Критический анализ современных теорий национальной конкурентоспособности — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Критический анализ современных теорий национальной конкурентоспособности



 

 

Если до 20 века развитие международного разделения труда в целом укладывалось в рамки теории Д. Рикардо, то качественные изменения в структуре мировой экономики, вызванные процессами глобализации, потребовали создания новой теории, объясняющей не только международную торговлю, но и международное производство товаров и услуг.

Обращаясь в процессе исследования к научной категории конкурентных преимуществ, которая в последнее время приобрела чрезвычайно широкое распространение, немногие, по нашему мнению, осознают факт того, что за этим словосочетанием стоит целая экономическая теория, созданная М. Портером. Именно поэтому, на наш взгляд, следует разграничивать обыденное понимание данной категории и использование категории «конкурентное преимущество» в научном аспекте, содержащем определенные качественные характеристики. При этом, правда, как мы уже отмечали, нельзя абсолютизировать и концепцию Портера, отдавая отчёт, что она укладывается лишь в русло неоклассической и институциональной методологии, абстрагируясь от сущностно-содержательного, эндотерического исследования рассматриваемой категории.

Теория конкурентных преимуществ сформировалась в 80-90ые годы 20 века из целого ряда научных публикаций М. Портера в Harvard Business Review (См.:8), при этом, так и не став чем-то единым, целостным, распадаясь на ряд оригинальных концепций. Это, с одной стороны, вызвало множественные и подчас противоположные трактовки этой теории, а с другой, послужило предметом анализа для целого ряда специализированных экономических дисциплин – от маркетинга и менеджмента до геополитики.

Рассматривая эту теорию с общенаучных позиций, мы выделяем два характерных ее свойства: во-первых, восхождение в процессе исследования от эмпирического к теоретическому, что свойственно ранним экономическим теориям; во-вторых, ее мультизадачность, своего рода всеохватность, что характеризует ее как современную экономическую теорию, развивающуюся на стыке целого ряда дисциплин.

Необходимо отметить, что как только появились ключевые работы, составляющие основу этой теории, она сразу же стала объектом научной критики и, надо согласиться, небезосновательной, к анализу которой мы обратимся в процессе нашего изложения. Однако, несмотря на весь свой критический потенциал, можно констатировать, что сколь-нибудь серьезной альтернативы теории конкурентных преимуществ, объясняющей процессы конкуренции в условиях глобализации мировой экономики, в публикациях других авторов так и не появилось. Большинство последующих работ, выстроено либо на критической переоценке теории конкурентных преимуществ, либо на ее теоретическом фундаменте (См. более подробно: 64, с.83-90).

Кроме того, несмотря на большой массив публикаций, посвященных теории М. Портера, остается значительный пласт идей, не подвергнутых верификации и критическому анализу. На наш взгляд, ключевая идея Портера о роли местоположения в условиях глобализации мировой экономики, о значении локальной конкуренции, по существу, так и не оценена научным сообществом. Так, например, важный вклад в анализ теории конкурентных преимуществ связан с публикациями в рамках дисциплины маркетинг, где рассматриваются такие категории, как глобальная стратегия, операционная эффективность, цепочка ценности компании, кривая опыта и т.д. (См., например:183, с.131-158). Традиционно считается, что наибольший познавательный вклад теория конкурентных преимуществ привнесла в проблематику исследований мировой экономики, обогатив ее идеей межстрановой конкуренции в условиях глобализации мировой экономики. Еще один значительный массив работ связан с так называемым кластерным анализом, который развивается в рамках экономической теории и геоэкономики, изучающих кластеры как основную экономическую конкурентную единицу (См., например: 31).

При этом в вышеприведенных научных подходах, исследующих теорию конкурентных преимуществ, отсутствует, на наш взгляд, один из основополагающих элементов фундамента всех этих теоретических построений, а именно сам анализ категории «конкурентное преимущество». Для нашего исследования этот вопрос, напротив, является ключевым, поскольку содержание данной категории, позволит нам выявить и оценить источники конкурентных преимуществ, пути их достижения и удержания, понять насколько они актуальны в современной глобализируемой экономике.

Элемент научной новизны в анализе теории конкурентных преимуществ М.Портера заключается в выделении и критической оценке ранее не освещенных научной общественностью положениях, без которых, по нашему мнению, невозможно говорить о полном понимании данной теории. Мы выдвигаем три ключевые теоретические посылки, отражающие, по нашему мнению, главные особенности теории конкурентных преимуществ. Во-первых, национальная конкурентоспособность не наследуется, а создается, причем не государством, а национальными производителями. Во-вторых, решающую роль в достижении и удержании конкурентных преимуществ играет местоположение фирмы и локальная конкуренция. В-третьих, категория «конкурентного преимущества» заключается в повышении производительности труда и капитала, посредством непрерывного инновационного процесса. Именно на этих, по нашему мнению, ключевых элементах, будет базироваться наш анализ теории конкурентных преимуществ, результатом которой будет создание теоретической матрицы (модели), сводящей эти положения в единую систему.

Анализ теории Портера начнем с рассмотрения его категориальной, методологической и теоретической базы исследования, которая является отправной точкой любой научной работы. Анализируя категориальную базу теории конкурентных преимуществ, мы выделяем следующие ее недостатки. Во-первых, неточность в использовании устоявшихся научных категорий. М.Портер, например, применяет в процессе своего исследования целый ряд экономический категорий, не раскрывая при этом их значение, что подразумевает их применение в устоявшемся научном значении. Однако в ряде случаев содержание этих категорий противоречит общепринятым канонам научной теории и практики. Например, говоря о классических факторах производства, он вводит в их число, такие новые факторы, как: знания, технологии, инфраструктуру, при этом противопоставляя их специализированным факторам производства (См.:148).

Во-вторых, размытость категориальной базы исследования. В процессе исследования Портер использует различные категории как синонимы. Так, например, применяет как равнозначные, без каких либо дополнительных оговорок, такие категории, как страна, нация, государство, правительство; отрасль, фирма, кластер (См.: там же).

Значительным недостатком методологии исследования Портера, в-третьих, является выделение одного параметра – наличие, например, существенного и стабильного экспорта фирмы (См.:148) - в процессе анализа большого массива исследуемых объектов, что не позволяет, на наш взгляд, адекватно оценить и верифицировать выявленные автором закономерности. При этом он отказывается от второго показателя – объявленная прибыль (корпорации), - считая, что его использование может привести к неправильным выводам. Действительно, можно говорить, о том, что абсолютная величина данного показателя зависит не только от объективных факторов (объема продаж, размера корпорации, структуры национального рынка ценных бумаг и т.д.), но и субъективных, например, от корпоративной культуры той или иной страны. Так, корпоративные скандалы в США в 2002-03 гг. свидетельствовали о завышении уровня прибыльности некоторых крупных корпораций (Enron). С другой стороны, многие эксперты считают, что отечественные компании являются недооценными, скрывающими свои прибыли. Однако и к используемому Портером показателю можно предъявить аналогичные претензии, кроме того, он не наделен какими-либо количественными, конкретными характеристиками, что также снижает его ценность.

Исследуя поведение фирм в трех семилетних периодах (1971, 1978, 1985 гг.), Портер никак не обосновывает, почему им рассматриваются именно эти временные периоды, что также, по нашему мнению, является значительным упущением в методологии исследования.

Теоретическая база исследования Портера также вызывает и некоторые другие вопросы. Если основная часть его работы укладывается в рамки неоклассического подхода (факторный подход, производительность труда, приоритет промышленности над непроизводственным сектором, модель свободного нерегулируемого рынка, использование таких агрегатов, как нации, благосостояние и т.д.) с учетом современных экономических процессов глобализации мировой экономики, то его тезис об эффективной аллокации ограниченных ресурсов (См. более подробно: 83), отсылает нас к маржиналистской школе экономической теории, а ссылки на деятельность формальных и неформальных институтов (См.: там же), к институциональному направлению экономики, что позволяет нам сделать вывод о неоднозначности теоретических позиций М. Портера. При этом мы, разумеется не можем отрицать правомерности принципа плюрализма методологических подходов в современных исследованиях в области экономической теории, однако в таком случае считаем необходимым определённую систему «иерархии», упорядочивания их взаимосвязей для недопущения эклектики и чрезмерной односторонности в ходе реализации упомянутого принципа.

Теперь обратимся непосредственно к анализу положений, которые наиболее полным образом раскрывают центральную идею Портера о роли местоположения субъекта и локальной конкуренции в создании конкурентных преимуществ. Для этого нам необходимо выяснить содержание категории конкурентных преимуществ, выявить его источники, узнать, кем оно создается и как его сохранить.

«Национальное процветание не наследуется — оно создается. Национальное про­цветание не вырастает просто из природных ресурсов, имеющейся рабочей силы, процентных ставок или покупательной силы национальной валюты, как это на­стойчиво утверждается в классической экономике» (148, с.162), - такими словами Портер заявляет об отходе от традиций классической теории, однако здесь, на наш взгляд, необходимо сделать некоторые уточнения. Прежде всего считаем необходимым заметить, что в данном случае, по-видимому, речь идет не об отрицании всей классической теории, а скорее о важной ее составной части – теории абсолютных преимуществ.

Дело в том, что сами классики никогда и не утверждали, что «богатство наследуется», напротив, если обратиться, например, к произведениям основателя классического направления А. Смита, то мы увидим, что богатство нации он напрямую связывал, в том числе, и с производительностью труда, которая никак не может быть унаследована (См. более подробно: 83). Другое дело, что если рассматривать теорию абсолютных преимуществ Смита как модель статической конкуренции, в которой наличие тех или иных абсолютных преимуществ никак не объясняется и рассматривается как данность, то в таком случае можно действительно согласиться с Портером в том, что богатство действительно наследуется.

Продолжая противопоставлять себя классикам, Портер утверждает, что конкурентоспособность конкретной нации зависит от способности ее промышленности вводить новшества и модернизироваться. Однако и это положение никак не противоречит «азбуке» классической политэкономии, напротив, использование категорий «нации, доминирование производственной сферы над непроизводственной», позволяет нам сделать вывод о том, что его теория развивается в русле неоклассических взглядов. Здесь возникает вопрос скорее к самому Портеру, который связывает национальную конкурентоспособность только лишь с модернизацией промышленности, в то время как уже в 80-90 гг. 20 века, более 50% ВНП США производила непроизводственная сфера.

Использование категории нации также вызывает недоумение, поскольку, по нашему мнению, период становления и развития национальных государств в общеисторическом процессе уже пройден, а большинство государств, в том числе и США, это многонациональные государства, при этом вычленить вклад каждой нации в создании конкурентоспособности страны - задача нетривиальная. Поэтому часто употребляемая Портером категория «конкурентоспособность нации», с одной стороны, открывает тему для широкой научной дискуссии о роли нации в современном глобальном пространстве, соотношении понятий нация и государство, однако с точки зрения научного исследования, это категория неадекватна сегодняшним социально-экономическим отношениям и не несет той смысловой нагрузки, характерной для периода развития и функционирования классической школы экономической теории.

Анализ категории конкурентных преимуществ Портер начинает с критического переосмысления конкурентоспособности страны, справедливо отмечая, что четко очерченного показателя, раскрывающего это понятие, современная экономическая теория так и не создала. Оценка конкурентоспособности страны через ряд таких макроэкономических показателей, как валютный курс, процентная ставка, положительное сальдо торгового баланса, наличие избыточной и дешевой рабочей силы, обладание богатыми природными ресурсами, специфические управленческие технологии, взятых в отдельности, - не может объяснить успехи или неудачи различных стран в мировой экономике. Так, вполне конкурентоспособная Япония не обладает сколько-нибудь значительными природными ресурсами, а страны ЕС страдают от нехватки рабочей силы, что не мешает им занимать высокие строчки рейтинга международной конкурентоспособности (См. более подробно: 105).

Более того, само понятие «конкурентоспособность страны», по мнению самого же Портера, бессодержательно, поскольку не отвечает на вопрос о том, является ли страна конкурентоспособной в мировой экономике, если все ее отрасли конкурентоспособны, а таких стран заведомо нет, или наоборот, конкурентоспособной является только одна отрасль. Это перекликается с выводами, сделанными нами в первой части данного нашего исследования, о необходимости уточнения категории «конкурентоспособность страны (государства)».

Портер предлагает новую концепцию конкурентоспособности стран в мировой экономике, основанную на производительности, повышение которой гарантирует осуществление главной цели каждого государства – достижение высокого и постоянно растущего уровня жизни своих граждан. «Возможность реализации этой цели зависит от производительности, которая достигается в использовании трудовых ресурсов и капитала. Производительность — это объем выпуска продукции, производимый единицей затраченного труда или капитала» (148, с. 169). При этом производительность, обеспечиваемая людскими ресурсами, обуславливает уровень заработной платы, а производительность использования капитала задает доходы, получаемые его владельцами. «Уровень жизни для конкретной нации зависит от способности национальных компаний достигать высокого уровня производительности — и повышать производительность с течением времени» (См.: там же). Анализируя это теоретическое положение, мы видим явную корреляцию между высокой производительностью труда и высоким уровнем жизни (заработной платы) граждан, которая находит свое статистическое подтверждение в работе Обстфельда и Кругмана (См. более подробно: 101, с.46).

Кроме того, вопрос, поднятый ранее самим Портером в отношении других подходов к определению конкурентоспособности страны, остается у него без ответа. Будет ли считаться страна конкурентоспособной в мировой экономике из-за высокого уровня производительности во всех отраслях, что невозможно на практике, либо в какой-то одной отрасли? Портер не дает определенного ответа на этот вопрос: «Ни одна страна не может быть конкурентоспособной во всем. В идеальном варианте ограниченные человеческие и другие ресурсы конкретной нации следует распределять таким образом, чтобы использовать с максимальной производительностью. Даже страны, чей уровень жизни максимален, имеют много отраслей, в которых их местные компании оказываются неконкурентоспособными» (148, с.169).

Мы видим, что Портер не дает ответа на вопрос о конкурентоспособности страны в целом и переводит свои рассуждения на уровень ниже, мезоуровень - уровень отдельных отраслей экономики: «Таким образом, при попытке ответить на вопрос о конкурентоспособности на национальном уровне мы пытаемся давать ответ на неверно поставленный вопрос. Понятия, которыми мы должны здесь оперировать, — это детерминанты производительности и скорость роста производительности. Для поиска ответов необходимо фокусировать свое внимание не на экономике как целом, а на определенных отраслях и сегментах отрасли. Необходимо понять, как и почему возникают коммерчески жизнеспособные навыки и технологии, а понять это достаточно полно можно только на уровне рассмотрения конкретных отраслей» (См.: там же).

Итак, Портер под конкурентоспособностью страны подразумевает конкурентоспособность национального производителя, отрасли. При этом само конкурентное преимущество делится на два вида: 1) более низкие издержки и 2) дифференциация товаров. Низкие издержки отражают способность фирмы разрабатывать, выпускать и продавать сравнимый товар с меньшими затратами, чем у конкурента. Дифференциация – это способность обеспечить покупателя уникальной и большей ценностью в виде нового качества товара, особых потребительских свойств или послепродажного обслуживания (См. более подробно: 188, с.56).

Растущая производительность в рамках отдельной фирмы либо отрасли непосредственно связана с понятием инновации: «Повсюду в мире компании, добившиеся лидерства в международных масшта­бах, используют стратегии, которые отличаются друг от друга во всех отношени­ях. Однако пока каждая успешная компания применяет свою собственную стра­тегию, глубинные принципы деятельности — характер и эволюция всех успеш­ных компаний — оказываются в своей основе одинаковыми. Компании добиваются конкурентных преимуществ посредством инноваций» (148, с.171). Именно поэтому инновации в теории конкурентных преимуществ являются ключевым понятием, раскрывающим сущность конкурентного преимущества, что заставляет нас остановится на анализе этой категории более подробно.

Не давая собственного определения данной категории, Портер рассматривает инновации чрезвычайно широко: это и новые технологии, и новые методы работы, новый дизайн продукта, новые методы повышения квалификации работников, информация и т.д. «В своем большин­стве инновации оказываются достаточно простыми и небольшими, основанными скорее на накоплении незначительных улучшений и достижений, чем на едином, крупном технологическом прорыве» (148, с.172). Анализ теории конкурентных преимуществ позволяет выделить нам три фактора, объясняющие важность инноваций как источника достижения конкурентных преимуществ: во-первых, инновации создают преимущества перед другими компаниями, более медленно реагирующими на изменения рыночной ситуации; во-вторых, инновации создают новые благоприятные возможности на рынке; в-третьих, инновации позволяют выходить на новые рынки.

Источником самих инноваций, с одной стороны, является целенаправленная деятельность компании по поиску «верных решений без ослепленности какими-либо предположениями или шаблонным здравым смыслом» (148, с.172). С другой стороны, инновации могут возникнуть из внешних источников, то есть, например, «прийти» из новой компании, либо через новых топ-менеджеров компании, только начинающих работать, а, следовательно, имеющих «незамыленный взгляд» на производственные процессы. Расширяя сферы своей деятельности и вовлекая новые ресурсы, получая новый опыт, компания также может обогатить свой инновационный капитал. Важнейшим источником инноваций, по мнению Портера, является давление, оказываемое конкурентами на компанию, своеобразный страх потерь: «…. В действительности для достижения успеха при внедрении новшества обыч­но требуется давление, осознание необходимости и даже определенная агрессив­ность: страх потерь оказывается достаточно часто даже более мощной движущей силой, чем надежда на выигрыш» (См.: там же).

Главной характеристикой инноваций в теории Портера является постоянство, непрерывность инновационного процесса. После того как компания достигает конкурентных преимуществ, благодаря но­вовведениям она может удерживать их только с помощью постоянных улучше­ний. Поскольку, по мнению Портера, практически любое достижение можно повторить, то конкуренты сразу же и обязательно обойдут любую компанию, которая прекратит совершенствование и внедрение инноваций. Хотя существует вероятности того, что какая-либо компания, обладающая исходными значительными преимуществами, сильной рыночной позицией, проводящая инертную инновационную стратегию, может удерживать свои позиции достаточно долго, однако рано или поздно более динамичные конкуренты нивелируют эти преимущества за счет инноваций. «Иными словами, существует только одна возможность удержать достигнутые конкурентные преимущества — их необходимо постоянно совершенствовать, дви­гаться в направлении более сложных форм» (148, с.173). Портер дает ценный совет компаниям, достигшим конкурентного преимущества, относится к ним, как к уже устаревшим: «…дилемма здесь состоит в том, что либо они сами (компании) переведут свои достиже­ния в разряд устаревших, либо это сделают за них конкуренты» (148, с.174).

Соглашаясь с оценкой роли инноваций в достижении и удержании конкурентного преимущества, мы, вместе с тем, отмечаем важное теоретическое упущение, характерное как для данной части работы, так и для всей теории Портера в целом. Наше внимание привлекла действительно интересная мысль Портера о необходимости постоянного инновационного процесса.

Остановимся подробней на логике его рассуждений: «Успешно функционирующие компании тяготеют к предсказуемости и ста­бильности; они стараются защищать свои достижения. Изменения вдохновляются страхом перед большими потерями» (Там же). Портер уподобляет успешные компании – здоровым организмам, чья иммунная система борется и отсеивает новые, чужеродные элементы (инновации), в результате чего, обновления – инновации затухают и компания теряет свое конкурентное преимущество. Трудно не согласиться с важностью инноваций в достижении конкурентного преимущества, однако существует важный вопрос, который Портер постоянно выпускает из виду, не учитывает на протяжении всей своей работы, как в теоретическом, так и практическом аспекте: каковы затраты на постоянное возобновление и расширение, в данном случае, инноваций.

Постоянство инноваций – ключ к успеху конкурентной компании, однако при этом Портер совсем не учитывает ресурсные возможности субъекта конкуренции, то есть его издержки на бесконечное обновление. Интересно, что в своей работе Портер исходит из теоретической посылки об ограниченности, исчерпаемости ресурсов (См.:148), характерной для маржинализма, что в целом не соответствует логике его исследования, строящейся в целом на факторном, неоклассическом теоретическом фундаменте. В то же время, у классиков понятие производительности неотделимо от категории эффективности, то есть соизмерения результата производства с затратами на создание продукта. Поэтому как с теоретической, так и практической точки зрения игнорирование вопроса о затратной составляющей, в данном случае постоянного инновационного процесса, является, на наш взгляд, серьезной ошибкой, не позволяющей в полной мере оценить теоретические положения, выдвигаемые Портером.

Определив содержание категории конкурентное преимущество, мы сделали первый шаг в создании нашей теоретической модели, отталкивающейся от теории конкурентных преимуществ Портера. Ответив, по существу, на вопрос, что такое конкурентное преимущество, теперь рассмотрим не менее важный вопрос - кто создает конкурентное преимущество? Ответ на него, представляется, позволит перейти к последней части создаваемой нами модели, к вопросу: каким образом создается и удерживается конкурентное преимущество?

«Только сами компании могут достигать конкурентных преимуществ и сохранять их. Для этого они должны действовать на основе принципов, описанных выше. В частности, они должны осознавать ведущую роль инноваций — и ту неприятную истину, что инновации могут возникать только на основе давления и ведения по­иска» (148, с.200). Остановимся на данном высказывании Портера подробнее, поскольку перенос акцента с государства на фирму в условиях международной конкуренции представляет собой значимый шаг в развитии экономической теории.

Международная конкуренция традиционно связывалась непосредственно с деятельностью государства, поскольку именно оно долгое время являлось главным субъектом международных экономических отношений. Это объясняется множеством причин экономического, правового, политического характера. Так, например, классическая теория, являющаяся фундаментом международного разделения труда, рассматривает процесс международной торговли (косвенного производства) через призму обладания теми или иными факторами производства в избытке. Поскольку основными факторами производства для стран с низким уровнем развития технологии являются природные и трудовые ресурсы, которые исторически долгое время, вплоть до 20 века, находились в неотчуждаемой власти суверена – государства, то и экономическая теория, объясняющая международные экономические отношения, исходила из естественного первенства государства.

Еще одной из множества причин, по которой участниками международной конкуренции долгое время не могли являться отдельные национальные производители, выступало отсутствие организационных и правовых институтов, обеспечивающих нормальное функционирование фирм вне пределов национального суверенитета.

Рассмотрим вкратце, каким образом компании, по мнению Портера, могут создавать и удерживать конкурентные преимущества (См.:148, с. 201-209):

1. Создание давления для обеспечения инноваций. Успешная компания должна постоянно принимать новые вызовы и сталкиваться с испытаниями, чтобы опираясь на пре­имущества страны базирования создавать на этой основе предпосылки для возникновения инноваций.

2. Поиск самых сильных конкурентов для повышения мотивации. Ради сохранения динамизма компании Портер рекомендует сделать стремление к испыта­ниям одним из принципов организации компании. «Компании, которые высоко ценят стабильность, послушных заказчиков, зависимых постав­щиков и пассивных конкурентов, автоматически приходят к существованию по инерции и не могут добиться успеха».

3. Создание систем предупреждения. Упреждающая и адекватная информация о грядущих изменениях на рынке позволяет компании заранее предпринять необходимые действия, что создает дополнительное преимущество перед другими рыночными игроками.

4. Улучшение действующего внутри страны правила ромба. В создании условий для возникновения конкурентных преимуществ должны принимать участие не только государство, но и сами компании. «Для компаний жизненно необходимо совершенствовать то окружение, в кото­ром они существуют внутри страны, превращать его в более прогрессивную плат­форму для достижения успеха на международном уровне». При этом, если задачей государства является создание так называемых базовых факторов, то, в свою очередь, ведущие компании должны сосредоточиться на создании специальных факторов.

5. Положительное отношение к конкуренции внутри страны. Для того, чтобы успешно конкурировать в международных масштабах, компаниям необходимы сильные и активные внутренние конкуренты в пределах рынка собственной страны, что подталкивает их к поиску новых конкурентных преимуществ.

6. Глобализация для использования избранных преимуществ в других странах. В условиях глобализации компании получают доступ не только к другим рынкам, но и к новым источникам ресурсов. При прочих равных условиях, по­лагаться на деятельность за границей, вытесняющую существующие внутренние возможности, — это не самое лучшее решение для компании. Поиск нового, внедрение инноваций с целью преодоления локальных неблагоприятных факторов может привести к созданию конкурентного преимущества, в то время как поиск внешних источников решения внутренних проблем - наиболее простой, но в то же время недальновидный выход. «Цель должна состоять в совершенствовании внутренних возможностей, так чтобы деятельность за границей была выборочной и допол­няющей, направленной только на общие конкурентные преимущества. Правильный подход к глобализации состоит в том, чтобы избирательно исполь­зовать источники преимуществ в ромбах других стран» (148, с. 203).

7. Выборочное использование возможностей слияния. К возможности создания альянсов с иностранным участием, по мнению Портера, необходимо подходить крайне осторожно. С одной стороны, компания может приобрести определенные преимущества, связанные с существованием предприятий за границей, при этом дополнительно страхуясь от рисков, связанных с внутренними факторами, и не теряя при этом своей независимости. В то же время сам процесс объе­динения требует значи­тельных затрат, как организационных, так и материальных, что и превращает большинство подобных альянсов в недолговременные переходные образования. «К альянсам лучше всего относиться как к избирательному методу, используемому временно или задействующему не основные виды деятельности» (148, с.204).

8. Выбор страны базирования для усиления конкурентных преимуществ. Одним из главных решений для деятельности транснациональной компа­нии является выбор страны базирования. Значение этого выбора заключается в том, что конкурентное преимущество создается именно здесь. Условия, существующие в стране бази­рования, должны способствовать внедрению инноваций и обеспечивать наиболее благоприятную среду для конкуренции. При этом одна компания может иметь несколько стран базирования для разных видов деятельности, ее сегментов, используя таким образом преимущества различных стран базирования.

Как мы уже отмечали в первой части нашей работы, в условиях глобализации мировой экономики происходит постепенное замещение субъектов конкуренции на мировом уровне, когда на смену государству, обладающему статическими - абсолютными или сравнительными преимуществами, в силу своего географического положения и территориальной целостности, приходят фирмы, создающие мобильные конкурентные преимущества. Тем не менее Портер вовсе не отрицает роль государства в создании конкурентного преимущества: «Ведущая к успеху политика правительства — это та политика, которая создает среду, в которой компании могут достигать конкурентных преимуществ, — а не та, при которой правительство непосредственно вовлека­ется в сам процесс, за исключением случаев, когда страна находится на раннем этапе развития. Роль правительства является скорее косвенной, чем прямой» (148, с.200). Необходимо отметить, что в более ранней своей работе «Международная конкуренция» Портер непосредственно связывал степень вмешательства государства в механизм конкуренции и стадию, которую это государство достигло (См. более подробно: 149, с.587-619).

Заострим еще раз внимание на проблеме, связанной с неточностью, неадекватностью категориальной базы исследования Портера, который активно использует понятие «правительства», связывая его с деятельностью исполнительных органов власти по созданию условий, стимулирующих возникновение конкурентных преимуществ, что, на наш взгляд, не совсем верно. Безусловно, что роль правительства в современном политическом и экономическом процессе объективно велика, однако исключать законодательную и судебную власть из сферы деятельности государства было бы ошибкой. Действительно, правительство осуществляет практические шаги по реализации тех или иных, в том числе и экономических решений, однако роль законодателя в разработке программ, нормативных актов, осуществлении контроля за исполнением и финансированием конкретных задач, а так же многие другие функции законодательной и судебной власти, позволяют говорить нам, об их безусловном участии, в частности, и в создании условий по достижению конкурентных преимуществ национальным производителем. Поэтому, на наш взгляд, вместо использования категории «правительство», следует употреблять термин «государство», как совокупность законодательной, исполнительной и судебной власти, в единстве участвующей в осуществлении политического и экономического процесса.

Говоря о том, что государство должно выступать в роли катализатора инновационного процесса, Портер в своем исследовании затрагивает интересную проблему временного лага, связывая ее с ошибками в деятельности правительства по вопросам национальной конкурентоспособности. Совершенно справедливо он отмечает значительную разницу во времени между принятием и реализацией экономических решений, направленных на усиление конкурентоспособности и временем функционирования самого правительства: «Для некоторой отрасли создание конку­рентных преимуществ может потребовать десятилетий; этот процесс требует длитель­ного времени совершенствования навыков работников, инвестирования в продукцию и производственные процессы, создания кластеров, а также внедрения на внешние рынки… Однако с точки зрения политики десятилетие — это целая вечность. В связи с этим большинство правительств предпочитает политические действия, которые ведут к легко достижимым краткосрочным выигрышам, такие как субсидии, за­щита и организованные слияния компаний, — а это именно та политика, которая замедляет обновление. Большинство политических действий, которые могут ока­заться действительно эффективными, оказываются либо слишком медленными и требующими слишком большого терпения со стороны политиков, либо, что даже еще хуже, им сопутствует некоторая, пусть и непродолжительная, болезненность» (148, с.195).

Анализируя теорию Портера, можно выделить следующие несколько основополагающих принципов, следуя которым, государство, по его мнению, создает благоприятные условия для возникновения конкурентных преимуществ у национальных производителей (См.:148, с.196-200).

1. Фокусировка на создании специализированных факторов. Государство несет ответственность за создание так называемого базиса, на основе которого впоследствии, в результате специализации, и возникают конкурентные преимущества. Система начального и среднего образования, инфраструктура государства, проведение фундаментальных научных исследований, здравоохранение, - все это в теории Портера – базовые факторы, которые сами по себе редко приводят к созданию конкурентных преимуществ и лишь являются отправной точкой для конкурентных специализированных факторов, таких как узкопрофильные специалисты, специализированные научные исследования и разработки и т.д.

2. Практически невмешательство правительства в факторы и валютный рынок. Вмешательство государства с целью снижения факторных издержек, или поддержание благоприятного для данной макроэкономической ситуации валютного курса не будет эффективным в долгосрочном периоде, поскольку подобная практика препятствует обновлению промышленности и поиску конкурентных преимуществ.

3. Строгое соответствие продукта стандартам безопасности и охраны окружающей среды. Более серьезные требования к экологической чистоте и безопасности, которые, по мнению Портера, государство должно предъявлять к национальным производителям, создаст давление, необходимое для ввода инноваций, что позволит не только создавать более качественный продукт, удовлетворяющий запросы покупателей, но и получить конкурентное преимущество на международном рынке перед конкурентами из стран с более мягкими нормами.

4. Сильное ограничение прямой кооперации между соперниками в отрасли (в научно-технической сфере). Объединение корпораций и государства в целях проведения научных исследований, по мнению Портера,




Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.019 с.