Пинок любимой собаке, пробежка на тридцать километров или перестановка мебели не являются способами, который помогают справиться с приступом гнева. — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Пинок любимой собаке, пробежка на тридцать километров или перестановка мебели не являются способами, который помогают справиться с приступом гнева.



 

Способность распознать чувство гнева — важнейшая часть процесса избавления от него и духовного роста. Многие люди ошибочно воспринимают гнев как чувство обиды, душевной боли, печали или вины.

Если чувство гнева сдерживается и потихоньку накапливается в недрах души, то вскоре вы почувствуете себя подавленным и усталым, обиженным и расстроенным, смущенным и одиноким, полным всяческих комплексов. А постоянные сетования на несправедливости, допущенные в отношении вас в прошлом, на нанесенные вам душевные раны приводят к потере изрядного, количества энергии, которая в ином случае могла Я способствовать росту нашей личности.

Порой попытка подавить гнев приводит к прямо противоположным последствиям: она вызывает вспышку ярости, которая, по мере своего усиления, становится все более неконкретной, изливается на всех, кто оказался в сфере ее досягаемости. Гнев же всегда имеет точного адресата, причина его легко формулируется и может быть быстро устранена. Одно из несомненны преимуществ недвусмысленного выражения гнева состоит в том, что впоследствии мы испытываем чувство высвобождения, уверенности, что нас понимают, а быть может, наконец-то и принимают всерьез. Правильно выраженный гнев может превратиться в мостик к подлинному взаимопониманию.

В то же время гнев, выраженный неопределенным, завуалированным или неявным образом, может только ухудшить ситуацию. Возьмем, к примеру, историю отношений Хенка и Селии, юной пары, прожившей вместе уже два года.

Когда Хенк еще не был женат, он каждую субботу встречался со своими старшими братьями в ресторане за завтраком, обсуждал с ними свои мужские дела. Потом они могли посетить стадион или отправлялись на прогулку. Регулярно отправляемый ритуал субботнего утра продолжился и после того, как Хенк и Селия возвратились из свадебного путешествия.

Каждый разумный человек мог бы рассудить, что субботние отлучки Хенка не должны обижать Селию. Они с Хенком работали в одной компании, и выходные были единственным временем, когда каждый из них мог уделить внимание самому себе. Но поскольку Селия любила Хенка и была его законной женой, ей нравилось постоянно быть рядом с ним, проводить как можно больше времени вместе, разговаривая, играя и занимаясь любовью. Кроме того, нужна ведь и какая-никакая помощь мужчины по дому...

Поскольку Хенк предпочитал по-прежнему проводить субботний день в обществе любимых братьев, у Селии возникли ощущения одиночества, душевной боли и ревности, плавно переходящие в чувство гнева. Ей казалось, что Хенк уделяет своим братьям гораздо больше внимания, чем верной спутнице жизни. Давление пара в котле чувств росло и грозило взрывом.



Однако Селия воспитывалась в семье, в которой любое проявление гнева считалось чувством опасным и неприемлемым, его не следовало выражать прямо, по крайней мере до тех пор, пока ситуация не станет абсолютно непереносимой, когда остается только рвать и метать. А как же Селия выражала свой гаев? Юная жена ворчала. Она жаловалась. Из нее сыпались саркастические замечания.

Вместо того чтобы сказать Хенку, что она чувствует себя одинокой и хотела бы проводить с ним побольше времени, потому что любит своего мужа, она скептически хмыкала: «Полагаю, ты отправляешься к своим братцам?» — выражая тем самым свое явное неодобрение. Селия жаловалась подругам на транжиру-мужа, не упускала случая пустить язвительную шпильку в адрес родственничков и обвиняла Хенка в том, что он оказался слишком слаб, чтобы окончательно оторваться от своей семьи и жить своей собственной жизнью.

Поскольку такая тактика не привела к запланированному результату (Хенк продолжал расслабляться по субботам), Селия начала дуться, плакать и в самых неподходящих случаях удаляться в гордом молчании. И наконец, применила самое «главное» оружие — по субботам она стала уклоняться от предлагаемой супругом интимной близости.

Может, представитель «сильной половины человечества оказался умнее? Ничуть не бывало, Хенк ответил огнем на огонь. Когда Селия дулась на него и жаловалась, он вел себя не менее вызывающе и еще более гордо удалялся. Между супругами вставала стена непонимания.

Отчаявшись изменить поведение мужа к лучшему Селия все-таки обнаружила, что существует и другой способ утешиться. Вместо того чтобы выражать свой гнев замыкаясь в себе или посредством слез и саркастических замечаний, она научилась отдавать себе отчет в истинной природе испытываемых ею чувств и доносить их до Хенка в уважительной форме.



Подобно многим из нас, Селия была воспитана в представлениях, что противостояние двух людей всегда есть нечто отвратительное, неприятное и отрицательное. Но это не так!

Противостояние, даже коренное несогласие, может быть хорошо обдуманным, бесстрастным и полным любви по отношению к тому, кто нам небезразличен. Мы должны заявить свою точку зрения, утвердить себя в своей правоте и самоуважении, но не унижать тем самым другого человека. Мы хотим донести до него, что нам тяжело переносить определенные типы его поведения, предлагаем возможные варианты выхода из ситуации и выражаем готовность облегчить осуществление перемен.

Вместо того чтобы обвинять Хенка в бесчувственности и инфантильности, абсолютной незаинтересованности в чувствах жены, в том, что он по-прежнему нуждается в одобрении каждого его шага неотесанными старшими братьями, чтобы чувствовать себя настоящим мужчиной, вместо всего этого Селия начала: «Я нервничаю и злюсь оттого...» — и дальше она поведала Хенку о своем ощущении одиночества и заброшенности. Она уверила его, что по-прежнему любит мужа и никогда не хотела отделить его от родных братьев, но она не возражала бы против того, чтобы две субботы в месяц проводить вместе с ним.

Что они будут делать? Разговаривать, выезжать на пикники, смотреть телевизор, заниматься любовью или навещать ее семью, поскольку ведь и она хочет изредка повидаться со своими родственниками. Она уверена, что они смогут найти компромисс и прийти к общему решению. Но больше всего ей хочется, чтобы муж понял, что Селия желает проводить с ним время потому, что ей нравится быть с ним вместе.

Как же отреагировал Хенк? Первоначально он занял оборонительную позицию, так как не ожидал от разговора ничего иного, кроме навязших в зубах старых обвинений. Но Селия постаралась не обращать внимания и не раздражаться, когда Хенк заартачился. Она высказала свое неудовольствие ясно и недвусмысленно, привела конкретные аргументы в свою пользу, а с другой стороны, она не требовала, чтобы Хенк неукоснительно исполнял все ее требования.

Сейчас на небе брака Хенка и Селии нет ни облачка. Вот что говорит по этому поводу Хенк: «Я всегда знал, что Селия сердилась, когда я проводил время с братьями, но я думал, что злится она потому, что моя жена — ревнивая и эгоистичная собственница. Полагаю, что я долгое время не понимал, что она действительно пытается заботиться обо мне, пока Селия наконец не перестала дуться». Научившись открыто проявлять и такое, казалось бы, отрицательное чувство как гнев и такое восхитительное, как любовь, Селия смогла обрести близость с мужем, к которой стремилась.

Прорыв гнева или ярости часто означает разрушение тех моделей поведения, которые закладывались детстве, когда нас учили: «Ты должен сдерживать чувства и не выражать их так бурно». Выражение чувства гнева помогает нам раскрепоститься и предоставляет возможность испытать и другие эмоции.

 

Плотины на реке гнева

 

1. Люди пассивные, зависимые боятся, что выражение ими гнева будет воспринято партнером как окончание любви. Они опасаются быть отвергнутыми или брошенными, потому-то и сражаются вполсилы, жалуясь и хныча, вместо того чтобы разгневаться по-настоящему и использовать вырабатываемую энергию для разрешения назревшей конфликтной ситуации. Скрывая свои чувства, нытики тратят много энергии и часто чувствуют себя подавленными и полными апатии.

 

2. Сдержанные люди склонны к томи, чтобы бесконечно анализировать причины гнева, устраняя из них всякое подобие чувств. Они неосознанно производят ловкую подмену, рассматривая предмет со всех сторон и старательно избегая реальных проблем, сводят все к словам, вместо того чтобы попытаться дать волю чувствам. Они загоняют вглубь такое количество отрицательных эмоций, что время от времени начинают вести себя иррационально. Их страх потерять контроль над собой» порой и в самом деле оправдан, ведь они так редко проявляют здоровые реакции.

 

3. Бесконфликтные люди привыкли маскировать свой гнев. Они иногда намекают на свои чувства, криво улыбаясь сквозь стиснутые зубы. Очень часто их эмоции проявляются через физические расстройства: головные боли, напряжение мышц, расстройство желудка — это сигналы сдерживаемого гнева.

 

Как выразить гнев

 

1. Позвольте чувству гнева выйти наружу, не злоупотребляя многословием.

2. Мысленно оцените свое выступление и поблагодарите себя за способность и желание почувствовать оправданность своих чувств.

3. Выражая свой гнев, постарайтесь быть абсолютно искренними и не томите раздражающий вас объект долгим ожиданием, сделайте это побыстрее.

4. Похвалите себя за то, что вы искренни и честны.

 

Ощущение вины

 

Очень часто чувство вины есть результат сдерживания гнева до такой степени, что он обращается на самое себя. Человек, испытывающий чрезмерное чувство вины, склонен погружаться в отрицательные эмоции, тем самым наказывая сам себя и даже получая некоторое облегчение от возникающих у него эмоций. Общая черта, характерная для испытывающих гнев и вину, в том, что им трудно понять источник этих чувств. По мере того как вдет время, накапливаются отрицательные эмоции, и человек все больше сомневается в своих достоинствах, направляя на себя все увеличивающиеся количества отрицательной энергии, усиливающей чувство вины.

Такое поведение особенно характерно для людей, выросших в конфликтных семьях. Но в какой-то момент человек решается положить конец внутренним метаниям и начинает искать посторонней помощи или пытается что-то самостоятельно изменить в своем поведении.

Например, он идет на консультацию к психологу, или алкоголик добровольно соглашается на лечение. Поиск помощи или окончание игр с самим собой является решительным шагом против нагромождений лжи, против заигрывания с собственными слабостями, накопившимися в наших отношениях.

Когда человек, ищущий помощи и изменений начинает действовать, часто его поступки воспринимаются как угроза тем, кто пассивно болтается в реке жизни. Такие «пловцы» будут поносить всех психоаналитиков, решившихся принять участие в судьбу других людей, и обвинять их в недостаточной осторожности.

Очень часто человек, обратившийся за медицинской помощью, испытывает по этому поводу бессознательное чувство вины. Помните, что такое чувство является заведомо ложным.

Каждый человек, готовый бросить вызов своим недостаткам, достоин высокого уровня «самости» и всего самого замечательного, что приходит вместе с ним.

Ощущение вины, овладевшее нами, «направляет нашу энергию вовнутрь, как бы наказывая нас самым фантастическим, бессмысленным, неконтролируемым образом. Наша память становится избирательной и сосредотачивается на тех случаях, когда мы становились причиной чьей-то душевной боли или страданий.

Мы забываем о прежних свершениях и собственных добродетелях, в то время как проступки один за другим как живые встают в нашем воображении. Вспоминая только свои прегрешения, мы просто вынуждаем себя к самокритике. Возникает ощущение собственной зависимости от чьей-то злой воли, гаснут, не успев разгореться, все наши инициативы, расстраиваются личные отношения, а жизнь то и дело охаживает нас своим кнутом, позабыв о пряниках.

Наиболее мощными источниками вины обычно выступают две группы наших отношений: с родителями и с детьми. Почему-то именно они обладают способностью нагнетать чувство тревоги и неопределенности. Важно помнить, что бывают такие моменты, когда самым подходящим чувством в семейных отношениях оказывается здоровый гнев.

Когда мы подобающим образом выражаем свой неудовольствие детям, то тем самым учим их правилам поведения и уважению к себе и к взрослым. Научив детей выражать свой гнев и использовать его, правильно воспринимать чужие эмоции, мы закладываем основание будущих наших связей, когда дети станут взрослыми. Таким образом наши отношения перерастут в настоящую дружбу.

Иное дело — родители. Зачастую мы сами создаем миф, что наши отец и мать никогда не ошибаются, прощают нам все ошибки и всегда все знают лучше нас. Но родители — все родители — просто люди, которые имеют детей.

 

-Повторите-






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.009 с.