ГАЛЛИЕН, Публий Лициний Валериан Эгнаций — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

ГАЛЛИЕН, Публий Лициний Валериан Эгнаций



Римский император в 253-268 гг. Род. в 218 г. Умер 268 г. Сын и соправитель императора Валериана.

В 253 г. Галлиен был объявлен соправителем своего отца, а в следуюшем году Валериан отправил его на рейнско-дунайскую границу. Здесь он в течение нескольких лет более или менее успешно отражал набеги германцев (Виктор: «О Цезарях»; 33). Впрочем, говорят, что большую часть времени он проводил за вином и в трактирах, окружив себя сводниками, мимами и блудницами, и губил в нескончаемых излишествах хорошие задатки, данные ему от природы. Только доведенный до крайности он становился стремительным, храбрым, энергичным и жестоким (Поллион: «Тридцать тиранов»; 9).

В 259 г. Галлиен разгромил алеманов, продвинувшихся почти до самого Медиолана. Между тем пришла весть о поражении римлян под Эдессой и о пленении Валериана. Сразу несколько полководцев в разных частях империи провозгласили себя императорами, и Галлиену пришлось вести с ними упорную борьбу. Из Галлии он спустился в Иллирик и разбил при Мурсии правителя Паннонии Ингенуя, которого тамошние легионы объявили Августом (Виктор: «О Цезарях»; 33). Пишут, что убив его, Галлиен стал ужаснейшим образом свирепствовать против всех мезийцев, как воинов, так и граждан. Он не оставил никого, кто не испытал бы на себе его жестокости, и был так суров и дик, что в некоторых городах перебил всех мужчины. Многие мезий-ЦЫ бежали к легату Иллирика Регаллиану и провозгласили его императором. Но в 260 г. Галлиен победил и Регаллиана (Поллион: «Тридцать тиранов»; 9-10).

Когда все эти дела разрешились сверх ожидания благоприятно, Галлиен, по свойственному людям обыкновению, стал слишком беспечен от удач и поручил все управление государством воле судьбы (Виктор: «О Цезарях»; 33). Он погряз в роскоши и пороках, не занимался ничем, кроме забав и кутежей. Передают, что он был славен и как оратор, и как поэт и отличался во всех искусствах, но эти качества не сделали из него хорошего императора. По свидетельству Поллиона, он имел обыкновение устраивать спальни из роз и строил укрепления из фруктов, столы всегда покрывал золотыми скатертями, а волосы посыпал золотым порошком. Известия о мятежах, опустошительных набегах варваров, эпидемиях и стихийных бедствиях он воспринимал с легкомысленными шутками (Поллион: «Двое Галлиенов»; 4, 11, 16-17).

Пользуясь слабостью императора, на Западе устремился к захвату власти Постум, стоявший во главе варваров в Галлии. В 259 г. он провозгласил себя императором и вскоре завоевал всю Галлию, а потом покорил Британию и Испанию (Виктор: «О Цезарях»; 33). Галлиен со своими полководцами Авре-олом и Клавдием начал против Постума войну, которая велась с большим упорством. Постум получил много вспомогательных отрядов от кельтов и франков. После многочисленных сражений, имевших различный исход, победа оказалась на стороне Постума, и он правил Галлией до самой смерти в течение десяти лет.



Среди стольких бедствий, причиненных войной, в 262 г. произошло еще страшное землетрясение. Земля тряслась в Риме и Ливии, но еще большим это несчастье было в городах Азии. Во многих местах образовались расщелины и провалилось много зданий. Некоторые города оказались затоплены морями. Вслед за тем вновь усилилась моровая язва, опустошившая весь римский мир. Только в столице в один день погибало от болезни до пяти тысяч человек. Распад империи между тем продолжался. Были потеряны все земли за Дунаем, а в 264 г. Оденат провозгласил себя императором на Востоке (Полли-он: «Двое Галлиенов»; 4-5, 7, 10). Полчища франков, разграбив Галлию, овладели Испанией, разорив и почти разрушив город Таррако-ну, и, получив своевременно корабли, достигли даже Африки. Готы в 267-268 гг. свободно проникли во Фракию и заняли Македонию, Ахею и ближние земли Азии (Виктор: «О Цезарях»; 33). С большим трудом они были побеждены сначала Венерианом, а потом афинянами и отступили в Иллирик. Гал-лиен, обеспокоенный, наконец, общественными бедствиями, встретился здесь с варварами и многих перебил (Поллион: «Двое Галлиенов»; 13). Но от продолжения войны его отвлекла измена Авреола, который открыто перешел на сторону Постума. В 268 г. Галлиен разбил мятежников и загнал их в Медиолан. Оказавшись в такой крайности, Авреол решился на следующую хитрость: он составил список имен командиров и военных трибунов Галлиена, будто бы присужденных им к казни, и с величайшими предосторожностями тайно сбросил этот список со стены города; случайно тот был подобран лицами, в нем упомянутыми, и внушил им страх и подозрение по поводу назначенной им казни. По этой причине среди полководцев Галлиена возник заговор.



Глубокой ночью, под предлогом будто бы начавшейся вылазки неприятеля, император был вызван из своей палатки. Как это обычно бывает в суете и тревоге, он остался безо всякой охраны и был пронзен копьем — чьим именно, осталось из-за темноты неизвестным. Когда Галлиен после обильной потери крови из глубокой раны понял, что к нему приближается смерть, он отправил знаки своей власти Клавдию, который в звании трибуна держал вспомогательный отряд у Тицина (Виктор: «О Цезарях»; 33).

ГАЛЬБА, Сервий Сульпиций

Римский император в 68-69 гг. Род. 24 дек. 3 г. до Р.Х. Умер 15 янв. 69 г.

Гальба происходил из славного и богатого патрицианского рода Сульпициев. В детстве он был усыновлен своей мачехой Ливией и прожил почти всю жизнь, прозываясь Луцием Ливием. При Тиберии он стал избираться на почетные должности: назначался претором, в 31 г. получил наместничество в Аквитании, а в 33 г. — консульство. Гай Калигула отправил его легатом в Верхнюю Германию. Став во главе легионом, он показал себя суровым и требовательным полководцем (Светоний: «Гальба»; 4, 6). Над хаттами, прорвавшимися в 41 г. почти до самой Галлии, он одержал решительную победу (Дион: 60; 8). Принцепса, посетившего его лагерь, Гальба порадовал хорошей выучкой войск, а еще более тем, что после учений пробежал за его колесницей целых 20 миль. При известии об убийстве Калигулы многие советовали Гальбе воспользоваться случаем и захватить власть, но он предпочел остаться в стороне. Этим он снискал великое расположение Клавдия, был принят в круг его друзей и достиг такого почета, что из-за его внезапной и тяжкой болезни был отсрочен даже поход в Британию. В 45 г. он получил без жребия проконсульство на два года в Африке, чтобы навести порядок в этой провинции, неспокойной из-за внутренних раздоров и из-за восстаний варваров; и он навел порядок с усердной строгостью и справедливостью даже в мелочах. За свои заслуги в Африке и Германии он получил триумфальные украшения и был избран жрецом в три коллегии сразу. И с этих пор почти до середины правления Нерона жил он большей частью в покое и даже на прогулки выезжал не иначе, как имея при себе миллион золотом в соседней повозке. Наконец в 61 г. он получил назначение в Тарраконскую Испанию. Этой провинцией он управлял восемь лет, но непостоянно и по-разному. Поначалу он был суров и крут и не знал даже меры в наказании за проступки. Так одному меняле за обман при обмене денег он велел отрубить руки и гвоздями прибить их к столу; опекуна, который извел ядом сироту, чтобы получить после него наследство, он приказал распять на кресте, а когда тот стал взывать к законам, заверяя, что он — римский гражданин, Гальба, словно облегчая ему наказание, велел перенести его на другой крест, выше других и беленый. Но постепенно он впал в бездеятельность и праздность (Светоний: «Гальба»; 6-9).

Так обстояли дела, когда в 68 г. поднял восстание против Нерона претор Галлии Юний Виндекс. Сообщают, что еще до открытого выступления к Гальбе пришло письмо от Виндекса; он не дал никакого ответа, однако ж и не донес в Рим. Но после того, как Виндекс начал открытую войну, он снова написал Гальбе, призывая его принять верховное начальство и придать еще более силы восстанию, — возглавить Галлию, которая уже имеет 100 000 вооруженных воинов и может выставить еще больше. Гальба созвал друзей на совет. Иные из них считали, что надо ждать, пока не выяснится, чем ответит Рим на этот переворот. Но Тит Виний, начальник пре-торской когорты, недолго думая, вскричал: «Какие еще тут совещания, Гальба! Ведь размышляя, сохранить ли нам верность Нерону, мы уже ему не верны! А если Нерон нам отныне враг, нельзя упускать дружбу Виндекса. Или же в противном случае следует немедля выступить против него с обвинениями и военной силой за то, что он хочет избавить римлян от тирании Нерона и дать им в правители тебя».

После этого Гальба особым указом назначил день, в который обещал освободить значительную часть узников; молва и слухи об этом распространились заранее и собрали громадную толпу людей, жаждавших переворота. Не успел Гальба появиться на возвышении, как все в один голос провозгласили его императором. Гальба в тот раз императорского звания не принял; произнеся обвинения против Нерона и оплакавши самых сильных и знаменитых из числа его жертв, он согласился послужить отечеству, именуясь, однако ж, не Цезарем и не императором, а полководцем римского сената и народа. Многие наместники отпадали от Нерона, и почти все принимали сторону Гальбы, но Вергиний, начальник германских легионов в Галлии, объявил, что он и сам не примет верховного владычества и не позволит получить его никому помимо воли и выбора сената. Он выступил против Виндекса и разгромил его в упорном сражении. Потеряв 20 000 человек, Виндекс покончил с собой.

Обеспокоенный этим, Гальба вернулся в Испанию и стал ждать, чем все кончится. В июне пришло известие, что Нерон покончил с собой, а сенат провозгласил Галь-бу императором (Плутарх: «Гальба»; 4-7). Тогда Гальба сложил звание легата, принял имя Цезаря и выступил в путь, одетый в военный плащ с кинжалом, висящим на груди (Светоний: «Гальба»; 11). В Галлии к нему присоединился Вергиний, который, согласно своему обещанию, получив сенатское постановление, немедленно признал Гальбу императором и привел к присяге на верность ему свои легионы.

Таким образом, все поначалу благоприятствовало Гальбе. В Риме его ожидали с нетерпением. Когда префект преторианцев Нимфидий Сабин попытался провозгласить себя императором, его немедленно убили. Прояви Гальба в этот момент милосердие, он, возможно, смог бы упрочить свою власть, но он вместо этого велел перебить без суда друзей Сабина. Это беззаконие насторожило всех. Пошли слухи о его суровости, жестокости и скупости; своими поступками Гальба подтвердил и приумножил эти слухи. Одним из первых его распоряжений было разыскать и вернуть все ценные вещи, подаренные Нероном своим любимцам. Поскольку веши эти уже успели не раз сменить владельцев, расплачиваться за безумные траты прежнего принцепса пришлось людям совершенно посторонним и ни в чем не виноватым. Розыскам не было конца, и они захватывали все более широкий круг лиц, так что о Гальбе повсеместно стали говорить с презрением.

К тому же вскоре оказалось, что он слепо доверяет своим советникам — друзьям и вольноотпущенникам — и все делает по их указке. А те, все как на подбор, оказались людьми алчными и жестокими (Плутарх: «Гальба»; 10, 14— 16). Гальба позволял им за взятку или по прихоти делать все, что угодно, — облагать налогом и освобождать от налога, казнить невинных и миловать виновных (Светоний: «Гальба»; 15). Так Виний за огромную взятку сохранил жизнь Ти-геллину, одному из самых ненавистных приспешников Нерона (Плутарх: «Гальба»; 17).

Даже внешность и привычки Гальбы вредили ему в глазах черни и солдат. Он был невысокого роста и совершенно лысый, нос имел крючковатый, а руки и ноги — до того искалеченные подагрой, что он не мог ни носить подолгу башмаки, ни читать, ни просто держать книгу. На правом боку у него был мясистый нарост, так отвисший, что его с трудом сдерживала повязка. В молодости Гальба был женат, но после ранней кончины жены никогда больше не пытался связать себя узами брака, хотя многие женщины (и в их числе даже Агриппина, мать Нерона) искали его благосклонности. Похоть он испытывал больше к мужчинам, притом к взрослым и крепким. Много лет его наложником и сожителем был вольноотпущенник Икел, которого после прихода к власти он осыпал безмерными почестями и богатством.

Прошло всего несколько месяцев правления Гальбы, а он уже посеял семена недовольства во всех сословиях. Но наиболее опасной была для него ненависть солдат и преторианцев. Многие из них приняли участие в восстание против Нерона, соблазненные щедрыми посулами своих начальников. Но за их измену Гальба им ничего не заплатил. При нем не было ни раздач, ни подарков. Когда же принцепсу сообщили о том, что солдаты недовольны и озлоблены его скупостью, он отвечал, что привык набирать, а не покупать воинов. Этим он восстановил против себя легионы во всех провинциях.

Однако громче всех роптали войска в Верхней Германии (Светоний: «Гальба»; 16, 21-22). В январские календы 69 г. они открыто восстали и провозгласили императором префекта Нижней Германии Вителлия. Когда Гальба узнал о перевороте, он объявил соратникам, что нельзя более медлить с назначением преемника. Эта мысль давно уже обсуждалась в близком ему кругу, поскольку только таким образом надеялись упрочить положение принцепса. Гальба знал, что немногие из его друзей стоят за Долабеллу, а все остальные за Марка Отона. Но сам он не одобрял ни того ни другого. Друзьям он сказал, что общее благо ставит выше собственных интересов и хочет назвать сыном не того, кто будет всех приятнее ему самому, но того, кто принесет больше всего пользы Риму. Считают, что Отона, который при захвате власти оказал ему огромные услуги, он отверг из-за того, что тот был известный мот и распутник, имевший долгов на пятьдесят миллионов. Итак, не слушая ни чьих советов, Гальба послал за Пизоном, молодым человеком, от природы одаренным всеми нравственными достоинствами, но особенно славившимся чистотой и суровостью жизни, и усыновил его. Затем он отправился в лагерь преторианцев и объявил Пизона своим преемником. Более всех эта новость поразила Отона. Увидев крушение всех своих надежд, он из горячего приверженца Гальбы обратился в его злейшего врага. Однако, обдумав свое положение, он решил, что, действуя быстро и решительно, он может еще и теперь добиться своей цели. В тот же день он вступил в переговоры с преторианцами и за четыре дня успел подготовить заговор против Гальбы.

В назначенный для выступления день Гальба приносил на Палати-не жертву в присутствии друзей. Услышав, что жертвы очень неблагоприятны для принцепса, Отон вышел из храма. Преторианцы доставили его в лагерь, и здесь он был провозглашен императором. О случившемся немедленно сообщили Гальбе на Палатин. Некоторое время он колебался, не зная, что предпринять. Из города приходили самые противоречивые слухи. Одни говорили, что мятеж разрастается и что все столичные войска поддержали Отона, другие доносили, что, напротив, войска сохранили верность Гальбе. Потом вдруг сообщили, что Отон убит в лагере преторианцев. Один из телохранителей принцепса даже показал ему окровавленный меч, которым он якобы зарезал Отона (Плутарх: «Галь-ба»; 21-25). Все это была ложь. На самом деле легион морской пехоты без промедления присоединился к преторианцам, точно так же, как иллирийский легион. Только германские отряды готовы были выступить на стороне Гальбы, но и они не успели ничего сделать (Тацит: «История»; 1; 31). Но Гальба поверил благоприятным для него известиям, он сел на носилки и сквозь несметные толпы народа отправился на форум. Только тут стало известно достоверно, что дело принцепса проиграно и что столичный гарнизон целиком на стороне нового императора (Плутарх: «Гальба»; 26). В это время мятежная конница ворвалась на форум. Народ бросился врассыпную, а преторианцы кинулись к носилкам принцепса. Носильщики выронили их из рук, и Гальба вывалился на землю. Говорят, что окруженный со всех сторон врагами, он сам подставил им горло со словами: «Убейте меня, если это нужно для государства». На него обрушилось множество ударов — достоверно не известно, кто нанес ему смертельную рану. Даже после того, как он был мертв, солдаты продолжали рубить и колоть обезображенное тело (Тацит: «История»; 41). Какой-то солдат отрубил у трупа голову и, держа пальцами за челюсть (ведь волос на голове у Гальбы не было), преподнес ее Отону. Отон отдал ее обозникам и харчевникам, и они, потешаясь, долго носили ее на пике по лагерю (Светоний: «Гальба»; 20).






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.01 с.