Часть четвёртая. Низвержение варпа — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Часть четвёртая. Низвержение варпа



Встреча с Амандой

 

Утро инквизитора началось с завывания сирен гражданской обороны, и тревожных сообщений по вокс-сети улья. Хассель, вскочив с кровати, схватил оружие, планшет, и, поспешно одеваясь, попытался понять, что произошло.

Судя по сообщениям в зашифрованной правительственной сети, куда у инквизитора был доступ, предоставляемый ему его статусом, инсигнией и усилиями Астоса, тревога была ложной. И предпринималась для проверки систем оповещения и создания «необходимого настроения» среди населения. Помянув Императора, Натаниэль оделся в рабочие рубашку, брюки и домашний камзол из тёмно-синего полотна, и, заказав завтрак в комнату, поспешил успокоить своих людей. Вчитываясь в донесения имперской Гвардии, он с удивлением выяснил, что еретики в Северном полушарии, зачистка которого осуществлялась силами лорда-генерала, сумели захватить полярную базу, с которой поднимали в небо бомбардировщики «Мародёр» и истребители «Молния», ныне осквернённые влиянием Хаоса.

До того улья, где находился Хассель, атмосферные бомбардировщики могли дотянуть только на пределе, без возврата, но Натаниэль понимал рвение гражданского и военного правительств, старавшихся защитить себя и население.

После такой побудки оставалось только плотно позавтракать, и подготовиться к выходу в свет. Точнее, нанести визит к инквизитору Ордо Маллеус.

«Император и его Трон! — Натаниэль, взяв кружку рекафа, смотрел в окно и пытался выстроить стратегию поведения с Амандой. Отношения между ордосами были весьма натянутыми, особенно в свете демонического вторжения в субсекторе Геликан, которое, по не афишируемому мнению инквизиторов Маллеус, было вызвано активацией порталов, проведённой изменниками из других ордосов. — Мне стоит проявить одновременно и твёрдость, и гибкость. Твёрдость характера и гибкость поведения. Судя по всему, Гроу обладает наивысшими полномочиями, и не особо сдерживается в выборе средств достижения цели. Если отдельно взятый инквизитор Хассель будет ей мешать, то она спокойно перешагнёт через него, или его труп. Мой труп. Не говоря уж о моих людях — повышенный интерес Аманды к дознавателю Райт, который Гроу пыталась скрыть, говорит, что вряд ли она выпустит нас из-под полога своего внимания. Где находится самое безопасное место в этом случае? Поблизости от инквизитора Ордо Маллеус».

При том, Хассель отдавал себе отчёт, что его будут испытывать, проверять и контролировать всеми возможными способами, но другого выхода пока не видел. Хотя гордость и призывала удалиться в закат, размахивая болтером, но разум советовал для начала составить представление о том, с чем им всем придётся столкнуться в ближайшее время, а лишь потом — принимать решение. Взвешенное и обоснованное.



Мысли Натаниэля снова вернулись к Энн, и её вчерашней смене настроения, последовавшей, едва Хассель заявил о своём визите к Аманде, и он скрипнул зубами от злости, в том числе и на самого себя. «Милорд инквизитор, вы крупно влипли, — сказал он сам себе, — как крейсер, попавший меж двух огней. И вывернуться — не выйдет. Мне нравится Энн, она чертовски привлекательна и умна. Но сейчас подступиться к ней невероятно сложно — дознаватель заперла все свои двери сердца на ключ, который, кажется, выбросила прочь. Аманда же, выказывавшая мне симпатию, является слишком загадочной фигурой…»

Допив рекаф, он спустился в столовый зал, накрытый к завтраку, чтобы поговорить со своей командой, и обсудить сложившееся положение.

Энн выспалась, проведя ночь без снов. На утро она чувствовала себя гораздо лучше. Но это состояние продлилось ровно до тех пор, пока она не вспомнила о вчерашнем приглашение инквизитора. Аманда производила неприятное впечатление на Райт, но дознаватель никак не могла решить, с чем это связано. Энн боялась ошибиться, если бы полезла озвучивать свои впечатления Хасселю, чтобы это не выглядело, как ревность. Да и сама дознаватель уже не могла понять, что испытывает на самом деле.

В любом случае, сейчас она предпочла молча наблюдать за развитием ситуации, хотя и понимала, что на месте Натаниэля вряд ли бы отказалась от возможности дружить с инквизитором Маллеус. Тем более, если способ сближения был таким приятным. Но как же ей хотелось провести пальцами по каждому шраму на его теле. Отогнав подальше видение Хасселя в расстёгнутой сорочке,



дознаватель нашла свою одежду и спустилась к завтраку.

 

Бертрам, встреченный Хасселем недалеко от столовой, только покачал головой на беззвучный вопрос. Ему не удалось получить никакой информации по инквизитору Гроу, кроме её принадлежности к Ордо Маллеус.

— Сожалею, милорд, — Леви развёл руками, — но ничего не удалось выяснить. Имя в списках значится, но последним местом службы означена Кадия, и за последние десять лет досье не пополнялось. Но инсигния указана как пурпурная…

«Так, значит, Аманда служила на Кадии, — Натаниэль нахмурился, — во Вратах Ужаса всегда хватает работы для её ордоса. Но что привело её сюда? — он вспомнил собственные погони за подозреваемыми и еретиками. — Она преследует Зевис!»

Это несколько меняло ситуацию. Если инквизитор преследовал врага, он мог предпринимать действия, не всегда равнозначно воспринимаемые Конклавом. Но Инквизиция почти всегда поступала по принципу «победителей не судят, им предоставляют шанс умереть во имя Императора». И, даже если Аманда взорвёт Памофрей, но остановит Зевис и спасёт тем самым субсектор от прорыва верховного демона Тзинча — её не осудят.

— Мне подозрительно, Бертрам, что Гроу так вовремя появилась на барже, — доверительным тоном произнёс инквизитор, — ты не мог бы запросить у диспетчерских служб список перемещений её корабля?

— Запрошу, милорд, — Леви улыбнулся. — Сразу после завтрака.

Они вошли в столовую, где уже сидели Астос, Гламор и Клотильда.

Пария с растрёпанной причёской, но в отличном настроении удостоила внимания небольшие пирожные, которые запивала свежим соком гранирии, кисловатым, но приятным, и поприветствовала инквизитора невнятным мычанием и закатыванием глаз, вызвав у Натаниэля ироническое хмыканье и полуулыбку.

Гламор, сосредоточенный, и одетый в лёгкие доспехи, отдал честь, поднеся руку к груди, и продолжил мелко нарезать дымящийся кусок мяса.

Астос, уже умявший свой завтрак, пил рекаф, и курил, сидя у вытяжки.

Инквизитор поприветствовал всех, улыбаясь.

— Приятного утра, господа и дамы. Надеюсь, учебная тревога не привела к каким-то неприятным последствиям и жертвам?

— Нет, милорд, — тихо ответила Энн, появившись за его спиной совершенно бесшумно. Она кивнула лорду инквизитору, проходя в зал.

— Миледи, — Натаниэль коротко поклонился дознавателю Райт, испытывая неловкость из-за произошедшего вчера. — Как вы себя чувствуете?

Энн улыбнулась, ничем не выдавая своих эмоций.

— Благодарю, милорд. Со мной уже всё хорошо.

Она заняла место рядом с парией, отметив её довольный и растрёпанный вид. Гламор тоже выглядел так, словно отлично провёл время. Энн какое-то время рассматривала парочку, но потом отвела взгляд, стараясь смотреть только в свою тарелку. Она планировала провести день за бумагами, пока не последует иных распоряжений от инквизитора. Или в город снова не пожалуют культисты. Внезапно, вспомнив кое-что, она перестала жевать и спросила, обводя взглядом всех присутствующих:

— Может, кто-то знает, куда делся один из моих ножей?

Энн помнила, что держала клинок в руке, когда потеряла сознание, но очень удивилась, не обнаружив его в оружейной или в своей комнате. О том, что им воспользовался псайкер, оставив его в спине Зевис, Энн знать не могла. Астос тоже не видел этого момента, выбираясь из-под тела блондинки как раз в тот момент.

Натаниэль, уже позавтракавший у себя, пил рекаф, и едва не поперхнулся.

— Нож остался в спине у Зевис, когда псайкер Гроу метнул его. И попал, — Хассель откашлялся. — На обратном пути мы не обнаружили клинка, из чего я могу предположить: либо он остался в теле колдуньи, либо, что более вероятно, его подобрали люди инквизитора Гроу. Я попрошу вернуть его во время визита к ней, миледи Райт.

Энн замерла с вилкой в руке, унимая негодование.

— Это будет очень приятно, лорд инквизитор.

«Только не Ордо Маллеус и мои ножи, — холодея, подумала она. — Там же стоят печати механикус, магоса Улиториса, и меня могут обвинить в том, что он заплатил мне за помощь этими вещами».

С другой стороны, Энн понимала теперь всё зависело от стараний Натаниэля. И ей стало ещё грустнее. Теперь она чувствовала, что причастна к предстоящему визиту к Аманде.

Хассель почувствовал настроение Райт, и подумал: «Если бы я сразу сказал ей, что Гроу желает её присутствия… Нет, сначала я попробую выяснить ситуацию. Но теперь, конечно, увязав воедино эти события — исчезновение ножа и просьбу о визите меня совместно с леди Энн — я отнесусь к Аманде гораздо серьёзнее».

— В таком случае, — Натаниэль поставил пустую чашку на стол, откуда её подхватил пронырливый сервитор, — все могут заниматься текущими делами, кроме Кимбала. Астос, ты мне нужен в качестве пилота.

Астос тяжело вздохнул.

— Когда я уже начну быть нужен кому-то в более приятном качестве, — ворчливо произнёс он, поднимаясь с места. Дознаватель проводила его взглядом.

— Милорд, — сказала она, — оставьте мне всё то, что относится к делам, я займусь подготовкой бумаг и кратких отчётов для отправки. Ситуация становится критической, и мне бы хотелось быть уверенной, что мы получим поддержку, если она нам понадобится.

Райт прекрасно знала, что самым лучшим лекарством для неё всегда была монотонная работа, требующая, однако, внимания и сосредоточенности.

— Да, миледи Энн, — Хассель ободряюще улыбнулся, стараясь выглядеть спокойно и безразлично. — Буду признателен вам, тем более, что ситуация действительно критическая. И неизвестно, какой поддержкой обладает инквизитор Гроу. Мы можем пока рассчитывать только на собственные силы, и на возможную помощь Конклава… Если они её пришлют.

Гламор насторожённо посмотрел на Натаниэля, потом на Энн, и хмыкнул:

— В последние годы помощь всегда приходила не быстро, милорд. Я попробую что-то придумать… — бывший священник имел в виду свои связи с каперами и контрабандистами, но пока не решался предлагать их в открытую.

— Хорошо, Гламор, — Хассель кивнул всем, и двинулся к выходу.

За ним, тяжко вздохнув, поплёлся пилот. Его не вдохновлял даже полёт на катере, настолько сильны остались в нём переживания, полученные в плену. Инквизитор Гроу ему не понравилась с самого начала, и Астос не понимал, что в этой женщине нашёл шеф. Искренне не понимал.

Энн посмотрела на парию с задумчивым видом. Покончив с завтраком, Райт собиралась пропасть за работой до самого вечера. А если повезёт, то и до утра. Чтобы уж точно не было времени на всякие глупости.

Она попрощалась с остальными и удалилась к себе, ожидать Леви с документами и лекциями по теме.

 

Астос, получив от Хасселя координаты посадочной площадки, с удивлением вздёрнул брови. «Пятак», предназначенный для приёма катеров, челноков, суборбитальных судов и даже дирижаблей, согласно лоции, находился на земле, принадлежащей семье Делано. В прошлый визит милорда на Памофрей, Делано были крупными скотопромышленниками и землевладельцами, а сейчас, при помощи нескольких династических браков, вошли в число богатейших аристократических семей планеты. Разумеется, их не уважали, но побаивались — из-за размеров состояния и предпочтения силовых методов ведения переговоров.

«Интересно, — подумал пилот, стартуя и ложась на курс. Поместье располагалось с другой стороны от улья, диаметрально противоположно их резиденции, — похоже, инквизитор Гроу использовала тот же самый способ найти базу, что и милорд, но обратилась не к обедневшим дворянам, а к богатейшему семейству Южного полушария… И как её вообще на порог-то пустили? Только из страха?»

Хассель откинулся на спинку кресла, и постарался настроиться на предстоящий разговор. Прежде всего, объяснить, почему не смогла прибыть леди Райт.

До прибытия оставалось каких-то пятнадцать минут, и времени не хватало.

 

Энн уже настроилась на работу, предвкушая долгий день за столом и планшетами, когда её поймала Клотильда.

— Будешь работать? — непринуждённо спросила она. Энн кивнула.

— Тогда я тут с тобой посижу, — удовлетворённо кивнула Воттс, чем немало удивила дознавателя. — А что? — вздёрнула подбородок пария. — Ты не вслух же будешь там свои секретные бумаги диктовать, а я пока развлеку тебя чем-нибудь...

Воттс загадочно улыбнулась. Энн похолодела. Момент, когда пария будет подробно рассказывать о том, что там у них с Гламором, настал. Райт обречённо кивнула, соглашаясь на предложение Воттс. В какой-то степени ей даже было так легче. Всё же, болтовня парии отвлекала и умиротворяла. Когда на ней был блокиратор, конечно.

 

Хассель старательно делал вид, что он является образцом холодного, неподкупного и бездушного инквизитора, наблюдая, как Астос в очередной раз переругивается с диспетчером, доказывая, что именно на эту площадку, да, именно в это время, и, да, Император вас… благослови, именно этот катер и должен был сесть. Но внутри него царила буря. Инквизитор испытывал раздражение, хотя и понимал смысл действий Аманды. Диспетчеру наверняка приказали продержать их с Астосом лишние десять минут в воздухе, и как следует потрепать нервы включением и выключением систем ПВО поместья.

«Некоторые думают, что таким образом обработанные посетители становятся более восприимчивы к доводам принимающей стороны, — подумал он. — В чём-то они даже правы. Мне действительно очень хочется разнести это поместье в клочья, но мельта-бомбу Астос уже использовал против генокрадов, а ещё одну найти не удалось…»

— Вызовите леди Гроу, — Натаниэль включился в переговоры Кимбала и диспетчера, стараясь, чтобы его инсигния попала в камеру. — Я инквизитор Хассель, прибыл по приглашению.

— Никак невозможно, милорд, — ответил мужчина в коричневом с золотом мундире и тактическом шлеме, на который выводилась воздушная обстановка, — леди Гроу сейчас завтракает с высоким лордом Этелем Делано, и закончит завтрак не позднее чем через час.

— В таком случае, передайте инквизитору Гроу и лорду Делано, — Натаниэль старательно выделил голосом слова «инквизитор» и «лорд», — что инквизитор Хассель не собирается ждать. Если время в приглашении указано неверно…

— Инквизитор… — в канале пикт-связи появилась новая картинка, на которой Хассель увидел одетую в тёмное платье с вырезом, обильно украшенным янтарём, Гроу, рядом с которой сидел напыщенный мужчина в парике и светлом камзоле, который весь сверкал и переливался от количества нашитых на ткань стекляшек. Или бриллиантов. — Приношу свои извинения, приглашение было составлено до того, как я узнала о необходимости присутствия на завтраке с лордом Этелем. Прошу, лорд, — она коснулась руки Делано, — разрешите посадку моему коллеге.

— Разрешаю, — брезгливо наморщил нос лорд Делано, взмахнув рукой, — садитесь. Вы уверены, что этот сноб достоин присутствия в нашем обществе? — не обращая внимания на задетые чувства Натаниэля, обратился он к Аманде.

— Уверена, милорд, — покосившись в камеру, ответила Гроу с улыбкой. — Наоборот, инквизитор Хассель приятно разнообразит наше времяпрепровождение…

 

Клотильда как раз перешла к самому интересному, собираясь в подробностях рассказать Энн о той самой первой ночи с Гламором, когда в дверях показался Леви. Учёный похромал к столу Энн и складировал на него планшеты с записями по последнему эпизоду расследования. Райт пожалела, что он пришёл так быстро. её настолько затянул рассказ парии, что она и не заметила, как справилась с самыми скучными эпизодами донесений.

 

Инквизитора, вышедшего из катера, ожидал почётный эскорт, который, как он подумал, мог бы стать неплохим караулом. Трое знакомых по барже телохранителя Гроу, с хеллганами, и шестеро слуг лорда Делано с дробовиками и стабберами. Теперь, когда ему представилась возможность рассмотреть солдат Гроу поближе и при свете дня, он понял, что перед ним — кадианские касркины, тяжеловооружённые воины, о которых шла слава по всему Империуму. Чёрные доспехи с энергетической защитой, красные глаза-окуляры сплошных герметичных масок, и полное подчинение своему нанимателю. Как именно она добилась преданности этих солдат, знал, пожалуй, только сам Бог-Император.

«Аманда полна скрытых талантов, — усмехнувшись, подумал Натаниэль, — нанять себе касркинов не мог в своё время даже я. А их тут как минимум отделение…»

— Следуйте за нами, инквизитор, — прогудел из-под маски один из касркинов, — прошу не применять оружия.

— Хорошо, — Хассель наклонил голову, внимательно следя за слугами лорда. Они все смотрели на Натаниэля с испугом, сжимая в руках непривычное им оружие, кроме одного. Светловолосый парень в коричневом, с карими глазами выглядел скорее хозяином положения, чем слугой, и отвёл взгляд в сторону, едва инквизитор посмотрел на него. — Ведите.

— А ещё я мог бы рассказать, как именно в высшем готике были образованы эти...

— Бертрам, ради Императора! — взмолилась Клотильда, — дай Энн поработать. Райт, уже прилично одуревшая от экскурса в словообразование раннего готика, смогла только кивнуть. Леви засуетился, попрощался и ушёл. Энн потёрла руками виски, разминая лицо.

— Пойдём-ка, выпьем, — решительно поднялась с места Клотильда. — Тебе это сейчас очень нужно, — внимательно разглядывая дознавателя, сказала она. Энн вяло пыталась протестовать, хотя на самом деле она и сама ощущала острую необходимость немного отдохнуть. Райт переоценила свои силы, хотя и успела закончить треть работы с бумагами, пока пария делилась своей историей любви и страдания.

— Пошли, тут недалеко есть отличный подвальчик...

Энн передёрнуло.

— Давай на воздухе, — попросила она, — как-то с меня хватило подвальчиков за последнее время.

— Ладно, легко согласилась пария. — Но за это ты мне расскажешь, что у вас происходит с инквизитором.

Райт опустила голову, признавая поражение без слов.

 

Аманда встретила Натаниэля в светлом кабинете, обшитом изящными деревянными панелями из местного падуба, который полвека назад был одной из основных статей экспорта планеты, а сейчас превратился в раритет из-за вырубания падубовых лесов, под которыми обнаружили крупные месторождения тяжёлых металлов. Тёмно-серое, почти чёрное платье госпожи инквизитора смотрелось довольно интересно в окружении бежевых и пастельных тонов, привлекая внимание к выгодно подчёркнутым покроем выдающимся особенностям леди Гроу.

Указав Хасселю на лёгкий деревянный стул с неброскими вставками полудрагоценных камней, Аманда улыбнулась. Натаниэль, заметив, что она умело пользуется макияжем, легонько приподнял брови. Вчера, в барже, Гроу показала ему одну свою ипостась, а сегодня — совсем другую. Инквизитор уселся на стул, откинувшись на спинку, и постаравшись принять более непринуждённую позу.

— Милорд, — произнесла Аманда, наклонив голову.

— Миледи, — прохладным тоном ответил ей Натаниэль, пристально смотря в глаза.

 

— Итак, разлив по стаканам амасек, спросила пария. — говори.

Она опрокинула в себя порцию спиртного, даже не поморщившись. Энн последовала её примеру, тут же скривившись от вкуса не самой лучшей выпивки. Девушки выбрали ресторан на противоположном конце улицы, которая уходила прочь от столицы. Тут не было особенных изысков, но этого им было и не нужно.

— Что говорить? — не поняла Энн, покручивая стакан в ладонях.

— Что между вами происходит? Между тобой и Натаниэлем. Я же вижу, что что-то не так.

— А было так? — попыталась пошутит дознаватель. Клотильда серьёзно сдвинула брови, наливая себе ещё порцию. Энн задержала дыхание и допила свой стакан.

«Да какого Хоруса? — подумала она. — В самом же деле».

— Да нечего говорить, — смущённо сказала Энн, раздумывая, стоит ли ставить парию в известность о том случае, когда Хассель уговорил её выспаться в его кровати. — Мы спали вместе...

Клотильда издала торжествующий звук, едва не пролив набранный в рот амасек через ноздри.

— Не в этом смысле! — быстро добавила Энн, осознав, что её фраза звучит весьма двояко. — Ладно, вкратце расскажу...

 

— Итак, зачем вы хотели меня видеть, леди Гроу? — прервав затянувшееся молчание Натаниэль, чувствовавший попытки удалённого сканирования сознания все те несколько минут, пока Аманда внимательно разглядывала его. Псайкер, пытавшийся вломиться в Хасселя, наткнулся на щиты, и отступил, унося метку, благодаря которой будет заметен для своей несостоявшейся жертвы в любой толпе. — Я благодарен вам и вашим людям за помощь во время вчерашней операции. Но только ли ради этой благодарности я приглашён сюда вами?

«Хотел бы я знать, что связывает Гроу и Делано, — Хассель не без удовольствия разглядывал фигуру Аманды, ожидая ответа. — Это не страх, и это не псайкерское воздействие. Они знают друг друга, и долго».

 

— Яйца Императора... — только и смогла сказать пария, дослушав рассказ дознавателя. — Вы психопаты, а не псайкеры! Но, — она сдвинула брови, пододвигая поближе бутылку со спиртным, — я тоже не могу понять лорда инквизитора. Что он нашёл в этой Аманде? Почему не может просто взять и... Ну, ты понимаешь.

Энн кивнула. Она тоже прилично выпила, хотя и держала себя в руках в отличие от парии. Дознаватель могла понять страх и опасения Хасселя. А узнав о его тайне, даже не могла винить его в этом. На его месте она бы тоже объявила целибат, закрылась внутри и перестала реагировать на всё.

«А не это ли ты и сделала? — кольнула её нежданная мысль. — Ну да, тебе-то можно, у тебя сестра-культистка. Подумаешь, демон преследует! Вот у тебя проблема, так проблема».

Энн уже почти устыдилась своего поведения, когда в голову пришла другая мысль: но проводить время с Гроу ему демон не мешает. Значит... Дело не в демонах. Всё куда проще, чем она думает. Она просто не привлекает Хасселя, вот и всё объяснения.

— Не понимаю я ничего, — сказала она вслух, ни к кому не обращаясь. — И понимать уже не хочу.

Клотильда сочувственно вздохнула, отпивая амасек.

 

— Я хотела убедиться, — произнесла Гроу приятным бархатистым голосом, — в том, что о вас рассказывают. Что вы — тот самый Хассель, который в своё время уничтожил возродившийся культ Слаанеш на Гудрун, и подверг экстерминатусу новооткрытую планету ксеносов, тысячелетия поклонявшихся Губительным Силам.

Натаниэль насторожился. Каждому приятна похвала и восхваление его заслуг, но если тебя внезапно начинает хвалить тот, от кого ты ожидаешь разве что услышать очередное обвинение или предложение пройти процедуру проверки лояльности, после которой в некоторые моменты хочется, чтобы ты действительно был заражён варпом, и тебя сожгли, прекратив мучения… То поневоле начнёшь подозревать какую-то ловушку.

— Мой вклад в победу Инквизиции был весом, но не являлся основополагающим, — нейтральным тоном ответил он, размышляя, как можно сократить дипломатические хождения вокруг болтера, и перейти к настоящей цели вызова. — Если бы не совместные усилия целого коллектива, среди которых был и Лорд Рохас, мы не достигли бы успеха. Так что, миледи, вы слишком преувеличиваете моё значение…

— Тем не менее, вы на Памофрее, и здесь, помимо прочего, манифестирован культ Слаанеш, — хищно улыбнулась Аманда. — Вам не кажется это странным, милорд?

— Не кажется, — парировал попытку обвинения Хассель, успокаиваясь. Этот представитель Ордо Маллеус двигался по пути своих предшественников, и особой опасности не представлял. — Здесь также присутствуют культисты Нургла, Тзинча, главу которых мы пытаемся уничтожить уже некоторое время, и генокрады. Мне кажется странным то, что они активизировались одновременно, леди Гроу. Словно по команде.

Про камни хаоса инквизитор предпочёл умолчать. Если Гроу знает о них, она спросит.

 

— Значит, так, — решительно поднимаясь из-за стола, нависла над Энн пария, — сейчас мы встаём, идём и посылаем в варп всех этих... — она покрутила рукой в воздухе, подбирая слова, — всех, в общем, посылаем.

Райт обречённо кивнула. Спорить с парией было безумством. Клотильда подхватила Энн под руку, не то пытаясь поставить её на ноги, не то придерживаясь за неё сама, и направилась к выходу. Энн не знала, сколько прошло времени, но за окнами уже плыла ночь, а разошлись они утром. Или после обеда? Райт с трудом понимала, куда её ведут и зачем, но решила плюнуть. После всего того, что она пережила в последние недели, напиться в хлам было самым безобидным и безопасным.

 

Аманда прошлась по комнате, вышагивая, словно была не в изящных туфлях, а в тяжёлых ботфортах. Натаниэль понимал, что возможность для светской жизни выпадала ей не слишком часто, и сочувствовал, насколько мог, тяжёлой участи имперского инквизитора. Тем не менее, взаимное выяснение слабых мест продолжалось, и в поле зрения Аманды попали все члены команды Хасселя, кроме дознавателя Райт. Про каждого из них Гроу выспрашивала подробности, вплоть до годов службы и истории жизни до найма. Инквизитор отвечал как можно более размыто, избегая острых мест, и надеялся, что Император не оставит его. Его удивило, что Гроу почти не интересовалась Фейрингом, и задавала вопросы, ответы на которые можно было почерпнуть из открытых частей досье, затратив гораздо меньше времени. Надо отдать должное, Аманда была достаточно мила для своего ордоса, и дипломатична, скрывая внутри некоторых вопросов логические ловушки.

Слуга в ливрее цветов Делано в третий раз сменил поднос с рекафом, добавив в этот раз небольшую тарелочку с печеньем. Инквизитор проигнорировал еду, но от рекафа не отказался.

— Итак, ­— Гроу вернулась к Хасселю, и положила на стол длинный свёрток с печатями Ордо Маллеус. — Что вы скажете об этом предмете?

Натаниэль аккуратно отбросил в сторону полог, под которым скрывался хорошо знакомый ему клинок дознавателя Райт. Он внимательно изучил нож, заметив, что его тщательно очистили от крови и отполировали. Все символы и надписи выглядели идеально, а печать магоса Улиториса буквально лучилась на сероватой стали.

— Это клинок, принадлежащий моему дознавателю, Энн Райт, миледи, — спокойно ответил он, продолжая пить рекаф. — Насколько я видел, обладает очень хорошими качествами противодемонического спектра, и дознаватель мастерски владеет этим оружием.

Внутренне Натаниэль вздохнул: вот и наступил этот момент.

— А что вы знаете о дознавателе Райт? — подступив ближе, и склонившись над Хасселем, спросила Аманда.

 

Дознаватель Райт безучастно смотрела на то, как пария пытается устроить Фейрингу семейный скандал. Энн даже радовалась невинности и некой милоте происходящей сцены. Когда Клотильда вознамерилась тащить Райт в публичный дом, чтобы отомстить всем мужчинам вокруг, Энн почти протрезвела. Она тайком вызвала Гламора, рассказала о том, что происходит, и выслушала в ответ отборную брань капера. Некоторые выражения могли впечатлить даже Астоса, не говоря уже про остальных. Теперь же, когда Гламор выволок парию из дверей дома для развлечений, она устроила ему истерику и скандал, что он, не имея на то никаких прав, притесняет её права на свободу. Фейринг злился, от чего шрамы на его теле начинали немного светиться. Клотильда не унималась, и дело грозило кончиться плохо. Но вот Гламор встряхнул парию за плечи и прикрикнул на неё. Воттс мигом сменила тактику, разрыдавшись и упав на землю. Энн достала из кармана сигарету с лхо, закурила и продолжила сидеть, ожидая окончания представления. Из окон публичного дома уже доносились подбадривающие крики. Кто-то запустил в Гламора ночным горшком. К счастью для невидимого снайпера, промахнувшись.

 

Натаниэль оказался в затруднительном положении. Про Энн он мог рассказывать долго, много и только хорошее, но Аманде, от которой одуряюще пахло духами, явно требовалось не то.

— Дознаватель честно исполняет свой долг, и у меня нет к ней претензий. Наоборот, как только мы завершим это расследование, я намерен написать характеристику для её личного дела.

— А что вы знаете о её родственниках? — сладко улыбаясь, присела на краешек стола Аманда. её глубокие глаза призывно смотрели на инквизитора.

— Я знаю, что они пострадали от культистов Тзинча, — пожал плечами инквизитор, стараясь дышать неглубоко. Тяжёлый пряный аромат духов Аманды сводил его с ума. Хотелось чихать. — У вас есть какие-то другие сведения, Аманда?

— Может быть… — протянула Гроу.

 

Райт обнаружила себя сидящей рядом с Гламором. Перед нею горел небольшой костерок, неподалёку спала пария. Фейринг невозмутимо чистил нож, никак не выдавая своей реакции на произошедшее.

— Кхм... — откашлялась Энн. Гламор перевёл на неё мрачный взгляд, продолжив чистить клинок.

— И где это мы? — спросила Энн, с неохотой отстраняясь от тёплого бока Гламора. Тот вздохнул и сказал:

— На заднем дворе поместья, дознаватель.

Райт вздохнула.

— Было бы лучше, если бы я тебя не позвала? — спросила она. Гламор скривился.

— Было бы только хуже, миледи.

Они оба замолчали.

— По какому поводу праздник-то был? — спросил бывший священник. Райт махнула рукой на парию.

— А нужен повод?

Гламор снова тяжело вздохнул.

— Знаешь, — сказал он, закончив с ножом и убрав его в ножны, — все мы справляемся с напряжением, как можем. И она тоже, — он кивнул на Клотильду, — и тебе бы я советовал тоже самое.

Энн молча смотрела в огонь, в котором догорали доски из ажурного забора поместья.

— Да я бы не против, — призналась Энн. — Да как-то не везёт мне с этим.

Фейринг крякнул.

— Может, не там ищешь? — спросил он. Энн задумалась. Может, он и прав? Зачем, в самом деле, я так упёрлась в инквизитора? Ну, мило с ним провели пару дней. Да, он умеет производить впечатление. Наверняка, с ним было бы интересно и уж точно — спокойно. Но не всю же жизнь его ждать, в самом деле.

— Знаешь, а ты прав... — протянула Райт. Фейринг согласно кивнул.

— Знаю, — просто ответил он.

 

Хассель встал, стараясь не сталкиваться с инквизитором Гроу, и отошёл к окну.

— В таком случае предлагаю вам поделиться ими, миледи, — сказал он, не глядя на Аманду, но ловя её перемещение по отражению в стекле. На виски давило, словно его щиты пробовали на прочность сразу несколько псайкеров. «Если она предложит ещё раз встретиться, возьму с собой парию, — Натаниэль помрачнел. — И Фейринга. Кажется, он мечтал помериться аквилой с кадианскими касркинами».

Гроу вздохнула. её приёмы соблазнения пропадали втуне, вязнув в холодности Хасселя. Даже духи с Терры, сдобренные феромонами, не действовали. «Уж не отстрелили ли инквизитору гордость? — подумала она, стараясь успокоиться. — Кажется, в его личном деле упоминалось заражение ксенобактериями, пожирающими нервную ткань. Медицинскую помощь оказали слишком поздно, и инквизитор на годы лишился способности выражать эмоции на лице. Впрочем, там были и другие, более серьёзные проблемы с телом. Возможно ли, чтобы одной из них стала импотенция? Жаль, что я не могу взломать его щиты прямо сейчас…»

— К сожалению, я не имею права делиться с вами закрытой информацией, — с притворным сожалением сказала она. — Если бы вы первым сделали шаг…

«Нет. Не сделаю, — принял решение инквизитор. — Но и портить отношения с Ордо Маллеус не собираюсь».

— Я предлагаю вам завершить нашу встречу на этом моменте, миледи, — Хассель подошёл к столу, и завернул клинок Райт в полотно. — У вас есть сведения о сбежавшей жрице Тзинча? От предыдущих ранений она оправилась, хотя они и были нанесены оружием, имеющим благословления. Должен заметить, что она оправится и сейчас.

— Я перешлю вам всю информацию о сбежавшей жрице, но вряд ли она вам поможет, — мстительно произнесла Гроу. — Если вам интересно, я подала в Конклав вашего ордоса прошение о прикомандировании вас и ваших людей ко мне, до момента уничтожения опасности для Памофрея.

— Благодарю за откровенность, — насмешливо отозвался Хассель. — Но вам достаточно было попросить содействия. Уверяю, я не отказал бы вам.

 

Райт вернулась к своим отчётам, как раз в тот момент, когда, по всем выкладкам, должен был вернуться Хассель. Опасаясь, что она не закончит работу вовремя, Энн налегла на неё с удвоенной силой, что в итоге привело к головной боли. За окнами уже начинало светать, когда в дверь постучали. Энн открыла и увидела сервитора, который держал в руках свёрток. Приняв его, она с удивлением обнаружила, что под тканью находился её утерянный клинок.

Хассель пока что не приходил. Лезвие сверкнуло в свете люм-панелей под потолком, словно подмигивая Райт, которая так и стояла с оружием в руках, даже когда ушёл сервитор.

«Кажется, я знаю, какой ценой он был добыт», — грустно подумала Энн.

 

Хассель попросил Астоса высадить его возле большого лифта, связывавшего почти все ярусы улья. От неожиданности Кимбал даже прекратил скабрёзно улыбаться, поглядывая при том на инквизитора.

Проинструктировав пилота, недовольно бурчавшего главианские ругательства, о том, как именно нужно передать миледи Райт её клинок, Натаниэль добился от него обещания не отступать от указаний инквизитора, и покинул катер. Посмотрев вслед остроносой машине, ввинтившейся в плотный поток воздушного движения, и лёгшей на курс к резиденции, он прикоснулся к рукояти болтера, ножу и энергоклинку, после чего быстрым шагом направился к грохочущим механизмам, которые поднимали и опускали гигантские платформы вверх и вниз.

Инквизитор спустился на нижние уровни, построенные ещё при колонизации Памофрея, и двинулся прочь от безлюдной платформы, в глубины сырых и тёмных закоулков, больше походивших на пещеры, чем на улицы и дома. Кругом царило запустение, что неудивительно — те, кто мог перебраться выше, сделали это, остальные ушли, объединившись в общины, и живя уединённо. Арбитрес сюда не заглядывали годами, но уровень преступности был довольно низок — жители подульев Южного полушария не выносили наружу своих внутренних разборок, и не поднимали мятежей, предпочитая жить своим умом. Когда зрение инквизитора приспособилось к сумраку, царящему на этих уровнях, он смог различить подробности быта мирных жителей.

Они спешили по своим делам, старательно обходя завалы, образованные разрушающимися сводами, откуда-то доносились звуки музыки, и взрывы хохота. Сквозь шум работающих механизмов слышались обрывки разговоров, и в ментальном пространстве также раздавались помехи от множества сознаний, хотя и несравнимо более слабые, чем на густонаселённых верхних уровнях.

Но Хассель искал здесь не мира. Раскинув сеть сканирования, он замер у небольшого пилона, за которым когда-то располагалась часовня неизвестного святого, статую которого, лишённую лица и части конечностей, уложили вдоль стены. Натаниэль был удивлён тем, что этот уровень оказался на удивление свободен от агрессивных выплесков, и ему не удавалось найти даже мельчайших колебаний варпа. «Наконец-то», — подумал Хассель, найдя требуемое, и определив направление.

Ему пришлось проделать долгий путь по скользким лестницам вниз, чтобы добраться до логова небольшой банды. Преступники выбрали для себя старое здание, предназначение которого затерялось в веках, и украсили его в меру собственного представления о прекрасном. Инквизитор с внутренним удовлетворением изучил высохшие руки, скальпы, разбитые черепа, среди которых попался даже один эльдарский, приколоченные к потрескавшимся стенам, и заляпанные бурыми потёками.

Хассель редко прибегал к подобным действиям, но сейчас ему нужно было сбросить напряжение любым способом. Лучше всего — сопряжённым с риском для его жизни. После визита к Гроу, Натаниэль испытывал смесь разных чувств, от отстранённой гордос






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.079 с.