Г. Весеннее наступление германских войск. Суассон и Амьен — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Г. Весеннее наступление германских войск. Суассон и Амьен



После тщательной подготовки германская армия собрала всю свою мощь, чтобы единым усилием разорвать смертельные объятия союзников, одержав победу на полях Западного фронта. Другого выхода не было, поскольку период «неограниченной войны» подводных лодок не привел к желаемым результатам, и дипломатические усилия [138] оказались бесплодными. Верховное командование не имело сомнений насчет того, насколько важна задача, стоящая перед ним. Генерал Людендорф неоднократно разъяснял это на предварительных совещаниях, и сам он с неослабевающей энергией и неутомимым энтузиазмом проводил подготовку, которая, по его убеждению, была необходима для успеха наступления. Перед началом этой решающей битвы вся армия целиком и полностью доверяла высшему командованию. Войска были солидарны с целями руководства и разделяли его решимость совладать с задачей, которая, говоря простым человеческим языком, казалась невыполнимой.

В духе тактического мышления того времени успех должен был достигаться при помощи короткой артиллерийской подготовки и закрепляться пехотой, которая должна была идти в атаку, следуя множеству правил, усовершенствованных в соответствии с недавним опытом. Было крайне необходимо начать наступление возможно скорее, чтобы опередить приток американских войск, и этот ограниченный временной промежуток исключал нанесение первого удара в болотистых полях Фландрии, которые становились проходимыми только к апрелю. Однако по обе стороны Сен-Кантена можно было отыскать достаточно подходящую местность, пусть даже она местами была покрыта воронками, оставшимися от прежних сражений на Сомме. Если бы все пошло как задумано, энергичная атака на выбранном участке отрезала бы англичан от французов и дала бы возможность немцам разбить своих противников по отдельности путем спланированной последовательности ударов, которые должны были вынудить их к сдаче. Единственным недостатком было то, что атака по этой южной оси ускорила бы вмешательство [139] французских сил. Для предотвращения этого немцы могли ввести противника в заблуждение как относительно времени, так и места наступления, благодаря тому, что войска, предназначенные для атаки, держались вдали от линии фронта и были тщательно замаскированы. К маневренным военным действиям были полностью подготовлены около пятидесяти немецких дивизий, хотя нехватка снаряжения и лошадей означала, что от остальных дивизий не следует требовать больших достижений.



21 марта первая волна, состоящая из 37 дивизий, устремилась вперед по обоим берегам Соммы под прикрытием огневой завесы 6 тысяч орудий. За первым ударом 6 апреля последовало наступление южнее Уазы, а тремя днями позже — атака на Армантьер, которая привела к взятию большей части Ипрского выступа и господствующей высоты — горы Кеммель. Немецкое наступление стоило англичанам потери 300 тысяч человек; 65 тысяч пленных и 769 орудий попали в наши руки, а гораздо больше орудий и огромное количество снаряжения вынуждены были уничтожить сами англичане. Это было равносильно величайшему успеху, достигнутому на Западном фронте со времен начала позиционной войны. У англичан в войсках пополнения осталось только 140 тысяч человек, и они были вынуждены отменить наступление, которое планировали в Палестине, а также отозвать оттуда две дивизии, вывести еще две из Италии и к тому же снизить возраст призыва.

На время немцы перехватили инициативу, но они так и не сумели добиться намеченного прорыва. Продвижение немецких пехотных дивизий тем временем замедлялось по мере того, как пехота преодолевала изрытое воронками старое поле битвы на Сомме, и противник постепенно [140] научился отражать атаки, главным образом прибегая к помощи автотранспортных групп армейского подчинения для переброски войск.

Мы не можем заявить категорически, что немцы завершили бы прорыв, будь их войска такими же маневренными, но не можем и просто проигнорировать этот вопрос, когда оглядываемся назад на ту ситуацию.

Принимая во внимание, в каком ужасающем состоянии находились в то время дороги за линией германского фронта, а также то, что для обеспечения пехотных дивизий и артиллерии требовалось значительное количество транспорта, было очень вероятно, что только бронетанковые части, обладающие высокой маневренностью на пересеченной местности, имели бы какой-то шанс на успех; возможность была великолепной — насчет этого не может быть сомнений, поскольку противник был сильно истощен и находился в состоянии смятения.



В конце апреля оказалась неудачной еще одна попытка прорыва в направлении Амьена, и генерал Людендорф теперь решил наступать через Шмен-де-Дам на Париж. На этот раз мишенью стали французы, и англичане смогли использовать передышку к своей выгоде. 41 германская дивизия и 1158 батарей атаковали французов на участке фронта протяженностью 55 километров, и, стремительно продвинувшись вперед, немцы за период с 27 мая по 1 июня достигли Марны между Шато-Тьерри и Дорманом. Было захвачено 50 тысяч человек и 60 пушек. Следующую атаку с целью ослабить давление на правый фланг германской 7-й армии предприняли под Нуайоном. Однако атака не могла начаться до 9 июня, и, столкнувшись с решительным сопротивлением французов, она потерпела провал. Фланг [141] 7-й армии оставался по-прежнему уязвим в районе Суассона, так же как и фланг 1-й армии под Реймсом. Некоторую тревогу также вызывали выступы на линии фронта, образовавшиеся после немецких атак во Фландрии и под Амьеном, поскольку они могли стать уязвимыми, если бы их заставили перейти к обороне. Атака немцев на Шмен-де-Дам сама по себе была выдающимся достижением, но она привела к задержке у мостов через Марну и в лесу под Виллер-Котре — задержке, оказавшейся достаточно существенной, чтобы французы успели подтянуть туда танки и перебросить на грузовиках пехоту. Именно здесь впервые появился легкий танк «рено».

* * *

Людендорф предпринял очередную атаку, дабы у него не вырвали из рук инициативу прежде, чем вмешаются американцы, — в этом случае остальные наши противники получили бы возможность восстановить силы. 7-я и 1-я армии и отдельные части 3-й армии должны были наступать с обеих сторон Реймса, чтобы прикрыть немецкий выступ на Марне. Этот удар должен был одновременно сопровождаться новым наступлением во Фландрии. В соответствии с традиционной тактикой 47 дивизий и более чем 2 тысячи батарей артиллерии должны были пересечь Марну и взять Реймс, тем самым закрепившись па отвоеванных у французов территориях. Однако в этом случае атака не оправдала надежд и немцы не сумели добиться внезапности. Французы вывели войска из восточного сектора района атаки и разместили их в труднопроходимой местности западнее Реймса, добавив к ним подкрепления и танки. 17 июля Людендорф отдал приказ прекратить наступление, а затем [142] началась переброска сил во Фландрию. Этот процесс так и не был завершен.

В этом крупном наступлении приняли активное участие немецкие танки, но с помощью всего лишь 45 танков нельзя решить исход боя. Они были организованы в отряды по 5 танков каждый. Такими скудными ресурсами можно было бы распорядиться наилучшим образом, если бы их сконцентрировали в единый кулак в той точке, где нам требовалось добиться быстрой победы и где рельеф местности был бы достаточно пригоден для передвижения танков. Но высшее командование так и не сумело на это решиться, и, игнорируя уроки Камбре, немцы использовали малые группы танков, а иногда даже одиночные машины, которые прикреплялись к пехоте. По отдельности танки часто действовали даже очень эффективно, однако они не могли оказать большого влияния на ход событий.

Здесь мы должны добавить, что короткая артиллерийская подготовка оставалась характерной особенностью немецкой тактики вплоть до конца войны. Опыт весны 1918 года показал, что при наступлении такая тактика была еще эффективна, но когда немцам приходилось обороняться, от нее было мало толку, если противники предпочитали атаковать с использованием новейших вооружений и технических приемов.

С начала июня появились тревожные признаки того, что союзники в самом деле начали сражаться по-новому, но таких случаев было немного, и они не привлекли того внимания, которого заслуживали.

Уже в конце мая баланс сил изменился до такой степени, что на участке между Уазой и Марной мы имели только девять с половиной дивизий, сильно ослабленных после того, как они в течение [143] нескольких дней принимали участие в наступлении. Противостояли им одиннадцать с половиной французских дивизий, большинство из которых были свежими. 31-го числа немецкая 7-я армия атаковала в направлении Крепи-ан-Валуа и Ла-Ферте-Милон, но атака встретила ожесточенное сопротивление, и в некоторых местах свежие силы противника смогли предпринять успешные контратаки. Наступая несколькими эшелонами, новые легкие танки «рено» застали врасплох 9-ю егерскую дивизию между Мисси и Шодюном и вдобавок захватили правый фланг 14-й резервной дивизии. Немецкая артиллерия не обнаружила танки, пока не стало слишком поздно, и какое-то время положение было критическим. Атаку французов отбили, но наступательной мощи двух германских дивизий был нанесен урон. В этот день продвижение 7-й армии в целом было скромным, поскольку французы имели возможность подтянуть свежие силы на грузовиках. В ответ немцам пришлось ввести в бой свои резервы.

Далее к югу наступала немецкая 28-я резервная дивизия, перед которой стояла задача атаковать на северо-запад в направлении Шуи. В результате возник немалый беспорядок.

1 июня дивизия приступила к переправе через речку Савьер и принялась закрепляться на западном берегу, но атака ее левого крыла на деревню Троне, которую в числе прочего обороняли 3 танка, была отбита; в результате захлебнулось и остановилось продвижение всей дивизии. Дивизия была уже в опасной ситуации, когда 2 июня ее послали в атаку на широком участке фронта, чтобы взять Виллер-Котре, и еще до исхода утра она столкнулась с контратакой французов, во главе которой шли танки. Благодаря бдительности артиллерии французы были отбиты, но немцы понесли [144] тяжелые потери. К левому флангу подошла новая немецкая дивизия, что дало некоторую передышку, и 28-я дивизия получила возможность отвести свои войска в резерв.

3 июня французы предприняли контратаку, введя в бой еще больше танков, отчего возросли потери немцев. В 5.30 28-я дивизия атаковала сектор Корси — Вути — Фавероль, имея на правом фланге 111-й резервный егерский полк, а на левом — 110-й резервный егерский полк. Поначалу немцы довольно далеко продвинулись под прикрытием утреннего тумана, который исключил опасность фланкирующего огня французов. Передышка подошла к концу, когда немцы столкнулись с плотным заградительным огнем пулеметов, артиллерии и истребительной авиации, и, наконец, в 6.30 из леса севернее Вути внезапно вырвались еще 5 танков и атаковали 111-й резервный егерский полк, прорвавшись сквозь первые рубежи 3-го батальона и вынудив часть войск отступить. 2 танка были подбиты из минометов и обездвижены, но они продолжали вести огонь, а оставшиеся 3 машины повернули на север и отбросили 2-й батальон. Корси вновь был потерян. Затем 3 танка подверглись атаке стрелков 2-го и 3-го батальонов 111-го полка, 1-го и 3-го батальонов 109-го резервного егерского полка и 3-го батальона 150-го егерского полка. 5 батальонов сообща, конечно, могли вывести из строя танки и захватить в плен экипажи. Но только задумайтесь на минуту! 5 танков с экипажами, насчитывавшими до 10 человек, сумели привести в смятение целую дивизию. За эти два с половиной часа 111-й резервный егерский полк потерял в совокупности 19 офицеров и 514 рядовых, из которых 2 офицера и 178 рядовых пропали без вести. Теперь не было и речи о том, чтобы 28-я резервная дивизия могла возобновить [145] наступление. Точно так же серьезно пострадала от нападения танков 2-я гвардейская дивизия, и в тот же день гвардейский полк потерял 12 офицеров и около 600 солдат. 4 июня французские танки вновь смогли остановить немцев, которые начали новое наступление.

В этих сражениях французские танки, похоже, посылались в бой со строго ограниченными целями, а именно чтобы не допустить проникновения немцев в лес под Виллер-Котре и обеспечить безопасность исходного рубежа планируемого наступления. Эти цели были достигнуты. Да и что, собственно, могла противопоставить им немецкая пехота? Год и три четверти прошло со дня первого появления танков 15 сентября 1916 года, и шесть месяцев назад был Камбре. Что было реально сделано, чтобы помочь немецкой пехоте? Какие уроки были усвоены пехотинцами? Чего можно было ожидать от них, измученных этими месяцами наступления?

Французы придерживали свои танки до начала июня, даже несмотря на то, что их настойчиво требовали прислать каждый раз, когда немцы пытались прорваться. Но командиры французских танковых сил имели мужество не прислушиваться к подобным требованиям даже перед самым началом немецкого наступления, твердо решив не повторять ошибки, сделанной англичанами в сентябре 1916 года. Они непреклонно стояли на том, что будут вводить в бой танки только массированно и только тогда, когда все дивизии какой-либо из наступающих армий будут должным образом ими укомплектованы. Из-за трудностей производства эта программа продвигалась не так быстро, как надеялись, и к 1 мая 1918 года, в дополнение к 16 группам танков «шнейдер» и 6 танков «сен-шамон», у французов было 216 Chars legers (легких [146] танков), из которых только 60 находились в непосредственном распоряжении войск. Это было не слишком много, но к этому времени изготовители и сами танкисты, по крайней мере, получили удовлетворение, зная, что те же люди, которые прежде только воздвигали препятствие за препятствием на пути развития танковых сил, теперь громче всех призывали к тому, чтобы послать на врага танки.

Как мы увидели, низшие звенья командования французской армии вполне охотно действовали в соответствии с правилами, задаваемыми офицерами танковых войск. Было, однако, несколько исключений, и мы их здесь отметим. 5 апреля отряд из 6 танков вошел в бой, чтобы поддержать наступление с ограниченной задачей на участке Совилье — Монживаль; цели достиг только один из танков, и атака провалилась. Следующий пример: и вновь всего лишь 6 танков должны были атаковать парк Гривен во взаимодействии с ротой пехоты; танки справились за короткий срок, но пехота не последовала за ними, и французы не сумели удержать парк после того, как захватили его. Однако 8 апреля 12 танков поддержали успешную атаку в направлении двух рощиц к северо-западу от Морейля и Моризеля. 28 мая другие 12 танков дали американцам возможность взять Кантиньи, не потеряв при этом ни одной машины. Акция под Шодюном 31 мая обернулась не так удачно. Французы всеми силами старались сдержать продвижение немцев, и 6 взводов Chars legers вместе с частями марокканской дивизии атаковали в восточном направлении прямо с ходу, даже без предварительной рекогносцировки и согласования с пехотой. Они двинулись вперед среди бела дня, по открытой местности, без поддержки артиллерии, без прикрытия, которое обеспечил бы туман, [147] без поддержки с воздуха и без малейшей попытки со стороны французской пехоты последовать за танками. Атака была отражена, после чего танки отступили, чтобы установить контакт с пехотой, а затем возобновить наступление. Этот процесс повторялся вновь и вновь, и всегда с одним и тем же результатом. Танки захватили территорию шириной 20 километров и глубиной 2 километра, но все это было утрачено, поскольку пехота оказалась не в состоянии пойти за ними. Войска были измотаны, и немецкие пулеметчики смертоносным огнем с флангов косили атакующих, поскольку атака проводилась на узком участке фронта.

В течение последующих дней такие стычки с переменным успехом повторялись на реке Савьер и на восточной окраине леса Виллер-Котре. В конечном итоге 9 танковых рот сыграли значительную роль в остановке немецкого удара, нацеленного на Париж, — удара, который французы сочли самым опасным за все время войны.

Существенно более крупные танковые силы французы применили против немецкого наступления Гнейзенау, которое началось 9 июня с участка под Нуайоном и было направлено на Компьень. 10 июня наступление достигло линии Мери — Белой — Сен-Mop, а головные части прорвались к Арону. Французы решили назначить на утро 11 июня контратаку силами 4 свежих дивизий и 4 танковых отрядов, или группировок — 2 из них составляли танки «Шнейдер» и 2 — танки «сен-шамон». Французские бронетанковые войска подтянулись в полной тайне, под покровом ночи, и в 10.00 общим числом 160 танков внезапно бросились в атаку с исходного рубежа Курсель — Эпейель — Мери — Вакемулен. Они выполнили свою задачу — оттеснили немцев назад в долину [148] Меца и в процессе этого уничтожили большое количество пулеметов и причинили серьезный урон немецкой пехоте. Но танковые силы и сами серьезно пострадали (потери составили 46 убитых, 300 раненых и 70 машин) везде, где у немецкой артиллерии имелись хорошие наблюдательные пункты или она могла стрелять прямой наводкой. Атака началась очень поздно, при ясном свете дня, из-за этого французские пехотинцы были тотчас же замечены, и немецкий артиллерийский и пулеметный огонь не давал им приблизиться к танкам. Танкам пришлось дожидаться, стоя на виду вдоль линии фронта, еще долгое время после того, как они достигли своих целей, и французские комментаторы полагают, что именно это промедление, наряду с отсутствием поддержки пехоты, и повлекло тяжелые потери. Территория, занятая на этот раз, простиралась на 8 километров в ширину и до 3 в длину.

Поскольку количество танковых подразделений в течение 1918 года возросло, французы получили возможность создать штабы танковых полков и бригад. Полки были составлены из различного числа подразделений, в зависимости от обстоятельств, а в каждой бригаде насчитывалось по 3 полка.

С середины июня характер боев между Марной и Эной начал меняться; теперь французы поставили целью создать хорошую основу для грядущего наступления. Отдельные танковые взводы и роты сделали успешный вклад в проведение этих акций, но потери оставались большими, и потому высшее командование утвердилось во мнении, что единственным пригодным способом использования танков являются атаки одновременно большим числом. И все-таки 16 и 17 июля 3 танковых отряда 502-го полка опять [149] были использованы в прежней манере — они отбивали немецкие атаки на Марне южнее Жольгон и Дормана; при этом французы потеряли 15 машин. Но в то время, когда все внимание немцев в пределах обширного Марнского выступа было еще устремлено на юг и юго-восток, между Марной и Эной зарождалась мощная буря, и теперь она внезапно обрушилась на них, когда ее совсем не ждали. Французское высшее командование поручило двум армиям — 10-й армии Манжена к северу от реки Урк и 6-й армии Деготта южнее реки — провести атаку без артподготовки, но при поддержке большого количества танков, по образцу операции в Камбре.

Для успеха наступления было жизненно важно держать приготовления в секрете. Поскольку дело касалось танков, командиры танковых частей при 10-й армии получили приказ подтянуть свои силы к полуночи 14 июля; танки, которые не могли передвигаться по дорогам, были выгружены с составов на станциях Пьерфон, Виллер-Котре и Мориенваль 16-го и 17-го числа; сосредоточение танков 6-й армии было завершено 15 июля. В ночь с 17 на 18 июля во время сильнейшей грозы, которая заглушила весь шум, танки продвинулись к рубежу атаки. Таблицы, приведенные ниже, показывают, как танки были распределены между атакующими дивизиями.

В то время как французское командование сосредоточило 490 танков для главного удара, значительное их количество — 180 машин — оставалось в бездействии на второстепенных фронтах. 6-я и 10-я армии должны были атаковать одновременно и внезапно, имея целью ликвидировать «котел Шато-Тьерри» или, по крайней мере, сделать так, чтобы немцы не могли использовать его центральную точку — Суассон. В то же время, когда [150] 6-я и 10-я армии наступали с запада на восток, 5-ю армию, находившуюся южнее реки Вель, предполагалось направить в противоположную сторону к Арси-ле-Понсар, однако необходимое распоряжение могло быть отдано только после того, как стало ясно, что немецкое наступление от 15 июля провалилось.

10-я армия французов должна была начать атаку 18 июля, в 5.35, вслед за ползущим огневым валом. Первый рубеж регулирования тянулся от Берзи-ле-Сек через Шодюн до Вьерзи. После того как цель будет достигнута, II кавалерийский корпус должен был развить успех: входящей в его состав 4-й кавалерийской дивизии следовало продвинуться от Тельфонтена (20 километров за линией фронта) через Шодюн и Артене до Фер-ан-Тарденуа, а 6-я кавалерийская дивизия должна была прорваться от Вомуаза (18 километров за линией фронта) через Верт-Фей, Вьерзи и Сен-Реми к Уши-ле-Шато. 2-я кавалерийская дивизия должна была следовать за 4-й в качестве корпусного резерва. В распоряжение наступающих придавалась истребительная авиация, и 6 батальонов пехоты вместе с саперами ждали наготове на грузовиках в Мортфонтене и Виллер-Котре. 6-я армия должна была выступить в одно время с 10-й.

В 5.35 французская артиллерия предприняла короткий, но интенсивный обстрел, и танки, а за ними пехота устремились вперед. Их приближение маскировал легкий туман, и немцы были захвачены врасплох. Уже к 8.30 10-я армия в одиночку осуществила вторжение на глубину более чем 3 километра при ширине фронта прорыва 12 километров, и к полудню она ворвалась на 6 километров в глубь немецких оборонительных позиций по направлению главного удара. Во второй половине дня французы довольствовались [151] строго ограниченными продвижениями, и только к вечеру прибытие свежих танков дало атаке новый импульс, который принес французам еще 2 километра за Вьерзи. 10-я армия вклинилась в глубь немецких позиций в среднем от 5 до 6 километров при ширине фронта наступления 15 километров, и на одном участке локальный прорыв составил 9 километров; продвижение 6-й армии, наступавшей южнее, достигло глубины примерно 5 километров.

Наступление затронуло 10 дивизий 9-й и 7-й армий немцев и 7 дивизий поддержки, находившихся в полной боеготовности. Участки фронта, занятые дивизиями, составляли от четырех с половиной до пяти километров против двухкилометровых участков фронта французских дивизий, принимавших участие в наступлении. Немецкие войска оказались в чрезвычайно скверном положении; их многочисленные потери в предыдущих наступлениях не были восполнены, у них было очень мало хорошо укрепленных оборонительных позиций, и их снабжение было недостаточным. В целом боевая эффективность и стойкость войск уже не были такими, как прежде, и, когда французы внезапно перешли в атаку, большая часть немецкой пехоты была уничтожена прямо на позициях и артиллерия погибла.

И тем не менее, к 8.40 атака фактически прекратилась. Как могло получиться, что наступление выдохлось и достижения французов оказались столь незначительными? Как нам расценить эпизод, подобный тому, который произошел на правом фланге немцев в секторе армейской группы Штаабса, где 241-я егерская дивизия, после того как ее южное крыло было начисто сметено танками, сумела вывести из боя половину своего личного состава с той части своей линии фронта, которая [152] до того времени оставалась незатронутой, и отойти фактически невредимой по долине Эны к Суассону? Почему, начиная с полудня и далее, огонь французской артиллерии временами полностью замолкал? Как смогли жалкие остатки 11-й баварской егерской дивизии занять и удержать западный край Вобюэна на глазах победоносного противника? Ведь к этому времени от целой дивизии оставались только 2 батальона! Во второй половине дня пополнение довело ее численность до 7 батальонов, а к вечеру — уже до 9! Немцы своими глазами видели, как французские силы перегруппировываются для новой атаки, как меняет позиции артиллерия, видели танки и даже кавалерию. И все-таки в их распоряжении оказалась ночь, в течение которой немцы восстановили порядок в частях и подготовились к упорной обороне.

6-Я АРМИЯ

Корпус

Дивизии 1-го эшел.

Дивизии 2-го эшел.

Резерв

Приданы

орудия танки самолеты

II

33-я

144 полев.

108 тяж.

40

Половина 4-й (США)
2-я 45
  63-я (арм. рез.) 30
47-я 45+12

VII

Половина 4-й (США)

36 полев.

84 тяж.

30

164-я 15

I США

167-я

84 полев.

84 тяж.

30

462 (арм.)

26-я (США)
Всего 7 1 588 147 582

В других местах были, развернуты:

9-я армия 90 — Chars legers

I кавалерийский корпус и 5-я армия — 45 Chars legers

кроме того, в других местах — около 45 Chars legers

Приблизительный итог — 180 Chars legers [153]

 

 

10-Я АРМИЯ

Корпус

Дивизии 1-го эшел.

Дивизии 2-го эшел.

Резерв

Приданы

орудия танки самолеты

I

162-я

228 полев.

188 тяж.

40

11-я
153-я 72-я 27 «шнейдеров»

II

1-я (США) 69-я

276 полев.

172 тяж.

(вкл. див. арт. 69-й и 58-й)

60 «сен-шамонов»

50

Мароккан. 58-я 48 «шнейдеров»
2-я (США) (арм. рез.) 48 «шнейдеров»

III

38-я 19-я

216 полев.

112 тяж.

(вкл. див. арт. 19-й и 1-й)

30 «сен-шамонов»

50

48-я (США) 1-я (арм. рез.)

XI

128-я 5-я

114 полев.

128 тяж.

40

41-я
II кавал.     2-я к.д. 4-я к.д. 6-я к.д. 6 батал. моториз. пехоты   1, 2, 3 батал. танков «рено» 130 Chars legers 301 (арм.)
Всего 10 6 1545 343 481

Точно такая же история произошла с соседней армейской группой Ваттера, примыкающей с юга. Когда французская артиллерия открыла огонь, немецкие части поддержки были приведены [154] в состояние боевой готовности, и немецкая артиллерия начала вести заградительный огонь. Основной удар французской атаки поразил только 2 правофланговые дивизии армейской группы. В этом секторе французы уже в 8.20 захватили Мисси. Артиллерия 42-й егерской дивизии, сколько могла, оказывала сопротивление французским танкам, которые едва можно было разглядеть среди высоких хлебов, но она вынуждена была отступить, и к 8.30 немцы лишились всех орудий, развернутых к западу от позиций Шодюн — Мисси. И все-таки именно здесь немцы сумели создать организованную оборону. На участке 14-й резервной дивизии (где сражались также 3 полка 46-й резервной дивизии) немцев удивил тот факт, что французы при атаке игнорировали глубоко прорезанную долину Савьера с его лесистыми берегами; они довольствовались тем, что открыли по узкому распадку огонь на подавление, в то время как главный удар наступления был направлен вдоль линии высот на юг и север. Причина была в том, что ущелье Савьер предоставляло мало возможностей, чтобы развернуть или эффективно использовать танки, и французы вместо этого намеревались захватить его двойным обходом с флангов.

Когда немцы производили разведку местности, они забыли принять в расчет особенности французской наступательной тактики. Эта оплошность, вероятно, и дала возможность французам добиться столь высокой степени внезапности, а также способствовала их прорыву под Вокастлем. И поэтому 159-я егерская дивизия, доблестно удерживавшая долину Савьера, была уничтожена двойным охватом. Когда в 6.00 французы прорвались, из 53-го резервного егерского полка, который примыкал слева, удалось [155] спастись только 1 офицеру, 4 унтер-офицерам и 6 рядовым. Основная часть — 14-я дивизия — лишилась своей артиллерии. Пришлось задействовать последние немецкие резервы, включая даже несколько рот ополчения второго разряда, которые в 7.30 заняли Вьерзи.

Слева с 14-й дивизией соседствовала 115-я егерская дивизия, которая смогла отразить атаку французов, за исключением одного локального нападения. Причина? У противника не было танков. Однако дивизию окружали с флангов, и поэтому она вынуждена была к вечеру отступить.

К 8.00 немецкое высшее командование составило достаточно исчерпывающее представление о критической ситуации, сложившейся на фронте, и приказало своим силам занять и удержать рубеж, идущий от Шодюна через Вьерзи к Молою. Для этой цели каждой дивизии был придан дополнительный полк пехоты, хотя артиллерии при этом не предоставили. Поучительно проследить, насколько действенны оказались эти меры, особенно после того, как танки противника с исключительной энергией и скоростью атаковали армейскую группу Ваттера.

А. 109-й гренадерский полк был предоставлен в распоряжение 42-й егерской дивизии, но два его батальона прибыли слишком поздно, так как противник уже захватил Шодюнский рубеж массированной танковой атакой; тем не менее артиллерия, приданная полку, а именно 2-я батарея 14-го полевого полка, не допустила продвижения танков ни на шаг дальше.

Б. 14-й резервной дивизии был придан 40-й стрелковый полк, который в 8.45 отправился из Визинье на Лешель и храбро пошел навстречу интенсивному артиллерийскому огню, чтобы успеть добраться до юго-западного края Шодюна [156] как раз перед тем, как это сделали бы французы; здесь у него появилась возможность продержаться с помощью артиллерии сопровождения (3-я батарея 14-го полка полевой артиллерии) и двух противотанковых взводов. С 13.30 атаки противника прекратились, и немцы получили возможность привести свои войска в порядок и до некоторой степени восстановить связь между частями. Из тех батарей, что имелись к началу сражения, оставалась только одна, но временное затишье между боями позволило немцам увеличить их число до пяти, прибавив батареи поддержки 40-го егерского полка и 16-го резервного егерского полка.

В. 2-й резервный егерский полк был отдан в распоряжение 155-й егерской дивизии. Он уже был размещен непосредственно за линией фронта в лесах Молоя как корпусной резерв. Уже в 7.30 два его батальона были брошены в сражение, а третий также был приведен в состояние боевой готовности. Достойно внимания, что эта дивизия оказалась на месте в должное время, и как раз позади единственной дивизии, по которой не нанесли удар танки. Единственной потерей среди артиллерии стала одна подгруппа.

Помимо этого армейская группа Ваттера располагала корпусным резервом в виде пехотного полка, стоящего в Вильмонтуа, и еще одного в Тиньи. В 14.00 штаб группы распорядился подтянуть основной товарный состав и все резервные транспортные средства к северному берегу Эны — передвижение, выполнению которого ничто не помешало. После полудня и вечером 42-й егерский полк сумел отразить отдельные нападения противника, и в ходе сражения немецкая артиллерия подбила несколько танков. По сравнению с этим атака, начавшаяся в 20.40 и [157] нацеленная на 14-ю резервную дивизию, была в целом более крупного масштаба, и вмешательство свежих танковых сил, подошедших через Вьерзи, явилось, как уже было сказано, причиной успеха французов. Как могло получиться, что французские танковые резервы появились на месте событий так поздно? В конце концов, от их района сосредоточения между Пюизо и Флери было только 14 километров.

Армейская группа Винклера действовала слева от группы Ваттера. Оборонительная тактика была одна и та же в обоих случаях, и в этом секторе также противник избегал сложностей рельефа, которые могли бы задержать атаку; в данном случае это был Буассон-де-Крене, где 40-я егерскую дивизию (самую северную дивизию группы) танки обошли своим вниманием, и она получила возможность продержаться довольно значительное время. Поначалу французы получили преимущество в сражении против 10-й баварской егерской дивизии, после того как в 9.30 их танки вступили в бой и сумели углубиться примерно на три с половиной километра в направлении Нейи — Сен-Фрон. Однако затем благодаря находчивости нескольких наших младших командиров они были остановлены. Успех немцев тем более удивителен, что главный удар французов, поддержанный 132 танками, был направлен именно на эту дивизию. Как же это произошло?

Ответ заключается в том, как именно танки взаимодействовали с пехотой. 10-я баварская егерская дивизия была атакована двумя линиями французских дивизий — 2-й и 47-й дивизиями в первой линии и 63-й во второй. Похоже, французы не рассчитывали, что 63-я дивизия вступит в бой в первый же день, и, тем не менее, ей были приданы 30 танков, которые, следовательно, [158] не участвовали в наступлении 18 июля. Из оставшихся 102 танков 45 были переданы в подчинение 2-й дивизии, а 57 танков — 47-й; эти дивизии, в свою очередь, распределили танки между атакующими цепями пехоты. Таким образом, первый удар был нанесен всего лишь частью совокупных танковых сил. Затем последовал перерыв в атаке, пока французы перемещали свою артиллерию, что позволило немцам восстановить порядок в частях. Французы начали очередную атаку только в 17.45, и она потерпела неудачу. То ли из-за недостатка проницательности, то ли из-за нехватки храбрости французы оказались неспособны использовать собственную бронетехнику для сохранения силы атаки в критический момент, когда их артиллерия меняла позиции.

Следующий участок немецкого фронта занимала 78-я резервная дивизия. Она не попала под такой прямой натиск танков, как другие, но ее северный фланг становился угрожающе уязвим, и она тоже вынуждена была отойти, потеряв при отходе несколько своих батарей.

Группа Винклера получила значительные подкрепления в виде 51-й резервной дивизии, которая уже в 7.20 получила приказ двинуться походным порядком к северо-западу из района Бевара. Вскоре после этого, в 11.00, первые подразделения дошли до Армантьер-сюр-Урк, что юго-восточнее Уши-ле-Шато, в 11 километрах от установившейся на тот момент линии фронта. И точно так же, как произошло севернее, обороняющиеся в течение нескольких часов успешно подтянули мощные резервы, что именно и показывает, как мало времени имелось у атакующих сил для достижения подлинного прорыва, даже после того, как его удалось начать с полнейшей [159] неожиданностью. И это было еще тогда, в далеком 1918 году, когда немцам приходилось подтягивать большую часть резервов пешим ходом! 18 июля единственным немецким соединением, обеспеченным грузовиками, была 10-я егерская дивизия, которую транспортировали из Бевара в Наптей-су-Мюре, Мюре-э-Круте и Друази и тем же вечером бросили в бой. Сейчас, имея моторизованные и аэромобильные резервы, мы должны придавать еще большее значение повышению темпа атаки.

Остается только упомянуть корпусную группу Шёлера, которая была развернута между Сен-Женгульфом и Марной под Шато-Тьерри. Наступление задело только самый правый ее край, где она потеряла населенный пункт Курша.

К вечеру 18 июля французы успешно вклинились на участке около сорока километров, то есть по всей ширине фронта атаки. Многие немецкие дивизии были на грани дезорганизации, а другие жестоко потрепаны.

Как получилось, что это вклинение не переросло в настоящий прорыв? Объяснить это необходимо для использования этого опыта в будущем и, следовательно, для организации бронетанковых войск. Среди прочего наш анализ должен коснуться следующих вопросов:

а) как войска, и особенно танки, были введены в атаку;

б) наско





Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.029 с.