Глобальные научные революции: от классической к постнеклассической науке — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Глобальные научные революции: от классической к постнеклассической науке



В развитии науки можно выделить такие периоды, когда преобразовывались все компоненты ее оснований. Смена научных картин мира сопровождалась коренным изменением нормативных структур исследования, а также философских оснований науки. Эти периоды правомерно рассматривать как глобальные революции, которые могут приводить к изменению типа научной рациональности.

В истории естествознания можно обнаружить четыре таких революции. Первой из них была революция XVII в., ознаменовавшая собой становление классического естествознания. Его возникновение было неразрывно связано с формированием особой системы идеалов и норм исследования, в которых, с одной стороны, выражались установки классической науки, а с другой - осуществлялась их конкретизация с учетом доминанты механики в системе научного знания данной эпохи.Через все классическое естествознание начиная с XVII в. проходит идея, согласно которой объективность и предметность научного знания достигается только тогда, когда из описания и объяснения исключается все, что относится к субъекту и процедурам его познавательной деятельности. Эти процедуры принимались как раз навсегда данные и неизменные. Идеалом было построение абсолютно истинной картины природы. Главное внимание уделялось поиску очевидных, наглядных, вытекающих из опыта онтологических принципов, на базе которых можно строить теории, объясняющие и предсказывающие опытные факты.

В XVII- XVIII столетии эти идеалы и нормативы исследования сплавлялись с целым рядом конкретизирующих положений, которые выражали установки механического понимания природы. Объяснение истолковывалось как поиск механических причин и субстанций - носителей сил, которые детерминируют наблюдаемые явления. В понимание обоснования включалась идея редукции знания о природе к фундаментальным принципам и представлениям механики.

Радикальные перемены в этой целостной и относительно устойчивой системе оснований естествознания произошли в конце XVIII - первой половине XIX в. Их можно расценить как вторую глобальную научную революцию, определившую переход к новому состоянию естествознания - дисциплинарно организованной науке.

В это время механическая картина мира утрачивает статус общенаучной. В биологии, химии и других областях знания формируются специфические картины реальности, нередуцируемые к механической. Одновременно происходит дифференциация дисциплинарных идеалов и норм исследования. Например, в биологии и геологии возникают идеалы эволюционного объяснения, в то время как физика продолжает строить свои знания, абстрагируясь от идеи развития. Но и в ней, с разработкой теории поля, начинают постепенно размываться ранее доминировавшие нормы механического объяснения. Все эти изменения затрагивали главным образом третий слой организации идеалов и норм исследования, выражающий специфику изучаемых объектов. Что же касается общих познавательных установок классической науки, то они еще сохраняются в данный исторический период.



Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием стиля и становлением нового, неклассического естествознания. Она охватывает период с конца XIX до середины XX столетия. В эту эпоху происходит своеобразная цепная реакция революционных перемен в различных областях знания: в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории), в космологии (концепция нестационарной Вселенной), в химии (квантовая химия), в биологии (становление генетики). Возникает кибернетика и теория систем, сыгравшие важнейшую роль в развитии современной научной картины мира.

В процессе всех этих революционных преобразований формировались идеалы и нормы новой, неклассической науки. Они характеризовались отказом от прямолинейного онтологизма и пониманием относительной истинности теорий и картины природы, выработанной на том или ином этапе развития естествознания. В противовес идеалу единственно истинной теории, фотографирующей исследуемые объекты, допускается истинность нескольких отличающихся друг от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из них может содержаться момент объективно-истинного знания. Осмысливаются корреляции между онтологическими постулатами науки и характеристиками метода, посредством которого осваивается объект. В связи с этим принимаются такие типы объяснения и описания, которые в явном виде содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности. Наиболее ярким образцом такого подхода выступали идеалы и нормы объяснения, описания и доказательности знаний, утвердившиеся в квантово-релятивистской физике.



Идея исторической изменчивости научного знания, относительной истинности вырабатываемых в науке онтологических принципов соединялась с новыми представлениями об активности субъекта познания. Он рассматривался уже не как дистанцированный от изучаемого мира, а как находящийся внутри него, детерминированный им. Возникает понимание того обстоятельства, что ответы природы на наши вопросы определяются не только устройством самой природы, но и способом нашей постановки вопросов, который зависит от исторического развития средств и методов познавательной деятельности. На этой основе вырастало новое понимание категорий истины, объективности, факта, теории, объяснения и т.п.

Все описанные перестройки оснований науки, характеризовавшие глобальные революции в естествознании, были вызваны не только его экспансией в новые предметные области и обнаружением новых типов объектов, но и изменениями места и функций науки в общественной жизни.

Основания естествознания в эпоху его становления (первая революция) складывались в контексте рационалистического мировоззрения ранних буржуазных революций, формирования нового (по сравнению с идеологией средневековья) понимания отношений человека к природе, новых представлений о предназначении познания, истинности знаний и т.п.

Становление оснований дисциплинарного естествознания конца XVIII - первой половины XIX в. происходило на фоне резко усиливающейся производительной роли науки, превращения научных знаний в особый продукт, имеющий товарную цену и приносящий прибыль при его производственном потреблении. В этот период начинает формироваться система прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными знаниями и производством. Различные сферы научной деятельности специализируются и складываются соответствующие этой специализации научные сообщества.

Переход от классического к неклассическому естествознанию был подготовлен изменением структур духовного производства в европейской культуре второй половины XIX - начала XX в., кризисом мировоззренческих установок классического рационализма, формированием в различных сферах духовной культуры нового понимания рациональности, когда сознание, постигающее действительность, постоянно наталкивается на ситуации своей погруженности в саму эту действительность, ощущая свою зависимость от социальных обстоятельств, которые во многом определяют установки познания, его ценностные и целевые ориентации.

В современную эпоху, в последнюю треть нашего столетия мы являемся свидетелями новых радикальных изменений в основаниях науки. Эти изменения можно охарактеризовать как четвертую глобальную научную революцию, в ходе которой рождается новая постнеклассическая наука.

Интенсивное применение научных знаний практически во всех сферах социальной жизни, изменение самого характера научной деятельности, связанное с революцией в средствах хранения и получения знаний (компьютеризация науки, появление сложных и дорогостоящих приборных комплексов, которые обслуживают исследовательские коллективы и функционируют аналогично средствам промышленного производства ) меняет характер научной деятельности. Наряду с дисциплинарными исследованиями на передний план все более выдвигаются междисциплинарные и проблемно-ориентированные формы исследовательской деятельности. Специфику современной науки конца XX века определяют комплексные исследовательские программы, в которых принимают участие специалисты различных областей знания. Организация таких исследований во многом зависит от определения приоритетных направлений, их финансирования, подготовки кадров и др. В самом же процессе определения научно-исследовательских приоритетов наряду с собственно познавательными целями все большую роль начинают играть цели экономического и социально-политического характера.

Исторически развивающиеся системы представляют собой более сложный тип объекта даже по сравнению с саморегулирующимися системами. Последние выступают особым состоянием динамики исторического объекта, своеобразным срезом, устойчивой стадией его эволюции. Сама же историческая эволюция характеризуется переходом от одной относительно устойчивой системы к другой системе с новой уровневой организацией элементов и саморегуляцией. Исторически развивающаяся система формирует с течением времени все новые уровни своей организации, причем возникновение каждого нового уровня оказывает воздействие на ранее сформировавшиеся, меняя связи и композицию их элементов. Формирование каждого такого уровня сопровождается прохождением системы через состояния неустойчивости (точки бифуркации), и в эти моменты небольшие случайные воздействия могут привести к появлению новых структур. Деятельность с такими системами требует принципиально новых стратегий. Их преобразование уже не может осуществляться только за счет увеличения энергетического и силового воздействия на систему. Простое силовое давление часто приводит к тому, что система просто-напросто сбивается к прежним структурам, потенциально заложенным в определенных уровнях ее организации, но при этом может не возникнуть принципиально новых структур. Чтобы вызвать их к жизни, необходим особый способ действия: в точках бифуркации иногда достаточно небольшого энергетического воздействия-укола в нужном пространственно-временном локусе, чтобы система перестроилась и возник новый уровень организации с новыми структурами. Саморазвивающиеся системы характеризуются синергетическими эффектами, принципиальной необратимостью процессов. Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний. Включаясь во взаимодействие, человек уже имеет дело не с жесткими предметами и свойствами, а со своеобразными созвездиями возможностей. Перед ним в процессе деятельности каждый раз возникает проблема выбора некоторой линии развития из множества возможных путей эволюции системы. Причем сам этот выбор необратим и чаще всего не может быть однозначно просчитан.

Среди исторически развивающихся систем современной науки особое место занимают природные комплексы, в которые включен в качестве компонента сам человек. Примерами таких человекоразмерных комплексов могут служить медико-биологические объекты, объекты экологии, включая биосферу в целом (глобальная экология), объекты биотехнологии (в первую очередь генетической инженерии), системы человек - машина (включая сложные информационные комплексы и системы искусственного интеллекта).

 

 

 

Научная революция — это новый этап развития науки, который включает в себя радикальное и глобальное изменение процесса и содержания системы научного познания, обусловленное переходом к новым теоретическим и методологическим основаниям, к новым фундаментальным понятиям и методам, к новой научной картине мира.

 

 

Научные революции и их роль в динамике научного знания. Концепция научных революций Т. Куна ⇐ Предыдущая891011121314151617Следующая ⇒   (Учебник Микешиной) Научная революция – период интенсивного роста знаний, коренной перестройки философских и методологических оснований наук, формирования новых стратегий познавательной деятельности. Это качественное изменение в системе знания и мышления, требующее изменения стратегии научного поиска, и коренная перестройка системы познавательной деятельности, качественный скачок в способах производства знания. Это изменение научной картины мира (пример – переход от механической к электродинамической картине в физике). По Степину, есть два пути революции: за счет внутридисциплинарного развития и за счет междисциплинарных связей. В естественных науках, по Степину: а) 17-1 пол. 18 в. – становление классического естествознания; б) кон. 18- 1 пол. 19 в. – переход естествознания в дисциплинарно организованную науку; в) кон. 19 – сер. 20 в. – становление неклассического естествознания; г) кон. 20-нач. 21 в. – постнеклассическая наука. В гуманитарных и общественных науках эта проблема еще сложнее. В политэкономии революция – учение Маркса, + ответ ему Вебера. Можно считать революционным и преобразование лингвистики (структурная лингвистика). (Семинар Шестаковой+ Пухова Л. Реферат) Томас Кун - американский философ и историк науки, совершил решительный поворот в подходе к изучению науки. Главная работа - «Структура научных революций» (1962). Основное понятие – «парадигма»: совокупность фундаментальных знаний, теорий и концепций, общепринятых методов, образцов решения задач и приемов исследования, закрепляемых в процессе обучения и специального образования. Примеры – физика Аристотеля, затем Ньютона, затем Эйнштейна. Носитель парадигмы – тот, кто ее разделяет и применяет, т.е. члены научного сообщества. Все, что ей не соответствует, считается ненаучным. Парадигма предопределяет проблематику, методологию, категориальный аппарат → и конечный результат, эволюционирует за счет детализации проблем. Парадигма обладает двумя свойствами: 1) она принята научным сообществом как основа для дальнейшей работы; 2) она содержит переменные вопросы, т.е. открывает простор для исследователей. Парадигма, по Куну, или «дисциплинарная матрица», как он ее предложил называть в дальнейшем, включает в свой состав четыре типа наиболее важных компонентов: 1) «символические обобщения» – те выражения, которые используются членами научной группы без сомнений и разногласий, которые могут быть облечены в логическую форму (типа второго закона Ньютона, закона Ома, закона Джоуля-Ленца и т.д.); 2) концептуальный модели, примерами которых могут служить общие утверждения такого типа: «Теплота представляет собой кинетическую энергию частей, составляющих тело» или «Все воспринимаемые нами явления существуют благодаря взаимодействию в пустоте качественно однородных атомов»; 3) ценностные установки, принятые в научном сообществе и проявляющие себя при выборе направлений исследований, при оценке полученных результатов и состояния науки в целом; 4) образцы решений конкретных задач и проблем, с которыми неизбежно сталкивается уже студент в процессе обучения. Этому элементу Кун придает особое значение. Никто до Куна не рассматривал историю науки как процесс изменения и развития теоретических представлений, борьбы научных сообществ и школ. Стадии развития науки: а) допарадигмальная; б) формирование парадигмы; в) «нормальная наука» (эволюционное развитие на этой стадии); г) кризис и научная революция (когда накапливаются проблемы, которые невозможно решить в рамках старой парадигмы) → в целом развитие науки скорее дискретное, чем эволюционное. Старая и новая парадигмы несоизмеримы, но новая должна объяснять и все старое. Научная революция – процесс смены парадигмы, проявления: переход на новый категориальный аппарат, смена методологии. Но непонятно, каким образом утверждается новая парадигма, ведь доверия к ней меньше, чем к старой, она еще не успела показать себя. Кун и Лакатос: парадигма Куна – примерно то же самое, что твердое ядро у Лакатоса; у Куна может быть несколько конкурирующих теорий внутри парадигмы (похоже на научно-исследовательские программы Лакатоса). В период «нормальной науки» ученые имеют дело с накоплением фактов, которые Кун делит на три типа: 1) клан фактов, которые особенно показательны для вскрытия сути вещей. Исследования в этом случае состоят в уточнении фактов и распознании их в более широком кругу ситуаций; 2) факты, которые хотя и не представляют большого интереса сами по себе, но могут непосредственно сопоставляться с предсказаниями парадигмальной теории; 3) эмпирическая работа, которая предпринимается для разработки парадигмальной теории. Яндекс.Директ
МИТРО. Факультет журналистикиМастерские 2017/2018: М.Ситтель, Э.Мацкявичюс, Н.Сванидзе, А.Чернобровина.mitro-tv.ruАдрес и телефон
Нужно вложить деньги под процент?Доход до 12%! Все инвестиции застрахованы. Начните зарабатывать уже сейчас!amleinc.comАдрес и телефонСодействие в подборе финансовых услуг/организаций

Однако научная деятельность в целом этим не исчерпывается. Развитие «нормальной науки» в рамках принятой парадигмы длится до тех пор, пока существующая парадигма не утрачивает способности решать научные проблемы. На одном из этапов развития “нормальной науки” непременно возникает несоответствие наблюдений и предсказаний парадигмы, возникают аномалии. Когда таких аномалий накапливается достаточно много, прекращается нормальное течение науки и наступает состояние кризиса, которое разрешается научной революцией, приводящей к ломке старой и созданию новой научной теории – парадигмы.

Кун считает, что выбор теории на роль новой парадигмы не является логической проблемой: «Ни с помощью логики, ни с помощью теории вероятности невозможно переубедить тех, кто отказывается войти в круг. Логические посылки и ценности, общие для двух лагерей при спорах о парадигмах, недостаточно широки для этого. Как в политических революциях, так и в выборе парадигмы нет инстанции более высокой, чем согласие соответствующего сообщества». На роль парадигмы научное сообщество выбирает ту теорию, которая, как представляется, обеспечивает «нормальное» функционирование науки. Смена основополагающих теорий выглядит для ученого как вступление в новый мир, в котором находятся совсем иные объекты, понятийные системы, обнаруживаются иные проблемы и задачи: «Парадигмы вообще не могут быть исправлены в рамках нормальной науки. Вместо этого... нормальная наука в конце концов приводит только к осознанию аномалий и к кризисам. А последние разрешаются не в результате размышления и интерпретации, а благодаря в какой–то степени неожиданному и неструктурному событию… После этого события ученые часто говорят о «пелене, спавшей с глаз», или об «озарении», которое освещает ранее запутанную головоломку, тем самым приспосабливая ее компоненты к тому, чтобы увидеть их в новом ракурсе, впервые позволяющем достигнуть ее решения». Таким образом, научная революция как смена парадигм не подлежит рационально–логическому объяснению, потому что суть дела в профессиональном самочувствии научного сообщества: либо сообщество обладает средствами решения головоломки, либо нет – тогда сообщество их создает.

Мнение о том, что новая парадигма включает старую как частный случай, Кун считает ошибочным. Кун выдвигает тезис о несоизмеримости парадигм. При изменении парадигмы меняется весь мир ученого, так как не существует объективного языка научного наблюдения. Восприятие ученого всегда будет подвержено влиянию парадигмы.

45. Становление научной теории. Проблема, гипотеза, теория.

(Учебник Микешиной) Начало исследовательского поиска – выявление проблемной ситуации и постановка проблемы. Проблемная ситуация – объективное состояние рассогласования и противоречивости научного знания, возникающее в результате его неполноты или ограниченности. Типы проблемных ситуаций: а) расхождение теорий с некоторыми экспериментальными данными; б) конфронтация теорий внутри одной предметной области; в) столкновение парадигм, исследовательских программ, стилей научного мышления. Проблемная ситуация фиксируется в системе высказываний, и таким образом формулируется проблема – вопрос, ответ на который отсутствует в накопленном человеческом знании. Есть мнимые проблемы: относительно мнимые (например, проблемы классической физики, потерявшие смысл с открытием теории относительности) и абсолютно мнимые (противоречат закономерностям физического мира, например, вечный двигатель); они неизбежны при развитии науки и обогащают ее даже отрицательным результатом. Псевдопроблемы – «онтологические» (приписывание существования несуществующему, например, эфир), логико-гносеологические (связаны с объективными трудностями познания, например, геоцентризм), логико-грамматические и семантические (связаны с языком).

(Учебник Лебедева) Научная проблема– существенный вопрос относительно конкретного предмета научного исследования, его структуры, способов познания, практического использования и преобразования. В качестве необходимого исходного пункта впервые предложена и обоснована К. Поппером, трактовавшим научное познание как процесс выдвижения и отбора предполагаемых решений (гипотетических ответов) поставленной проблемы; противостоит классическому представлению о том, что исходный пункт – это «объект науки». Научная теория – логически организованное множество высказываний о некотором классе идеальных объектов, их свойствах и отношениях.

(Учебник Микешиной) Гипотеза – первичная форма теоретического знания, которая, получив высокую степень подтверждения или оправдания, приобретает статус теории. В реальной практике научных исследований теория остается открытой, ее понятия и принципы могут быть использованы для объяснения новых ситуаций, что потребует дальнейшего уточнения и нового подтверждения. Оправдание теории относительно. Методы построения и оправдания теоретического знания: а) гипотетико-дедуктивный (выведение теории из определенных аксиом, допущений, и последующая проверка ее на практике); б) конструктивно-генетический (исследование абстрактных объектов в знаковой форме, теоретические схемы); в) исторический (воспроизведение процесса развития) и логический (подведение итогов этапа развития); г) методы оправдания: проверка или верификация, фальсификация; логическое и математическое доказательство.

 

 

 

Редукционизм — это методологическая установка, ориентированная на решение проблемы единства научного знания (см. Наука) на основе выработки общего для всех научных дисциплин унифицированного языка. Сущность редукции как научного метода состоит в том, что для решения какой-либо задачи исследователь сводит её структуру к более простому варианту, доступному для анализа или решения. Редукционизм абсолютизирует принцип редукции — сведéния сложного к более простому и высшего к низшему (см. Редукция). Процесс редукции как методологический приём преобразования данных, связанных с решением той или иной научной задачи с целью её упрощения и представления средствами некоторого более точного языка, является неотъемлемой частью системы методов научного познания (см. Методы научного познания) наряду с идеализацией, абстракцией, моделированием и другими.

Согласно идее редукционизма, сложные явления могут быть полностью объяснены с помощью законов, свойственных явлениям более простым. В механистических вариантах философии и науки прошлого подобная установка играла важную роль, поскольку представители классического естествознания исходили из убеждения, что понять сущность изучаемых объектов можно только с помощью выделения всех его составляющих частей и установления точного характера их связи. Подобный подход обусловил многократные попытки представить сложное явление как сумму более простых. Механицизм в европейской философии XVIII и XIX века определялся, главным образом, стремлением теоретиков описать и объяснить все фиксируемые ими характеристики действительности с помощью их подведения под законы механики, поскольку именно ньютоновская физика воспринималась в то время в качестве эталона научного мышления. В последующие периоды механистический подход в познании проявился в том, что некоторые теоретики старались объяснить сущность исторических процессов как проявление определённого набора биологических закономерностей, что также базировалось на идее сведéния сложного к простому.

В XX веке программа редукционизма получила развитие в рамках такого направления, как философия науки, представители которого надеялись создать некий универсальный язык науки, позволяющий выразить в нём содержание любых видов знания. В качестве программной установки редукционизм утвердился в русле логического позитивизма (познее логического эмпиризма) как движения за создание новой философии науки, использующей точные логико-математические средства и ориентирующейся на методы эмпирического естествознания, в первую очередь физики.

В рамках программы редукционизма усилиями ряда философов и логиков, связанных с логическим позитивизмом (М. Шлик, Р. Карнап, Ф. Франк, Г. Райхенбах, Г. Фейгл, О. Нейрат, Э. Нагель и другие), были получены ценные результаты, однако полное решение выдвинутой ими задачи получено так и не было. Некоторые исследователи, стоявшие у истоков Венского кружка (М. Шлик, Р. Карнап и другие), исходили из представлений о гносеологической первичности эмпирических данных, получаемых исследователями, вступающими в прямой контакт с процессами и явлениями действительности, а потому рассчитывали построить язык науки на базе так называемых «протокольных высказываниях», выражающих результаты непосредственной фиксации учёным конкретной познавательной ситуации. Видя в логико-математических языковых средствах некий эталон точности и ясности, сторонники редукционистской программы надеялись преодолеть информационную неопределённость содержательных форм естественного языка и обеспечить тем самым однозначность трактовки терминов и выражений, с помощью которых учёные оформляют производимое ими знание о мире и транслируют его другим членам профессионального сообщества.

В современной методологии науки (см. Методология науки) редукционизм уже не рассматривается в качестве главной установки, полностью определяющей характер и направленность исследовательского поиска. Однако это не означает, что данный подход потерял всякое значение. Как один из познавательных приёмов, он вполне эффективно используется, например, в процессах моделирования. В самом деле, никакая модель не исчерпывает всего содержания своего прообраза, будучи некоторой упрощённой формой того, как изучаемый объект представлен в структуре научного знания. Не менее успешной оказывается редукция и при построении всевозможных систем классификации (см. Классификация), при конструирования различных идеализированных объектов, которыми оперирует теоретическое сознание, и в некоторых других познавательных актах. В частности, математики достаточно успешно применяют метод сведéния решаемой задачи к каким-то другим, уже решённым, что также представляет собой специфическую форму редукционизма. Практика научного познания свидетельствует о том, что его развитие, выражающееся и в появлении каких-то качественно новых методологических установок, не ведёт к обязательному отбрасыванию норм и идеалов исследования, господствовавших на предыдущих этапах. Скорее, следует говорить о том, что новая фаза познания способствует более точному определению границ, в рамках которых использование того или иного познавательного приёма окажется успешным. Хотя редукционистский подход к решению проблемы единства научного знания сам по себе не достиг цели, он тем не менее стимулировал интерес к созданию новых знаковых средств в науке, конструированию искусственных формализованных языков, а тем самым — к созданию необходимых предпосылок для развития кибернетики, когнитологии, неклассических логик (см. Логики неклассические) и других направлений исследований. Наряду с этим, в современной методологии науки в качестве установки, альтернативной редукционизму, выступает холизм, получивший конкретно-научное выражение в такой программе, как «общая теория систем» (Л. Берталанфи, А. Рапопорт и другие). Ряд методологических установок системного движения стал составной частью синергетики (см. Синергетика).

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ − способ организации исследовательской деятельности, предусматривающий взаимодействие в изучении одного и того же объекта представителей различных дисциплин. Внимание к междисциплинарным исследованиям и даже выделение их в специальный тип исследовательской деятельности относится ко 2-й пол. 20 в., хотя обсуждение различных аспектов междисциплинарного взаимодействия традиционно привлекало историков и философов науки. При этом рассматривались прежде всего два типа междисциплинарного взаимодействия: 1) взаимодействие между системами дисциплинарного знания в процессе функционирования наук, их интеграции и дифференциации; 2) взаимодействие исследователей в совместном изучении различных аспектов одного и того же объекта. В дальнейшем проблематика, связанная с первым типом междисциплинарности, практически полностью стала изучаться в рамках исследований по классификации науки и ее развития.

В настоящее время междисциплинарные исследования рассматриваются прежде всего как проблема исследовательской практики и перевода ее результатов в систему знания. При этом главная задача состоит в том, чтобы преодолеть в процессе исследований отмеченное в свое время И.Кантом противоречие между строением реальности, закономерности организации которой нам не всегда известны, и наукой, знания которой организованы по научным дисциплинам с характерными для каждой из них базовыми допущениями, гипотезами и расширительными интерпретациями сведений о реальности и ее организации. Эта задача, хотя и не всегда в явной форме, стоит перед участниками междисциплинарных исследований любого масштаба.

Успешное осуществление междисциплинарных исследований предполагает одновременное решение трех видов проблем: методологической (формирование предмета исследований, в котором объект был бы отражен т.о., чтобы его можно было изучать средствами всех участвующих дисциплин, а полученные в ходе исследований результаты могли уточнять и совершенствовать исходное изображение); организационной (создание сети коммуникаций и взаимодействия исследователей с тем, чтобы они могли профессионально участвовать в получении и обсуждении, а также привлекать к нему своих коллег из соответствующих дисциплин); информационной (обеспечение передачи прикладных результатов междисциплинарного исследования в практику принятия решений и их технологического воплощения и одновременно передачу собственно научных результатов, полученных участниками, для экспертизы в системы дисциплинарного знания).

Практика реализации крупных междисциплинарных проектов, где вся эта проблематика вынужденно формулируется в явной форме, позволила накопить уже довольно большой опыт. Ключевую роль играет методологическое обеспечение междисциплинарных исследований, которое предполагает создание предметной конструкции, функционально аналогичной предметной конструкции дисциплины. В эту конструкцию входят следующие главные компоненты: 1) систематически организованное отображение эмпирических данных об объекте, обычно в виде его классификации и одно- или многомерных изображений в виде карт и баз данных; 2) исследовательские средства (методы наблюдения и эксперимента, математические и физические модели и т.д.); 3) набор теорий разной степени общности, разработанных в различных дисциплинах; 4) языковые средства, с помощью которых строятся и модифицируются теоретические описания; 5) содержательные предпосылки (как правило, полностью не эксплицируемые), в духе которых происходит интерпретация новых данных, а также выбор направления их поиска.

В условиях нарастающей глобализации науки особое значение приобретает комплекс проблем, связанных с передачей результатов крупных междисциплинарных исследовательских проектов. С одной стороны, речь идет о передаче собственно научных результатов для экспертизы и включения в системы знания соответствующих дисциплин. С другой стороны, необходимо организовать каналы и правовое обеспечение прикладных результатов (их патентную защиту, в некоторых случаях рекламу и т.п.), а также практических рекомендаций для принятия политических и управленческих решений.

Э.М.Мирский

 

 

Методологическая функция. Под методом в самом общем виде понимается такое знание и основанная на нем система действий, с помощью которых можно получать новое знание. Философия обладает своими особыми методами и своим особым языком.

Язык философии – это язык категорий, тех предельно общих понятий (дух – материя; необходимость – случайность; добро – зло; прекрасное – безобразное; истина – заблуждение и т.д.), на котором формулируются ее вечные предельные вопросы и на них же даются рациональные ответы. Пары философских категорий образуют предельные полярные полюса мысли, замыкающие в своем «логическом пространстве» все возможное богатство других рациональных понятий и доказательств. Базовые философские категории наполняются различным содержанием в разные исторические эпохи и выступают в роли явного или неявного смыслового фундамента различных научных дисциплин. Любая наука в любой исторический период использует категории количества и качества, причины и следствия, сущности, закона и т.д., сознательно или бессознательно заимствуя их категориальные смыслы из философии. Благодаря системе своих всеобщих категорий философия помогает наукам осмыслить и, самое главное, целенаправленно сформировать собственные философские основания, адекватные их предмету и задачам.

Одним из важнейших и древнейших методов философии является диалектический. Диалектика – это умение осмыслить предмет в его целостности и развитии, в единстве его базовых противоположных свойств и тенденций, в многообразных связях с другими предметами. Диалектика неотделима от философского диалога, от умения выслушивать и учитывать мнения как соратников, так и оппонентов. К важнейшим методам философии могут также быть отнесены метод философской рефлексии, как направленности мысли на собственные неявные основания, герменевтические методы адекватной интерпретации философских текстов и чужих смыслов, феноменологический метод исследования сознания, а также систематическое использование всего арсенала общелогических методов познания – индукции, дедукции, аналогии, формально-логического анализа терминов, логических схем и контекстов рассуждений. Напомним, что в диалогической форме написано множество философских произведений, в частности, большинство произведений великого Платона.

Прогностическая функция философии. Особую методологическую функцию в культуре играют ключевые идеи философов, порой намного опережающих свое время. Здесь методологическая функция тесно смыкается с прогностической функцией философии. Так, идеи Платона о геометрическом строении материи (диалог Тимей) предвосхитили открытие Кеплера и Галилея, в ХХ веке отголосок этих идей звучит в творчестве физиков Гейзенберга и Паули. Идеи неевклидового строения пространства были впервые высказаны Николаем Кузанским; интуиция о принципиальной связи электрических и магнитных явлений – немецким философом Шеллингом, и т.п. Идея древней китайской философии об универсальном характере связей противоположных сил инь и ян нашла свое отражение в знаменитом «принципе дополнительности» Нил






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.027 с.