БЕСЕДА О ГЛОБАЛЬНОМ ИНВОЛЮЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

БЕСЕДА О ГЛОБАЛЬНОМ ИНВОЛЮЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ



 

Войдя в дом, мы увидели, что Юра что-то пытается спросить у хлопочущих рядом с его лежанкой женщин.

– Ты опять за своё! – погрозил пальцем волхв молодому шаману. – Тебе лежать надо и молчать. Промедли мы с тобой минут пять – было бы поздно. Знаешь, сколько ты потерял крови? На шее у него пучеглазая тварь артерию вскрыла, а он всё рот не может закрыть, – посмотрел в глаза раненого хозяин дома. – Вы его хорошо перевязали?

– Да, хорошо, – ответила Верочка своим мелодичным голосом.

– Если опять рот откроет, заткните его вот этой грязной тряпкой, – показал хранитель на лежащий под столом половик. – Сейчас ты должен спать и ни о чём не спрашивать. Запомни: всё хорошо, нашего врага Гор завалил, он сейчас, как и ты, в реанимации.

– Почему ты меня назвал Гором? – удивился я.

– Потому что ты сейчас Гор!

– А бестии у тебя за Сета?

– Не совсем, но это его друзья-приятели...

И повернувшись к женщинам, волхв, как ни в чём не бывало, спросил:

– А как же наша баня? Мы с Гором, что, зря её топили? Давайте бегом туда и сразу облейтесь холодной водой. Надо снять стресс, девоньки. Вы сильно перепугались, так нельзя...

Но услышав приказ хозяина дома, обе женщины, не сговариваясь, накинули капюшоны своих халатов на головы и прижались друг к другу.

– Э-э-э, да вас, я вижу, всё ещё трясёт! – окинул их взглядом хранитель.

– Одни мы в баню не пойдём, – раздался голос Маши. – Вдруг опять эта тварь из стены вылезет?

– Не вылезет, – попытался её успокоить Чердынцев.

– Откуда вы знаете, что у них на уме? – спросила Верочка. – Мы не хотим попасть в лапы к призракам...

– Что же с вами делать? – озабоченно вздохнул седоголовый. – Придётся вас отправить париться с вооружённым до зубов Гором. Вы не возражаете?

– А вы? Почему вы не хотите идти с нами в баню? – возмутилась Маша.

– Потому что кому-то надо остаться с раненным Юрием. И ещё потому, что я старый, страшный, и мне не хочется, чтобы вы меня таким запомнили. То ли дело – Гор! Молодой, красивый и бесстрашный.

– Мы только с вами никого не испугаемся...

– До чего же ты упрямая, Маша! – оборвал эвенкийку волхв. – Давайте тройкой в парную. Только купаться в снегу не надо. Договорились? А я потом схожу отдельно. И ещё: дров в топку не забудьте подбросить...

Зайдя за печь, я снял с себя верхнюю одежду, накинул на плечи полотенце и, захватив заряженный браунинг, направился к двери.

– Откуда у тебя эта пушка? – спросил я старика, проходя мимо. – Раньше ты говорил, что у тебя ничего такого нет.



– Я её материализовал, отрок, – улыбнулся старик. – Вместе с патронами...

Поймав мой недоверчивый взгляд, он добавил:

– Когда приспичит, и у тебя получится. Сотню лет назад здесь, в Сибири, бытовала такая пословица: в одно место захочешь – штаны снимешь! Слышал?

И старик улыбнулся доброй весёлой улыбкой. У дверей, завернувшись в халаты, меня поджидали обе наши женщины. Не глядя на меня, они выскочили на мороз и быстрыми шагами направились к бане. Подойдя к предбаннику, они остановились и, дрожа от холода, стали поджидать, когда я открою двери.

– Чего вы боитесь? Всё уже позади, – зашёл я в предбанник. – Видите, никого нет. И в бане также, – отворил я дверь в парную и увидел, что фонарь горит, как горел, на своём месте, а железная плита каменки раскалена до малинового цвета.

– Вот что, – повернулся я к Маше и Верочке, – давайте сюда, – показал я им на место у скамейки. – И закройте глаза. Я вас сейчас оболью ледяной водой. Потом – сразу на полок. Иначе от стресса вы не избавитесь. И никаких «но».

Женщины, не споря, сбросили с себя халаты и, как солдаты, построились посреди бани.

Они стояли голые, закрыв лица ладонями, и ждали своей участи. Мне искренне было жаль несчастных, но делать было нечего. Я понимал, что клин выбивается только клином. Ледяная вода в данной ситуации – самое лучшее лекарство, другого нет. Набрав ведро талой снеговой воды, я вылил его на Машу. Эвенкийка, издав гортанный крик, тут же бросилась к полку и проворнее кошки взлетела на его верх. И тут она опять закричала. На этот раз от того, что обожглась о горячий деревянный полок. Это вызвало невольный смех Верочки. Когда я вылил на неё второе ведро, девушка слегка вздрогнула и спокойно залезла на второй полок.

«Ты молодчина! – заметил я и вылил на себя третье ведро. – Стрессов в этот день у меня было более чем достаточно: сначала меня сразил рассказ Чердынцева о гибели моих подруг с Мезени, а потом в довесок припёрлись пучеглазые. Правильнее было бы их называть не пучеглазыми, а желтоглазыми».

«Или ящероголовыми, – раздался внутри меня голос волхва. – Ты рассмотрел, какие у них рожи?»

«Признаться, нет», – ответил я ему мысленно.

«А зря. Морды точно такие же, как на статуэтках культуры Убайд – наимерзейшие...»



«Знаешь, мне что-то вода не помогла, – обратился я к магу. – Можно поплавать в снегу?»

«Что с тобой делать? Плавай. Только не забудь хорошенько пропариться. И ещё. Обрати внимание на Верочку, она точно такой же туат, как Дашенька и дочери Добрана. Ты заметишь у неё неповторимые линии золотого сечения. Для тебя она сейчас как лекарство».

Ничего не ответив старому своднику, я открыл дверь бани и выбежал на снег. Упав в сугроб, я покатился под горку, вниз к ручью. Поднявшись на ноги, я увидел около себя собак хозяина. Обе лайки с интересом наблюдали за моим чудачеством.

– Что, не видели меня голым? – погладил я их по лобастым мордам. – Кстати, а где вы были, когда нас атаковали пучеглазые?

Услышав мой вопрос, обе собаки, поджав хвосты, бросились под крыльцо тамбура.

– Оказывается, и вам досталось, хвостатые, – посмотрел я им вслед.

И тут я почувствовал такой холод, от которого мои зубы стали выбивать чечётку. Опрометью бросился назад, в парную. Войдя в неё, я облил третий полок холодной водой и, усевшись, позвал к себе девушек. Успев согреться, они лежали на втором полке.

– Ты бы облился тёплой водой, – посоветовала Маша. – Иначе заболеешь.

– Не стоит, – отмахнулся я. – Сейчас плесну кипятку на камни – и вы упадёте на пол.

Набрав в деревянную кружку горячей воды, я вылил её на раскаленные докрасна камни и тут же, схватившись за уши, слетел вниз с верхней полки. Пар был настолько горячий, что не только женщинам, но и мне пришлось на несколько минут сесть на пол.

– Вот это жар! – уселась на первый полок Маша. – У нас, в Суринде, такой бани нет!

– Даже мне жарко, – отозвалась Верочка. – У нас в деревне, недалеко от Белого моря, тоже любят попариться. Но такого жара, как здесь, в наших банях не бывает...

И тут я рискнул взглянуть на девушку. Старик был прав. Своей фигурой Вера чем-то напоминала Дашеньку: та же высоконогость, та же невероятно тонкая талия. Но линии тела Верочки были ещё изысканнее, чем у её родственницы.

«Что-то невероятное! – тряхнул я головой. – Лучше на неё не смотреть, иначе можно сойти с ума!»

«Потому что в природе таких людей не бывает», – раздался внутри меня насмешливый голос хранителя.

«А ты что, подсматриваешь?» – возмутился я.

«А ты как думал? Я что, не мужчина?»

«Да ведь в её фигуре нет ничего сексуального! Это скорее необыкновенной красоты живой цветок».

«Белая роза, отрок. В образе человека – белая роза. Ты не стесняйся, изучи её фигуру, потому что другой возможности может и не представиться. Ты должен знать, какими были наши праматери – женщины адитьев-ориан, дитьев-атлантов и данавов. Только на Русском Севере и у нас, в Сибири, редко, но продолжают цвести такие вот красавицы. Во всём мире подобных девушек нет и, наверное, никогда не будет».

«Это тебе хорошо, – ответил я мысленно магу. – Ты способен, не выходя из дома, видеть всё, что захочешь, а у меня с подобным напряг. Пялиться на неё я не хочу. Не мой стиль, не дай бог подумает, что я озабочен».

«Не подумает, это туат, она тебя насквозь видит».

«Ну хорошо, взгляну на девушку ещё раз», – заверил я Чердынцева.

«Вот-вот, и запомни все переходы её тела. В будущем тебе это понадобится».

– Ну что, будем париться? – спросил я девушек.

– Если ты нас попаришь, – отозвалась с полки Маша.

– Хорошо, договорились!

– Но и мы тебя будем парить, – раздался голос Верочки.

– Сдаюсь! Я пошёл за веником.

На втором пару я пропарил молодым женщинам ноги, потом спины, всё остальное они себе нахлестали вениками сами. Потом обе красавицы взялись за меня. Кончилось тем, что опять, чтобы прийти в себя, мы облились ледяной водой и, наскоро помывшись, еле живые отправились в хату.

– Ну как? – приветствовал нас волхв. – Что с настроением?

– Вроде нормально, – улыбнулась Маша. – Но эта морда из стены мне будет долго сниться.

– Пустяки, бывает и хуже, – взглянул на раскрасневшуюся эвенкийку хранитель. – Теперь пойду попарюсь и я. Надеюсь, дрова в печь вы подложить не забыли?

– Нет, конечно! – улёгся я на топчан. – Что там с Юрой?

– Спит, ему уже лучше. Вы тут отдыхайте, а я пошёл, – накинул он на себя куртку.

Минут через тридцать раскрасневшийся хозяин дома вернулся из бани и объявил, что пора садиться за стол.

– Чай давно готов, а на столе я его не вижу, – объявил он с порога.

Через несколько минут всей командой мы уселись за стол и, напившись крепкого горячего чаю, посмотрели на хранителя.

– Что вы на меня таращитесь? Хотите, чтобы я вам спел или сплясал? – окинул он меня, Машу и Верочку взглядом.

– Мне бы хотелось услышать, как всё началось, – попросила Вера своим мелодичным голосом. – Кем была запущена наша техногенная цивилизация и когда? В школьной программе этого нет. Да и в вузовской тоже. История цивилизации начинается с Шумера и Египта, а история нашей страны – с крещения. От нас многое скрыто, это думающие люди хорошо понимают. Но кем и зачем?

– А ты что хочешь услышать? – повернулся волхв к Маше.

– Меня интересует происхождение эвенков. Откуда пришёл наш народ и где у него родственники?

– Понятно.

– А у тебя что? – посмотрел на меня всезнайка.

– А у меня ничего. После сегодняшних событий в голове у меня торичеллиева пустота. Никак не могу прийти в себя. Произошедшее кажется кошмарным сном.

– Просто на тебя сразу много свалилось, – вздохнул хранитель. – Тогда слушай, что я буду рассказывать нашим девушкам. Думаю, тебе это тоже будет полезно. Ты хочешь услышать, Верочка, о первых шагах того сумасшедшего дома, в котором мы вынуждены жить, о его зарождении и инволюции? Вопрос и сложный, и простой. Но чтобы на него ответить, я вынужден коснуться двух теорий происхождения человека. Одна теория всем нам известна, её выдвинул в XIX веке дедушка Дарвин. Это теория эволюционного развития. О чём она гласит? О том, что якобы около четырёх-пяти миллионов лет назад, в конце третичного периода, на Земле появились первые человекообразные обезьяны. Сначала они жили на деревьях. Потом климат изменился, и на месте сплошных джунглей появились саванны. Естественно, человекообразным обезьянам пришлось спуститься на землю. Так возникло прямохождение. Передние конечности укоротились, а задние, наоборот, стали длиннее. Так проплиопитек превратился в австралопитека, в генетическую линию, ведущую к появлению человека. Австралопитеков было несколько видов. Кое-какие ветви, как посчитали некоторые учёные, оказались тупиковыми, например, парантропы, а другие продолжали эволюционировать. Кости первых австралопитеков открыл Луис Лики в Кении. Поэтому долгое время считалось, что Африка является колыбелью человечества. Потом выяснилось, что южные обезьяны обитали и в Евразии. Вот ты встретился здесь, на хребте, с кем? – обернулся ко мне лектор.

– Ты что, видел чури? – уставилась на меня Маша.

– Да-да, он этим «чури» даже свой топор подарил... По поверьям эвенков, те, кто видел чури, долго не живут, потому она и удивлена, – покосился на молодую эвенкийку хранитель. Было видно, что Маша крайне взволнованна. – Не переживай! – успокоил он девушку. – Ничего с ним не произойдёт. Ваши поверья придуманы, чтобы всех чури не истребили.

В этот момент я поймал на себе пристальный взгляд Верочки. Было видно, что моя встреча с лесными уродцами её заинтересовала.

– Но пойдём дальше, – продолжил свою лекцию волхв. – Согласно теории происхождения видов, австралопитековые эволюционировали два миллиона лет. И вот от них произошёл знаменитый питекантроп, точнее несколько видов обезьянолюдей. На Востоке их на назвали синантропами, на Западе – гейдельбергцами. Впервые скелет питекантропа откопал на остове Ява голландский врач Дюбуа, который не знал, что с ним делать. Куда его отнести: к обезьянам или людям? Эволюционисты определили возраст питекантропов в один миллион лет. Это и понятно, они должны быть помоложе австралопитеков. Вслед за скелетами питекантропов были найдены скелеты неандертальцев. Впервые их нашли в Германии, в пещере Неандерталь. Естественно, неандертальцев эволюционисты вывели из питекантропов. А как же иначе? И возраст им придумали – где-то около трёхсот тысяч лет... А потом, по версии эволюционистов, из неандертальского пласта появились люди современного вида – кроманьонцы. Как видите, теория стройная. Если не знать некоторых нюансов, то и не подкопаешься. А загвоздка вот в чём. Очень часто кости неандертальцев и питекантропов находят в тех же слоях, где покоятся останки австралопитеков, а окаменелые скелеты людей современного вида и их следы встречаются чуть ли не с девона. Подобные находки разносят дарвиновскую теорию эволюции в пух и прах. Какой из вышеизложенного напрашивается вывод? Только один: человечество не имеет земного происхождения. Все мы являемся потомками инопланетян.

– А как объяснить происхождение всех этих австралопитеков, питекантропов, неандертальцев и других им подобных? – поинтересовалась Маша.

– Очень просто – инволюционным процессом, девочка, – вздохнул старик. – Далёкие предки всех этих архантропов в разное время пришли на Землю из Космоса. Предки проплиопитеков пришли одними из первых, на несколько миллионов лет позднее прилетели предки австралопитеков. Ещё позднее появились на Земле предки питекантропов. Предки неандертальцев пришли на нашу планету где-то в олигоцене, тридцать миллионов лет назад. Самым поздним переселением был приход на Землю белых богов. В Ведах они названы адитьями, дитьями и данавами. Все три клана белых богов пришли на Землю из разных звёздных систем. Но это уже другая тема.

– Получается, что эволюционного процесса человека на Земле никогда не было, имел место только процесс деградации или инволюции? – спросила Маша.

– В массовом порядке – да. В частном – нет.

– Как это понимать? – удивился я.

– Коллективное сознание приводило расы к полному психическому саморазрушению, однако в каждой вырождающейся расе были люди, которые понимали, что происходит, и для себя находили выход в эволюционном подъёме. Но для этого они рвали связь со своим социумом.

– Как ты? – заметила Верочка.

– Да, как я, – невозмутимо сказал хранитель. – Или как Добран Глебыч со своими людьми. Но у Добрана контакт с социумом, хоть и небольшой, но сохранился. Из-за этого он и потерял своих дочерей-красавиц.

При последних словах Чердынцева Верочка опустила голову, и на её красивых глазах показались слёзы.

– Ты можешь нам объяснить, почему эволюционисты уверены, что от австралопитеков произошли питекантропы, от последних – неандертальцы, а от неандертальцев – кроманьонцы? – задала вопрос Верочка.

– Им так удобнее, – улыбнулся всезнайка. – Вот и всё. Ни научно, ни философски, ни методологически обосновать эту галиматью невозможно. Например, можно предположить, что на фоне вымирающих, уступающих своё место под солнцем австралопитеков размножились питекантропы. Можно посчитать, что в среде уступающих своё место в эволюционной нише питекантропов развились их потомки – неандертальцы. Представить такое можно, но как объяснить вот какую вещь: несмотря на то, что и питекантропы, и неандертальцы крайне примитивны, и у тех, и у других масса звероподобных черт, но всё равно они не похожи. Две совершенно разные расы полуобезьян. Не только у синантропа, но и у европейского питекантропа череп плоский и маленький, его объем всего шестьсот кубических сантиметров, а у неандертальца, наоборот, лицевая часть заужена, нос выдвинут вперёд, а в колгане в два раза больше мозгов, чем у его предка.

Даже больше, чем у нас. Может такое быть у близкородственных видов? Конечно, нет. Морфологическая разность между двумя вышеописанными видами огромная. Их нельзя сравнивать. Но наших учёных-эволюционистов такие пустяки не смущают. Если истина противоречит теории, тем хуже для истины.

И последнее. Можно придумать, что между австралопитеками и питекантропами и между обезьянолюдьми и неандертальцами межвидовой борьбы не происходило, что у всех у них были разные экологические ниши. Хотя ничего подобного, естественно, быть не могло. Как известно, бумага всё стерпит, что бы на ней не написали. Я к тому, что невозможно объяснить вытеснение кроманьонцами, людьми современного вида, неандертальцев. Последние отнюдь не деградировали. Они находились на вершине своего могущества, но почему-то уступили место более слабому и, что примечательно, малочисленному виду. Как такое могло произойти? Научно доказано, что неандертальцы с удовольствием пожирали друг друга. Они занимались охотой на особей своего вида, как на дичь, но с горсткой беззащитных и малочисленных представителей Homo sapiens sapiens справиться почему-то не смогли. Ведь не мог же новый вид двуногих появиться сразу в большой количестве? Это противоречит законам природы. Но эволюционистам плевать на какие-то там законы. Они с упорством маньяков пытаются доказать человечеству его земное происхождение. И это им, как ни печально, почти удалось.

– А как ты объяснишь победу человека современного вида над архантропами? – осторожно спросила Верочка.

– Вынужденным переселением части белых богов с севера на юг после первой великой войны адитьев со своими западными врагами. Та жестокая война прогремела на просторах земли сорок тысяч лет назад. И тогда сразу ниоткуда появились в Евразии так называемые кроманьонцы, причём в большом количестве, и стали теснить несчастных неандертальцев. Прошло двадцать тысяч лет – и свирепых людоедов на Земле почти не осталось.

– Тогда получается, что против архантропов наши пращуры применили серьёзное оружие типа современного огнестрельного или ещё хуже, – посмотрела на старика Верочка.

– Наверняка так и было. Но недолго, потому что обе воюющие стороны – и северная, и западная – применили против друг друга оружие массового уничтожения. Следы его хорошо видны и в наше время. Оно разнесло в прах всю инфраструктуру империй. Не стало заводов, исчезла добывающая промышленность. Остались только арсеналы, но накопленным оружием долго не навоюешься. Как известно, у стали есть свойство ржаветь, а у патронов – кончаться. Прошло два-три десятилетия – и переселенцы на материки взялись за обработку камня и кости. Вот откуда взялся верхний палеолит и неолит. Хорошо, что и у ориан, и у атлантов уцелели библиотеки. Сохранившиеся знания дали толчок к развитию новой цивилизации, которая в результате очередной мировой войны, тринадцать тысяч лет назад, канула в лету. Фактически после первого переселения ориан, атлантов и данавов на материки на Земле возникло две параллельные, не зависимые друг от друга цивилизации. Одна представляла собой цивилизацию космическую. В неё входили обе залечившие нанесённые войной раны империи. Другая – цивилизацию переселенцев.

– Ты говоришь только про ориан и атлантов, но не упоминаешь данавов, – перебил я рассказчика.

– Данавы были союзниками адитьев, их империя по могуществу мало чем уступала северной. Но так как она являлась доминионом последней, отдельно я её не рассматриваю.

– Вы говорите о вещах, которые мне не знакомы, – расстроилась Маша.

– А ты слушай и знакомься, – усмехнулся волхв.

– А что представляла собой вторая цивилизация? – спросила Верочка.

– Вторая цивилизация представляла собой колонистов, которые занялись охотой и одомашниванием крупных млекопитающих, таких как мамонт, бизон, лось и т.д. Что самое неприятное – колонисты стали смешиваться с архантропами. Какой бес их к тому толкнул, не ясно. Но факт остаётся фактом, с ним приходится считаться. Вот по какой причине цивилизация белых богов отторгла от себя своих бывших соплеменников. Как вы думаете: правильно это было сделано или нет? – окинул нас вопросительным взглядом хранитель.

– Не знаю, – выдавила из себя Маша.

– Конечно, правильно, – отозвалась со своего места Верочка. – Разве можно смешивать космические гены с дегенеративными?

– Да ты, я вижу, внученька, махровая расистка?! – засмеялся Чердынцев. – А как же либерально-демократическая идея всеобщего равенства? Где твоя толерантность?

– Либерально-демократическая идеология для того и создана, чтобы запустить на Земле виток такого дегенеративного процесса, который нивелирует человека с макакой, – резко ответила девушка.

– Не с макакой, внученька, ты забыла про человекообразных обезьян. Сначала по уровню сознания нам придётся приблизиться к ним, родненьким, потом к бабуинам, гамадрилам и только тогда к макакам.

– От того, что ты сейчас выдал, у меня волосы встают дыбом. Ну и шутки же у тебя!

– А я и не шучу. Если библейский проект не остановить, так и будет, процесс деградации на Земле раскручен дальше некуда. Но мы, кажется, отвлеклись. Думаю, что на твой вопрос, Верочка, я ответил исчерпывающе. Ты всё поняла?

– Кажется, всё. Но мне ещё хочется разобраться с процессом инволюции. А то из нашего разговора получилось, что инволюция возникла по причине генетического смешения людей белой расы с архантропами.

– Это тоже имело место. Во всяком случае, процесс вырождения и угасания сознания у представителей белой расы начался с генетического смешения с неандертальцами и им подобными.

– Но как такое могло произойти? Не понимаю, неужели зеленоглазым или сероглазым блондинам нравились лохматые, кривоногие, уродливые, не умеющие членораздельно говорить самки полуобезьян? – удивилась Маша.

– То, что женщины у архантропов не умели болтать и ругаться, нашим предкам ещё как нравилось, – засмеялся волхв. – Тут дело не в сероглазых блондинах, а в самцах-неандертальцах. Скорее всего, они похищали красавиц-блондинок и заставляли их рожать кучу ребятишек. Я говорю о причине возникновения в Евразии переходной гибридной расы, которую у нас принято называть иберийской. Ближайшими родственниками иберов являются семиты, жители гор Загроса, некоторые архаичные племена Анатолии и Кавказа. Видишь, сколько их наплодилось? Но не надо думать, что гибридная раса появилась только по причине умыкания наших женщин архантропами. Такое явление имело место, как без него? Но за это архантропы платили дань своей кровью. Была ещё одна невидимая причина, о которой хочется сказать отдельно. Вы когда-нибудь задумывались, откуда на Земле появились две большие цветные расы: жёлтая – монголоидная и чёрная – негроидная?

Услышав слова хранителя, молодые женщины переглянулись.

– А при чём здесь монголоиды и африканцы? Они что, тоже имеют отношение к вышеназванному процессу инволюции? На мой взгляд, у азиатов и африканцев идёт обратный процесс, – сказала, покосившись на Машу, Верочка.

– Обе большие цветные расы к процессу инволюции имеют самое прямое отношение. Мало кому известно, но и азиаты, и африканцы родственниками кроманьонцам не приходятся. У них свои собственные центры происхождения. По сути, и те и другие являются облагороженными генетикой белого человека архантропами.

– Такого не может быть! – возмутилась Маша. – Получается, что мы, эвенки, являемся архантропами?!

– Немного синантропами, внучка. И потом, не стоит волноваться, китайцы, например, и японцы своим происхождением от синантропа даже гордятся.

– Пусть гордятся, это их дело. А мне неприятно чувствовать себя полуобезьяной, – чуть не заплакала молодая женщина.

– Час от часу не легче! – поднялся со своего места волхв. – Не хватало ещё истерик! Расскажи ей о происхождении эвенков, но так, чтобы её персоне понравилось! А истину, девонька, куда девать? Коту под хвост?! И потом, что тут оскорбительного?

Ты же слышала, что предки синантропов тоже пришли из космоса. Ну, деградировали малость, с кем не бывает. И потом, в тебе, как и в любом китайце, семьдесят процентов крови северной расы. Посмотри, какая у тебя белая кожа! Твои предки пришли из Чжурчжэнии, с территории, которая была колыбелью древних динлинов. А кто такие эти легендарные «ди»? Представители белой расы.

– Но ведь я плосколицая! – не сдавалась Маша.

– Есть немного, что делать. Закрались в таких, как ты, китайские гены. Заметь, китайские, но не обезьяньи. Так что не истери. Нет причин, – и старик, повернувшись к нам, сказал. – Две большие цветные расы на Земле были созданы искусственно. Для чего? Для того, чтобы в будущем растворить в них потомков белых богов. До этого речь у нас шла о генетическом факторе процесса инволюции. Сначала шло прямое смешение представителей белой расы с неандертальцами. Позднее, во время расселения потомков белых богов на юг, началось их генетическое смешение с представителями двух новоиспечённых больших цветных рас. В наше время начался процесс обратный. Южные расы хлынули на север, в Европу. Скоро вся Западная Европа в этнорасовом плане станет похожа на Соединённые Штаты Америки, где белые люди будут растворены в массе переселенцев из Азии и Африки. Этот процесс уже вовсю запущен. Но я сказал только о видимой внешней стороне медали, господа школяры. Есть вещи и похуже.

– Ты имеешь в виду библейский проект? – спросил я хранителя.

– И его тоже. Но либерально-демократическая идеология как вершина библейского проекта является последним, завершающим аккордом. Всё началось намного раньше иудаизма и ранее зороастризма.

Несколько секунд волхв рассматривал нас, как будто увидел впервые. Потов, вздохнув, произнёс:

– Помнишь, Гор, недавно мы говорили с тобой, чем отличается человек от животного?

– Конечно, помню.

– Чем же?

– Тем, что силой своего разума, вернее сознания, он управляет своими животными инстинктами.

– А если инстинкты подчиняют своей воле сознание, что тогда? Кого мы видим?

– Говорящее животное, – сказал я.

– Да, двуногое, умеющее мыслить и болтать животное. Видите, как всё просто? Чтобы поменять человеческий строй психики на животный, достаточно одного воспитания. Вы теперь понимаете, зачем матерей заставляют рожать в роддомах и малышей отправляют в ясли и детские сады, только бы они не воспитывались в своих семьях.

– Честно говоря, нет, не понимаем, – признались Маша с Верочкой.

– Я сейчас объясню. Для чего были в Европе построены роддома? Для того, чтобы в них рожали детей проститутки и бездомные женщины. Нормальные люди всегда во все времена рожали ребятишек у себя дома. Роды, как правило, происходили в темноте, в знакомой обстановке. Появившийся на свет ребёнок слышал голоса родных и близких. Понятно, что сильного испуга у него не было. А что происходит в роддоме? Яркий свет, незнакомые голоса, холодная сталь инструментов. Мало этого, родившегося ребёнка тут же разлучают с матерью. Естественно, ребёнок сильно пугается. Заметьте, это первая его эмоция. Первая – значит самая яркая. Фактически в роддоме искусственным образом в детях пробуждается чувство страха. И этот страх потом преследует человека всю жизнь. Именно страх порождает массу негатива в сознании. Те инстинктивные качества, которые, превратившись в чувства, со временем начинают управлять человеческим сознанием. Например, чтобы защититься от воздействия внешних неблагоприятных условий, человек начинает уделять большое внимание материальным факторам. Так происходит материализация его сознания. Материализованное сознание порождает жадность, зависть, животную злобу, жестокость и т.д. Если все эти «замечательные» качества замешаны на эгоизме, то перед нами уже демоническая личность. Казалось бы, какая ерунда – неправильно прошедшие роды.

А теперь поговорим о яслях, садах и школах. Детей во все времена старались воспитывать в семье. Конечно, были семьи разные. У Льва Толстого в романе «Война и мир» показаны две семьи. Одна семья – Ростовых, где люди все вполне адекватные, а другая семья – Курагиных, в ней царили другие порядки. Аморальность Элен и её брата сомнений, я думаю, не вызывает. И всё же, когда дети воспитываются в рамках семьи, свои недостатки и пороки они не навязывают другим. Когда же ребята собираются в яслях и садах, что происходит? Дети из неблагополучных семей тащат свои пороки в детские коллективы и этим деформируют психику своих друзей и подруг. Дело в том, что, как ни крути, семейное воспитание остаётся главным, и никуда от этого не деться. Что происходит в садах и яслях? Полная нивелировка ценностей. Ведь опускаться намного проще, чем подниматься. И воспитатели тут бессильны. Они могут научить играть в разные игры, строить из кубиков дома и многое другое, даже читать и писать. Но они не могут изменить в детях семейных установок и ценностей. Вот почему, начиная со времён Спарты, если детей воспитывало общество, то их забирали у родителей. Вспомните пансионы благородных девиц или детские юнкерские школы в России. Но это ещё далеко не всё, есть ещё кое-что.

– Постой, – остановил я Чердынцева. – А как же феномен Макаренко? Великий педагог считал, что лучше всего дети воспитываются в коллективах типа коммун.

– Макаренко был прав, – улыбнулся волхв. – Ты просто забыл, отрок, что он работал с беспризорниками, для которых община или коммуна стала их семьёй. Никто дома им психику не отравлял. Понятно?

Я кивнул.

– Так вот, – продолжил хранитель. – Как вы знаете, для системы население планеты является своего рода ресурсом. Этот ресурс должен обладать определёнными качествами, иначе из него мало что выжмешь. Какими качествами? Понятно, что потребительскими: материализованным сознанием, стремлением к чувственным удовольствиям, собственническим чувством, жадностью, завистью и т.д. Понятно, что подобных людей природа не производит, их надо воспитывать. Где? Естественно, в семьях, яслях, детских садах, школах, вузах и т.д. Словом, везде, где только можно. Как вы думаете, что является основным в подобном воспитании? – окинул нас рассказчик проницательным взглядом.

Не зная, что ответить, мы переглянулись и промолчали.

– А я вам скажу. Главным в воспитании людей системы является разрушение в их душах чувства любви не только к людям, но и ко всему живому. Чему только мы своих детей не учим! И рисовать, и лепить, и играть в различные игры, даже в компьютерные, но мы не учим их любить друг друга. Любить вокруг себя всё живое. Я имею в виду наши семьи. То же самое происходит в яслях, садах, школах и других учебных заведениях. Вот ты, юноша, – повернул волхв ко мне свою седую голову, – только что упомянул Макаренко. А знаешь, почему система избавилась не только от него, но и от метода его воспитания? Потому что Макаренко учил своих воспитанников по-настоящему любить. Любить друг друга, любить свой народ и другие народы планеты, любить свое Отечество и Землю-матушку. Скажу вам вот что. Во время Великой Отечественной ни один из его учеников не стал предателем. Это о чём-то говорит? Макаренко научил своих подопечных пользоваться основным законом Мироздания. Именно поэтому его метод и стал неугоден системе.

Чувство любви превращает человека в полубога, такие нашей рыночной экономике, естественно, не нужны. Это уже не ресурс. Высокодуховным человеком управлять практически невозможно. Думаете, зачем на Западе была запущена и раскручена сексуальная революция? В настоящее время она обрушилась и на нас. Для того, чтобы окончательно угасла наша сердечность. Настоящее высокое чувство любви друг к другу, ко всему живому и, конечно же, к Творцу. Чувство любви исходит из сердца человека, из его зелёного центра сознания. Сексуальное же чувство, которое дремучие люди называют любовью, рождается в оранжевом центре. Да, это любовь, но любовь потребительская – животная. Совершенно другого направления. Она притягивает не сердца, а будоражит половые органы, которые подчиняются инстинкту размножения. Вот вам живой пример искусственного слома человеческого сознания и подчинение его половому инстинкту. Теперь понятно, почему и на Западе, и у нас полным-полно учителей-предметников, но нет педагогов. Скоро о педагогике вообще забудут. После Макаренко она стала опасна. Вдруг появятся последователи великого подвижника – что тогда?

Кратко я показал вам, как на Земле был запущен процесс генетической дегенерации. Но генетическое смешение потомков белых богов с архантропами и позднее ориентированное на растворение европеоидной расы в южных гибридных расах смешение –только верхняя, видимая часть айсберга. Имеется ещё и информационно-психологическая сторона проекта глобальной дегенерации. Для этого, посредством воспитательного процесса, требуется усилить животные инстинкты в психике человека до такой степени, чтобы они стали управлять его сознанием. Чем сейчас и заняты наши либеральные демократические псевдопедагоги. Это их идея относительно сексуальной революции и раннего полового воспитания в детских садах и школах. Это с их подачи расплодились на Земле всевозможные половые извращенцы.

– Получается, что система не нуждается в людях с человеческой психикой?

– Ты молодец, Маша, поняла меня правильно, – улыбнулся волхв молодой эвенкийке. – Да, система в людях с человеческим строем психики не нуждается. Она нуждается в миллиардах двуногих особей с животным строем психики.

– Но это же конец земной цивилизации, пройдёт немного времени – и люди обратятся в зверей...

– Более девяноста процентов современного населения Земли уже сейчас мало чем отличается от животных. Дальше будет ещё хуже! – поднялся со своего места волхв.

В комнате стало тихо.

– Невесёлая у нас сегодня беседа, – прервал я молчание.

– Что же делать? Неужели всё так плохо? – вздохнула Верочка.

– Плохо, – кивнул хранитель. – Надо уметь смотреть правде в глаза. Самое печальное то, что дегенераты искренне уверены, что они вполне нормальнее люди. И что те ценности, которые они исповедуют, являются общечеловеческими. Фактически сознание миллионов невменяемых создало свой собственный эгрегор, который стал дополнением сатанинскому, его вершиной.

– Ну и куда нам теперь деться? – спросила Маша.

– Как куда? Тебе вообще никуда не надо деваться.

– Как это? Я что, ущербная?

– А мы сейчас проверим, – улыбнулся волхв. – Скажи, ты замужем?

– В настоящее время нет.

– Хорошо, тогда давай представим, что ты встретила парня и полюбила его. И он тебе ответил взаимностью. Но вдруг ты узнаешь, что у него есть жена. Что ты тогда предпримешь?

– Потребую, чтобы он её немедленно бросил.

– А он не хочет её бросать, потому что тоже любит ту женщину...

– Как это любит? – возмутилась моя бывшая ученица. – Он же меня полюбил? Ишь какой прыткий! Тогда пусть со своей женой и остаётся! Разве я не права?

– С точки зрения женщины-дегенерата, ты, безусловно, права, Маша. Но с точки зрения нормальной любящей женщины – нет.

– Почему? – нахмурилась молодая эвенкийка.

– Да потому, что этого гипотетического парня ты любила потребительским чувством. Настоящая любовь безусловна. Тебя не должно волновать, есть у него кто-то, кого он любит, или нет. Главное, что ты его любишь. Это должно для тебя быть главным!

От возмущения и негодования лицо Маши стало пунцовым.

– Что-то не пойму.

– Тут вот какая разница. Получается, что ты его любишь потому, что он многое может, но самое главное – не занят? Если парень занят, то он тебе уже не нужен, так?

От слов волхва Маша растерялась.

– Ты, милая девушка, собралась выйти замуж по расчёту – вот что я тебе скажу, но не по любви... Любовь для тебя самообман. Потребительское чувство собственности на человека. Вот мы и выяснили, кто ты, Машенька. Прости, я не хочу тебя оскорбить. Но тебе до на






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.03 с.