История шахты «Северный Кандыш» — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

История шахты «Северный Кандыш»



История шахты «Северный Кандыш» началась как отдельный участок шахты «Шушталепская». Потом стала самостоятельным предприятием, которое добывало топливо для местных нужд, нелестно величаемая «гортоповской закопушкой».

Ее старожилы, вспоминая о прошлом, обязательно рассказывают о деревянном комбинате-времянке, сколоченном из досок, раскисших дорогах, проложенных через болота, о неустройстве, нехватках, неувязках, которые мно­гие годы сопутствовали новому предприятию. Чтобы как-то поддерживать движение с обеих сторон дороги стояли тракторы-тягачи. Без их помощи никакая автомашина не могла проехать ни в город, ни к шахте. Особенно в дождливую погоду.

А тут еще незадача. Имевшийся на площадке вентилятор, оборудование - все размонтировали и увезли, было это собственностью шахты «Шушталепская». Ее руководство ошиблось в расчетах иметь поблизости участок с суточной добычей в тысячу тонн. Остались штольня и подводящие к первому горизонту выработки. Так появилось новое гортоповское предприятие с названием, заимствованным у протекавшей поблизости речушки, — «Северный Кандыш». В феврале 1961 года сюда приехали первый директор Константин Семенович Леоненко и несколько десятков рабочих. До самой весны они только тем и занимались, что раскайливали обледеневшую штольню.

Среди них был и Федор Федорович Батманов, впоследствии кавалер орденов «Знак Почета», Трудового Красного Знамени, знаков «Шахтерская слава» всех трех степеней, других наград. К тому времени он отслужил в Со­ветской Армии. Для него все начиналось как и для самой шахты, с большого желания выдать первый уголь. Уголь был нужен местным предприятиям и учреждениям, алтайским колхозам, прослышавшим о новой шахте.

И когда он пошел, в июне 1961 года, трогали его на ощупь, будто какую-то невидаль. Все радовались, словно пришел праздник. Та первая маленькая струйка угля превратилась в мощный поток, жизнь которому дают многие сотни человек всего коллектива шахты. И хотя выдали первый уголь, шахту надо было строить.

Неугомонный, беспокойный, вездесущий Николай Викторович Шевченко, новый ее директор, любил повторять: «Это мы сделаем». При Шевченко начали строить комбинат шахты. Временно разместились в деревянном домике размером пятнадцать на три метра, разделенном на две части. В одной стороне размещалась мойка, в другой теснились инженерно-технические работники вместе с печью, отапливающей все помещение. Привилегией пользовалась кассир: для нее в уголке соорудили «городушку».



Аммонит, аккумуляторы поначалу возили с шахты «Шушталепская». Потом построили свою ламповую, котельную на четыре котла, узкоколейку к примитивной погрузке. Планово-убыточной шахте, понятно, никаких средств на строительство не выделяли: используйте, мол, внутренние резервы. Все работы выполнялись хозспособом.

Жизнь Николая Викторовича Шевченко оборвалась трагически. Он погиб, оступившись в скважину. Остались, недостроенными объекты, неосуществленные задумки и добродушно-басистое «Это мы сделаем», а главное - добрая память о хорошем человеке.

Было время, когда говорили: шахта держится на Иване, Иване Михайловиче Корастелеве. И вот почему. На шахте была кузница, или по-местному кузня — маленькая, закопченная, в которой располагался кузнецкий горн. Корастелев не умел читать ни чертежей, ни схем, не слыхивал он и о технологии металлов. У него были большие навыки и имелись видавшие виды клещи. Заказ ему объясняли на руках, словами. Он слушал не переспрашивая, поняв заказчика, кивал головой - и в назначенный срок можно было приходить за нужной деталью - Иван Михайлович никогда не подводил, он знал, на нем шахта держится.

Со временем кузню перестроили, расширили, установили в ней допотопный сверлильный станок, и она стала называться мехцехом. Иван Михайлович перестал быть главной фигурой, но шахта еще долго держалась на нем.

О механике Алтухове говорили: «Хозяин». Хозяйство было небольшое. Что было, на пальцах можно пересчитать, чего не было — никаких пальцев не хватит. Тем сложнее работа, тем виднее организаторские способности. Именно при Алтухове в шахте были установлены привода КСА-6. При нем узнали о забытых ныне, но сыгравших свою роль в нормализации работы машинах ГНЛ-30. И погрузочные машины ППМ-4 тоже при Алтухове внедрили, радуясь тому, что и на шахте «Северный Кандыш» становится все как у людей.



Творческий подход к делу отличал механика Василия Васильевича Овчинникова. У него всегда были какие-то идеи, какие-то задумки. И он умел их осуществлять. При нем был построен и оборудован мехцех. И пусть оборудован он был не так, как хотелось бы, но и такой помогал успешнее решать производственные вопросы. При нем построен козловой кран, который действовал долгие годы.

Более десяти лет руководил горняками Михаил Дмитриевич Таскаев, который много сделал для шахты. Первое, что вспоминают: при Таскаеве была проложена и заасфальтирована дорога к шахте. Но — не только это. В 1974 году Таскаев писал в городской газете «Маяк коммунизма»: «Сейчас у нас ведутся работы по бетонированию подземного склада взрывных материалов, устанавливается вентилятор главного проветривания в блоке с калорифером, начато строительство очистных сооружений...

Словом, делалось все возможное, чтобы с каждым годом наращивать мощь шахты». Это продолжалось все семидесятые годы. Бригадир В. Нацибулин, электрослесари А. Хомяков, В. Пушкарев, Н. Воробьев, механик Рыков и многие другие «кандышевцы» — это те, кого на шахте до сих пор вспоминают добрым словом, кто не изменил ей в трудные годы, кто в меру своих сил внес вклад в становление коллектива. Только" в 1985 году горняки «Северного Кандыша» пять раз выступили инициаторами городского соревнования за достойную встречу знаменательных дат страны, принимая повышенные социалистические обязательства, и каждый раз рапортовали: «Обязательства выполнены досрочно!»

«Кандышевский» настрой - так стали говорить в городе, когда речь заходила о хороших делах, о готовности к высокопроизводительному труду.

Конвейеризация горных выработок, внедрение современных вагонеток с предварительной заменой рельсов легкого типа на тяжелый, совершенствование технологии добычи угля — все это оставило след в истории «Северного Кандыша».

Внедрение щитовой системы, хотя оно проводилось в экстремальных условиях - на критическом угле падения пласта — до 60 градусов,— позволило добиться наивысшей производительности труда. Суточная добыча достигла бо­лее 500 тонн, наивысший результат — 690 тонн угля.

Много полезного дало подведение тепла с ЮК ГРЭС. Это позволило решить много проблем. Во-первых, добиться экономии электроэнергии и надежного тепла. Во-вторых, закрыть котельную, за счет чего сокращено 15 человек. В-третьих, освобождено помещение котельной, его стали использовать как вагонно-ремонтную мастерскую иматериальный склад.

И главное, чему радуешься, - стабильность коллектива. На шахте гордятся бригадами Ф. Ф. Батманова, А. В. Пахомова, В. М. Медведева, Е. Е. Кириллова, В. И. Батырева, В. В. Гурьянова. Вклад их одинаково ценен для шахты. Благодаря их добросовестному труду достигнуты сегодняшние успехи и гарантированы завтрашние.

А вот что рассказывает начальник участка № 2 Иван Павлович Пилипенко:

— Есть такое удручающее чувство — периферийность. Оно знакомо всем, кто прежде был на шахте «Северный Кандыш».

Год за годом время будто отодвигало ее от этой самой-периферийности. Она отодвигалась самими людьми. Кем? Да теми, кто на шахте трудился много лет. В. М. Медведев, В. А. Чуриков, В. С. Дедех, А. Л. Плюснин, Г. К. Файлов, Г. К. Клоков — все они из наших «старожилов». С ними освоили и камерную систему отработки пластов, и арочные щиты. Издавна у нас заведено: на одном участке работают добытчики, проходчики, буровики. Они неделимы, один коллектив, и цель у всех одна. Начало дают всему буровики. Их трое — В. С. Ширяев, И. Л. Бобков, Н. А. Зубков, и на всех троих можно положиться: не подведут. Безупречны проходчики В. И. Батырев, А. П. Белоусов, братья Раковы, В. Н. Мохов. Уважаемы в коллективе электрослесари А. П. Бирюков, В. А. Гиберлейн, горные мастера В. Н. Дроздов, С. И. Каптчников.

Рассказывает Владимир Яковлевич Щербаков, начальник № 1:

— Я осваивал первый на руднике механизированный комплекс на шахте № 9, работал горным мастером на «Капитальной». Где лучше? Некогда было определять. Да и ни к чему это. Забот всегда хватает, думать есть над чем. «Северный Кандыш» требует полной самоотдачи, неуспокоенности.

Так скажут все, кто пришел сюда и остался. Таких немало. В порядке взаимовыручки пришла с «Аларды» бригада Н. М. Штерна. Она славилась умением обеспечивать скоростные проходки и особенно монтировать щиты. Этому непростому делу учились у нее все. Назад, на «Аларду», никто из бригады не вернулся.

Вскоре все проходчики стали бригадирами. На четвертом проходческом участке стал работать А. Г. Кузьмин. Его бригада на участке — ведущая. Много лет возглавлял проходческий коллектив В. В. Гурьянов.

Из Прокопьевска помочь внедрить арочные щиты приехали горняки В. А. Горбунов, П. А. Вяткин, И. И. Александру, буровик А. Н. Демин. И остались совсем, пополнив ряды специалистов шахты.

Как на любом предприятии, на «Северном Кандыше» появились свои рабочие династии. Так, на участке транспорта трудились братья Боцмановы. Оба активные общественники. На участке № 2 работали отец и сын Медведевы. Владимир Михайлович Медведев — ветеран шахты, Андрей пришел позднее и прочно вошел в коллектив.

Но самая многочисленная династия — Батмановых. В ней - восемь человек. Общий трудовой стаж ее - более 100 лет. Федор Федорович Батманов — личность на шахте легендарная. Он из тех, кто добывал первый кандышевский уголь. Его бригада первой перешла на комплексную организацию труда. За ней потянулись другие. Как опытного бригадира его направили на отстающий третий участок. Участок стал работать стабильно. Федору Федоровичу довелось осваивать камерную систему отработки пластов, арочные щиты. Он до сих пор благодарен первому своему наставнику, обучившему азам горняцкой работы,— Якову Ивановичу Скворцову. А потом к самому Батманову многие годы направляли для обучения всех новичков.

Без преувеличения можно сказать, что на таких людях, как Федор Федорович Батманов, держалась шахта. Благодаря им она постоянно наращивала производственную мощность. С их участием реконструировалась, оснащалась механизмами, укреплялась.


Заключение

 


Литература

 

 

Калтан 21 века. История и краеведение http://kaltan21veka.ru/ist-mal-log.html

 

 


Приложение 1






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.01 с.