Три аспекта мистического секса — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Три аспекта мистического секса



Огромная часть китайской даосской и индийской тантрической литературы периода приблизительно с 200 года н.э. до 900 года н.э. так же, как многие тибетские и прочие мистические тексты, посвящена остановке семени, мысли и дыхания. В ней проповедуется идея остановки или сдерживания, однако слишком буквально её не следует принимать; она просто символизирует три темы, имевшие широкое применение в мистической традиции.

Как таковые, принципы удерживания семени, мысли и дыхания могли использоваться шире, чем только в сексе. Говоря в общем, их можно использовать как руководство по сбалансированию двух способов мыслить соответствующих разным полушариям мозга, для размышлений во время любой деятельности. В частности, они могут послужить отличной основой и для комментария к мистическому сексу. В соответствии с этой схемой мистический секс можно рассматривать как имеющий три характеристики.

Первая: как разновидность coitus reservatus (сдерживай семя), он вневременен.

Вторая: он вовлечён в определённую медитативную систему мышления (останови мысль).

Третья состоит в том, что происходит он спонтанно, вообще не требуя тщательного обдумывания, так же легко, как чередуются вдох и выдох. В главах 2, 3 и 4 пойдёт речь об этих трёх темах соответственно.

В главе 2 обсуждается coitus reservatus, который можно считать физиологическим аспектом мистического секса. Coitus reservatus находится вне времени в двух смыслах. Во-первых, любовь продолжается столь долго, сколько хотят оба любовника, невзирая на соображения и ограничения времени. Отсюда предписание сдерживать семя; однако это не обязательно означает секс без оргазма, поскольку нет ничего «неправильного» в кульминации, кроме тех случаев, когда из-за неё соитие прерывается ещё до того, как оба партнёра готовы к этому.

Во-вторых, coitus reservatus лежит вне временного континуума, вне прошлого или будущего, поскольку любовники целиком поглощены настоящим. На самом деле, именно поглощённость непосредственно переживаемыми чувствами позволяет контролировать сексуальное возбуждение и делает возможным бесконечный любовный акт. И соответственно, в главе 2 мы обсудим, как любовникам (особенно мужчинам) научиться продлевать секс до бесконечности. Этот процесс был подробно описан в мистической литературе и идентичен тому способу, который используют современные сексотерапевты.

Coitus reservatus, как мы увидим, есть наиболее лёгкий и естественный способ физической близости. Его рекомендуют мистической литературе не потому, что он продлевает удовольствие, но потому, что он делает максимальными единство и близость между любовниками и последовательно развивает ваш мистический опыт.

В главе 3 мистический секс описывается с точки зрения медитативного расположения ума, которое можно считать умственным аспектом мистического секса. Медитативное состояние, к которому обращается мистическая литература, включает в себя прямой опыт физического ощущения. Это – присущий правому полушарию способ мыслить или, вернее, не мыслить. Следовательно – сдерживай свои мысли.

Под этим не подразумевается, что нужно заниматься любовью слепо, не ведая, что происходит. Это означает почти обратное: человек в большей степени готов и способен погрузиться в своё занятие, когда его не переполняет мысленный разговор с самим собой.

В главе 3 показано, как этот подход развивался в рамках мистических традиций, и приведены несколько общих образцов мыслей, что проносятся в головах у людей, пока те занимаются любовью. В том числе приводятся примеры психопатической сексуальности, сексуальных расстройств и того, что в психиатрии называется «здоровым» сексом. Наконец, последует подробное описание того, как научиться «не думать» во время секса с помощью и мистической, и современной психотерапевтической техники.

В главе 4 речь идёт о спонтанности мистического секса, который можно рассматривать как бихевиоральный (поведенческий) аспект мистической любви. В древнем мире слово «дышать», помимо основного значения, приобретало ещё одно: обдумывать, не торопясь взвешивать задуманное дело. Таким образом, если в мистической литературе предлагалось прекратить дышать, это значило, что нужно действовать спонтанно и не прилагая усилий, точно так же, как мы делаем вдох и выдох, совершенно ничего для этого не предпринимая.

Вот почему советы относительно секса чуть ли не вредны, ведь необходимость выполнять какие-либо предписания по сексуальному поведению не даёт любящим людям отдаться инстинктивной любви. Такие советы можно обнаружить в Кама сутре, в «Ароматном саду», в древних китайских руководствах по сексу и современных медицинских сексотерапевтических источниках.

Спонтанность является также компонентом всякого художественного творчества, будь то рисование, кулинария, танцы, игра на музыкальных инструментах или любовные объятия. Как и во всех видах искусства, практические советы и руководства по сексуальной спонтанности основаны на чувствах и ощущениях, а не на знании и выполнении инструкций. Это можно сравнить с катанием с горки на велосипеде, когда ездок просто движется вместе с машиной, ничего больше не делая.

И наконец, в главе 4 будет обсуждаться, как три характеристики мистического секса, сочетаясь, отражают ориентацию правого полушария, и как эти три компонента приводят к изменённому состоянию сознания, называемому мистическим опытом.

В главе 5 мы изучим несколько способов применения мистических взглядов в целом и мистического секса в частности к отношениям между мужчиной и женщиной. Изучим присущее мистицизму отношение к браку, общению и морали. Узнаем, что мистицизм, скорее, связан с партнёрством мужчины и женщины, их чувствами и действиями, чем с супружескими ролями, которые, осознанно или неосознанно, исполняют пары, или с тем, чем полагается быть браку с точки зрения закона, религии или традиции.

Глава 2
МИСТИЧЕСКИЙ СЕКС КАК COITUS RESERVATUS

Глубочайшей тайной Каббалы является то, что есть «найоккультнейшего» во всём оккультизме: эротический мистицизм и практики, напоминающие то, что мы называем йогой. Сексуальный акт, бережно организованный и проведённый как наиболее совершенный мистический транс, – самое священное действие для каббалиста.

«Введение» из Священной каббалы
А. Е. Байта Кеннес Рексрот


В древнем Китае верили, что эякуляция – в особенности неконтролируемая эякуляция – не является самым экстатическим моментом.

Дао любви и секса
Йолан Чанг


Йога – это совершенная наука, состоящая из техник, предназначенных для контроля процессов, предназначенных для того, чтобы добиться определённых результатов... В других тайных традициях также можно найти мистерии трансмутации. Они имеются в даосизме, и алхимия как Запада, так и Востока часто намекает на эти техники. Остановка семяизвержения – вот причина преобразования сознания и, как его продолжения, трансцендентного опыта.

Метафизика секса
Джулиус Эвола

Наблюдение Кьеркегора, что «большинство людей гонятся за удовольствием с такой сумасшедшей поспешностью, что даже спешат поскорее завершить его», нигде не может быть употреблено более уместно, чем в отношении сексуальной любви. И только исходя из одной этой причины, coitus reservatus (секс, который не прерывается оргазмом мужчины) был единственным наиболее широко рекомендуемым аспектом мистического секса в мистической литературе всех культур.

Он описан просто как предписание заниматься любовью, «не теряя семени», или как рекомендация, что мужчине нужно удерживать, сдерживать, останавливать, обуздывать, прерывать потерю семени или восстанавливать своё семя, или как описание секса в аспекте вневремённости и бесконечности.

Из-за того что в ходе coitus reservatus не происходит случайного высвобождения мужской сексуальной энергии, не возникает необходимости в завершении самого сексуального опыта. Поэтому такой тип любовных объятий обеспечивает неспешную сексуальную обстановку, которая позволяет влюблённым погрузиться в бесконечный непосредственный настоящий момент и позволить своим телам двигаться спонтанно, слившись воедино.

Во время занятий таким «бесконечным» мистическим сексом влюблённые поднимаются к изменённому состоянию сознания, и не потому, что с начала полового акта прошло определённое количество минут, не потому, что было сделано столько-то фрикций, напряжение было настолько сильным или столько-то было выработано энергии, но потому что само завершение полового акта больше не является проблемой.

Таким образом, говоря о мистическом coitus reservatus, мы не подразумеваем определённую продолжительность сексуального акта, но в качестве непременного условия принимаем состояние сознания во время секса, в котором настоящий момент секса самодостаточен, и есть сам себе завершение. Сексуальные чувства проявляются спонтанно и увлекают влюблённых в поток событий, происходящих сами по себе, безо всяких усилий с их стороны.

И, конечно же, наоборот, ментальная поглощённость и спонтанность становятся неуместными, если секс уже «преждевременно» завершён. Совершенно невозможно быть поглощённым настоящим моментом, если один из двоих пребывает в состоянии хронического беспокойства по поводу того, что физическая близость придёт к своему внезапному концу.

Так что coitus reservatus – это основа мистического секса, в рамках которого для каждого найдётся время, необходимое, чтобы избавиться от скрытого внутреннего диалога с самим собой и уловить, что значит заниматься любовью спонтанно, свободно и естественно.

Вневременность

Coitus reservatus является вневременным в двух отношениях. Он длится так долго, как того желают партнёры, независимо от какого-либо соглашения или ограничения во времени. Он протекает вне временного континуума, вне прошлого или будущего, потому что влюблённые полностью поглощены настоящим моментом.

Именно это продолжительное ментальное и физическое погружение в непосредственную интимность настоящего момента порождает мистический опыт, длится ли изменённое состояние сознания всего несколько минут или многие минуты и даже часы.

Иными словами, для того чтобы секс был неограниченным во времени, нужно, как и в любом другом искусстве, поставить перед собой цель, суть которой в том, что не существует никаких целей на будущее. Нет никаких целей, которых можно достичь при помощи мистического секса, можно лишь быть поглощённым и вовлечённым в здесь и сейчас.

Как и в танцах, где нет ни начальной, ни конечной точки, отмеченной на полу зала, идти просто некуда; основной смысл лишь в том, чтобы быть вовлечённым.

Опыт с музыкой говорит о том же; по словам Алана Уотса:

«Когда мы играем музыку, мы делаем это не для того, чтобы достичь определённого момента, например, конца композиции. Если бы это было целью в музыке, тогда бы лучшими музыкантами были самые быстрые исполнители».

И кроме всего прочего, продолжительный и не имеющий явного окончания coitus resrvatus порождает, увековечивает и увеличивает близость между двумя возлюблёнными. В этом смысле он позволяет влюблённым лучше понимать друг друга, и благодаря этой близости, этому союзу, этому слиянию, возникновению которых способствует coitus reservatus или, иными словами, вневременные любовные объятия, – становится возможным прорыв из обычного состояния сознания, ведущий к постижению мистических «вершин».

В том, чтобы просто не достигать оргазма, нет ничего, что может способствовать мистическому опыту, а мистический секс не имеет ничего общего с простым воздержанием от оргазма. Мистический секс не способен устранить эякуляцию, но если она происходит, то для любовников это значит лишь нежелательное завершение данного опыта. Это не значит также, что у них может быть столько эякуляций, сколько они пожелают.

У обоих влюблённых одна цель – прийти к финалу в любом случае, но именно так, как они оба желают, и ни в коем случае не случайно, неожиданно, внезапно, прервав сексуальный контакт прежде, чем один или оба готовы (исключая, возможно, редкие для обоих сюрпризы).

Данный взгляд на coitus reservatus имеет отношение в равной степени как к женщинам, так и к мужчинам, несмотря на то, что особенно в плане техник контрацепции, coitus reservatus связывают только с мужчинами. Но есть множество женщин, реакция которых в большей степени соответствует тому, что обычно принято считать мужской моделью, – они достигают оргазма в течение нескольких минут, после чего секс перестаёт доставлять им удовольствие и половой акт нужно прервать хотя бы на некоторое время.

Сегодня общество рассматривает женский оргазм в качестве основной цели секса, доказывающей, что он хороший любовник, а она – чуткая и отзывчивая женщина. Но оргазмическая реакция женщин различается чрезвычайно. Например, некоторые женщины во время сексуальных игр очень редко или вообще никогда не достигают оргазма, тогда как у других происходит много оргазмов в ходе одного полового акта, от нескольких у одних женщин, до практически неограниченного количества – у других.

Следовательно, идея о так называемой женской преждевременной эякуляции остаётся незамеченной, и во многих ведущих трудах, написанных профессионалами, настойчиво утверждается, что такой проблемы не существует.

Обычно мужчина может достигнуть оргазма легче, чем женщина, так что в тех редких случаях, когда у женщины бывает один оргазм и достигается он практически сразу же, мужчина обычно может вызвать у себя оргазм более или менее одновременно с партнёршей. Это медицински утверждённый сценарий, обычно сопровождаемый самопоздравлениями, гордостью за себя и взаимной радостью – и разве можно осуждать кого-либо за такие чувства!

Но основная проблема остаётся и заключается в том, что секс должен заканчиваться или что он перестаёт доставлять удовольствие, потому что это подавляет мистический опыт, независимо от того, кто является инициатором окончания полового акта, мужчина или женщина. Таким образом, coitus reservatus может применяться и мужчинами, и женщинами в качестве средства, которое позволяет заниматься вневременным мистическим сексом.

Кроме того, гонка – неистовая, безумная, наугад и т.д., – которую предпринимают некоторые пары, чтобы одновременно испытать оргазм, хотя и представляется забавной, но часто может превращаться в обыкновенное возбуждение области гениталий друг друга, при котором упускается величайшее, бесконечное единение, которое можно испытывать с самого начала и до неспешного, не играющего особо важной роли конца.

Конечно же, слишком быстрый финал – это в первую очередь проблема мужчин. Описания того, как контролировать своё сексуальное возбуждение, чтобы случайно «не оказаться за гребнем водопада», в основном уже были даны мужчинам – в литературе мистических традиций, в литературе девятнадцатого века по контролю над рождаемостью и современной сексотерапией, каждая из которых даёт одно и то же предписание, суть которого – в продлении полового акта.

Тем женщинам, для которых секс не становится неудобным и неинтересным после оргазма, нет никаких причин удерживать себя от того, чтобы переходить к физическому крещендо в любви. Некоторые мужчины (в особенности более молодые) могут сохранять эрекцию после оргазма и могут и желают продолжать половой акт, они даже часто могут иметь повторный оргазм.

И для мужчин, и для женщин верно следующее утверждение: проблема не в оргазме; он лишь оказывается ограничением, когда приводит сексуальную близость к нежелательному концу.

 

Coitus reservatus в мистической литературе

«Занимайтесь любовью без выбрасывания семени» – это постоянно повторяющийся совет в мистических литературных произведениях. Давайте обратимся к примерам из литературы тантризма, арабского мистицизма, даосизма, гностицизма и рыцарства.

Говоря о тантрической йоге, возможно, ведущий авторитет в мире в нашем вопросе, покойный Мирча Элиаде пишет в «Техниках йоги»:

«Тантризм – это par excellence (высшего класса) техника, даже несмотря на то, что она основывается на метафизике и является формой мистицизма... Она пробуждает определённые оккультные силы, которые дремлют в каждом человеке, и они, пробуждённые однажды, превращают тело человека в мистическое тело...

Это средство обожествления и, таким образом, объединения, окончательной унификации, человеческая функция par excellence, которая в действительности определяет непрерывные циклы рождений и смертей, – сексуальная функция... описанная языком намеренно засекреченным и затемнённым, когда о состоянии сознания говорится в терминах эротических... или использовано какое-нибудь иное из возможных иносказаний.

И к этому эротическому блаженству, достигаемому остановкой не удовольствия, но его физического эффекта (мужского оргазма) обращались как к непосредственному опыту для достижения состояния Нирваны.

Поэтому тантризм содержит «новизну»... попытки доказать на примере человеческого тела, совершающего действие, которое в любой из форм аскетизма символизирует состояние par excellence греха и смерти – т.е. сексуальный акт... чувственное удовлетворение, которое считается единственным естественным человеческим опытом, могущим приблизить к блаженству Нирваны и раскрытию чувств – необходимость прекращения потерь семени».

В арабском мистицизме, как пишет Джулиус Эвола в «Метафизике секса»:

«Основное правило в том, что совокупление с женщиной должно происходить так, чтобы оно ни в коем случае не заканчивалось своим обычным финалом, а это значит, что семя не должно теряться во время эякуляции... Кроме всего прочего, необходим самоконтроль, отличающийся от обычного сопротивления искушению, потому что все нормальные физические и психические условия телесного единения с женщиной вполне приемлемы, и не должно быть никаких приказаний самому себе, чтобы подавить чувства, которые обычно возникают при таком союзе, с единственным исключением, суть которого в том, чтобы потеря семени контролировалась и её всячески избегали».

Поскольку вполне понятно значение и роль coitus reservatus в мистическом сексе, легко можно заметить, что большая часть даосской литературы представляла собой произведения, которые не только обучали, но и убеждали, заставляли, склоняли, заманивали, упрашивали или сбивали с толку пары, чтобы просто продлить течение полового акта.

Например, потрясающее обещание, что успешные эпизоды сексуального взаимодействия без мужского оргазма послужат причиной множества сказочных выгод, в том числе и, если повезёт, общения с богами, – можно рассматривать как попытку дать мотивировку и привлечь интерес пар к практике, чтобы они не жалели времени и усилий и пытались научиться удерживаться от случайного оргазма.

Именно об этом речь идёт в переводе из «Дао секса» Ишихара и Леви:

«Жёлтый Император сказал: «Я хочу слышать, каким будет результат, если будешь двигаться [заниматься любовью], но не терять [семени]?»

Простая Женщина ответила: «Если ты будешь двигаться, но не будешь терять, то твоя жизненная сила и энергия увеличатся. Если снова будешь двигаться, но не будешь терять, твои уши и глаза станут более чувствительными. Если и в третий раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, тебя покинут все болезни. Если и в четвёртый раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, то пять твоих внутренних органов [печень, сердце, селезёнка, лёгкие и почки] придут к умиротворению. Если и в пятый раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, твоя кровь с новой силой потечёт по венам. Если на шестой раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, твои талия и спина укрепятся и наполнятся силой. Если и на седьмой раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, твои ягодицы и бёдра несказанно укрепятся. Если и на восьмой раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, твоё тело начнёт светиться. Если и на девятый раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, ты не утратишь своего долголетия. Если и на десятый раз ты будешь двигаться, но не будешь терять, ты сможешь говорить с богами».

Этот перевод немного отличается от того, который приводит Йолан Чанг в своей книге «Дао любви и секса». А обещание волшебных результатов – это пример как шутливого преувеличения и юмора древних китайцев, так и позднего вырождения даосизма в культ здоровья. Но, кроме всего прочего, такой комментарий указывает несколько полезных направлений для действия; а процесс, поиск, ключ к самому мистическому опыту – coitus reservatus.

Даосы открыто и с готовностью поощряли сексуальное взаимодействие. Но они пользовались уловками, убеждением, всячески пугали, стараясь убедить мужчин, что им «следует проникать без потерь», включая предупреждение языком-в-щёку о том, что существует серьёзная опасность эякуляции. Вот строки из «Le Taoism» Генри Масперо (Henry Maspero), знаменитого авторитета в этой области:

«Безумец расточает самую ценную жидкость своего тела в необузданных удовольствиях и не знает, как сохранить энергию своего семени.

Жёлтый Император был близок с 1200 женщинами и стал бессмертным; у каждого обычного человека всего лишь одна женщина, но они разрушают свою собственную жизнь».

Даосская литература также расшифровывает с непревзойдённой ясностью процесс того, как каждый может научиться контролировать сексуальное возбуждение, процедуру, по сути своей идентичную тем, которые, как мы вскоре убедимся, предлагают наши современные сексотерапевты. Очень широко распространено ошибочное убеждение, что платоническая любовь или дружба подразумевают несексуальную любовь. Артур Эванс (Arthur Evans) в «Богеэкстаза» указывает, что

«одним из основных убеждений Платона было то, что сексуальность, если она нашла достойное выражение, должна усовершенствоваться, возвыситься и очиститься, т.е. перейти на более высокий уровень, так, чтобы увести влюблённых от физической к более высоким реальностям. В его системе мышления лучший путь для достижения такого очищения – это воздержание от обычного оргазма».

В Ближневосточно-европейской мистической традиции, следуя Бенджамину Уокеру (Benjamin Walker), автору «Гностицизма», «В нормальном гетеросексуальном союзе поддерживался coitus reservatus, или половой акт без оргазма. Эта форма чистого наслаждения означала поглощённость возвышенным эротизмом Адама и Евы до их Грехопадения. Такой одухотворённый половой акт был известен как "пологий подъём" (Acclivity)».

Затем Уокер описывал coitus reservatus, который гностики также называли encratism или invigorism:

«Если интимность с противоположным полом была позволена, но не позволены брачные отношения... без того, чтобы поддаться оргазму... мужчина мог испытать на себе всё удовольствие от близкого контакта с женщиной... проникая в неё, но отказывая себе в удовольствии расслабиться в оргазме... Сохранение спермы рассматривалось как важный момент в восстановлении мужчиной того, что рассеяно, и лучше всего это можно осуществить посредством coitus reservatus».

Ту же тему продолжали развивать в средние века сторонники позднегностических традиций, в том числе и движение, которое называлось рыцарство, члены которого, поэты, или трубадуры, превозносили «целомудренную» любовь. В своей книге «Любовь и Западный мир» Дени де Ружемон (Denis de Rougemont) показал, что целомудренность рыцарства, о которой некоторые авторы говорили как о несексуальной любви, на самом деле относилась к coitus reservatus:

«Целомудренность, таким образом, подразумевает секс без того, чтобы на самом деле этим заниматься, подразумевает поиск мистического возвышения и блаженства... но с сохранением умения владеть собой, когда ошибка может выразиться в акте произведения потомства».

Позже Ружемон посвятил главу теме «тантризма и этикета» и объяснил в ней, как при помощи coitus reservatus трубадуры искали трансцендентного в «восторге страсти», когда

«восторг становится эротической игрой par exellence, которая предполагает amour imperfectus как условие «чистого» восторга, чем и является удовлетворение без произведения потомства».

Более поздние мистические течения в эпоху Просвещения также рекомендовали coitus reservatus. Появление этих движений совпало по времени с движением социальных реформ в Америке, когда coitus reservatus широко пропагандировался в качестве техники, помогающей предупредить беременность и в качестве символа сексуального и даже политического равенства женщин в девятнадцатом и в начале двадцатого веков.

Называемый различными именами, такими, как «карецца», «дианизм», «поцелуи ангела» и «мужское воздержание», он часто фигурировал в медицинской и квазимедицинской литературе по сексологии. Из этих методов и образовались современные техники самоконтроля в сексотерапии.

Одним из хороших примеров такой литературы по досексуальной терапии является исследование сексолога Р.Л. Диккинсона (R.L. Dickinson) «Контроль над оплодотворением», опубликованное в 1931 году, из которого и взята диаграмма, приведенная на рис. 2. Эта диаграмма изображает развитие сексуального удовлетворения как у мужчин, так и у женщин в ходе четырёх различных сценариев полового акта: «Средний нормальный коитус. Быстрое извержение семени и отсутствие оргазма у женщины. Прерванный половой акт (Преждевременный выход) и Coitus reservatus».

Неправильное понимание coitus reservatus

Coitus reservatus описывался часто, ясно и точно в мистической литературе во все времена, но явился предметом драматического искажения на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков ведущими переводчиками и авторитетами но сексологии – возможно, из-за комплексов и сексуальной наивности, которые были свойственны нашей культуре до недавнего времени даже на уровне самых выдающихся «научных» авторитетов.

Рис. 2 Средний нормальный коитус: интеркурс длится около пяти минут, заканчивается после того, как оба партнёра достигают оргазма. Быстрое семяизвержение без оргазма партнёрши: интеркурс продолжается около полутора минут, финала достигает лишь мужчина. Прерванный половой акт: женщина достигает оргазма, затем мужчина выходит прежде, чем у него случается оргазм. Coitus reservatus: интеркурс продолжается неопредёленное время с более чем одним оргазмом женщины, если ей это нравится. Мужчина упражняется в контроле, повышении и понижении уровня своего возбуждения, не достигая порога оргазма.

Из биографических данных мы знаем, что лидер мировой сексологии рубежа веков Хэйвлок Эллис мучился от преждевременной эякуляции в течение всей своей жизни. А немецкий гинеколог Теодор ван де Велдт (Т. van de Veldt), написавший в 1926 году книгу «Идеальный брак», которая до наших дней остаётся одним из наилучших учебников по сексологии, лучше других продающимся во всём мире, писал, что:

«Удовольствие продления полового акта может привести к осложнениям и злоупотреблению... Последствия от пристрастия к нему имеют множество отрицательных сторон, и об этом не может быть и речи для мужчин белых западных рас... Физиологически такое явление следует рассматривать как истинное злоупотребление... Поэтому я должен вас предупредить против применения кареццы (coitus reservatus)».

Во многих отношениях эти авторы были чувствительными, глубокими учёными и прогрессивными людьми. Но сексуальное сознание западного общества было таковым, что любовные объятия, которые могут продолжаться неопределённое количество времени, рассматривались просто как невозможные для большинства взрослых.

В 1931 году, исследовав 362 мужчин, Диккинсон определил, что 12 процентов эякулируют тотчас после начала интромиссии, ещё 28 процентов – в течение трёх минут, другие 33 процента в течение от пяти до десяти минут.

Возможно, более значимым будет тот факт, что только три процента исследованных мужчин заявили, что они могут в достаточной степени контролировать своё возбуждение и достигать оргазма, когда захотят, и это в большей или меньшей степени указывает на coitus reservatus или на мистический секс.

Более известным было исследование «Сексуальное поведение мужчин» Альфреда Кинси в 1948 году, которое показало, что:

«На низких уровнях образования для мужчин нормально стремиться достигнуть оргазма как можно скорее после начала физической близости. Мужчины высокого уровня развития более часто пытаются отсрочить оргазм. Возможно, для трёх четвертей всех мужнин оргазм наступает в течение двух минут после начала сексуальных отношений, и для значительного числа мужчин оргазм может быть достигнут в течение минуты или даже десяти-двадцати секунд после начала полового акта».

Это несчастливое отношение к coitus reservatus не ограничивалось кругом профессиональной, литературы, но являлось органической частью западного сознания, отражение чего мы можем увидеть в приведённом ниже отрывке из классического романа Д.Г. Лоуренса (Lawrence, D.Н.) «Любовник леди Чаттерлей»:

«Конни никак не могла достигнуть своего кризиса до того, как он закончил. И он возбудил в ней страстную жажду своей наготой и мягкостью; она должна была продолжать после того, как он закончил, в диком движении бёдер, в то время, как он героически держался в ней, со всей силой воли и самоотвержением, пока она наконец не закончила с лёгкими вскриками.
Когда он отодвинулся от неё, он сказал горьким, насмешливым тоном:

– Что же, вы не могли кончить в одно время со мной? Вы должны непременно кончить по-своему!
Эти слова в такую минуту были одним из самых страшных ударов, которые ей пришлось пережить. Ведь такая пассивная отдача самого себя была его единственным способом полового общения.

– Что вы хотите сказать? – спросила она...

Она была оглушена этой неожиданной грубостью, в тот момент, когда она горела непередаваемым наслаждением и какой-то любовью к нему. Ведь он, как и большинство современных мужчин, кончал почти раньше, чем начинал. И женщине волей-неволей приходилось быть активной...
Секс и коктейль: и то и другое длится примерно одно и то же время, производит одинаковый эффект, и представляет собой практически одинаковые вещи».

Писатели и переводчики, работавшие до начала революции сексуального сознания шестидесятых годов, чаще всего вообще не рассматривали безвременный секс в качестве реальной возможности. И даже в 1965 году популярный автор-психолог Александр Ловен (A. Lowen) в своей книге «Любовь и оргазм» утверждал, что

«продление действий в поисках удовольствий,
которое предпринимается для достижения
большего наслаждения, не лишено опасности».

Авторы, такие как Эвола и Де Ружемон, написали впечатляющие, действительно прекрасные книги, повествующие о трансцендентных результатах сексуального мистицизма, но, кажется, и они не принимали всерьёз практику coitus reservatus.

И хотя Эвола в Метафизике секса ясно утверждает, что «прекращение потерь семени – это причина изменений в сознании», он, даже не успев выдохнуть, спешит оставить лазейку:

«Индийские тантрические письмена, а также китайские даосские книги не следует принимать на веру... Трудно представить себе мужчину, пытающегося достичь такого состояния без полной изоляции себя от всех без исключения эротических стимулов... и не превращающего всё вокруг в скучные упражнения по совершенствованию своего мастерства».

То есть понимать следует так: всё это мило и прекрасно на бумаге, но на самом деле мужчины не могут заниматься любовью так долго, как этого им хочется. Он даже включил в свою книгу главу, называющуюся «Тантрические сексуальные практики и их опасность».

Де Ружемон упоминает о coitus reservatus как о «тайной, труднопостижимой психо-физиологической технике» и как о «героическом испытании». В литературе можно обнаружить, что практически все наиболее авторитетные современные авторы, пишущие о мистицизме и его сексуальном аспекте, неизбежно для большего эффекта делают замечание, что в мистических первоисточниках речь идёт о необычной, любопытной и противоречивой «смеси сексуальной сдержанности и похотливой вседозволенности».

В статье «Encyclopedia Biblica», касающейся гностицизма, указывается на сексуальные отношения, в которых «аскетизм иногда превращается в полную распущенность». Говоря о даосизме, Геррли Криил (Creel, Herrlee) указывает на «сексуальные практики, которые причудливым образом сочетают вседозволенность и аскетизм».

Но на самом деле никакого смешения нет; единственное, что ясно и определённо рекомендовалось во всех источниках, это coitus reservatus: длительная сексуальная близость (критикуемая как распущенность и вседозволенность), не прерываемая мужским оргазмом и потерей семени (ошибочно принимаемыми за аскетизм и строгость).

Coitus reservatus как самый естественный путь для соития

В течение многих лет, посещая лекции о человеческой сексуальности в Медицинской школе Мичиганского университета и на различных профессиональных конференциях в Америке и за рубежом, я понял, что даже среди дипломированных медиков и специалистов, занимающихся сексуально-оздоровительными практиками по всему миру, распространено скептическое отношение к идее, что каждый может сознательно контролировать своё сексуальное возбуждение, и что сексуальный контакт может на самом деле продолжаться неопределённо долгое время.

В этом смысле следует отметить, что такое непонимание в отношении coitus reservatus является частью более мощного культурного мифа о сексе, а именно: если кто-либо позволит своему телу двигаться спонтанно и испытывать все чувства и ощущения, возникающие при сексуальной близости, то этот кто-либо (в особенности, если он мужчина) непроизвольно испытает оргазм. Иными словами, этот приход к завершению, т.е. оргазму, – в некотором роде более лёгкий и естественный путь, чем соитие, продолжительность которого не ограничена во времени, так как coitus reservatus подразумевает нечто вроде борьбы против естественных сил, удерживания, сдерживания себя во имя того, чтобы можно было продолжать занятия любовью.

Стереотип, что завершение полового акта оргазмом вещь более лёгкая и естественная, чем отсутствие этого завершения, прочно укоренился в некоторых наших ведущих религиозных и медицинских теориях. Однако при соответствующей проверке и анализе эти мифы доказывают свою полную несостоятельность.

Первым мифом была традиционная христианская идея о том, что секс, без всякого исключения, предназначен лишь для целей деторождения. До последнего времени в качестве идеального христианского совокупления представлялся акт бесстрастного оплодотворения яйца. Цитирую слова Св. Августина:

«Состоящие в сексуальном союзе, как и все остальные, должны быть движимы командами воли, и муж должен прикасаться к чреслам жены своей без соблазнительного зова страсти, со спокойным разумом и без извращений над невинностью тела... Потому что не дикий жар страсти должен активизирован, те части тела, но, как полагается, страстями должен управлять сознательный контроль».

Любовные объятия из каких-либо иных побуждений рассматривались как противоречащие природе; быстрое оплодотворение же признавалось единственным естественным способом секса. И поэтому мастурбация была более серьёзным грехом, чем изнасилование, потому что при изнасиловании у женщины по крайней мере был шанс забеременеть.

Выделяя оргазм в качестве основной цели сексуального акта, христианское отношение к этому вопросу во многом сходно с таковым у Фрейда, который учил, что оргазм – это единственная составляющая секса, доставляющая удовольствие; каждый должен стремиться достичь его побыстрее, чтобы синхронизировать себя с природным «принципом удовольствия».

В книге «Фрейд: The Mind of the Moralist» (Разум моралиста) Филип Рейф (Reiff, Philip) подчеркнул представление Фрейда о сексе как о чём-то в сущности своей унизительном и грязном. Фрейд думал о сексуальном напряжении, как кто-нибудь мог бы думать о необходимости помочиться, что, согласитесь, не очень приятно.

«В третьем из «Трёх эсс




Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.018 с.