Самодостаточность. Гармонизация деятельности — КиберПедия


Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Самодостаточность. Гармонизация деятельности



 

С точки зрения пользователя, чрезвычайно важна задача гармонизации своей деятельности. Что значит «гармонизация»? Это означает, что вы не должны жертвовать ни одним из аспектов и стараться рефлектировать соотношение затрат и мощности этих аспектов. Прежде всего по линии самовыражения. Потому что сделать самовыражение источником средств к существованию…

Не всем, как говорится, так повезло, у кого функция самореализации (аспект функционирования) по содержанию совпадает с функцией самовыражения (аспект связи). Тогда у вас есть баланс по отношению к внешнему миру. Баланс по отношению к себе – это соотношение самотождественности (аспект координации) и самоутверждения (аспект организации). Что в практике часто встречается? Человек напрягается в области самоутверждения, хотя состояние его самотождественности этого совсем не требует. Чем больше вы грузите себя в области самоутверждения, в области потребления, тем консервативнее ваша деятельность в целом.

Скажем, вы хотите самореализоваться на ступень-две выше в социальной иерархии, чем имеете на сегодняшний день. Вы увеличиваете свою профессиональную вооруженность, управленческую вооруженность, вы стратегически вооружаетесь или вы чисто тактически вооружаетесь, это уже вопрос персональной истории, но, как говорится, из кожи вон лезете, все этому подчиняете, и вот вы достигли. Но тут выясняется, что вы уже топ-менеджер, а у вас еще нет (список, что должно быть). Вы бросаетесь в другую крайность – начинаете приобретать все, чего у вас нет, а положено, чтобы самоутвердиться как топ-менеджер. В процессе приобретения вам начинает казаться, что если вы приобретете не только то, что нужно топ-менеджеру, но и то, что имеет олигарх, то тут же станете олигархом. Между утверждением себя в чем-то и реализацией себя в какой-то ипостаси косвенная связь есть, но прямой-то связи нет, это противоположные аспекты. Аспект организации – это консервативная вещь, это всегда консервативная деятельность. Иногда очень трудно объяснить человеку бывает, что его потребности в области самоутверждения никакого отношения к его социальной истории не имеют.

Если раньше «прикид» так называемый играл очень большую роль, то теперь он не играет почти никакой роли, кроме формальных официальных ситуаций, потому что никто уже не смотрит на это. И даже дорогие вещи теперь похожи на тряпочки. Ну мода такая. Как бы просто очень все должно быть. Кому должно?



Но есть люди, для которых консервативно одеваться имеет отношение к самотождественности, а одеваться модно разрушает самотождественность.

Говоря о личности как структуре восприятия и переработки информации, как об интеллектуальной части личности, мы говорили, что плюс-минус на самооценку – это для нее конечный продукт, что бы там ни поступало внутрь, чего бы мы наружу ни выдавали в качестве текста. Для личности как структуры деятельности нет ничего важнее самотождественности. Поэтому самостоятельность пользователя грамотного и продвинутого будет в том, что он сам определяет для себя необходимый объем самореализации , необходимый объем самоутверждения и необходимый объем самовыражения .

Дети самовыражаются, фантазируя, они не лгут в этот момент, они самовыражаются, у них внутри действительно так. Они не о внешнем мире рассказывают, они о своем внутреннем мире рассказывают, а «умные» взрослые говорят: «Что ты врешь? Что ты отрываешься от жизни?» Да не отрывается он от жизни, успокойтесь, он весь в вашей власти, он пытается свою деятельность гармонизировать, чтобы как действующее лицо в этой пьесе быть полноценным, самодостаточным.

Нельзя достичь самодостаточности, как пытались духовные искатели советских времен, идя в кочегары. Те, кто хотели самовыражаться, они и в кочегарах становились цоями. А те, кому нечего было самовыражать, у кого, внутри было пусто, так они хоть в кочегары, хоть в дворники, хоть в генералы – все равно пустой человек, уже все, пусто. Потому что самовыражение – это единственный способ развития внутреннего, а если нет деятельности – нет развития. Если человек в определенном возрасте не начал ходить, он и не будет ходить, потому что не было деятельности – падать, спотыкаться и так далее. То же самое с самовыражением. Доброжелательность по отношению к самому себе и к другим на уровне вот этого самого самовыражения – это и есть подлинная доброта. Потому что вы позволяете, вы даже заинтересованы, и если вы не заинтересованы, вы делаете вид, что заинтересованы, но вы даете этим человеку возможность себя внутреннего в этом частном контакте выразить.



Если вы хотите быть продвинутыми пользователями самого себя как изделия, то должны разобраться, что ради чего вы делаете, и у вас будет более эффективная система мотивации и более эффективное распределение имеющейся энергии. Ведь мы выбираем путаницу почему, как вы думаете? Мы выбираем путаницу потому, что у нас путаница – это часть, это основа нашего внутреннего мира. Если внутри мы не строим города, дома, не прокладываем коммуникации, улицы, канализацию, не создаем структурированную человеческим способом и для человека реальность внутри себя, то у нас путаница, хаос, дикая природа, то, что в литературе духовной образно называется «дикая душа». Если же мы эту работу воспринимаем как труд, как некую вынужденность, требующую слишком больших усилий, то тогда мы перекладываем ее на высшие силы. А с высшими силами у нас две системы отношений: подчинения (я выполняю, я ни при чем, мне сказали – я сделал, Бог велел…) либо служения (такова заповедь, и я этой заповеди служу). Кто такой я? Некий Я , весь тот, кто живет там, внутри.

 

 

Я – мое – я сам

 

Значит, это Я . Я уверен, что: я – это Я . Это и есть ноль. Дабы прервать дурную бесконечность, об этом ничего сказать нельзя вообще, но «этот ноль» может сказать: я – это Я . Пока сохраняется знание о том, что я – это Я , человек тождествен себе. Чистая самотождественность не зависит даже от прикрепленности к конкретному телу. Сам этот факт говорит нам о том, что в бытовом привычном смысле мы называем Я совсем не Я . А что мы называем я? То, что мое . Биография, фамилия-имя-отчество – некие внешние характеристики, совокупность описательных данных, – и по ним пытаемся опознать себя. Работает система внешнего опознавания. В том случае, если у нас появляется понимание, что есть внешний человек и внутренний человек, тогда «мое» делится на внешние признаки и субъективные признаки. Тогда мы говорим о том, что нужно заниматься балансом внешнего и внутреннего, для того чтобы иметь возможность описания себя, создания образа себя не только внешнего, которым руководит социальный контроль, но и внутреннего, которым руководит субъект .

Во внешнем, кроме моего , есть еще то, что не мое . И во внутреннем есть мое и не мое . За счет того, что часть материала объявляется не моим , у нас появляется возможность создать образ самого себя сколь угодно частичный. С этого момента, когда мы делим себя на мое и не мое , мы получаем возможность создать такой образ себя, который наиболее соответствует сознательным и подсознательным требованиям нашей личности. То есть создать образ, подчиненный самооценке. И здесь появляется, незримо присутствует Мы. Мы начинает – для стороннего наблюдателя прежде всего, или при очень развитой рефлексии это можно отследить – Мы начинает подменять Я , вытеснять Я . В результате человек произносит «я», называя собою некоторую часть Мы. Мы в свою очередь делится на наших, не наших, они, мы и т. д.

Подобная дифференцированность, будучи все более и более усложняющейся, может привести и часто приводит к тому, что мы теряем связь с Я . Даже в форме стабильного самосознания, то есть памяти о Я . Формируется Я -концепция как образ себя . Другой вопрос, насколько она осознана, дифференцирована с помощью рефлексии, насколько мы понимаем, что туда привнесено и откуда, откуда взялась такая система ценностей, откуда взялась такая система критериев и т. д.

Задача в том, чтобы с помощью саморефлексии утверждать, что все, что у меня есть, – это мое , никакого не моего во мне нет. Это первый шаг во всех эзотерических и религиозных системах, в практической конструктивной психологии. Далее я дифференцирую «я» на Хозяина (субъекта ), индивидуальность, личность, сущность. Может быть и другая классификация, например три котла; земля, небо, человек – но всегда на три, во всех без исключения текстах, нигде инструментальную часть человека не делят на четыре.

Субъект в данном случае Хозяин моего хозяйства, и поэтому самоутверждение определяется результатами деятельности. Человек перестает свою самотождественность и образ самого себя прикреплять к самооценке, отрефлексировав, что самооценка – это результат социального давления, социального наследования, материализация давления Мы. Это не значит, что Мы игнорируется, это значит, что есть Я со своим хозяйством и есть не Я – это Мы.

В качестве третьего голоса в этом противостоянии Я и Мы ставится реальность. Так выстраивается другая система отношений между Я , Мы и реальностью. Это и есть свобода для . Человек имеет возможность изменить систему отношений. Он не может изменить Я , поскольку Я – это ничто, никто и зовут никак. Он не может изменить Мы, потому что Мы бессмертно, Мы множественно, наше хозяйство сделано из Мы, и я не может изменить этого данного. Но человек имеет шанс изменить систему отношений, и во главе новой системы отношений будет каждый человек персонально. Из некоего винтика в некоей машине мы превращаемся в субъекта , в то самое существо, которое наедине с миром, которое не спит, которое осмысленное, творческое.

Сложность в том, что надо не интегрировать, а дифференцировать.

Склонность к интегрированию, к соединению всего со всем, да еще под влиянием популярных статей о квантовой физике, привела к тому, что люди разучились понимать, что рефлексия, на основе которой и формируется подлинный интеллект, – это дифференциация, а не интегрирование.

Идя этим путем, путем построения внутренней цивилизации для внутреннего человека и дифференциации внутри себя: моего и не моего , то есть отделения Я от Мы, мы понимаем возможность самодостаточного пребывания в мире. Расплывчатое слово «жизнь» человека, заменяется совсем не расплывчатым фактом пребывания человека в мире. А остальное предстает перед человеком как деятельность в этом мире. Жизнь как деятельность. Перед нами психология и философия деятельности, активной позиции нашего Я в том мире, в котором мы пребываем.

Если мы это не только осознали, но и пережили и стали так жить, пребывать в мире так , то у нас появляются возможности других, иных источников силы кроме того единственного, который мы имели до этой работы, кроме силы Мы.

Ведь почему такая драчка? Потому, что источник ресурсов один – Мы. Чтобы получить разрешение на то или иное количество ресурса из общего источника, принадлежащего Мы, нужно соответствовать требованиям – раз, и выдерживать конкуренцию в борьбе за ресурс – два. Иначе ничего не останется, как, сидя без лампочки Ильича, с подсвечником мощностью максимум в три свечи, рассуждать о том, какие сволочи те, у кого горят десять ламп, торшер и прочее. И только потому, что они сволочи, им досталось так много киловатт. Они не сволочи! они адекватны требованиям, предъявляемым хозяином. А хозяин – Мы, что бы вам ни казалось. И поэтому бог людей – страх. Страх, что хозяин накажет, хозяин не даст и прочее, прочее, прочее.

Но другого хозяина нет, поэтому можно его ругать, критиковать, но другого-то нет! Нет хозяина, собственного хозяина. Ваше Я не создало Хозяина вашего хозяйства.

Бог свободного человека что? Дух. Дух – та виртуальная часть реальности, из которой все возникает и в которую все исчезает. Мир виртуальных возможностей. Будущее множественно принципиально, и все зависит от выбора, который совершает либо сам человек, если он хозяин, либо Мы.

Мы живем в мире невероятных возможностей.

Но это наше Я . А вот персона, которая Мы, какие тут возможности? Все заранее известно, вся жизнь. Что будет завтра, известно, что будет через два часа, известно, все известно. А чтобы было еще известнее, все мое ношу с собой. Картину мира ношу с собой, все с собой. И так постепенно, постепенно, постепенно – и в могилку. Много таскать вредно, да?

Главная морковь перед носом – гарантированное будущее. Все предсказуемо, все гарантировано, даже если не очень нравится, но гарантировано. И это не потому, что я выбрал какую-то привязанность. Выбрал себе такую миссию и привязан к ней, без мании величия желательно. Но нет. Так сложилось. Такие обстоятельства. Такая биография. Такая страна. Такая власть. Такая напасть.

Да, этот мир есть, мы в нем осуществляемся, кто живет, кто осуществляется, кто созидает, кого жизнь живет, кто жизнь живет. Но он есть, со всеми его социальными пирамидами, соревнованиями, с таковостями, со сравнением бесконечным себя со всеми, плюс, минус, с этой бешеной жаждой постоянно иметь плюс на самооценке своей личности, с этими инфернальностью и путаницей, без которых так тяжело было бы себя обманывать, что ты есть, кроме этого, есть энное количество не менее подробных, реальных, смачных, ужасных, прекрасных миров. Где? Там? Нет, здесь же.

Сижу я у телевизора: восемьдесят программ, из них шестьдесят работают, показывают. За остальные надо дополнительно платить. Я же с места не схожу, я сижу все на том же стуле все в той же квартире, а у меня шестьдесят разных каналов. Только кнопку нажимаю. Но я же с места не схожу, я здесь живу. Пребываю в этом мире. Здесь же не шестьдесят, а много больше каналов. И для этого не надо пугать космос страшным выражением лица. Для этого надо просто для начала быть. Вот Я . А у Я должен быть субъект , который руководит хозяйством, переключает эти каналы, когда надо. Тогда все понятно. Вот нужды личности, персоны, вот нужды индивидуальности, вот нужды сущности, вот возможности этого инструмента, вот диапазон приема и передачи. И вот реальность. И вот социальная реальность, пирамидка такая бултыхается. Я когда думаю об этом, пытаюсь картинку увидеть, знаете, вот так вот в космосе летит, вот так вот кувыркаясь, пирамида. Ма-ахонькая.

 

Время проживания

 

На уровне субъект – пространство время предстает как сцепление событий , что совпадает с одним из самых старинных описаний, которое говорит о том, что реальность – это пространство, в котором происходят события. С этой точки зрения каждый человек – это событие в пространстве реальности, порождающее ситуацию его жизни , потому что событие есть такой факт, который является порождающим моментом ситуации. Заданы ли эти события или не заданы – существуют разные подходы. Есть варианты, что заданы только точка появления, точка исчезновения: рождение, смерть; некоторые говорят, что задано все, некоторые говорят, что не все, ну и так далее, дискуссий множество.

Субъективное переживание времени может как ускоряться («О, надо же, уже год прошел!»), так и замедляться («Елки-палки, всего три часа? А кажется, что пара дней…»). Субъективное переживание времени мы отделяем от времени, потому что для нас с вами время – это конвенция прежде всего, это конвенциональное время, часы, минуты, секунды, дни недели, месяцы, годы. Все это обозначено, все заранее известно, существует календарь на тридцать лет вперед, на пятьдесят лет вперед, какая разница… Потому что это конвенция. Она опирается на то, что это приблизительно соотнесено с вращением Земли вокруг собственной оси и с вращением Земли вокруг Солнца. Период вращения вокруг собственной оси и вращения вокруг Солнца называется у нас время, его реальное содержание разбито на условные единицы, причем по двенадцатиричной системе. Это мы называем временем и синхронизируем свои действия по этому согласованному времени. Многие люди носят постоянно часы, потому что иначе как узнать, который час, сколько прошло.

У нас есть летнее время, зимнее время… Имеет ли это отношение к времени жизни? Нет. Я повторяю всегда один и тот же пример, я человек консервативный на этот счет, я люблю проверенные примеры. Надпись на могиле: «Родился в 1900, умер в 1973. Прожил восемь лет». Время нашей жизни, бо́льшая часть нашей реальности – это субъективное время, время проживания.

Существует масса источников, утверждающих, что человек в особом состоянии может в течение трех минут внутри себя прожить огромные отрезки времени, со всеми житейскими подробностями кусок жизни, скажем, протяженностью в десять, двадцать, тридцать лет. В одной притче шестьдесят лет от рождения до смерти человек прожил, пока его голову держали под водой. Это реально? С точки зрения физики теперь уже трудно сказать, что нереально, потому что квантовая физика говорит, что это возможно, в ее пространстве, в пространстве квантовой физики. Но для человека это реально, он это прожил. Да, умозрением он себе говорит: это только сон, видение, но в его памяти, базовой памяти, в его всей структуре это уже присутствует – произвело определенные изменения в его психике, в его сознании. Но если он за две-три минуты прожил тридцать – шестьдесят лет, то за восемьдесят лет своей жизни восемьсот – без проблем. Без проблем!

Таким образом, у нас время проживания – величина X. Мы можем соотносить ее с конвенциональным временем, можем не соотносить – ничего от этого в нашем внутреннем мире не меняется, кроме привычки ойкать: «Ой, всего три часа прошло! А как все изменилось…», «Ой, три года прошло, и ничего не изменилось!».

У человека есть время проживания , время изменения и время событий . Три психологически наполненных меры времени. В зависимости от того, какую меру мы приложим, его масштаб по отношению к конвенциональному времени тоже изменится. Не говоря уже о таких так называемых измененных состояниях сознания, как самадхи, сатори, откровения, видения святого Иакова, когда одновременно практически безразмерным становятся пространство и время и наступают вечность и бесконечность.

Видите, в языке есть такие понятия, которые не являются единицами измерения. Что такое вечность? Это же не очень-очень-очень много времени, нет – это вечность, нечто, к измерению времени не имеющее отношения. Так же как бесконечность – это не очень-очень-очень много пространства, это бесконечность. Именно это происходит в момент всех так называемых экстремальных переживаний типа самадхи, сатори, нирваны, просветления, субъективно мы оказываемся в вечности и бесконечности. Таким образом, мы утверждаем, что мир процессуален, виртуален, проницаем, вечен и бесконечен.

Какое это имеет отношение к нашему пребыванию в этом мире? Самое прямое. Наша жизнь как частный случай пребывания в мире тоже имеет к этому отношение. Это отношение и выражается понятием «хронотоп». Время и пространство вашего индивидуального пребывания в мире. С этой точки зрения, если мы рассмотрим историю любого человека, мы можем увидеть ее как бесконечное путешествие из одного пространства в другое пространство, причем с разными характеристиками, и из одного времени в другое время, тоже с разными характеристиками. И сочетание пространственно-временны́х характеристик – хронотоп, каждого индивидуально будет действительно индивидуален и в большинстве случаев неповторим.

С этой точки зрения человека и его историю можно рассматривать как художественное произведение. В каком пространстве, строго говоря, в каком объеме пространства существует данный конкретный человек? В какой другой объем он проходит, в связи с каким событием, на каком фоне он воспринимает себя, свою внутреннюю реальность, события жизни? Где он живет во времени проживания, где он живет в конвенциональном времени, где он живет во времени событий?

 

Время деятельности

 

Способность к опережающему отражению, то есть способность живых организмов в той или иной мере моделировать будущее на основе экстраполяции опыта, является общей для представителей живой природы (обычно она ограничивается максимум десятью минутами реального будущего). Человек отличается значительно большей заинтересованностью в будущем, создает его проекции и модели.

Можно с большой степенью уверенности говорить, что причины человеческих поступков, постоянные выборы, которые мы совершаем, превращая множественное будущее в единичное прошлое, лежат именно в будущем.

Прошлое в наших выборах не играет никакой роли. Прошлое влияет на навыки, выбор форм, способы осуществления планов и действия. Выбор всегда осуществляется будущим. Отсюда патологическое стремление человека узнать, что будет. В нашем подсознании или, быть может, в нашем сверхсознании, принципиально защищенном от осознавания, как утверждает П. В. Симонов, существуют различные модели будущего. Как правило, протяженность этих моделей, захват объема по превращению вечности во время, в сцепление событий, на много больше, чем действие опережающего отражения.

 

Прежде всего стоит говорить о модели ожидаемого будущего . Почему прежде всего именно о ней? Потому, что ожидание корректирует наши притязания . Человек может демонстрировать совершенно необычные притязания, вплоть до желания стать английской королевой или президентом США, но живет реально, совершает выборы и действия на уровне обычного клерка, на уровне обывателя. Почему? Потому, что, если бы мы могли вычислить его содержание или каким-то другим образом снять эту информацию или сам человек мог бы снять для себя эту информацию, он бы обнаружил в модели своего ожидаемого будущего ожидания обывателя. И вне этого объема человек ничего не ждет. «Уж не жду от жизни ничего я, и не жаль мне прошлого ничуть». Прошлого никому не жаль. Бегство в прошлое – это психологическая защита, и только. Внутри у человека все настроено на будущее.

Что человек ждет? Как известно, что ждет, то и получает.

Нельзя помочь человеку, если то, что вы ему предлагаете, не входит в его ожидаемое будущее. Оно ему привычно, и изменить ожидания он не может, потому что их не осознает, а притязания как раз осознает. Конфликт между уровнем притязания и уровнем ожидания – основной источник заработка для психотерапевтов.

Когда человеку предлагают изменить свою жизнь, он начинает сопротивляться изо всех сил. Почему? Потому, что мало того, что нужно изменить ожидания, то есть начать от себя требовать больше, надо еще получить гарантии.

Потому что рядом с ожидаемым будущим неколебимой стеной стоит модель гарантированного будущего . И в норме эта модель всегда со знаком плюс – все будет хорошо. И действительно, в норме все знают, что будет хорошо. Гарантированно будет хорошо. Поэтому очень долго людям не страшно, не страшно, пока не упрешься в стену. Поэтому человек совершает какие-то движения в жизни только в случае наличия гарантий, желательно стопроцентных.

Но от кого можно получить такую гарантию? ответ на этот вопрос человечество придумало – от Господа Бога. И вы хотите соревноваться с Богом, предлагая человеку измениться? осененный гарантией Всевышнего, человек торгуется по любому поводу. Какие вы мне можете предоставить гарантии? В отношения, в делах, в любви, в учебе. Во всем. Потому что должен быть плюс.

И даже если случилась катастрофа и невозможно построить гарантированное будущее со знаком плюс, то это не значит, что человек отказывается от гарантированного будущего – он строит гарантированное будущее со знаком «минус». Это особая категория. Такие люди и группы таких людей обычными способами не управляемы. Из них создаются секты, играя на психологической модели гарантированного – все будет плохо, в конце минус. Это асоциальные группы по определению.

То есть с плюсом (вариант нормы) или с минусом (вариант отклонений в социальной адаптации) у человека есть то, что мы назвали синдром гарантированного будущего. Еще раз подчеркиваю, гарантированное будущее не исчезает, когда невозможно поставить в конце плюс, на его месте появляется гарантированное будущее со знаком «минус».

Естественно, человек делает выборы и действует в рамках ожиданий и в рамках гарантий, то есть убеждений. Однако наряду с моделями ожидаемого и гарантированного будущего существует еще одна модель – это модель идеального будущего . Сказка. Внутренний психотерапевт. Сказка есть у всех. У самых прожженных циников, у самых рациональных людей, у всех. Какова функция этого сказочного, идеального будущего? Такая же, как функция всякого идеала. Это виртуальность, о которой заведомо известно, что этого быть не может. Она никогда не обратится в реальность, но она утешает и успокаивает изнутри в отношении в себе самом для себя. Сколько ни пытайтесь эту сказку сделать былью, это невозможно. Это только для себя.

Человек может ее рассказать, задача слушающего – просто выслушать и сказать: «Супер!» Все. Всякое покушение на сказку – это покушение на самого человека. Эта сказка питает его эмоционально-чувственную сферу.

Именно сказка и есть то, что человек лучше всего осознает из всех моделей своего будущего. Дело в том, что она ни на что не влияет практически. Она влияет на настроение, на внутреннее ощущение, из нее рождаются мечты, она кормит воображение, такая творческая вещь, но абсолютно бесполезная с точки зрения внешнего действия. Она не влияет на выборы, а лишь служит буфером между внешним и внутренним миром. Удары внешнего мира амортизируются этой внутренней сказкой.

Теперь допустим, что ваша рефлексия достигла небывалых высот и вы в состоянии сами из себя извлечь информацию и об ожидаемом будущем, и о гарантированном будущем, и об идеальном будущем. С этого момента вам больше не на кого и не на что списывать все то, что с вами происходит. Вы родились как взрослый, абсолютно взрослый человек. Именно из такой ситуации рождается идея изменить свою жизнь.

Самый короткий путь изменить свою жизнь – это изменить будущее, потому что оно внутри. Снаружи никакого будущего нет. Снаружи есть многовариантность, множественность. Снаружи нет никакой предначертанности, а есть только соотношение каждого конкретного будущего конкретного человека и суммарного конвенционального или коллективного бессознательного, которое делает выборы и таким образом превращает это множественное в единичное, что, собственно говоря, и есть настоящее.

Мы скользим по пространству, по бесконечности, скользим и оставляем эту самую линию под названием прошлое.

И еще один момент. Смыслы порождаются моделями будущего. Все, что не вписывается в модели будущего, для конкретного человека смысла не имеет.

Благодаря механизму опережающего отражения и модели будущего у нас всегда есть знак решения. То есть человек, приступая к решению какой-то задачи, заранее, бессознательно как правило, знает, какой факт будет означать для него, что задача решена. Поэтому в человеческом поведении часто складывается такая ситуация: задачка уже решена, и для внешнего наблюдателя это абсолютно ясно, а человек все еще продолжает прикладывать усилия в направлении ее решения, потому что он не получил тот знак, который бессознательно у него сформировался. Особенно это очень часто случается в позиционных задачах, задачах, связанных с отношениями.

Есть установка, что решение обязательно обозначится конкретным знаком. Отсюда будущее в психологическом преломлении – оно либо желаемое, либо гарантированное, либо ожидаемое. Поэтому если мы хотим адекватно интерпретировать поведение конкретного человека, мы прежде всего должны ознакомиться с его будущим, поскольку оно, по закону максимальной предсказуемости, как проекция устройства общей жизни, психологически присутствует в настоящем. То есть это, строго говоря, и не будущее вовсе.

Человек старается уничтожить будущее, превратив его:

– в желания: «хочу, чтоб так было»,

– в гарантии: «хочу гарантии, что если я сделаю то-то и то-то, то я получу то-то и то-то»,

– в ожидания, когда человек говорит одно, но ожидает другое, в чем он может даже себе не признаваться…

Оптимист от пессимиста отличается тем, что у оптимиста преобладает желаемое, а у пессимиста – ожидаемое. Но и те и другие хотят гарантий. И даже при патологической адаптации личности, когда невозможно в силу тех или иных причин построить модель гарантированного будущего со знаком «плюс», а только со знаком «минус», все равно, оно должно быть гарантированное, то есть максимально предсказуемое.

Наше мышление (то, что мы называем «думать») есть бесконечная возня с будущим. И поэтому никто настоящего не воспринимает. Понятно, что я утрирую. Но в принципе, если говорить о каких-то взаимоотношениях с жизнью, то жизнь устроена так, что максимальная предсказуемость как основной закон общежития отражается в нашем мышлении. Поскольку НАШЕ мышление – это коллективное мышление. Ничего персонального в нем практически нет. В том, что обычно люди называют «я думаю». Опять же, утрирую.

И естественно, события, которые с нами происходят, оцениваются по соответствию или несоответствию имеющейся модели будущего. Поэтому, когда человек задает вопрос, он уже, как правило, знает ответ. И спрашивает не для того, чтобы узнать, а для того, чтобы получить подтверждение, что его ответ правильный. Но он и будет правильным, потому что гарантированное будущее в большинстве случаев среднестатистическое.

За счет этого механизма человек вписывается в систему коллективных ожиданий. И таким образом ликвидирует будущее как реальность, и, что самое печальное, события оцениваются по модели будущего. Даже если это неожиданное событие, все равно человек инстинктивно скажет: «Я так и знал, я так и чувствовал, так и должно было случиться, потому что если я не знал, не чувствовал и случиться должно было не так, тогда я оказываюсь сам с собой без Мы». Вот то, что обычно называется «думать».

Но поскольку « я» есть у всех, только у одних оно прикреплено к личности (в основном), у других – к душе, у третьих – к биоприроде, но оно есть, поэтому кроме описанного способа псевдодумания есть еще и работа сознания. Сознание – некая загадочная штуковина, в которую входят: сверхсознание, подсознание, бессознательное, память. Память, когда дело касается персонального человека, – это его память. Память выделяют оперативную, долговременную, кратковременную – аналогично подразделения сознания. То есть когда мы говорим «сознание», то мы обычно подразумеваем нечто, происходящее с памятью, – в отличие от мышления, память представляет для нас прошлое. То, что в быту принято называть «опыт».

Естественно, каждый человек склонен считать, что его опыт исчерпывает всеобщий опыт, потому что он все равно есть Мы, а не Я . Но в автобиографиях, некоторых эмоциональных происшествиях и т. д. человек прошлое приписывает себе, а не коллективу. То есть психологически прошлое единично. Таким образом, самоидентификация (ощущение себя собой) вне Мы в норме полностью зависит от прошлого и ваших отношений с ним.

Когда прошлое в силу каких-то причин расходится с будущим, которое на самом деле заменяет нам настоящее, тогда происходит самое удивительное, на что способен человек, – корректировка прошлого. То есть некоторые факты прошлого вытесняются, на их место ставятся выдуманные, фантастические факты, и человек осваивает эти выдуманные факты как реальные. Спустя некоторое время он уже говорит об этом как о случившемся, как о реальном своем прошлом. Хотя борьба за прошлое – это самое бесполезное занятие из всех бесполезных занятий.

Но это не совсем так, ибо процесс согласования между будущим (как элементом мышления) и прошлым (как элементом памяти) и есть момент осознавания. То есть будущее желаемое, ожидаемое или гарантированное соотносится с прошлым. Вот почему наши иллюзии так реальны, и иногда даже более реальны, чем реальность, потому что они наши. Это согласование дает человеку возможность ощущать себя непрерывно существующим. Мы знаем много художественных произведений, посвященных кратковременной потере памяти: какой-то кусок вытеснился, и сюжет развивается по сценарию: вспомнить все – вспомнить почти все, не вспоминать ничего и т. д.

Итак, то, что люди обычно называют осознаванием, – это согласование между мышлением, которое напрямую связано с потребностями, и сознанием, которое напрямую связано с памятью. Вот такую картинку мы имеем на уровне персоны. Как мы видим, у такого человека нет реального настоящего, и нет реального будущего, и очень часто нет реального прошлого, потому что оно незаметно для него самого уже перетасовано так, чтобы согласовываться с будущим.

Но есть еще одна удивительная совершенно вещь, связанная с наличием во внутреннем мире Я , – это рефлексия или так называемый (в текстах) наблюдатель.

Есть два вида рефлексии. Вовлеченная рефлексия – это когда вместе с наблюдением идет процесс оценивания. Человек сам выставляет себе оценки – либо по ходу события, либо (опять же) в прошлом. Оценки всегда построены на сравнении, ведь нет сравнения – нет и оценки. Человек сравнивает себя с другими людьми и на основании этого оценивает, то есть оценки – это всегда Мы.

Нулевая рефлексия обеспечивается возможностью сформировать такую психологическую метаконструкцию, как «невключенный наблюдатель», безоценочный.

У нас есть тот, кто всегда все видит, – невключенный наблюдатель, – поэтому мы всегда все знаем про себя, знаем абсолютно точно, но поскольку это невключенный наблюдатель, это знание не включено в наше самовосприятие. И практически работа над ясным видением – это использование невключенного наблюдателя для перехода к субъекту . Разнообразные ситуации, в том числе лабораторные, показывают, что человек очень точно все знает про себя. Очень точно. Но это знание, полученное от невключенного наблюдателя, человек не пропускает в осознавание, в активную оперативную память, оно сразу уходит в базовую память. Но оно есть. И именно поэтому невключенный наблюдатель и используется как отправная точка в осознавании, что это дает возможность просто видеть себя, не оценивая, не сравнивая, просто видеть – безоценочно, без всякой коммерческой пользы.

Это то, что может сделать персона по пути к сдаче власти субъекту. Безоценочный наблюдатель просто смотрит и видит, то есть в нем сочетаются качества наблюдателя и состояние созерцания, только в данном случае созерцание направлено на себя (так называемого «себя»). И когда оно безоценочно, вы можете сами прийти ко всем тем умозаключениям (в такой формулировке или другой – это не имеет значения), к которым пришел я. Это плоды безоценочного наблюдения.

Собственно говоря, именно безоценочный наблюдатель является идеалом так называемого научного подхода. То есть вы, никак не оценивая, просто регистрируете события внутренней жизни и внешней жизни. Но при безоценочном наблюдении манипуляции с прошлым невозможны, а значит, не возникает необходимости манипулировать (чтобы соотнести прошлое с будущим) со своими моделями будущего. Так появляется мотивация развития, так появляется самодисциплина, самовоспитание и прочие все «само».

Материал, который мы получаем случайно или преднамеренно от безоценочного наблюдателя, вынуждает нас согласовывать прошлое и будущее в сторону изменения модели будущего.

Ибо механизм согласования прошлого и будущего может быть разным. Он может быть самым простым, когда прошлое подстраивается под будущее. Например, все знаменитые фразы «я заслужил», «мне должны» – это как раз подстраивание прошлого под будущее. То есть я нахожу в прошлом аргументы, которые подтверждают мое право на такое гарантированное будущее, на такое желаемое будущее и на такое ожидаемое будущее.

Вариант второй, когда будущее подстраивается под прошлое. Это так называемый реализм. То есть поскольку в прошлом было то-то и то-то, содержится то-то, то-то, то-то и то-то, то мое будущее будет таким-то, таким-то, таким-то. Реализм явля






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.021 с.