Центробежные и центростремительные тенденции — КиберПедия 

Эмиссия газов от очистных сооружений канализации: В последние годы внимание мирового сообщества сосредоточено на экологических проблемах...

Историки об Елизавете Петровне: Елизавета попала между двумя встречными культурными течениями, воспитывалась среди новых европейских веяний и преданий...

Центробежные и центростремительные тенденции

2019-09-09 477
Центробежные и центростремительные тенденции 0.00 из 5.00 0 оценок
Заказать работу

 

На протяжение всей советской истории шел поиск оптимальных форм управления предприятиями и хозяйством в целом. В хрущевскую эпоху этот поиск приобрел характер решительных и спешных решений, когда реорганизации бежали впереди мыслей о них; в брежневскую эпоху реорганизации так долго обдумывались. взвешивались, что в конце концов умирали, не родившись. Горбачевская перестройка прибавила динамизма и скоропалительности принимаемых решений напоминала хрущевский период.

Реорганизации того времени вряд ли представляют интерес для социолога: они проводились по воле центра, выражая его интересы. Их история - это прежде всего история исканий верхушки партийно-государственного аппарата, тем или иным образом реагировавшей на жизнь предприятий. Иные интересы не проявлялись и не вступали в игру.

В конце горбачевской эпохи ситуация стала коренным образом меняться. О путях реорганизации хозяйства, системы управления стали громко спорить и в газетах, и на собраниях, и в курилках. Мнение ЦК партии перестало быть новым изданием священного писания, его можно было громко оспаривать, предлагать иные пути. Многообразие социальных интересов, как объективно оптимальных путей социального самоутверждения, связанных с управлением предприятиями, хозяйством стало проявляться все более и более открыто. Затем носители разнообразных интересов стали оказывать давление на органы управления и власти, требуя реализации своих интересов. Правительство, министерства, региональные органы оказались вынужденными слушать не только эхо своих слов.

Таким образом, перестройка управления хозяйством стала результатом игры разнообразных социальных и политических сил. Это создало основу для ее социологического изучения. Пионером формирования новой модели принятия решений в области стратегии управления с 1989 года стала угольная промышленность.

Позиция шахтерского движения на раннем этапе

 

Рабочее движение везде начиналось как стихийное движение в защиту повседневных интересов. Поэтому оно выдвигало лозунги повышения заработной платы, улучшения условий труда и т.п. Шахтерское движение Воркуты не было исключением. Его идеология на этом этапе проста: «Мы нормально вкалывали, так будьте добры нормально платить». Требования в ходе первых стихийных забастовок обращались непосредственно к администрации шахты. В ответ на ее сетования относительно объективных трудностей на пути решения поставленных задач идеология стихийного рабочего движения имеет простой контраргумент: «Это ваша работа».

  Однако стихийное рабочее движение на уровне повседневных проблем отдельных групп очень быстро достигает предела своих возможностей. И тогда встает дилемма: либо успокоиться и возвращаться к работе, удовлетворившись мелкими и временными уступками администрации, либо идти дальше. Но куда?

Рабочие-шахтеры всегда имели сильные негативные установки против администрации. В период жесткого политического режима КПСС они сдерживались, скрывались. В годы перестройки кампания руководства КПСС против бюрократизма нашла питательную почву в рядах рабочих, на которых лидеры партии во главе с Горбачевым стремились опереться в своей политике.

Однако, несмотря на сильные негативные установки рабочих против администрации, необходимость последней была очевидна всем. Поэтому лозунги стихийного рабочего движения на уровне шахт обычно не шли дальше требований сокращения штатов ИТР и служащих. Необходимость же объединения «Воркутауголь» не была сколько-нибудь очевидной. Поэтому антиаппаратные настроения рабочих нашли выход прежде всего в требованиях ликвидации или резкого сокращения объединения, которое многими рассматривалось как паразита на шее рабочих. Логическим следствием этого требования стал лозунг хозяйственной самостоятельности шахт. Этот лозунг оформился как требование забастовщиков на уровне Воркутинского городского забастовочного комитета уже в первые дни июльской 1989 г. забастовки. В пакете требований, разработанных Межшахтным городским стачкомом пункт 10 гласил: «Предоставить реальную полную экономическую и юридическую самостоятельность шахт и предприятий»; п. 11: «Ликвидировать объединение «Воркутауголь» (ВКМ).

23 июля 1989 г. был подписан»Протокол о согласованных мерах между общегородским стачечным комитетом г.Воркуты, общегородским митингом шахтерских коллективов и правительственной комиссией». В нем среди 33 пунктов соглашений на первом месте стояло: «1.Предоставить полную экономическую и юридическую самостоятельность предприятиям Воркуты и Инты в соответствии с Законом о государственном предприятии (объединении).

Особое значение в решении этого вопроса уделить предприятиям угольной промышленности. Минуглепрому СССР осуществить реорганизацию существующих объединений в различного рода ассоциации, другие добровольные формы организации управления. Провести эту работу до 01.01.90. Широко использовать различные формы собственности на средства производства - государственную, кооперативную, арендную, акционерную и другие». (ВКМ)

Это требование нашло положительную реакцию и в постановлении Совмина ССРР № 608, подписанном 3 августа 1989 г. в результате рассмотрения требований бастующих шахтеров страны. В качестве одного из приоритетных направлений указывалось «предоставление хозяйственной самостоятельности предприятиям, шахтам и разрезам». В п.4 постановления говорилось: «Предоставлять с августа 1989 г. по решениям трудовых коллективов полную самостоятельность предприятиям, организациям, шахтам, разрезам и другим структурным единицам производственных (научно-производственных) объединений (комбинатов) с распространением на них действия всех положений Закона СССР о государственном предприятии (объединении)».

В этом постановлении содержался и принципиально важный п.6, дававший предприятиям возможность получить существенную материальную выгоду от своей самостоятельности вне связи с эффективностью производства: «... установить, что государственный заказ на поставку в 1990 году угля для коксования должен составлять до 93-95 процентов его ресурсов, предусмотренных в плане». Угледобывающим предприятиям и объединениям с августа 1989 г. предоставлялось право продавать, в том числе и на экспорт, уголь, производимый сверх госзаказа по коммерческим ценам.

  В русле тех же принципов развивались и общие представления рабочего движения, его лидеров относительно оптимальных форм организации управления. Одним из первых объектов нападок рабочих стали официальные советские профсоюзы - жестко централизованная пирамида, вершину которой украшал Всесоюзный центральный совет профсоюзов, являвшийся фактически министерством по социальным вопросам. К 1991 г. выкристаллизовывалась альтернативная модель профсоюза, в котором вся власть концентрируется в первичных организациях, а вышестоящие органы являются орудиями реализации этой власти, распоряжаются минимальными средствами и тратят на себя предельно мало. В области большой политики ключевой была идея децентрализации государства. Уже в первом июльском пакете требований в п.5 говорилось: «Решить вопрос на съезде народных депутатов о региональной самостоятельности. Бюджет городов должен соответствовать их реальному вкладу в экономику». Последний пункт соответствовал господствующему политическому настроению финишного этапа перестройки, когда все административно-территориальные единицы считали, что они кормят весь Союз и боролись за региональный хозрасчет и таможни на границах. В Воркуте были весьма сильны опасения, что она кормит всю республику Коми, отдавая в ее бюджет слишком большие средства. В дальнейшем, когда шахтерское движение сильно политизировалось, в пакетах требований видное место стал занимать реальный суверенитет республик. Шахтеры Воркуты оказались одними из наиболее решительных борцов за полномочий союзного Центра, а затем и независимость России, безоговорочно поддержав Б.Ельцина в его борьбе против М.Горбачева. Одним из важнейших направлений этой борьбы стало стремление перевести шахты под юрисдикцию России.

Позиция администрации шахт и объединения

  Настроения рабочих, направленные против объединения «Воркутауголь», нашли базу в объективных интересах и администрации многих шахт, их высшего руководства. Не выступая столь громко, как рабочие, они нередко явно подсказывали выход антибюрократическому потенциалу шахтерского движения. Объединение «Воркутауголь» во главе с А.Орешкиным стремилось без лишнего шума и открытой полемики свести на нет самостоятельность шахт, завоеванную в результате забастовок и дрейфа хозяйства страны в сторону рынка. В конце концов это вызвало “бунт на корабле” уже среди командного состава, решившего взять в борьбе за самостоятельность инициативу в свои руки и не плестись в хвосте профкомов и стачкомов.

  В мае 1992 г. руководители всех шахт и ряда других предприятий объединения «Воркутауголь» выступили с заявлением, в котором четко сформулировали свой интерес в максимальной самостоятельности своих предприятий:

  «На протяжении длительного времени исполнительным аппаратом объединения проводится политика, игнорирующая интересы предприятий, его создавших по присвоению себе функций собственника и вышестоящей администрации. С шахт и предприятий изымается значительная доля средств, полученных за реализованную продукцию и услуги без допуска учредителей объединения к контролю за расходованием и распределением их.

  Мы заявляем:

1. До 1.vi.92 нами будут открыты расчетные счета в учреждениях банка и мы требуем перечисления на них всех сумм от расчетов за реализованную продукцию по “длинным” ценам.

2. Мы создали комиссию по разработке до 1.VII.92 пакета документов по созданию «Организации» как юридического лица, координирующего нашу деятельность.

3. Мы организуем проведение в июле 1992 г. за наш счет аудиторской проверки финансово хозяйственной деятельности объединения за 1991, 6 месяцев 1992 г.

4. С созданием «Организации» мы прекращаем отчисления на содержание исполнительного аппарата объединения «Воркутауголь»(ВКМ).

В начале 1992 г. предприятия объединения разрабатывали программу развития объединения "Воркутауголь". В комиссию по ее подготовке входили представители объединения, профсоюзов, Воркутинского городского рабочего (стачечного) комитета. В основу программы была положена идея предоставления предприятиям юридической самостоятельности и вхождения их в объединение на добровольной основе после подписания договоров и делегирования определенных исполнительных функций аппарату объединения "Воркутауголь", а также значительное сокращение этого аппарата. Программа разрабатывалась на основе принципа консенсуса по каждому пункту членов комиссии. Кроме того, группа директоров разработала еще свою альтернативную программу. Обе они были предложены на конференции шахтеров Воркуты в феврале 1992 г., но конференция их не приняла, решив разработать третий вариант (Александров 1992. 19.02)

  Это заявление было обнародовано на очередном заседании по реорганизации объединения “Воркутауголь” от имени 11 директоров шахт и трех руководителей предприятий (Управление по качеству и сбыту угля, УМНО и УМТС) заместителем председателя Совета директоров директором шахты»Заполярная» А.В.Прасоловым. Оно было представлено в форме ультиматума с угрозой ухода директоров из зала в случае непринятия предложений. Однако благодаря миротворческим усилиям президиума и зала разговор перешел в компромиссное русло. Заявление директоров поддержал председатель Воркутинского городского рабочего комитета В.Тукан. С возражениями выступал А.Орешкин и представители недобывающих предприятий и организаций. Встреча закончилась ничем. (Александров 1992. 22.05) Директорам не хватило решимости довести свой план до конца.

  В августе 1992 г. был утвержден Устав Воркутинкого производственного объединения по добыче угля (ПО “Воркутауголь”). Предшествующий Устав, утвержденный Министром угольной промышленности СССР 19.01.90 г., утратил силу. Согласно новому уставу, объединение - это государственное предприятие, которое до его преобразования в акционерное общество осуществляет координацию производственной и инвестиционной деятельности входящих в него предприятий. 28 самостоятельных предприятий, входящих в него, в соответствии с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» сохраняют права юридических лиц, полную самостоятельность и могут изменять свой статус в соответствии с Законом. ПО не отвечает по обязательствам входящих в его состав предприятий, а предприятия не отвечают по обязательства объединения. ПО является юридическим лицом. Имущество, находящееся на балансе ПО «Воркутауголь», принадлежит ему на правах полного хозяйственного владения в соответствии с договором, заключенным объединением с Госкомитетом России по управлению госимуществом. Объединение вправе передавать по согласованию с Госкомимуществом России закрепленное за ним государственное имущество в оперативное управление предприятиям, входящим в объединение. Для осуществления функций по управлению и координации деятельности предприятий и структурных единиц объединения создается генеральная дирекция (исполнительный аппарат), возглавляемая генеральным директором, назначаемым Минтопэнерго России по согласованию с Советом Объединения, который является высшим органом объединения.

  Совет объединения формируется на три года. В него входят первые руководители предприятий и структурных единиц и генеральный директор. Совет выполняет следующие функции:

- определяет общие направления экономического и социального развития объединения;

- определяет порядок распределения централизованных средств;

- согласовывает расходы на содержание генеральной дирекции;

- согласовывает контракт генерального директора.

  Вмешательство Совета в оперативно-распорядительную деятельность генеральной дирекции объединения и предприятий не допускается. Председатель Совета избирается на заседании Совета из числа его членов.

  Начало приватизации также привело к острому столкновению интересов.

  Коллектив шахты "Северная" потребовал от Президента, Верховного Совета России, Правительства РФ, Верховного Совета и Правительства Республики Коми, местных советов г. Воркуты войти в Конституционный суд РФ с вопросом «о противоречии указа Президента от 30.12.92 (ст.2), где сказано, что 40% акций принадлежат трудовому коллективу, а 60% акций - государству (следовательно, мы по-прежнему рабы, и никакой самостоятельности нет), с законом РФ о предприятиях и предпринимательской деятельности (ст.4), где сказано, что шахта "Северная" по своему уставу является предприятием самостоятельным, а не в составе объединения. Президент же России своим указом от 30.12.92 г. насильно ввел нас в состав объединения "Воркутауголь".

  Мы требуем, как это принято на конференции трудового коллектива в августе 1992 г., акционирования шахты "Северная" по второй модели как самостоятельного предприятия, где 51% акций принадлежит трудовому коллективу, а 49% - государству”.

 

  Почему самостоятельность шахт была выгодна администрации, первым руководителям многих из них? В условиях перехода от командного хозяйства к рынку возникли ниши, в которых наличие товаров, распределяемых не по госзаказу, а по свободной воле предприятий, означало золотую нишу, особенно если эти товары можно было вывозить за рубеж. Курс рубля по отношению к твердым валютам устанавливался в административном порядке, распределение валютных ресурсов осуществлялось в строго централизованном порядке. Обладание твердой валютой позволяло закупать за рубежом крайне дефицитные в СССР товары народного потребления и продавать их здесь по рыночным ценам или распределять среди своих работников по номинальной, то есть очень заниженной, рублевой цене.

  Все это выводило непосредственные материальные интересы как рабочих, так и администрации шахт к требованиям хозяйственной самостоятельности шахт, роспуску или по крайней мере к существенному ограничению прав объединения «Воркутауголь».

  Руководство объединения стало объектом объединенного натиска рабочего движения и державшейся в тени администрации шахт. Его объективные интересы, конечно, состояли в том, чтобы противостоять этому натиску и пережить смутное время, не допустить ликвидации.

  На идею сохранения объединения работала практика мировой угледобычи, рассматриваемая через призму не отдельных шахт, а общегосударственных интересов. Добыча угля связана с обусловленной геологическими условиями циклами подъема и спада производства. Для отдельной, особенно небольшой или старой шахты, фаза спада означает экономическую смерть. В условиях крупного объединения фазы нейтрализуют друг друга: разрушительные последствия спада на одной шахте перекрываются ростом производства или стабильной добычей на других. Таким образом, частные, групповые статусные позиции объединения в данном случае смыкались с общегосударственными интересами.

  Имелась основа и для нейтрализации негативизма рабочего движения в отношении объединения. Дело в том, что судьбы шахт Воркуты решались прежде всего в Москве, где распределялся государственный бюджет, рассматривались вопросы дотаций угольной промышленности. Для отдельных шахт вести переговоры напрямую с правительством или министерствами - нереально. Наиболее эффективная основа для такого рода переговоров и деловых отношений - это организованное в масштабах города рабочее движение и объединение всех или большинства шахт в одной организации, которая уже существовала в лице «Воркутаугля». Рабочее движение давило на правительство, выбивая дотации, а объединение могло их получать в солидные руки и распределять. Таким образом, политическая рациональность создавала основу для выживания объединения «Воркутауголь» и ослабления негативного отношения к нему рабочего движения города.

Первые итоги и переоценка ценностей

  Хозяйственная самостоятельность шахт имела неоднозначные последствия. Шахты с хорошими геологическим условиями и относительно новым оборудованием извлекли из самостоятельности максимум. Они активно вышли на свободный рынок, в том числе и международный, вступили в очень выгодные на первых порах бартерные сделки.

  Для шахт со средними геологическими и техническими условиями последствия были противоречивыми: с одной стороны, их работники, особенно высшее звено смогли получить немалые материальные блага прежде всего в виде бартерных товаров, но с другой, проводилась экономическая политика, рассчитанная на сиюминутные интересы, что закладывало под эти шахты мины замедленного действия.

  Шахты старые, с исчерпываемыми геологическими ресурсами и устаревшим оборудованием, с самого начала ничего существенного не могли получить от самостоятельности. Более того, она явно была опасна для них. Их выживание как предприятий и экономические интересы их работников были связаны с сохранением объединения, которое перераспределяя ресурсы «по труду», могло как-то компенсировать негативные последствия различий в геологических условиях.

  Становление российского рынка, установление более реального курса рубля и введение его внутренней конвертируемости сделали угольный бартер невыгодным. В этой точке экономические интересы шахт и их работников стали все более заметно расходиться с курсом на сохранение самостоятельности. Падение доходов шахт резко сужало круг лиц, получавших возможность что-то иметь с рыночных операций углем. Большинство трудовых коллективов, конечно, в этот круг уже не попадали. Тут начинается рост разочарования рабочего движения идеей независимости.

  Дело не сводилось к падению доходов работников шахт. Многие шахты попали в результате политики их администраций (близорукой с точки зрения интересов шахт и своекорыстной с точки зрения интересов их руководства) в катастрофическое положение. Выбраться из долговой ямы самостоятельно они не имели никаких перспектив.

  Таким образом, к концу 1993 г. матрица объективных экономических интересов большинства шахт Воркуты сложилась такими образом, что их реинтеграция в объединение стала одним из главных средств их спасения. Приход Юрий Лобеса, директора шахты «Воркутинская» на пост генерального директора объединения с условием принятия шахтами его программы реинтеграции был закономерным субъективным следствием изменившегося объективного положения.

  Ю.Лобес согласился занять пост генерального директора объединения при условии, что шахты, Москва поддержат его курс на воссоздание объединения как централизованной региональной структуры. Руководители шахт и их профсоюзов поддержали его программу.

  В первое время казалось, что она будет реализована быстро и без проблем. Летом 1994 г. в аппарате объединения можно было слышать утверждение, что отказ шахт от отдельных расчетных счетов, их глубокая реинтеграция - это дело нескольких недель. Наши сомнения и ссылки на возможность противодействия встречались скептическим улыбками: что возьмешь с дилетантов?

  Однако процесс, набравший в начале разбег, как только решилась судьба тонущих шахт и встал вопрос о шахтах, способных худо ль бедно выживать, существенно замедлился. На пути реинтеграции встали объективные интересы ряда шахт и их коллективов. Так, самая перспективная шахта «Воргашорская» категорически выступила против всякой реинтеграции и сохранила свое положение самостоятельного акционерного общества. Менее категорично, но достаточно последовательно отстаивает свою автономию внутри объединения шахта “Октябрьская”.

  Одним из рифов на пути к интеграции стала система премирования. Различия в уровне заработков - одно из следствий самостоятельности шахт, что постоянно подпитывало напряженность в городе: «У них платят во! А у нас...». Различия частично вытекали и из появившихся в годы самостийности разных положений о премировании. Поэтому одним из направлений реинтеграции шахт стал курс на унификацию систем заработной платы, премирования, выравнивание уровней зарплаты посредством их освобождения от факторов, не зависящих от труда коллективов.

  Однако сделать это оказалось совсем не просто. Новая система премирования была быстро разработана, однако на пути ее внедрения встали профсоюзные комитеты ряда шахт, что вынудило уйти в оппозицию и территориальные профсоюзные органы. Перед руководством объединения встала дилемма: унифицировать положение о премировании посредством предоставления ряду коллективов условий, ведущих к росту зарплаты, или же лишение этих преимуществ тех, кто уже их имел. С точки зрения сиюминутных интересов работников всех шахт, приемлем был лишь первый вариант. Однако он противоречил курсу руководства объединения на выход из долговой ямы, на режим экономии. Переговоры между администрацией и профсоюзами зашли в тупик.

  Однако, несмотря на рифы, процесс интеграции пошел. Жестокая экономическая ситуация, в которой оказалась угольная промышленность, толкала к прагматическому подходу. Ограничение активности шахтерского движения и спад его революционного романтизма дал больше простора менеджерам решать вопросы совершенствования управления без учета позиции профсоюзов, стачкомов, шахтеров. Да, и сами шахтеры, пройдя большую школу периода бури и натиска, разочаровались в романтических иллюзиях, ведших их на забастовки 1989-1991 гг. А среди них немалое место занимала вера в чудодейственную силу дезинтеграции, децентрализации и демократизации.


Поделиться с друзьями:

Своеобразие русской архитектуры: Основной материал – дерево – быстрота постройки, но недолговечность и необходимость деления...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Архитектура электронного правительства: Единая архитектура – это методологический подход при создании системы управления государства, который строится...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.057 с.