Потребность. Мотивация. Деятельность — КиберПедия


Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Потребность. Мотивация. Деятельность



 

В основе любой активности человека лежат потребности. Потребности мы, как правило, не осознаем, а осознаем в большей или меньшей степени мотивацию (потребность плюс ценность дают мотив). Мотивация всегда связана с системой ценностей. Самое сложное для человека – понять, чего он, собственно говоря, хочет. Это самый сложный вопрос. Почему сложный? Каждый может себе сказать: «Я знаю, чего я хочу. Я хочу того-то и того-то». Но если ты хочешь того-то и того-то, почему ты не делаешь в результате этого то-то и то-то, а делаешь совсем другое?

Для того чтобы в этом разобраться, есть только один объект для анализа – деятельность. Существует множество спекуляций, построенных на вопросе: почему внешняя деятельность должна служить основным критерием, а не внутреннее богатство личности, ее внутренний мир?..

Но что такое внутренний мир? Внутренний мир – это тоже деятельность, деятельность во внутреннем мире. Между внешним и внутренним разница только одна – во внутреннем мы имеем дело с субъективным (субъективное – это трансформированное объективное), а во внешнем – с объективным. Естественно, поскольку субъективное – это трансформированное объективное, кажется, что в субъективном мы встречаем меньшее сопротивление среды и достигаем цели своей деятельности легко. Как бы легко. А объективная среда оказывает нам большее сопротивление, и поэтому мы часто не достигаем своих целей.

Хотя это странно. Почему странно? При достаточной квалификации, умении правильно построить свою деятельность мы должны были бы достигать своих целей. Так же как мы их достигаем во внутреннем мире. Что же происходит? Наступает самый сложный момент: от чего должна отталкиваться деятельность человека? откуда берется мотив: я хочу?

Формула мотива: потребность плюс ценность, то есть нечто, через что данная потребность может себя удовлетворить. Чего человек хочет? Чтобы говорить об этом предметно, оторвемся от строгого корректного мышления и сведем анализ к основным мотивам.

 

Все, что скрыто под понятием «любовь»,

все, что скрыто под понятием «власть»,

и все, что скрыто под понятием «вооруженность».

 

Вооруженность – это то, что дает чувство уверенности, чувство уверенности в своих возможностях, являющееся основным источником положительных подкреплений в самооценке. Если я уверен в своих возможностях, то мелкие неприятности не снижают моей самооценки.

Вооруженность – это функциональная вооруженность, то есть все, что называется навыками, профнавыками: интеллектуальными, физическими, коммуникативными и т. д. Это потенциальная вооруженность, все, что называется богатством личности, это некоторый потенциал, который дает мне чувство уверенности, что, если я чего-то захочу, я это все могу купить. Вооруженность – это сила, которая может для каждого конкретного индивидуума приобретать различные наименования: сила физическая, сила чувств, сила ума.



Не зря исследователи, и прежде всего Павел Васильевич Симонов, выделили потребность в вооруженности как отдельную потребность. В силу еще входит знание. Знание – это сила.

Если вы довооружаетесь, вы создаете возможность повысить уверенность в себе за счет внешних факторов, которые сами по себе другой цели не имеют. В данном случае потребность в вооруженности самоценная вещь. Вооруженность и есть та ценность, которая удовлетворяет эту потребность. Любая деятельность в этой области повышает самооценку. Так появляются люди, основное занятие в жизни для которых – вооружаться. И если у такого человека спросить, а зачем тебе эти знания, а зачем тебе эта сила, а зачем тебе это богатство, а зачем тебе эта власть и т. д., он ответит просто: «Чтобы было, потому что мне от этого хорошо». «Хорошо» в данном случае означает, что он чувствует себя уверенно. Очень часто человек просто вооружается, не имея никакой другой цели, хотя декларирует цели разнообразные.

Что нам дает власть? Как и вооруженность, она дает плюс на самооценку. Итак, что такое власть? Власть – это прежде всего чувство собственной значимости. Если вооруженность – это уверенность, то власть – это значимость. Обладание той или иной формой власти воспринимается личностью как ее значимость, как ее рейтинг. Власть может быть в форме влияния, власть в форме управления, власть в форме насилия. Что такое карьера, подъем по служебной лестнице, иерархия социальная и так далее? Это увеличение не только вооруженности, но и значимости, то есть получение все большего объема власти. Без чувства собственной значимости человек может дойти до суицида.



Любой из нас обладает потребностью властвовать, дабы ощущать свою значимость, ибо вне этого мы себя не можем положительно оценивать. И те люди, которые, искренне заблуждаясь, говорят о том, что им власти никакой не надо, пока они об том говорят, они пытаются собрать сторонников такой позиции и властвовать через влияние.

Теперь о том, что скрывается за словом «любовь». За ним много разного, это огромный мешок, в котором спрятано огромное количество всего: от потребности в продолжении рода до потребности в Мы, от страха одиночества до потребности властвовать. Я очень люблю это слово, потому что более туманного, неопределенного, загадочного, по-моему, в нашем языке нет. Благодаря неопределенности, туману, этим словом «любовь», этой сверхценностью может оправдываться самая разнообразная деятельность. «Во имя любви» совершаются подвиги, преступления, созидается прекрасное и безобразное. Это слово чаще всего служит для самооправдания в себе торжества стихии над разумом.

Таковы основные мотивы, из которых проистекают наши «хочу».

Почему так трудно узнать, чего же я хочу, каждому человеку? Потому что существуют искусственно, искусно созданные ценности, которые позволяют реализовывать совершенно разные потребности – через одну и ту же ценность. Наличие искусственных ценностей организует разветвленную систему так называемой защитной мотивации. Опять же с одной-единственной целью – не дай бог понизить самооценку. В зависимости от того Мы, в которое я вхожу, в зависимости от идеального образа самого себя, в зависимости от образа себя для других (мы же знаем, что если препарировать наше Я , то выяснится, что там целая компания: это я – как я себя знаю, это я – как я себя подаю другим, это я, каким бы я хотел быть, но не являюсь пока, это я – как я думаю, как меня видят другие, я понимаю, что до конца им всучить свою собственную версию не могу, и т. д.; это все я). Но мы же не будем себя препарировать, мы же все интегрируем, чтобы больше тумана было. Чем больше интегрируем, тем больше неясностей, чем больше неясностей, тем нам интеллектуально труднее, зато эмоционально легче: не один я в этом путаюсь, все в этом путаются – защита.

 

Что такое истина

 

Все, что руководит нашей деятельностью, основано на управляющих истинах. «Истина» – это такое же замечательное слово, как и «любовь». Если по поводу любви люди уничтожили большое количество друг друга, то уж по поводу истины еще больше. «Что есть истина» – некорректный вопрос. Нет абстрактной истины, ибо абстрактная истина – это идеальная конструкция, мотивирующая ее поиски. Не зря говорят: в поисках истины человечество провело последние пять тысяч лет. Всякая истина конкретна, то есть она истинна в определенном контексте, в определенное время, в определенном месте.

Возьмем самый примитивный пример – таблицу умножения. Это истина? Нет, это только математический инструмент для ускоренного манипулирования числовым выражением чего-либо. Семью восемь – пятьдесят шесть. Это конвенциональное, мы так договорились, что, если два помножить на два, будет четыре.

Инструменты, в том числе интеллектуальные, относятся к категории фактов. За окном температура плюс шесть градусов. Это истина? Нет, это факт. Опять же инструмент. Если формулировать быстро, коротко и абсолютно субъективно убедительно: истина – субъективное переживание плюс энергия. Все положительные переживания, вызывающие положительное эмоциональное подкрепление, переживаются как прибавка энергии. Помните, когда Архимед в ванне «Эврика!» вскричал? Энергия так хлынула в него, что он выскочил из ванны и голый побежал записывать свою истину. Это – абсолютная субъективная истина.

Все остальные истины конвенциональны, по договоренности.

Теперь войдем с другой стороны, не со стороны научного текста, а со стороны художественного текста, я бы даже сказал, художественно-сакрального текста. «Истинно говорю вам» – что это означает? я это пережил как истину, я есмь истина и путь. Человек говорит: «Я как переживший это». Дальше, если у человека есть деятельность по утверждению, или выражению, или самореализации, или самоутверждению, он с этой истиной что-то делает, допустим пытается внедрить ее в сознание других людей или пытается ее ввести в контекст научного сообщества.

Дальше идут действия с истиной, но не она сама. Факт, что истина как таковая есть субъективное переживание ее, дает возможность нам определиться с еще одним вечным вопросом: «Что есть свобода воли?» В чем мы реально вольны? Мы вольны в том, что можем субъективно пережить истину – любую причем.

Свобода наша состоит в том, что мы абсолютно свободны к чему угодно как угодно относиться. Свобода поменять отношение. Поэтому силы, управляющие личностями, которые не заинтересованы в свободе в этом месте, стараются закрепить наше отношение, а через него восприятие тех или иных фактов, жестко закрепить. Это спекулятивная истина, истина для управления. Это – что объявлено истиной. Были времена, когда за отклонение от нее, за утверждение, что это не истина, за попытку ввести другую истину карали вплоть до смерти. И будут карать. Более гуманно, менее гуманно, но борьба за власть – это борьба за право устанавливать управляющие истины.

Придется все-таки заплатить одну цену: сказать самому себе и пережить это как субъективную истину, что истина – такая же хитроумная штука, как и любовь. Что под этой упаковкой скрывается много контрафактной продукции. Наиболее красивое определение истины: «Истина одна, но положена на многих» – подтверждает то, что я сейчас сказал. Каким образом она положена на многих? Многие – это значит возможность субъективного переживания какого-либо факта как истины. Дальше уже действия по отношению к этой истине. Но поскольку субъективное переживание истины всегда повышает на подсознательном уровне как минимум самооценку, то это всегда сопровождается прибавкой энергии. Именно благодаря этому многие лидеры достигают потрясающей эффективности в своем лидерстве.

Управляющая истина – это ценность. Ценность, любая ценность, тогда ценность, когда она предполагает удовлетворение какой-либо потребности. Значит, мотив «я хочу познать истину» – это актуализированная потребность плюс ценность, через которую данный человек предполагает ее удовлетворить.

 

Проблема мотивации

 

Деятельность – это всегда удовлетворение какой-либо потребности. Удовлетворить потребность мы можем через что-то, с точки зрения данной потребности представляющее ценность, поэтому мир ценностей не сводится только к ценностям физического потребления. Ведь в конечном итоге сколько может съесть человек? Просто поесть, чтобы чувствовать себя нормально физиологически? Есть пределы физиологического удовлетворения, они достигаются довольно быстро. А соответственно, требуют относительно небольших затрат физических, энергетических, материальных. Хотя человек ест не только, когда хочет есть, но еще когда за компанию, когда нервничает. До сих пор в мире люди умирают от голода, просто нет пищи, никакой. Но для нас с вами в наших условиях жизни понятно, что удовлетворение реальных физиологических потребностей – вопрос не очень сложный. Реальных физиологических.

 

Рис. 1. Потребности и ценности

 

Однако многие физиологические потребности служат маскировочными ярлыками для потребностей социальных. Когда человек говорит: «Я хочу поесть» – и идет в престижный ресторан, а другой не может туда пойти и говорит: «Я голодаю, потому что у меня нет денег пойти в „Галерею“», – сами понимаете, что это к физиологическим потребностям не имеет отношения. Поэтому если мы хотим повысить эффективность своей деятельности, любой: производственной ли, коммуникативной ли, – мы прежде всего должны построить собственную структуру ценностей и иметь интеллектуальную трезвость, для того чтобы ориентироваться в потребностях и ценностях, их удовлетворяющих.

Иллюзии о жизни, о ценностях – это и есть управляющие иллюзии. Все, что руководит нашей деятельностью, основано на управляющих истинах. И все эти истины иллюзорны. Инструментальные истины не иллюзорны, это факты, а вот истины управляющие – это все иллюзии. Как выйти из зависимого от управляющих истин состояния и попасть в более или менее независимое для того, чтобы стать хоть немного осознанней? Необходимо прежде всего по поводу каждой ценности иметь ответ на один простой вопрос, главный вопрос эффективности при желании получить какой-либо ресурс: либо ресурс власти, либо ресурс вооруженности, либо ресурс коммуникативный, отношенческий: что вы этим хотите сделать? Именно что . Потому что хитроумные вопросы типа: «А зачем мне это надо?» – имеют такие же хитроумные ответы: а у других есть, поэтому и мне надо.

Но если вы зададите себе именно этот вопрос: «Что я этим хочу делать?» – в зависимости от ответа на него вы будете слегка разочарованы. В чем? Выяснится, что в большинстве случаев вы ничего не собираетесь этим делать. Вы собираетесь иметь, обладать. Потому что, если вы ответили себе на вопрос: «Что я этим хочу сделать?» – и не станете этого делать, вы будете знать, что вы не делаете, и таким образом получите минус. А вот если вы скажете: «Я хочу это иметь» – и не поимеете этого, то в этом обязательно кто-нибудь виноват, но не вы. Не дали, не разрешили, не поняли. А так бы я бы – да бы!

Вопрос: «Что я этим хочу делать?» – главный вопрос независимо от величины желаемого ресурса, величины ценности. Если вы хотите увеличить свой ресурс, вы заранее должны определиться, что вы этим хотите делать. Если вы убегаете от этих осознаваний, вы будете делать то, что называется «так обстоятельства сложились»: либо рисковать уровнем организации во имя уровня функционирования, надрываясь в буквальном смысле слова физически, физиологически, психологически, интеллектуально, из кожи вон лезть, для того чтобы увеличить ресурс только потому, что больше вам делать нечего. Вас обставили и ведут. Это не плохо и не хорошо – так устроена жизнь, это же устройство, я имею в виду социальную жизнь: устройство для совместного проживания и функционирования людей. Тут уж надо выбирать, дуракам счастье или умным успех.

Можно, наоборот, избегать осознавания, действуя совершенно безо всяких особых интеллектуальных усилий, – тебя просто приведут куда-то. Либо начать влиять на свое положение и функционирование в этом устройстве. А для того чтобы влиять и быть при этом самостоятельным, необходимо прежде всего разобраться с теми ценностями, которые кажутся безусловными. Это идеальная материнская любовь по идее должна быть безусловной. Почему она должна? Да потому, что это правильно с точки зрения «плодитесь и размножайтесь». Психическое здоровье ребенка во многом зависит от того, насколько безусловной была материнская любовь в первые три года жизни.

 

Картина внешнего мира

 

Человеческая деятельность – это всегда некое структурирование, оформление окружающей его реальности, окружающей его природы. Человек пытается хаос каким-то образом структурировать, привести в некоторый порядок. В прежние времена, когда представления о мире, мироздании, о самом человеке были достаточно простыми, существовали достаточно простые системы вот такой упорядоченности. Самая знаменитая: что макрокосм и микрокосм находятся в отношениях подобия. Если мы возьмем описание макрокосма тех времен, то оно будет достаточно простым и общедоступным, любой человек с адекватным сознанием мог усвоить эту картинку, это описание мира, достаточно непринужденно восприняв его как некую целостность. Естественно, если мы возьмем описание внутреннего мира человека тех времен, то оно было таким же простым, целостным и общедоступным.

Мы живем в такое интересное время, когда описание мира постоянно усложняется и дифференцируется, и оно давно перестало быть общедоступным. В современном мире, когда знания о макрокосме становятся все более обширными, все более дифференцированными, человек абсолютно не в состоянии использовать эти знания для создания какой-нибудь целостности своего индивидуального восприятия. Мир не умещается в какую-то понятную, внятную, цельную картину или внятное, общедоступное цельное описание. Попытки создать целостное описание «для всех» тяготеют либо к мистическому, либо к чисто религиозному описанию.

Поэтому в каком мире каждый из нас психологически, и не только психологически, живет, это каждый раз вопрос. Нам кажется, что мы все живем в одном месте, – это абсолютно не так. Потому что из этого бесконечного дифференцированного, хаотического и совсем не общедоступного описания каждый либо выбрал, либо это случайно сложилось какой-то свой, часто совершенно не похожий на других вариант.

Понимать друг друга (мы говорим пока о внешнем только) становится все труднее. Потому что для этого нужно свести контексты, учесть, какого описания мира придерживается собеседник, а он в свою очередь должен быть в курсе, какого описания мира придерживаетесь вы. Поэтому чаще всего такого рода взаимодействия уже не происходят. Вместо философских споров об устройстве мироздания находятся совсем другие темы. И вообще мироздание заменяется совсем другим миром, который понятен, структурирован и целостен для вас лично. Для каждого это что-то свое.

В массовом сознании большинство из нас гегельянцы, хотя мы об этом не знаем, то есть объективные идеалисты – с точки зрения философии, как она выражается в нашем поведении, суждениях, оценках и так далее. Большинство американцев кантианцы, позитивисты, они тоже об этом не знают, но в этом месте мы сильно отличаемся: они живут психологически в одном мире, а мы совершенно в другом. И дело не в том, что это Запад и Восток. В персональной жизни отдельного человека ему увидеть, как на его поведение влияет его философская позиция, почти невозможно, у него нет для этого времени и соответствующей информации. Поэтому чем дальше, тем больше распространяются на фоне все усложняющихся знаний о мире все более простые модели макрокосма: либо мистическо-оккультные, либо религиозные. Чем они похожи? Те и другие, как правило, отделяют человека от мироздания, в котором он находится, и отдают его так называемым высшим силам. А дальше уже понятно: ничего уж тут не поделаешь, потому что такая уж ситуация, так высшие силы распорядились.

 

Картина внутреннего мира

 

Описать самого себя для себя, свой внутренний мир как некое целое, структурированное так или иначе, еще сложнее, чем создать целостное описание мира. Поэтому на внутренней стороне человека чем дальше, тем больше хаоса и инфернальности. И человек бежит из себя внутреннего, бежит из хаоса неизвестности и инфернальности, из, как ему кажется, недоступного лично его воздействию в то, что более или менее структурировано. Внутренний человек уменьшается, внешний человек растет. И здесь опять возникают мистические и религиозные модели. Складывается парадокс: чем дальше человечество развивается в области познания, тем глубже каждый конкретный человек погружается в бездны незнания.

Насколько это актуально? Это актуально, потому что творческий потенциал человека современными средствами его эксплуатации почти исчерпан. Например, в США действовала, не знаю, действует ли сейчас, официальная программа по поиску, по выявлению правополушарных людей, в быту называемых левшами, и специальная программа подготовки из них менеджеров высшего звена, потому что они еще в состоянии генерировать что-то творческое.

Рационально-операционное мышление с развитием компьютерных технологий исчерпывает свои возможности, свои человеческие возможности.

Таким образом, все, что может предложить нам природа в качестве ресурса, еще не исчерпанного, – это переживание.

Переживание как специфическая форма взаимодействия между сознанием и реальностью обладает большей мощностью, большей скоростью и т. д. Чем переживание отличается от чувств и эмоций? Наиболее классический пример – такая притча.

 

Человек спросил учителя: «Насколько реальна человеческая жизнь?» Тот привел его к озеру, они зашли в воду, учитель схватил ученика за волосы и засунул голову под воду. Дальше он прожил – прожил, то есть для него субъективно , он прожил жизнь – там что-то около шестидесяти лет жизни со всеми мельчайшими подробностями: влюблялся, разлюблялся, женился, родились у него дети, он занимался торговлей… вплоть до своей смерти. И в этот момент, в момент, когда его хоронили, учитель выдернул его голову из воды и сказал: «Вот настолько реальна человеческая жизнь».

 

Если за основу взять наиболее распространенную гипотезу, что мощность и скорость переживания в десять тысяч раз превышает привычную нам систему взаимоотношений с реальностью, то один день в таком темпе проживания – это десять тысяч дней. Один час – это десять тысяч часов по емкости проживания, заметьте, не реагирования, а проживания. Значит, один год – это десять тысяч лет проживания. Но даже если мы возьмем скорости поменьше, то и это большой объем. Переживание, как известно, – это единство внешнего и внутреннего. К этому еще только-только научное знание подбирается. А вот так называемое эзотерическое знание имеет большой опыт на протяжении как минимум последних четырех-пяти тысяч лет поиска путей к переживанию как способу пребывания в мире.

 

Способы жизни

 

Когда мы говорим «человеческая жизнь», мы имеем в виду очень много разных вещей. Мы имеем в виду социальную жизнь как устройство для совместного проживания людей, мы имеем в виду личную жизнь как систему отношений с другими людьми, мы имеем в виду интимную жизнь как систему отношений человека с самим с собой, и мы имеем в виду жизнь как бытийствование, как пребывание в мире. Все это называется одним словом «жизнь». Как можно использовать переживание для повышения эффективности в жизни, жизни как специфической деятельности существа под названием человек. Стратегический способ: искать пути к переживанию как основе бытийствования, то есть основе своего личного пребывания в мире, не путая при этом переживание с чувствами и эмоциями. Чувства – это производное от системы отношений, а эмоции – это производное от реакции на стимул. Переживание не есть производное от чего-то, переживание есть восприятие реальности одновременно со стороны внутреннего человека и внешнего человека. Можно поставить себе такую стратегическую задачу построить некий целостный комплекс, и целостные внутренние и внешние структуры, опираясь на которые мы сможем использовать именно переживание как основной способ бытийствования, пребывания в реальности, мироздании, во Вселенной.

Это стратегически безусловно лучший способ. Но как всякая такого рода стратегия, имеющая отношение к работе или деятельности, но не к службе, потому что хозяин здесь вы сами, она откладывается в исполнении на потом в силу того, что внешнее доминирует, занимает бо́льшую часть того скудного времени, которое остается от сна. Даже если вы спите не слишком долго – шесть, семь часов в день, – все равно остается только восемнадцать, шестнадцать часов – конвенционального времени, а не времени проживания. Время проживания бывает еще короче – неделя как один день, в отсутствие переживания.

В этом кроется основная проблема поиска смысла своей единичной заброшенности в этом мироздании. И это есть путь к себе, противоположное – путь от себя. Человек бежит от себя внутреннего, потому что внутренний хаос он может привести в порядок только сам, но у него нет для этого ни мотивации, ни мужества.

Из всех предложений, которые существуют в человеческой культуре, в человеческой библиотеке, лично я за все годы своих поисков осмысленно, структурно и интеллектуально нашел неупрощенное только одно предложение – переживание. Но это только для людей, которые имеют мотивацию обрести себя как единичность, то есть мотивацию, связанную с пребыванием наедине с миром. Большинство же людей имеют мотивацию, заимствованную полностью у окружения и связанную с Мы, с общезначимыми смыслами. Эти смыслы не обязательно интеллектуально подходят, они могут восприниматься и не совсем убедительно на субъективном уровне, но они общие, что дает возможность опять же присоединиться к внешне структурированной ситуации и таким образом спрятаться от хаоса, который внутри.

 






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.015 с.