Особенности экономики Австрии — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Особенности экономики Австрии



Особенности экономики Австрии

 

До начала развязанной Гитлером в 1939 году Второй мировой войны национал-социалистский режим не планировал и не готовил использование подневольных рабочих в военной экономике. Первые концентрационные лагеря были направлены на обезвреживание заключенных противников режима, на то, чтобы сломить их сопротивление (в том числе путем привлечения к принудительному труду); «перевоспитать» их, а позднее и уничтожить—однако лагеря не должны были служить для того, чтобы систематически использовать их физическую силу для экономики. Но когда большая война привязала к фронтам сотни тысяч, позднее миллионы рабочих рук, то это вскоре привело к постановке новых целей. В Австрии экономическая ситуация была особенна тем, что включение еще страдающей в результате мирового экономического кризиса австрийской экономики в растущую благодаря военному производству экономику «старого рейха» исчерпало прежде большой запас безработных австрийцев. Из этой армии безработных рекрутировалась большая часть тех, кто в марте 1938 года приветствовал «аншлюс» Австрии к немецкому рейху. Гитлер обнадежил их работой. Об Освенциме тогда не было и речи. Уже в 1938 году среднегодовой показатель зарегистрированных лиц, ищущих работу, снизился с отметки 464000 в 1937 году до 276000 и составил в 1939 году лишь 66000. Эти и другие важные отличительные особенности использования подневольных рабочих в Австрии подробно исследовали прежде всего историки Флориан Фройнд и Бертранд Перц—например, в своей статье, вошедшей в сборник «Политическая экономия Холокоста» (том 7 серии “Querschnitte” / «Срезы», 2001 г.), используемого в качестве основного источника для настоящей главы.

 

 

Настоящее развитие нашло свое отражение и в экономической статистике: как и в остальном немецком рейхе, число занятых сокращалось из-за роста призыва в вермахт, однако это не касалось рабочей силы в австрийской промышленности, форсированное развитие которой в этот период не должно было быть затронуто. Однако в «Остмарк»—как называлась Австрия с марта 1938 по 1942 год, до введения официального названия «Альпийские и Дунайские области рейха»—также были созданы все предпосылки для принудительного привлечения рабочей силы. Уже зимой 1939/40 года соответствующая потребность стала ощутимой. В особенности это касалось сельского хозяйства, которое страдало не только от призывов в вермахт, но и от оттока рабочей силы в промышленную сферу.



Этот вопрос рассматривает венский политолог Эммерих Талош в сборнике «История и ответственность» (1988 г.). В 1938 году для «Остмарк» была введена трудовая книжка (которая спустя более чем полстолетия была призвана сыграть важную роль при поиске лиц, привлекавшихся к принудительному труду). В том же 1938 году была введена общая трудовая повинность для всех жителей рейха, которая существенно ограничивала свободу передвижения. После начала войны добровольная смена места работы была осложнена, а необходимая режиму—облегчена; увеличилась продолжительность рабочего времени; обязательная трудовая повинность рейха (RAD) была распространена на женщин, а индивидуальные и малые предприятия принуждались к нормированному снабжению или к закрытию.

 

cc. 56-57:

Изменение правового статуса

 

До начала девяностых годов XX века между Федеративной Республткой Германией (ФРГ) и ее коммунистическим протагонистом на Востоке Германской Демократической Республикой (ГДР) не был заключен мирный договор, на основании которого бы можно было урегулировать вопрос репараций. С Австрийской Республикой не могло быть никакого мирного договора, поскольку австрийское правительство не объявляло войны союзническим странам-победителям. Кроме того, в соответствующей части обвинительного приговора на процессе над главными военными преступниками в Нюрнберге речь шла об «оккупации» Австрии гитлеровской Германией. Поэтому в 1955 году только четверо основных союзников, а именно США, СССР, Великобритания и Франция, подписали с Австрией «Государственный договор» о восстановлении полного суверенитета страны—переговоры о заключении мирного договора должны были вестись со всеми странами, принимавшими участие в войне. Поэтому в протоколах Комитета по внешним сношениям Сената США 84-го легислативного периода правильно указывается на то, что с Австрией не заключался мирный договор: «Наша страна никогда не находилась в состоянии войны с Австрией».



Международный правовой статус Германии также изменился, а именно после заключения так называемого «Договора два плюс четыре» 12 сентября 1990 года «Об окончательном урегулировании в отношении Германии». В нем оба немецких государства («два») и четыре державы-победительницы («четыре») со ссылкой на Устав ООН и на принципы хельсинкского Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, отметив, что немецкий народ свободно осуществляет свое «право на самоопределение», договорились об объединении оторванных друг от друга с 1945 года немецких государств и о том, что «объединенная Германия обретает полный суверенитет над своими внутренними и внешними делами». В то же время вновь объединенная Германия торжественно отказалась от производства, владения и распоряжения ядерным, биологическим и химическим оружием и приняла на себя обязательство не выдвигать территориальных претензий к другим государствам, не вести наступательных войн и сократить свои вооруженные силы до численности 370 000 человек. За это Германия получила право на участие в союзах и подтверждение о выводе советских войск из ГДР к концу 1994 года.

Лондонское соглашение о долгах 1953 года (London Debt Agreement) определило новую роль ФРГ на международных рынках капитала и поставило решение вопроса о репарациях и тем самым о претензиях лиц, привлекавшихся к принудительному труду, в зависимость от заключения будущего мирного договора с Германией. Поэтому при обращениях к фирмам по вопросу выплат бывшим работникам, привлекавшимся к принудительному труду, эти фирмы приводили следующий аргумент: «Нет мирного договора, нет и обязательств по выплатам». Теперь же существовал своего рода мирный договор—немецкий Конституционный суд постановил, что «Договор два плюс четыре» является заменой мирного договора с Германией. Тем самым вопрос о компенсациях бывшим лицам, привлекавшимся к принудительному труду, обрел новое звучание и с точки зрения международного права.

Для Австрии, не охваченной Лондонским Соглашением о долгах, действовал и продолжает действовать Государственный договор 1955 года, 21-я статья которого четко определяет: «От Австрии не требуют никаких репараций, возникших в связи со сложившимся в Европе после 1 сентября 1939 года военным положением». Первоначальное требование Советского Союза о 250 миллионах долларов репараций было высказано еще на заседании министров иностранных дел в 1949 году в Париже. В распоряжение оккупационных держав должно было быть передано только немецкое имущество, находящееся в Австрии. От этого добровольно отказались три западных державы, а Советский Союз нет. Согласно Государственному договору Австрия была обязана провести в этой связи соответствующие платежи. С правовой точки зрения указанная аргументация не оспаривалась до сегодняшнего дня: отсутствие австрийского дееспособного правительства = отсутствие вины за участие в войне и военных действиях = отсутствие юридических претензий по компенсациям к государству Австрия. Однако нельзя было не заметить новых настроений в Австрии: человечность и справедливость нельзя измерять только буквой закона!

 

cc. 149-150:

Канцлер Коль, который чрезвычайно много сделал для евреев, ставших жертвами нацизма, и который поддерживал возврат отчужденного имущества в бывшей ГДР, отклонил выплаты для «иностранных рабочих» на том основании, что с незапамятных времен в Германии работали люди из Восточной Европы, помогающие в сборе урожая и поэтому свое привлечение к труду во времена нацизма они не воспринимали как нечто особенное. Германия ведь не требовала компенсаций за миллионы угнанных в Советский Союз гражданских лиц и солдат, которые вынуждены были тяжко трудиться и половина из которых там и погибла. Несмотря на такие доводы ФРГ все же предоставила к началу девяностых годов фондам примирения в Беларуси, Чехии, Польше, России и Украине 1,5 миллиарда немецких марок на оказание гуманитарной помощи.

 

cc. 150-152:

Швейцария: «Если бы деньги могли говорить…»

 

Однако в США адвокаты полагали, что наступило время для энергичных действий: сначала в Швейцарии, а затем в Германии и в Австрии.

 

Уже в 1962 году швейцарский парламент поручил банкам страны проверить неподвижные со времени нацизма счета и удовлетворить требования бывших владельцев или их наследников. В этой связи было проверено коло 7000 заявлений, большинство из которых было, однако, отклонено. Из десяти миллионов швейцарских франков, обнаруженных на неподвижных счетах, выплачены были 3,8 миллиона—в остальных случаях владельцы или их наследники найдены не были. Но в то время уже появились публикации на данную тему и начало расти давление еврейских организаций на Швейцарию с требованиями признать свои ошибки во время нацистского господства. После опубликования одного обширного репортажа в “Wall Street Journal” Швейцарская банковская комиссия потребовала от банков повторной проверки. Средства массовой информации еще раз напомнили о том, что украденное нацистами немецкое золото тоже осело в швейцарском Национальном банке. Стюарт Эйзенштат подробно пишет об этом в своей книге «Несовершенная справедливость», где он в частности с иронией замечает: «Если бы деньги могли говорить, то первыми это услышали бы швейцарцы». В другом месте и по другому поводу Эйзенштат обращается напрямую к тем евреям, чье поведение он считает заслуживающим критики: поскольку Израиль стремился привлечь к себе всех евреев, правительство этой страны ни разу не попыталось всерьез потребовать компенсации для евреев в других странах. Однако самым ужасным с его точки зрения стало соперничество среди самих еврейских организаций («Несовершенная справедливость», стр. 47).

После того, как в Швейцарию хлынул поток коллективных исков, в 1997-98 гг. там судорожно начались проводиться переговоры, которые на последнем этапе были довольно жесткими и которые завершились в 1998 году заключением соответствующего соглашения. В общей сложности швейцарская сторона должна была выплатить из различных источников оставшимся в живых жертвам или их наследникам 1,25 миллиона долларов США в качестве компенсаций за имущественные потери во время Второй мировой войны. Сюда входили также выплаты в размере 1000 долларов для оставшихся в живых рабочих, ранее в принудительном порядке занятых на швейцарских фирмах, работавших в Германии (всего около 11 000 человек), или же на немецких фирмах, размещавших свои доходы в швейцарских банках. То, что по прошествии трех лет из этих денег не было выплачено ни франка, усилило напряженность общественных дебатов и усилило политическое давление. Поиск правомочных претендентов был во всем мире связан с трудностями, так же как и предоставление затребованной от США в качестве встречной услуги правовых гарантий в будущем. Кроме того швейцарское правительство полностью исключало себя из данного мирового соглашения, что еще больше разозлило американцев.

 

cc. 152-153:

Особенности экономики Австрии

 

До начала развязанной Гитлером в 1939 году Второй мировой войны национал-социалистский режим не планировал и не готовил использование подневольных рабочих в военной экономике. Первые концентрационные лагеря были направлены на обезвреживание заключенных противников режима, на то, чтобы сломить их сопротивление (в том числе путем привлечения к принудительному труду); «перевоспитать» их, а позднее и уничтожить—однако лагеря не должны были служить для того, чтобы систематически использовать их физическую силу для экономики. Но когда большая война привязала к фронтам сотни тысяч, позднее миллионы рабочих рук, то это вскоре привело к постановке новых целей. В Австрии экономическая ситуация была особенна тем, что включение еще страдающей в результате мирового экономического кризиса австрийской экономики в растущую благодаря военному производству экономику «старого рейха» исчерпало прежде большой запас безработных австрийцев. Из этой армии безработных рекрутировалась большая часть тех, кто в марте 1938 года приветствовал «аншлюс» Австрии к немецкому рейху. Гитлер обнадежил их работой. Об Освенциме тогда не было и речи. Уже в 1938 году среднегодовой показатель зарегистрированных лиц, ищущих работу, снизился с отметки 464000 в 1937 году до 276000 и составил в 1939 году лишь 66000. Эти и другие важные отличительные особенности использования подневольных рабочих в Австрии подробно исследовали прежде всего историки Флориан Фройнд и Бертранд Перц—например, в своей статье, вошедшей в сборник «Политическая экономия Холокоста» (том 7 серии “Querschnitte” / «Срезы», 2001 г.), используемого в качестве основного источника для настоящей главы.

 

 

Настоящее развитие нашло свое отражение и в экономической статистике: как и в остальном немецком рейхе, число занятых сокращалось из-за роста призыва в вермахт, однако это не касалось рабочей силы в австрийской промышленности, форсированное развитие которой в этот период не должно было быть затронуто. Однако в «Остмарк»—как называлась Австрия с марта 1938 по 1942 год, до введения официального названия «Альпийские и Дунайские области рейха»—также были созданы все предпосылки для принудительного привлечения рабочей силы. Уже зимой 1939/40 года соответствующая потребность стала ощутимой. В особенности это касалось сельского хозяйства, которое страдало не только от призывов в вермахт, но и от оттока рабочей силы в промышленную сферу.

Этот вопрос рассматривает венский политолог Эммерих Талош в сборнике «История и ответственность» (1988 г.). В 1938 году для «Остмарк» была введена трудовая книжка (которая спустя более чем полстолетия была призвана сыграть важную роль при поиске лиц, привлекавшихся к принудительному труду). В том же 1938 году была введена общая трудовая повинность для всех жителей рейха, которая существенно ограничивала свободу передвижения. После начала войны добровольная смена места работы была осложнена, а необходимая режиму—облегчена; увеличилась продолжительность рабочего времени; обязательная трудовая повинность рейха (RAD) была распространена на женщин, а индивидуальные и малые предприятия принуждались к нормированному снабжению или к закрытию.

 

cc. 56-57:






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.009 с.