным корпорациям. «Цифровая экономика», предлагаемая в проекте, будет создавать колоссальные массивы информации обо всём населении и его действиях, а также всех сферах жизни страны (те самые big data – большие данные). Кто будет контролировать эти данные, тот будет иметь влияние на всё население и на государство.

Любые технологии можно использовать в разных целях. По мнению эксперта А. Алексеева («Сегодня.ру») и большинства независимых экспертов, внедрение цифровых технологий не означает и не требует с неизбежной необходимостью «оцифровки» населения и всех его действий (IT-технологии могут быть реализованы и без этого – в медицине, на производстве, в науке, военной сфере, сельском хозяйстве и т. д.). В этом нет никакой практической необходимости. Сбор обезличеннойинформации конечно нужен и то, только в какой-либо одной области жизни (например, для анализа информации о транспортном движении, о потреблении отдельных видов товаров и услуг, для статистического анализа и т.д.). «Между IT-технологиями и тотальной обработкой информации о гражданах и их действиях нельзя ставить знак равенства, как это делается, – это подмена и обман».

СМИ и апологеты проекта заявляют, что предлагаемая «цифровая реальность» является чем-то неизбежным и неподвластным людям. За такими заявлениями кроется желание определённой части «элиты» построить свою собственную версию и модель будущего (с тотальной информационной прозрачностью населения перед властью) и представить её как естественное и неумолимое развитие событий. Под видом предлагаемой в проекте «цифровой экономики», не имеющей к экономике никакого отношения, крупный отечественный капитал (сросшийся с международным) пытается навязать стране рабовладельческий строй, в котором «электронное население» станет рабами, а за ширмой «электронного правительства» будут скрываться настоящие рабовладельцы. Спешка с внедрением проекта в стране объясняется стремлением «хозяев жизни» как можно быстрее освободить территорию России от коренного населения (ведь с «электронным населением» можно делать что угодно), а оставшееся население загнать в 15 крупных агломераций (как это намечено в скрываемых от общества планах правительства РФ).

Последствия применения новых технологий зависят от общего социального и политического контекста. При сохранении существующей неолиберальной модели экономики и государства, психологии современной элиты, многие граждане России просто станут «лишними». Только в случае перехода к социально справедливому строю, планированию и жёсткому пресечению любых попыток со стороны верхушки общества установить свою монополию на распоряжение цифровыми технологиями, позволит управлять их внедрением в интересах всего общества. Необходим протекционизм в государственной политике, сворачивание с пути глобализма, жёсткое планирование, организация новых рабочих мест и занятости населения. Для этого потребуется выделять колоссальные ресурсы на переучивание людей, на тотальное образование населения и создание совершенно новых сфер деятельности.

Применение и освоение цифровых компьютерных технологий должно быть дозировано и носить вспомогательный характер. Тотальное применение их во всех сферах жизнедеятельности приведёт к чрезмерной эксплуатации левостороннего восприятия, в ущерб правостороннему. Такие технологии базируются на левостороннем типе восприятия, и, следовательно, имеют свои принципиальные ограничения. Нарушение этих ограничений приводит к подавлению способности правостороннего восприятия, к возникновению разрушительных эмоциональных зависимостей, особенно у детей, вызывая у них нарушение гармоничного развития. Учёными уже доказано и негативное частотное воздействие электронной техники на физическое и психическое здоровье людей (особенно опасно оно для детей). Например, зарубежные учёные отмечает, что дети привязываются к домашнему роботу больше, чем к обычным игрушкам и считают, что многочасовое общение детей с роботом может иметь неблагоприятные психологические последствия (то же самое относится и к компъютерным играм).

Несомненно, цифровые технологии позволят избавиться от всей «черновой», технической работы, рутинных процессов и операций, дадут возможность более оперативно пронимать ключевые решения (которые всегда будут приниматься человеком), позволят управлять экономикой, производственными процессами и осуществлять постоянный контроль их в режиме «он-лайн», принимать широкий спектр решений удаленно, и т.д. Но никогдаискусственный интеллект не сможет заменить человека – это в принципе невозможно.

Необходимо определить направления (и среди них приоритетные) и сферы, где цифровизация действительно необходима, социально эффективна (даже если и не прибыльна). Применение ИКТ, автоматизации и роботизации, безусловно, необходимо, прежде всего, там, где присутствие человека в принципе невозможно (в силу его физиологических особенностей), в опасном или вредном для здоровья людей производстве, в различных сферах – в исследовании космоса, восстановлении природной зкосистемы, в военной сфере, в производственных процессах, в медицине и т.д.

Например, в России нет раздельного сбора мусора (в отличие от Запада, где это осуществляется давно) и имеется огромное количество мусорных свалок. Д.э.н. С. Губанов предлагает организовать автоматизированную сортировку мусора в индустриальных масштабах – линии роботизированной сортировки (понятно, что мусорная мафия в РФ не заинтересована в этом). Вот здесь и потребуются высокие технологии: роботизация, распознавание образов, искусственный интеллект. Кроме того, сегодня в развитых странах внедряются технологии, как автоматизированной сборки, так и автоматизированной разборки того, что собирается. Уже создана и запущена автоматизированная линия разборки старых «айфонов» – роботизированное устройство, работающее в режиме «он-лайн». Таким образом, в производстве создаётся замкнутый ресурсооборот. Экономится масса ценнейших материалов и сохраняется природа.

Обеспечение цифровой безопасности и достижение технологической независимости России невозможно без создания собственной технологической базы и национального ИКТ-сектора: отечественных высокопроизводительных компьютерных систем, отечественной элементной базы, своего программного обеспечения и своих оригинальных цифровых технологий.

Конечно, Россия стоит перед серьёзными вызовами, и отставание в области цифровизации угрожает её выживанию и движению вперёд. Нельзя отставать, но и идти нужно своим суверенным путём, опираясь на ценностную базу русской цивилизации, для которой важнее всего справедливость, выработанные веками нравственные ориентиры, целеполагание, а не безудержное стремление к прибыли и выгоде. Цифровизация не должна быть людоедской и внедряться ради «удобства» и паразитизма. Нельзя слепо и раболепно исполнять навязываемые Западом программы тотальной цифровизации – это может привести к потере суверенитета России и исчезновению её коренных народов.

Некритическое восприятие будущего свойственно молодежи. Для страны отсутствие критической рефлексии может обернуться катастрофой и гибелью, и последующие поколения могут оказаться один на один с проблемами, которые они не смогут решить.

 

Предложения

 

1. Объявить мораторий на реализацию проекта «Цифровая экономика.

2. Объявить мораторий на создание единой базы персональных данных граждан Российской Федерации и «электронного правительства» РФ, а в дальнейшем законодательно закрепить запрет на их создание.

3. Создать общественную комиссию для изучения и оценки проекта, в которую должны войти лучшие независимые эксперты, учёные и общественные деятели. Провести широкое общественное обсуждение проекта.

4. Проанализировать и оценить специальными службами и ведомствами риски и опасности, которые несёт с собой проект «Цифровая экономика» государственному суверенитету и национальной безопасности.

5. Определить и после всенародного обсуждения и референдума закрепить на законодательном уровне цели развития страны (любая государственная программа – производная от установленных целей, а не наоборот).

6. Определить чёткую и понятную для всех граждан политику государства в сфере реальной экономики и её цифровизации.

7. Определить приоритеты и направления применения цифровых технологий, а также сферы жизнедеятельности, где они действительно необходимы или могут принести пользу, не причиняя вреда гражданам и стране.

8. Осуществить импортозамещение в ИКТ-секторе, производстве компьютерной техники и программного обеспечения (для обеспечения технологического и цифрового суверенитета РФ и информационной безопасности). Создать программу поэтапного импортозамещения.

9. Создать законодательную базу и обеспечить условия, позволяющую внедрять новейшие цифровые технологии в интересах всех граждан страны (а не отдельных заинтересованных групп и лиц).

10. Сохранить все существующие традиционные не цифровые альтернативы: книги, наличные деньги, все бумажные документы, удостоверения личности, почтовые отправления, и пр.

11. Создать такие условия, при которых данные, при наличии технической возможности, передавались бы человеком сознательно и только на добровольной основе (а не в виде принудительной формальной галочки, означающей «согласие на обработку персональных данных»). При этом:

– все собираемые данные о гражданине должны быть надежно защищены, а виновные за их утечку должны нести уголовное наказание;

– использование результатов анализа данных о гражданине должно быть ограничено – не допустимо использование результатов этого анализа в отношениях между государством и гражданином в качестве основания для репрессивных (и любых других) действий против конкретного лица.

12. Запретить перевод школьного образования в электронную форму (только в традиционной форме). В младших классах ознакомление с компьютером должно быть строго дозировано (не более 20 минут) и использоваться только на уроках информации. В средних и старших классах допустима в ограниченном объёме работа






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.