Общественный строй Ассирии IX–VII веков — КиберПедия


Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общественный строй Ассирии IX–VII веков



Первое возвышение Ассирии

Таким образом, Ассирия стала постепенно выходить на широкую арену международной борьбы в качестве сильной военной державы. Одновременно с этим стала развиваться и ассирийская торговля. Поэтому перед преемниками Ашшурубаллита встала трудная задача установления безопасности и охраны главных путей караванной торговли. Благодаря падению Митанни путь на запад в долину Евфрата был свободен. Оставалось только овладеть переправами через Евфрат и открыть дорогу в Сирию. Большое значение для Ассирии имело также развитие торговли с восточными странами. К востоку от Тигра, в узких долинах Загра, находились маленькие княжества, расположенные на важных торговых путях, шедших из Двуречья на Иранское плоскогорье. Эти княжества ещё сохраняли остатки древнего культурного влияния Вавилона, а в касситскую эпоху поддерживали связь с Вавилоном. Вавилонские цари, резонно опасаясь усиления Ассирии, оказывали поддержку этим восточным княжествам, население которых было по своему племенному составу близко к касситам. Поэтому ассирийским царям приходилось вести борьбу не только с касситским Вавилоном, но также и с этими восточными княжествами, которые им преграждали пути на восток. Наконец, на западе приблизительно в это же время стали появляться кочевые племена арамейцев (ахламу), которые своими вторжениями причиняли большой ущерб Ассирии.

Преемники Ашшурубаллита ведут завоевательные войны, чтобы оградить границы Ассирии от внешних врагов. Эти войны приводят к расширению территории и к усилению военно-политической мощи Ассирии. Адад-нирари I проникает на запад вплоть до Сирии и захватывает обширную территорию от Харрана до Кархемыша, через который проходил важный торговый путь, ведший из Двуречья в Малую Азию. Крупных военных успехов достигает Салманасар, царствовавший в первой половине XIII в. до н. э. Он начинает систематическую борьбу с северными племенами страны Уруатри (позднейшее Урарту) и основывает в горной северной стране ряд ассирийских колоний для укрепления там ассирийского влияния. Не менее значительные победы одерживает Салманасар на западе, в районе Кархемыша, а также на юге, разбив войска касситского царя Вавилона, который имел неосторожность, последовав совету хеттского царя Хаттушиля, выступить против Ассирии. Хеттский царь, боясь усиления Ассирии, всячески восстанавливал Вавилон против Ассирии.

Ещё более энергичную завоевательную политику проводил Тукульти-Нинурта, который совершил ряд походов на восток и юго-восток, в эламские области, а также на запад и юго-запад, в страны Хана, Мари и Рапику. Проникнув в северную Сирию, а может быть, и дальше на север, Тукульти-Нинурта разгромил северносирийские хеттские княжества и вывел оттуда 28 800 пленных. Совершив большой поход на север, в горную страну Наири, расположенную к западу от Ванского озера, он разбил коалицию из 43 князей Наири. Наконец, крупным успехом ассирийского царя был победоносный поход против Вавилона. Ассирийские войска захватили Вавилон, разрушили его укрепления, опустошили этот богатый и некогда могущественный город, разграбили храм бога Мардука и увезли с собой в качестве трофея статую вавилонского бога. Однако Ассирия не была ещё настолько сильна, чтобы одержать полную победу над Вавилоном. В XII в. до н. э. в Вавилоне происходят крупные перемены. Последний царь касситской династии был свергнут, и на престол вавилонских царей вступил основатель IV вавилонской династии энергичный Навуходоносор I. Длительные и упорные войны ассирийских царей со всеми соседними народами ослабили живые силы страны, что привело к упадку Ассирии, которая даже была принуждена временно подчиниться вавилонскому влиянию. Только в самом конце XII в. до н. э. ассирийский царь Тиглатпаласар I снова восстановил былую мощь Ассирии. Ему удалось разбить племена, жившие к западу от Ассирии, и дойти до Сирии. На финикийском берегу он захватил важные торговые города Библ, Сидон и Арвад и наложил на них дань. С гордостью сообщает он о том, что он плавал на арвадских кораблях по Средиземному морю. Даже далёкий Египет должен был признать силу ассирийского царя. Египетский фараон прислал ему в дар крокодила и бегемота, очевидно, с целью обогащения зверинца в столице Ассирийского царства. Ассирийский царь наложил свою тяжёлую руку и на Вавилон, совершив несколько победоносных походов в Аккад и захватив Сиппар и Вавилон. Однако самые опасные враги Ассирии таились в обширных степях, расположенных к западу от Тигра, главным образом на восточных берегах Евфрата. Это были племена арамейцев (ахламу), которые с этого времени стали совершать свои опустошительные набеги на Ассирию. Тиглатпаласару удалось одержать над ними победу и оттеснить их на западный берег Евфрата. Однако вскоре после смерти Тиглатпаласара Ассирия стала быстро клониться к упадку. Страна, ослабленная длительными войнами, уже не могла оказывать достаточного сопротивления вражеским кочевникам. Опустошительные набеги арамейцев привели к постепенному крушению ассирийского могущества. Ассирия потеряла все свои завоевания. Это было временем упадка Ассирии. От этого времени сохранилось очень мало надписей и памятников.

Второе возвышение Ассирии

Отсутствие документов не позволяет вскрыть социально-экономические причины второго возвышения Ассирии в IX в. до н. э. Однако мы знаем, что в конце II тысячелетия до н. э. на севере Передней Азии в употреблении появляется железо, с течением времени всё больше и больше вытесняющее бронзу. Уже в XIII в. до н. э. железные предметы клались в виде вотив-ных даров при закладке храмов. В надписях Тиглатпаласара I упоминается железный наконечник царского копья. Железные мотыги и кинжалы упоминаются в ассирийских летописях IX века. В эту эпоху железо употребляется наравне с бронзой. Но в VIII в. железо уже становится общеупотребительным. Ассирийские цари требуют с покорённых народов железо в виде дани. При раскопках Хорсабада был найден целый склад самых различных железных изделий, слитков и орудий (мотыг, лопат, плугов и лемехов). Очевидно, добыча и обработка железной руды произвели целый переворот в технике, вызвали рост ремесленного производства и содействовали развитию производительных сил. Широкое применение железа привело в конечном счёте к развитию торговли и оснащению армии новым, более совершенным оружием, что содействовало восстановлению военно-политической мощи Ассирии. Усилению Ассирии в некотором отношении содействовало также слияние субарейцев с арамейцами, поселившимися на ассирийских территориях, и растворение субарейцев среди ассирийцев.

Крупную завоевательную политику в течение всего своего царствования проводил ассирийский царь Ашшурназирпал II, заложивший основу военной мощи Ассирии (884–859 гг. до н. э.). Ашшурназирпал подчинил Ассирии арамейские племена, которые отныне должны были платить дань ассирийскому царю. Одновременно с этим Ашшурназирпал II восстановил влияние Ассирии среди племён Наири. Наибольшее значение имели войны его на западе. Ему удалось одержать ряд крупных побед над племенами, жившими к западу от Евфрата, покорить Кархемыш, правителя север-носирийского княжества Хаттина, который носил хеттское имя Лубарна, и таким образом пробить себе дорогу к Средиземному морю. Ассирийские войска пересекли долину Оронта и достигли гор Амана, откуда Ашшурназирпал вывозил ценный строевой лес. Богатые финикийские города побережья прислали дань победоносному ассирийскому царю. От этого времени сохранились остатки роскошного дворца, который Ашшурназирпал построил себе в своей новой столице Калах. Высокохудожественные рельефы, изображающие царя в виде мощного воина, должны были свидетельствовать о мощи Ассирийского государства.

Деятельность Ашшурназирпала продолжал Салманасар III, который царствовал во второй половине IX в. до н. э. В течение своего 35-летнего царствования он совершил 32 похода. Как и всем ассирийским царям, Салманасару III пришлось вести борьбу на всех границах своего государства. На западе Салманасар покорил Бит-Адин с целью полного подчинения всей долины Евфрата вплоть до Вавилона. Двигаясь далее на север, Салманасар встретил упорное сопротивление Дамаска, который сумел сплотить вокруг себя довольно значительные силы сирийских княжеств. В битве при Каркаре в 854 г. Салманасар одержал крупную победу над сирийскими войсками, но не смог реализовать плодов своей победы, так как ассирийцы во время этой битвы сами понесли большой урон. Несколько позднее Салманасар снова выступил против Дамаска с огромным, 120-тысячным, войском, но всё же не смог добиться решительной победы над Дамаском. Однако Ассирии удалось в значительной степени ослабить Дамаск и разделить силы сирийской коалиции. Израиль, Тир и Сидон подчинились ассирийскому царю и прислали ему дань. Даже египетский фараон признал могущество Ассирии, прислав ему в дар двух верблюдов, гиппопотама и других диковинных зверей. Более крупные успехи выпали на долю Ассирии в её борьбе с Вавилоном. Салманасар III совершил опустошительный поход в Вавилонию и даже достиг болотистых районов Приморской страны у берегов Персидского залива, покорив всю Вавилонию. Упорную борьбу пришлось вести Ассирии и с северными племенами Урарту. Здесь ассирийскому царю и его полководцам приходилось сражаться в трудных горных условиях с сильными войсками урартского царя Сардура. Хотя ассирийские войска и вторгались в пределы Урарту, они всё же не смогли одержать победу над этим государством, и Ассирия сама была вынуждена сдерживать напор урартов. Внешним выражением усилившейся военной мощи Ассирийского государства и его стремления осуществлять завоевательную политику является знаменитый чёрный обелиск Салманасара III, на котором изображены послы иноземных стран со всех четырёх сторон света, приносящие дань ассирийскому царю. Сохранились остатки храма, построенного Салманасаром III в древней столице Ашшуре, а также остатки укреплений этого города, свидетельствующие о значительном росте техники крепостного строительства в эпоху возвышения Ассирии, претендовавшей на первенствующую роль в Передней Азии.

Однако Ассирия недолго сохраняла своё преобладающее положение. Усилившееся Урартское государство стало грозным соперником Ассирии. Ассирийским царям не удалось завоевать Урарту. Больше того, урартские цари порой одерживали победы над ассирийцами. Благодаря своим победоносным походам урартским царям удалось отрезать Ассирию от Закавказья, Малой Азии и Северной Сирии, что нанесло тяжёлый удар и ущерб ассирийской торговле с этими странами и тяжело отозвалось на хозяйственной жизни страны. Всё это повело к упадку Ассирийского государства, который продолжался почти в течение целого столетия. Ассирия принуждена была уступить своё господствующее положение в северной части Передней Азии государству Урарту.

Образование Ассирийской державы

В середине VIII в. до н, э. Ассирия снова усиливается. Тиглатпаласар III (745–727 гг.) снова возобновляет традиционную завоевательную политику своих предшественников периода первого и второго возвышения Ассирии. Новое усиление Ассирии привело к образованию великой Ассирийской державы, претендующей на объединение всего древневосточного мира в рамках единой мировой деспотии. Этот новый расцвет военного могущества Ассирии объясняется развитием производительных сил страны, которое требовало развития внешней торговли, захвата источников сырья, рынков, охраны торговых путей, захвата добычи и главным образом основных кадров рабочей силы — рабов.

Культура

Историческое значение Ассирии заключается организации первого крупного государства, претендовавшего на объединение всего известного тогда мира. В связи с этой задачей, которая была поставлена ассирийскими царями, стоят организация большой и сильной постоянной армии и высокое развитие военной техники. Ассирийская культура, достигшая довольно значительного развития, во многом основывалась на культурном наследии Вавилона и древнего Шумера. Ассирийцы заимствовали у древних народов Месопотамии систему клинообразной письменности, типичные черты религии, литературные произведения, характерные элементы искусства и целый ряд научных знаний. Из древнего Шумера ассирийцы заимствовали некоторые имена и культы богов, архитектурную форму храма и, даже типично шумерийский строительный материал — кирпич. Особенно усилилось культурное влияние Вавилона на Ассирию в XIII в. до н. э., после взятия Вавилона ассирийским царём Тукульти-Нинурта I, У вавилонян ассирийцы заимствовали широко распространённые произведения религиозной литературы, в частности эпическую поэму о сотворении мира и гимны древним богам Эллилю и Мардуку. Из Вавилона ассирийцы заимствовали измерительную и денежную систему, некоторые черты в организации государственного управления и многие элементы права, столь разработанного в эпоху Хаммурапи.

О высоком развитии ассирийской культуры свидетельствует знаменитая библиотека ассирийского царя Ашшурбанипала, найденная в развалинах его дворца. В этой библиотеке обнаружено огромное количество разнообразных религиозных надписей, литературных произведений и научных текстов, среди которых особенный интерес представляют надписи, содержащие астрономические наблюдения, медицинские тексты, наконец, грамматические и лексические справочники, а также прототипы позднейших словарей или энциклопедий. Тщательно собирая и списывая по особым царским инструкциям, иногда подвергая некоторым переделкам самые различные произведения более древней письменности, ассирийские писцы собрали в этой библиотеке огромную сокровищницу культурных достижений народов древнего Востока. Некоторые литературные произведения, как, например, покаянные псалмы или «жалобные песни для успокоения сердца», свидетельствуют о высоком развитии ассирийской литературы. В этих песнях древний поэт с большим художественным мастерством передаёт чувство глубокой личной скорби человека, пережившего большое горе, сознающего свою вину и своё одиночество. К оригинальным и высокохудожественным произведениям ассирийской литературы принадлежат летописи ассирийских царей, описывающие главным образом завоевательные походы, а также внутреннюю деятельность ассирийских царей.

Прекрасное представление об ассирийской архитектуре времени её расцвета дают развалины дворцов Ашшурназирпала в Калахе и царя Саргона II в Дур-Шаррукине (современном Хорсабаде). Дворец Саргона построен, как и шумерийские здания, на большой, искусственно воздвигнутой террасе. Огромный дворец состоял из 210 зал и 30 дворов, расположенных асимметрично. Этот дворец, как и другие ассирийские дворцы, является типичным для ассирийской архитектуры образцом соединения архитектуры с монументальной скульптурой, художественными рельефами и декоративной орнаментацией. У величественного входа во дворец стояли огромные статуи «ламассу», гениев-охранителей царского дворца, изображённых в виде фантастических чудовищ, крылатых быков или львов с головой человека. Стены парадных зал ассирийского дворца обычно украшались рельефными изображениями разнообразных сцен придворной жизни, войны и охоты. Вся эта роскошная и монументальная архитектурная орнаментация должна была служить возвеличению царя, возглавлявшего огромное военное государство, и свидетельствовать о мощи ассирийского оружия. Эти рельефы, в особенности изображения животных в сценах охоты, являются высшими достижениями ассирийского искусства. Ассирийские скульпторы умели с большой правдивостью и с большой силой выразительности изображать диких зверей на которых так любили охотиться ассирийские цари.

Благодаря развитию торговли и завоеванию целого ряда соседних стран ассирийцы распространили шумеро-вавилонскую письменность, религию, литературу и первые зачатки объективных знаний по всем странам древневосточного мира, сделав, таким образом, культурное наследие древнего Вавилона достоянием большинства народов древнего Востока.

Период Трех государств.

В первые века нашей эры на территории Корейского полуострова существовал ряд политическиобъединений, возникавших на племенной основе. На самом севере располагалось Пуё, к югу от него – родственное Когурё, к востоку от Когурё, вдоль побережья Японского моря – Восточное Окчо и Восточное Е. Севернее двух последних находилось Северное Окчо. К югу от реки Ханган существовали еще три племенных объединения, занимая всю остальную часть Корейского полуострова: Махан (западное побережье), Чинхан (восточное побережье, до государства Е на севере) и Пёнхан, или Пёнджин (к югу от Чинхана). В китайских источниках они названы государствами. Однако государственная организация в них еще находилась в стадии возникновения.

 

Эти государственные объединения (государствами в полном смысле их еще назвать нельзя, процесс становления государственности только начинался) возглавлялись ванами, в недалеком прошлом – военными вождями. Власть вана не обязательно передавалась по наследству, он мог быть смещен, если случались стихийные бедствия или неурожаи (считалось, что за это он нес персональную ответственность). Ван выполнял, вероятно, и функции верховного жреца. В структуре власти имелись еще заметные пережитки родового строя, в частности, существовало народное собрание, в ведении которого находились некоторые судебные дела. Однако оно функционировало в дни больших праздников и в непосредственном управлении не играло существенной роли. Власть вана как верховного правителя была непререкаемой и полной. Ван выдвигался верхушкой аристократии того рода, которому принадлежала в данный момент ведущая роль в политическом образовании.

Высший слой общества составляла аристократия га – члены правящего рода и старейшины других родов или общин. Аристократия выполняла все функции управления отдельными районами, среди аристократии существовала иерархия по служебному принципу.Простой народ назывался хахо.[1] Общей особенностью простонародья в эпоху Трех государств стало сохранение прочных связей с общиной, препятствующих потере личной свободы. Простонародье в массе своей состояло из государственных крестьян, наделенных землей и обязанных нести военную службу, вносить налог, подать и исполнять трудовую повинность. Признаком казеннообязанного состояния крестьян служит забота центрального правительства о прокормлении населения в случае стихийных бедствий и неуроджаев, а также об обеспечении крестьян семенами (при частнообязанном состоянии крестьян такая забота считается обязанностью владельца). Связь с общиной и наделение государственной землей, казалось бы, гарантировали социальную и экономическую стабильность простонародья. К тому же правительства Трех государств провозглашали земледельцев «основой государства». Однако неурожаи, войны, стихийные бедствия, повышение цен на хлеб, невысокая производительность и тяжелые повинности в совокупности часто оборачивались разорением крестьян, бегством их со своих участков, волнениями. Ниже хахо стояли рабы – в них обращали семьи казненных преступников и военнопленных.

 

На рубеже и в первые века нашей эры в наиболее развитых из существовавших на Корейском полуострове политических образований шло формирование государственности. По традиционной версии, основание государства Силла (в юго-восточной части) относится к 57 г. до н.э., государства Когурё, занимающего северную часть полуострова, относится к 37 г. до н.э.; Пэкче, находящегося в юго-западной части полуострова – к 18 г. до н.э. Даты эти связаны с реальными политическими событиями в жизни древних корейских общин, но о существовании в то время государственности говорить еще нельзя – происходил процесс становления этих государств, причем в Силла он завершился несколько позднее, чем в Когурё и Пэкче.

Общей чертой в образовании трех корейских государств было то, что все они сложились на общинной основе, т.е. путем объединения родственных общин-бу, одна из которых имела или постепенно приобретала господствующее положение. Такая община присваивала себе право выдвигать из своей среды ванов, причем в Силла он завершился несколько позднее, чем в Когурё и Пэкче.

 

Становление ранних корейских государств проходило в постоянной борьбе с соседними политическими образованиями, а также с властями китайских пограничных округов. Особенно активно против китайских округов борьба шла в I-II вв. Вообще история Кореи всегда была связана с историей Китая и Японии, причем с политической точки зрения это соседство было не вполне удачным – Корея для них являлась спорной территорией, яблоком раздора.Со второй половины I в. начинаются столкновения между Силла и Пэкче, причем нападает, как правило, Пэкче. В III в. в ситуацию на Корейском полуострове был внесен новый фактор. В Китае пала династия Хань, и на севере образовалось государство Вэй. В 254 г. вэйские войска прошли через всю страну и нанесли большой урон Когурё.

 

Силла в III в. продолжало бороться с японцами (они за этот век 9 раз нападали на Силла), и с Пэкче – за тот же период было зафиксировано 12 пэкческих нападений. В 245 г. произошло перовое столкновение Силла с Когурё.Около 371 г. Пэкче подчинило себе всю территорию бывшего китайского округа Дайфан и установило отношения с китайской династией Цзинь. Силла также установило с Китаем отношения во 2/2 IV в.

 

Таким образом, в IV в. в основном завершились войны Когурё, Пэкче и Силла с окружавшими их более мелкими политическими образованиями; началась борьба между тремя государствами за гегемонию на полуострове. В конце IV-начале V в. сложились как бы две группировки: Когурё и Силла против Пэкче и японцев. Однако уже в сер. V в. Пэкче и Силла объединились против Когурё, т.е. против угрозы с севера.

 

В середине VI в. Силла, окрепнув, впервые перешло к завоевательным действиям, причем против обоих государств – и Пэкче, и Когурё, воспользовавшись их ослаблением в результате предшествующих войн. Начав завоевательную политику, Силла пыталось заручиться поддержкой китайских династий, отправляя к их дворам послов «для подношения местных предметов».

 

В целом вся политическая история Корейского полуострова с IV до X века связана с попытками Китая утвердить свое влияние в Корее. Одновременно на Корейском полуострове шли постоянные междоусобные войны между Когурё, Пэкче и Силла, границы которых постоянно изменялись в зависимости от военного счастья.

В царствование китайской династии Суй в конце VI и в начале VII вв. Когурё пришлось пережить очень тяжелую борьбу за свою независимость. Китайский император Ян ди последовательно предпринял три грандиозные экспедиции сушей и морем (612, 613, 614), которые должны были стереть с лица земли маленькое когурёское государство; но вопреки расчетам, ожидания не оправдались: все походы огромных китайских армий окончились неудачей (причинами неудач стали ошибки китайских военачальников, храбрость корейцев, нездоровый климат, непривычный китайцам, восстание в самом Китае 613 г, помешавшее успеху).

Пришедшая к власти в 618 г. в Китае Танская династия также осуществляла экспансию на восток, но ее первые три похода (644-645, 647 и 648 гг.) хотя и повлекли за собой большие жертвы с обеих сторон, окончились также безуспешно, как и суйские. Однако в 668 г. танские и союзные с ним силлаские войска, развернув военные действия против Когурё, захватили после упорного сопротивления его столицу Пхеньян. Территория Когурё превратилась в китайское наместничество.

 

В ходе войн и междоусобиц наиболее ослабленным оказалось не только Когурё, но и Пэкче. Чуть раньше Когурё, к 660 году государство Пэкче было полностью завоевано и превращено в провинцию Танской империи. Таким образом, Когурё перешло под власть китайского наместника, Пэкче стало провинцией Китая, и лишь Силла сохранилось как самостоятельное государство. Так завершился период Трех государств на Корейском полуострове.

 

Необходимо сказать о религиозной ситуации первых веков н.э. В Корее древнейший религиозный пласт был переплетением таких древних верований, как тотемизм, анимизм, фетишизм, шаманизм, культ природы, демонизм, культ предков. Большое значение имел культ Неба, поклонение звездам и Луне, духам гор и пещер. Особо следует отметить культ предков – основателей государства, имевший официальный характер и государственное значение. В первые века н.э. в Корею вместе с китайской письменностью проникает конфуцианство. Уже в 372 г. в Когурё была основана государственная школа, где изучались конфуцианские произведения. Даосизм проник на Корейский полуостров сравнительно поздно, к началу VII в. число его сторонников было еще незначительно.

 

Буддизм появился в Корее во второй половине IV в. В 372 г. он проник в Когурё, в 384 г. – в Пэкче, в начале V в. – в Силла. Проникая из Китая, он распространялся вначале медленно, но после принятия буддизма в качестве официальной религии ваном Силла Попхыном в 527 г. буддизм стал быстро усиливаться. В Когурё в середине середине VII в. буддизм был вытеснен даосизмом, который усиленно распространялся благодаря стараниями вана. В Силла не отмечено открытых конфликтов между буддизмом, конфуцианством и даосизмом, которые постепенно вошли в качестве составных частей в государственную идеологию.

 

Экономика и общество

Основной отраслью производства в большинстве областей Персидской державы было сельское хозяйство. В Египте и Вавилонии чаще всего сеяли ячмень, значительно реже — пшеницу, которая была главным продуктом питания в Палестине. В Персии и Сирии вырабатывались лучшие сорта вин. Во многих областях державы было развито скотоводство. Мидия и Армения славились своими конями. В восточных областях Ирана скотоводство было кочевым.

В Египте и Вавилонии большую роль играло искусственное орошение. Крупные каналы существовали и в Средней Азии. Что касается собственно Персии, в некоторых ее районах также были сооружены каналы, в частности для снабжения водой равнин, окружающих Персеполь.

По мере захвата все новых и новых стран персидские цари отбирали у покоренного населения самые плодородные земли. Их раздавали большими поместьями в полновластное и наследственное владение членам царской семьи, представителям персидской знати, крупным чиновникам и т. д., освобождая от уплаты государственных податей. Яркое представление о хозяйствах такого типа дают письма египетского сатрапа Аршамы и других знатных персидских вельмож к своим управляющим. Эти письма большей частью являются инструкциями об управлении имениями. Аршама имел крупные земельные владения не только по всему Египту, но и в шести различных странах на пути из Суз в Египет. Он также владел полем в окрестностях Ниппура (в Вавилонии), где у него были и большие стада мелкого скота, сдававшегося внаем. Так, в 413 г. до н. э. в течение пяти дней он отдал через своего управляющего внаем различным пастухам 2381 голову мелкого рогатого скота, а в 403 г. до н. э. за один день — 1333 головы овец и коз. Персы чувствовали себя в Вавилонии настолько уверенно, что некий Багамири, сын Митридата, в 429 г. до н. э. сдал в аренду одному жителю Ниппура сроком на 60 лет два обработанных зерновых поля. Одновременно он сдавал в аренду и жилые дома.

Огромные земельные владения (иногда целые области) с правом передачи по наследству и освобождения от податей получали и так называемые благодетели царя, оказавшие последнему важные услуги. Они имели право суда над людьми, жив-щими в принадлежавших им областях. Владельцы крупных имений располагали собственным войском, судебно-админи-стративным управлением и целым штатом управляющих, начальников сокровищниц, писцов, счетоводов и т. д. Крупные землевладельцы обычно жили в больших городах — в Вавилоне, Сузах и т. д., на доходы с земельных владений, которые были в ведении их управляющих.

Наконец, часть земель находилась в фактической собственности царя, и по сравнению с предшествующим периодом размеры царской земли резко увеличились. Эти земли обычно сдавались в аренду. Так, например, согласно контракту, составленному в 420 г. до н. э. близ города Ниппура, представитель дома Мурашу, занимавшегося деловыми операциями в Южной и Центральной Вавилонии, обратился к управляющему полями царя, расположенными по берегам нескольких каналов, с просьбой сдать ему в аренду сроком на три года одно поле. Арендатор обязался вносить ежегодно в качестве арендной платы 220 курру ячменя (ок. 33 000 л), 20 курру пшеницы, 10 курру эммера, а также 1 быка и 10 баранов. Кроме того, царю принадлежали многие крупные каналы, также обычно сдававшиеся в аренду. В окрестностях Ниппура царские каналы арендовал дом Мурашу, который, в свою очередь, отдавал их в субаренду коллективам мелких земледельцев.

Персидским царям принадлежали крупный канал в Средней Азии, леса в Сирии, доходы от ловли рыбы в Меридовом озере в Египте, рудники, а также сады, парки и дворцы в различных частях государства. О размере царского хозяйства некоторое представление могут дать указа-кия греческих источников о том, что в Персеполе ежедневно за счет царя питалось около 15 000 человек.

Широко была распространена следующая система землепользования: царь сажал на землю своих воинов, которые обрабатывали выделенные для них наделы коллективно, отбывали воинскую повинность и платили определенную денежную и натуральную подать. Эти наделы назывались наделами лука, лошади, колесницы и т. д., и их владельцы должны были нести военную повинность в качестве лучников, всадников и колесничих.

В VI—начале V в. до н. э. экономическое положение владельцев этих наделов было устойчивым, так как завоевания продолжались, и поэтому цари заботились о своих воинах. Пока владельцы наделов воевали, земля обрабатывалась членами семьи. В тех случаях, когда государство не нуждалось в этих людях в качестве воинов, они должны были платить подати. Постепенно замена военной повинности уплатой податей стала обычной. Денежные подати особенно отрицательно сказывались на хозяйствах рядовых воинов: для их уплаты приходилось прибегать к помощи ростовщиков. Многие кредиторы становились фактическими владельцами заложенных наделов посредством контрактов об «усыновлении». Кроме того, наделы можно было сдавать в аренду при условии, если владелец продолжал нести свои повинности. Размеры наделов постепенно уменьшались, так как они делились между наследниками, а это также вело к разорению военных колонистов. Поэтому во второй половине V и в IV в. до н. э. персидским царям приходилось полагаться в основном на наемников, а не на владельцев наделов.

В некоторых областях Персидской державы существовали высокоразвитые центры ремесленного производства. В Навкра-тисе (Египет) и Милете (Малая Азия) производили керамическую посуду, рассчитанную на экспорт. Египетские ремесленники вырабатывали тонкое полотно, пользовавшееся большим спросом в соседних странах. Финикийские ремесленники из Сидона, Тира и других городов изготовляли стекло, одежду и предметы роскоши, вавилонские ремесленники — шерстяную одежду для продажи как внутри страны, так и для международной торговли.

Относительное политическое спокойствие, наступившее на Востоке в конце VI в. до н. э., хозяйственный расцвет, удобные морские пути, образцовое содержание старых караванных дорог и строительство новых, развитие денежного обращения, а также оживленные контакты между представителями различных народов — все это способствовало развитию международной торговли в крупных для того времени масштабах.

В Персидской державе было несколько важных караванных дорог, которые соединяли области, удаленные друг от друга на многие сотни километров. Одна такая дорога начиналась в Лидии, пересекала Малую Азию и продолжалась до Вавилона. Другая шла из Вавилона в Сузы и далее в Персеполь и Пасаргады. Большое значение имела также караванная дорога, соединявшая Вавилон с Экбатанами и продолжавшаяся далее до Бактрии и индийских границ.

После 518 г. до н. э. по распоряжению Дария I был восстановлен канал от Нила до Суэца протяженностью 84 км, существовавший еще при фараоне Нехо II, но ставший позднее несудоходным. Для развития торговых связей большое значение имела и экспедиция под руководством Скилака, который в 518 г. до н. э. по распоряжению Дария I проплыл вниз по реке Инд в Индийский океан и затем до Красного моря.

Развитию торговли способствовали и различия в природе и климатических условиях стран, входивших в состав Персидской державы. Египет поставлял в греческие города зерно и полотно, покупая у них взамен вино и оливковое масло. Кроме того, он обеспечивал многие области золотом и слоновой костью, в Ливан экспортировал кедровое дерево. Из Малой Азии доставляли серебро, с Кипра — медь, а из районов Верхнего Тигра — медь и известняк. Из Индии вывозили золото, слоновую кость и благовония, из Аравии — золото, из Согдианы — лазурит и сердолик, а из Хорезма — бирюзу. Из Бактрии в страны Персидской державы поступало сибирское золото. Из Балканской Греции в страны Востока вывозили керамические изделия. Поставщиком хлеба кроме Египта являлась и Вавилония, которая, в свою очередь, покупала в Египте полотно, в Малой Азии — железо и другие полезные ископаемые. Международная морская торговля в Персидской державе находилась главным образом в руках финикийских купцов.

В экономике древних обществ большое значение имел труд рабов. В наиболее развитых областях Персидской державы рабы наравне со скотом являлись главным предметом движимой собственности, их продавали, передавали по наследству, дарили и т. д. Большое число рабов использовалось для выполнения различных видов домашней работы, а также в сельском хозяйстве, в царских каменоломнях и на строительных работах. Среди рабов было также некоторое количество квалифицированных ремесленников (ткачей, сапожников, каменщиков и т. д.).

Рабы выступали против плохих жизненных условий, несвоевременной выдачи пищи и т. д. Но об организованных массовых выступлениях рабов в странах Персидской державы данных нет. Это объясняется отсутствием крупных хозяйств, основанных на рабском труде. Правда, храмы и крупные дельцы владели сотнями рабов, но и в этих больших хозяйствах рабы чаще всего работали маленькими группами или в одиночку.

Общее количество рабов-военнопленных было довольно велико. Например, в Вавилонии продавали уведенных из Египта, Бактрии и других стран рабов — «добычу лука», а в Египте были рабы ливийского и киликийского происхождения.

В обширном царском хозяйстве в Иране были заняты работники (мужчины, женщины и подростки обоего пола), которые назывались курташ. Они работали круглый год партиями по несколько сот человек. Большинство курташ, находившихся в царской резиденции Персеполе, чаще всего было занято на строительных работах. Среди них имелись ремесленники всех специальностей (каменотесы, плотники, скульпторы, кузнецы, инкрустаторы и т. д.). Единовременно на строительных работах в Персеполе было занято не менее 4000 человек; строительство этого города продолжалось около 50 лет. Среди курташ были также пастухи овец, виноделы и пивовары.

Большинство курташ состояло из чужеземцев (египтян, сирийцев, вавилонян, ка-рийцев и т. д.), обращенных в рабство и насильственно угнанных в Персию. Но было и некоторое число людей из низов общества, работавших добровольно за плату. Часть курташ являлась также подданными государства, которые в течение года отбывали повинность в царском хозяйстве. По существу, это были подневольные работники, близкие рабам.

По сравнению с западными сатрапиями державы рабство в Персии имело ряд своеобразных черт. Ко времени возникновения своего государства персы знали только патриархальное рабство и труд рабов еще не имел серьезного экономического значения. В результате мировых завоеваний в Персии произошел скачок от примитивного, патриархального рабства к интенсивному использованию тр






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.015 с.