Конфликт поколений в романе. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Конфликт поколений в романе.



Вера как мироощущение в рассказе А.Чехова «Студент»: «Между «есть Бог» и «нет Бога» лежит целое громадное поле».

Студент – потому что все переосмысливает, а не принимает как данность. Идет домой. Вечер накануне Пасхи. Холодно. “Погода в начале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку” - так начинает Чехов свой рассказ. Нескольких предложений достаточно, чтобы читатель ощутил себя непосредственным свидетелем происходящего. Вдохнув полной грудью весенний воздух, в котором “раскатисто и весело” звучит выстрел охотника, прислушиваемся к тихому весеннему лесу. И снова, одно-единственное слово заставляет читателей судорожно вздрогнуть от холода: “некстати”. Всеми чувствами своими воспринимаем мы это “некстати”. Чувствуем, как холоден подувший ветер, видим, как по весенним лужам потянулись ледяные иглы, слышим, как “глухо” стало в лесу, ощущаем даже, как “запахло зимой”.

Благодаря такому “вступлению”, с полуслова понимается и ощущается читателем состояние главного героя рассказа - Ивана Великопольского, студента духовной академии. Человеку, оказавшемуся в такой обстановке, не просто холодно - он чувствует тоску и безысходность, чувствует холод во всём мире и в душе своей. “Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всём порядок и согласие, что самой природе жутко...”

Под стать состоянию и мысли Ивана. Следуя особенности своего мышления, он от своего, частного, конкретного поднимается в мыслях к всеобщему, надысторическому, выходит на уровень обобщения и осмысления того, что видит и чувствует. Но во всём: и в теперешнем своём состоянии, и в жизни своей, и в истории - видит Иван лишь холод, ветер и страдания. “И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод; такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнёта - все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдёт ещё тысяча лет, жизнь не станет лучше”.

Рядом с именами Рюрика, Иоанна, Петра - великих деятелей русской истории - стоят вечные “ветер”, “голод”, “чувство гнёта”. Причём автор подчёркивает неизменность людских несчастий вне зависимости от времени, повторяя сходные синтаксические конструкции: “точно такой же ветер”, “точно такая же лютая бедность”, “такая же пустыня кругом”. Подчёркивают эту неизменность и три глагольные формы: “были, есть и будут”. Прошлое, настоящее и будущее объединены ветром, голодом и страданиями.



Из этого Иван делает неутешительный вывод: жизнь никогда не станет лучше, что бы ни делали люди. Однако остановиться на этом выводе нельзя, он с неизбежностью влечёт за собой вопрос, прямо ни автором, ни героем не сформулированный, но подразумевающий: для чего жить? В чём смысл человеческого бытия, если оно до того мимолётно, скоротечно, что не меняет ничего в общей картине мира? Если не смогли избавить людей от “ужасов” ни Рюрик, ни Иван, ни Пётр, что делать мне, для чего мне жить?

Полный таких мыслей, Иван не хочет возвращаться к своей жизни, в которой он ничего не может изменить. “Ему не хотелось домой”.

Внимание читателя наверняка сразу обращается на то, что эпизод отречения Петра рассказывается Иваном очень эмоционально, он чувствует какую-то связь между собой и евангельским персонажем. Тогда была такая же унылая длинная, страшная ночь, и так же, как Иван, был изнеможён и замучен тоской и тревогой Пётр, и так же грел у огня свои озябшие руки. Рассказ Ивана находит, может быть, не вполне ожидаемый им отклик в душах слушательниц. Одна из них плачет, а вторая смущается, словно чувствуя “сильную боль”.

В этом рассказе Чехов употребил нечто вроде кольцевой композиции: Иван из темноты видит костёр, идёт к нему, говорит с женщинами и опять уходит в темноту, откуда видит лишь огонь, но не людей вокруг него. Эта особенность подчёркивается употреблением Чеховым слова “опять”: “опять наступили сумерки... возвращается зима”. Однако в мыслях, в душе Ивана подобного возвращения нет, недаром встречаются в тексте как контекстуальный антоним слову “опять” слово “теперь”. Иван думает о другом, о том, что события евангельских времён имеют отношение и к настоящему, что Василиса “всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра”.



И только сейчас герой оказывается способным понять, что главное в человеческой жизни “и вообще на земле” - правда и красота, продолжающиеся непрерывно до сего дня. Только сейчас он смог ощутить чувство молодости, здоровья, силы. Только сейчас узнаём мы, читателе, что герою, размышлявшему в начале рассказа о бесцельности и бессмысленности бытия, двадцать два года. Только сейчас чувствует герой “невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья”. И только сейчас, ощутив себя частью жизни, видит он жизнь “восхитительной, чудесной и полной высокого смысла”.

Конфликт поколений в романе.

Большое внимание в романе уделяется философско-художественным раздумьям Тургенева о смене поколений, о вечной борьбе старого и нового, о бережном отношении к культурному наследию. Автор стремится преодолеть установившийся стереотип восприятия романа. Преодолеть это может только творческое отношение к классике, позволяющее, не отступая от историзма и народности искусства, ставить и решать проблемы, которые не ушли в прошлое вместе с эпохой, их породившей, и продолжают волновать современную молодежь. Заметим, что эти проблемы, по существу, представляют сердцевину романа Тургенева "Отцы и дети". В романе подробно освещается глубоко волновавшая Тургенева нравственная сторона во взаимоотношениях младшего и старшего поколений, говорится о ложной и истинной дружбе и товариществе, много страниц уделяется любовному конфликту Базарова с Одинцовой, недостаточно освещенному в литературе о романе.Ряд положений, высказанных автором, имеет дискуссионный характер, но на такие "издержки" он идет сознательно, открывая возможность учителю использовать на уроках наиболее приемлемые для его опыта варианты трактовки очень многогранного по своему содержанию произведения. В отшлифовке социально отточенного мышления и в воспитании высокой культуры человеческих чувств роман Тургенева "Отцы и дети" открывает возможности почти безграничные, и успех его изучения будет зависеть от того, в какой мере учитель сумеет использовать их.Проблема отцов и детей существовала и, скорее всего, будет существовать во все времена. Очевидно, именно поэтому роман И.С. Тургенева “Отцы и дети” до сих пор остается актуальным. Два поколения, изображенные писателем, различаются не столько возрастом, сколько противоположными взглядами, мировоззрениями: старого дворянства, аристократии и молодой революционно-демократической интеллигенции.Проблема отцов и детей раскрывается в романе во взаимоотношениях молодого нигилиста Базарова с представителем дворянства Павлом Петровичем Кирсановым, Базарова с его родителями, а также на примере отношений внутри семьи Кирсановых.В романе "Отцы и дети" гармония национальных стихий русской жизни взрывается социальным конфликтом. Аркадий в глазах демократа Базарова - размазня, мягонький либеральный барич. Определение очень точное: барство в характере Аркадия есть. Но Базаров не хочет принять и признать другого - того, что скрывается, помимо барства, в глубине его души. Ведь и мягкосердечие Аркадия и голубиная кротость Николая Петровича - еще и следствие художественной одаренности их натур, поэтически-напевных, мечтательных, чутких к музыке и поэзии. Эти качества Тургенев считает не специфически барскими, но глубоко русскими, национальными; ими он наделял в "Записках охотника" Калиныча, Касьяна, Костю, знаменитых певцов из Притынного кабачка; они столь же естественны и столь же органично связаны с народной жизнью как и порывы базаровского отрицания. Но в "Отцах и детях" единство между ними исчезло, наметился трагический разлад, коснувшийся не только политических и социальных, но и сокровенных, личных основ человеческой жизни. В способности русского человека легко "поломать" себя, отречься от вековых культурных ценностей Тургенев увидел не только великое наше преимущество, но и опасность разрыва связи времен, угрозу непреходящим ценностям национальной жизни и культуры. В преувеличении этой опасности бесспорно сказывалась ограниченность общественных взглядов писателя. Но, как мы увидим далее, такая опасность действительно существовала. Принято считать, что семейный конфликт в романе Тургенева не играет существенной роли, так как речь здесь идет преимущественно о столкновении различных сил, революционеров-демократов с либералами. Однако Тургенев назвал свой роман не "Две силы", например, а "Отцы и дети", и поэтому, думается, социальный конфликт не нужно противопоставлять в нем семейному, общечеловеческому. Напротив, кризис семейных основ до конца проясняет всю глубину социально-политического конфликта. Классики русской литературы в романах зачастую выверяли устойчивость и прочность общественных, политических и государственных союзов семьей и семейными отношениями. Толстой в романе "Анна Каренина" одной фразой - "все смешалось в доме Облонских" - зафиксировал потрясающий распад, который совершался в России 1870-х годов, где "все переворотилось". И Достоевский писал о судьбе "случайной семейки" Карамазовых, мерою разрушения семейных связей определяя всю расшатанность всероссийских жизненных основ. Тургенев одним из первых в русской литературе по-своему исследовал эту тему.Начиная роман с изображения семейного конфликта между отцом и сыном Кирсановыми, Тургенев идет дальше, к столкновениям общественного, социального характера. Но семейная тема в романе дает ему особую гуманистическую перспективу. В 1850-60-е годы понятия "молодое поколение" и "старое поколение", "отцы" и "дети" часто подменяли более отточенные, но и более узкие политические определения. Даже Добролюбов пользовался ими в статье "Литературные мелочи прошлого года". Они придавали осмыслению общественной борьбы совершенно особый оттенок, захватывающий общечеловеческую основу социальных отношений. Ведь нравственное содержание семейной жизни не уничтожается цивилизацией, никакие социальные, политические, государственные и прочие, более сложные формы человеческого общежития не поглощают, а лишь усложняют его. Им выверяются искони прочность и долговечность более широких человеческих общностей. Внутренняя связь между первоначальной ячейкой человеческого общества и широкой политической организацией ясно выражается в словах родина, отечество, которыми национальный государственный союз обозначается на многих языках мира.

Конфликт, изображенный Тургеневым в романе "Отцы и дети", в семейных сферах, конечно, не замыкается. Но социальный кризис в деревенской общине, в кругах интеллигенции, в русской государственности, собственно, и выверяется нарушением "семейственности" в связях между людьми. Трещина прошла так глубоко, что коснулась природных основ бытия, подтверждая всю нешуточность случившегося в России раскола.В финале "Отцов и детей" гибнут по-своему оба антагониста: Павел Петрович - духовно, Евгений Базаров - физически. Известно, что не всякий гибнущий человек трагичен. Трагична гибель лица или явления, не потерявшего своей духовной или общественной значимости. С этой точки зрения трагичным может быть как новое, так и отживающее общественное явление."Новое переживает трагедию, если необходимость его борьбы против сил старого приходит в противоречие с невозможностью победы на данном историческом этапе развития..., – пишет современный исследователь теории трагического Ю. Б. Борев и продолжает: – Однако было бы неверно думать, что трагична может быть только гибель нового. Трагедия старого класса возможна, например, в том случае, если он гибнет в борьбе с нарождающимся классом, не успев еще окончательно утратить свои внутренние возможности развития, еще не изжив себя окончательно... Наконец возможна трагедия наиболее ярких представителей старого общественного строя, которые поняли историческую несостоятельность и обреченность своего класса, но которые не нашли в себе сил порвать с ним или не нашли пути к новой жизни. Ю.Б. Борев справедливо предостерегает исследователей от упрощенного понимания вопроса о гибели отживших исторических сил, исключающего возможность трагедии старого. В жизни и искусстве могут существовать такие трагические ситуации, в которых гибнущее, но торжествующее новое не исключает сочувствия к уходящему с исторической арены старому. Нечто подобное случается в романе Тургенева "Отцы и дети".Итог тургеневского романа не похож на чисто моральную развязку, где злые наказываются, а добродетельные вознаграждаются. Применительно к "Отцам и детям" отпадает правомерность типичной постановки вопроса о том, на чьей стороне безусловные симпатии или столь же безусловные антипатии писателя: здесь изображается трагическое состояние мира, порождающее особую нравственную ситуацию, по отношению к которой эти категорические вопросы теряют смысл. Пушкин говорил о необходимости судить писателя по законам, им самим над собой признанным. В отношении к роману Тургенева этот принцип, как правило, нарушался. Современная писателю критика, не учитывая качественной природы конфликта, неизбежно сбивалась к той или иной субъективной односторонности. Раз "отцы" у Тургенева оставались до известной степени правыми, появлялась возможность сосредоточить внимание на доказательстве их правоты, упуская из виду ее относительность.

7. Произведения И. С. Тургенева — одни из самых лиричных и поэтичных произведений в русской литературе. Особенное очарование им придают женские образы. “Тургеневская женщина” — это какое-то особое измерение, некий идеал, воплощающий в себе красоту как внешнюю, так и внутреннюю.
“Тургеневским женщинам” присущи и поэтичность, и цельность натуры, и невероятная сила духа. И.С.Тургенев в отношении к женщинам раскрывает все хорошее или плохое, что есть в его героях.Часто именно героини в его произведениях вынуждены принимать решения, делать нравственный выбор, определять свою судьбу.В романе “Отцы и дети” представлена целая галерея женских образов — от простой крестьянки Фенечки до великосветской дамы Анны Сергеевны Одинцовой. Первое же появление Фенечки оставляет в душе ощущение чего-то мягкого, теплого и очень естественного: “Это была молодая женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и глазами, с красными, детски пухлявыми губками и нежными ручками. На ней было опрятное ситцевое платье, голубая новая косынка легко лежала на ее круглых плечах”.Надо отметить, что Фенечка появилась перед Аркадием и Базаровым не в первый день их приезда. В тот день она сказалась больной, хотя, конечно, была здорова. Причина же очень проста: она страшно стеснялась.Двойственность ее положения очевидна: крестьянка, которой барин разрешил жить в доме, и сам же этого стеснялся. Николай Петрович совершил поступок, казалось бы, благородный. Он поселил у себя женщину, родившую от него ребенка, то есть, как бы признал определенные ее права и не скрывал, что Митя — его сын. Но вел он себя при этом так, что Фенечка не могла чувствовать себя свободно и справлялась со своим положением только благодаря природной естественности и достоинству.Вот как Николай Петрович говорит о ней Аркадию: ”Не называй ее, пожалуйста, громко... Ну да... она теперь живет у меня. Я поместил ее в доме... там были две небольшие комнатки. Впрочем, это все можно переменить”. Про маленького сына он и вовсе не сказал — до того ему было неловко.Но вот Фенечка появилась перед гостями: “Она опустила глаза и остановилась у стола, слегка опираясь на самые кончики пальцев. Казалось, ей и совестно было, что она пришла, и в то же время она как будто чувствовала, что имела право прийти”.Мне кажется, что Тургенев сочувствует Фенечке и любуется ею. Он как будто хочет защитить ее и показать, что она в своем материнстве не только прекрасна, но еще и выше всяких толков и предрассудков: “И в самом деле, есть ли на свете что-нибудь пленительнее молодой красивой матери со здоровым ребенком на руках?”Базаров, живя у Кирсановых, с удовольствием общался только с Фенечкой:
“Даже лицо его изменялось, когда он с ней разговаривал. Оно принимало выражение ясное, почти доброе, и к обычной его небрежности примешивалась какая-то шутливая внимательность”. Я думаю, дело тут не только в красоте
Фенечки, а именно в ее естественности, отсутствии, какого бы то ни было жеманства и попыток строить из себя барыню.Базарову понравилась Фенечка, он однажды крепко поцеловал ее в раскрытые губы, чем и нарушил все права гостеприимства и все правила нравственности. Фенечке то же понравился Базаров, но она бы едва ли отдалась ему.Павел Петрович даже был влюблен в Фенечку, несколько раз приходил в ее комнату «ни за чем», несколько раз оставался с ней наедине, но он не был настолько низок, чтобы поцеловать ее. Напротив, из-за поцелуя он подрался с
Базаровым на дуэли и чтобы дальше не соблазняться Фенечкой, он уехал за границу.Образ Фенечки подобен нежному цветку, имеющему, однако, необычайно крепкие корни. Мне кажется, что из всех героинь романа она наиболее близка к “тургеневским женщинам”.Прямой противоположностью Фенечки является Евдоксия, а точнее Авдотья
Никитична Кукшина. Образ достаточно интересный и, скорее, карикатурный, но не случайный. Вероятно, в середине XIX века эмансипированные женщины появлялись все чаще, и это явление не просто раздражало Тургенева, но вызывало у него жгучую ненависть. Подтверждением тому является описание быта Кукшиной: “Бумаги, письма, толстые номера русских журналов, большей частью неразрезанные, валялись по запыленный столам. Везде белели разбросанные окурки папирос”, а также ее внешности и манер: “В маленькой и невзрачной фигурке эмансипированной женщины не было ничего безобразного, но выражение ее лица неприятно действовало на зрителя”, ходит она ”несколько растрепанная, в шелковом, не совсем опрятном платье, бархатная шубка ее на пожелтелом горностаевом меху”. В то же время почитывает кое-что из физики и химии, читает статьи о женщинах, хоть с грехом пополам, а все-таки рассуждает о физиологии, эмбриологии, о браке и прочих вещах. Все ее мысли обращены на предметы более серьезные, чем галстуки, воротнички, снадобья и ванны. Она выписывает журналы, за границей общается со студентами. И чтобы подчеркнуть полную ее противоположность Фенечке, я приведу следующую цитату: “...что бы она ни делала, вам постоянно казалось, что именно это-то она и не хотела сделать. Все у ней выходило, как дети говорят — нарочно, то есть не просто, не естественно”.На образе Кукшиной мы видим женское молодое поколение того времени, эмансипированное, с прогрессивными стремлениями. Хотя Тургенев осмеивает ее стремления, которые бы заслуживали поощрения и одобрения со стороны всякого благомыслящего человека.Реакция Базарова на Кукшину тоже была совершенно иной, нежели на Фенечку, увидев ее, он поморщился. Околесица, которую несла Кукшина, вполне соответствовала ее внешнему облику и манерам. Пожалуй, встреча Базарова с
Кукшиной знаменательна лишь тем, что в их разговоре впервые прозвучало имя
Анны Сергеевны Одинцовой — женщины, которая впоследствии ввергла Базарова в пучину страстей и терзаний.Они встретились с Базаровым на балу у губернатора, и Одинцова сразу произвела на него неизгладимое впечатление: “Это что за фигура? — проговорил он. — На остальных баб не похожа”. Надо сказать, что в устах
Базарова (то есть этого человека, каким он был на момент их встречи) это высшая похвала. Базаров в разговоре с хозяйкой имения сконфужен, смущен, зажат, пытается побороть в себе чувство любви, начинающее зарождаться в его сердце. Анна не решилась на любовь к Базарову, человеку неординарному, который вряд ли сделал бы её жизнь спокойной.Каждый штрих в портрете Одинцовой указывает на то, что это дама из высшего общества. Анна Сергеевна Одинцова поражала достоинством осанки, плавными движениями, умными и спокойно глядящим глазами. От ее лица веяло мягкой и ласковой силой. Спокойными были не только ее движения и взгляд.
Жизнь в ее имении отличалась роскошью, спокойствием, холодностью, отсутствием интересных людей. Размеренность и постоянство – главные черты уклада в имении Одинцовой.Когда Базаров с Аркадием приехали к ней в усадьбу, они увидели, насколько размеренной и однообразной была вся ее жизнь. Все здесь оказалось
“поставлено на рельсы”. Комфорт и безмятежность составляли основу существования Одинцовой. Она достаточно перенесла в жизни (“тертый калач”) и теперь как будто хотела только отдыхать от своего прошлого. Не раз в разговоре с Базаровым она называла себя старой.Когда я читал роман, то сначала думал, что она, таким образом, кокетничает - ведь ей всего 28 лет! Но потом я понял: у этой молодой женщины душа старухи. Иначе как объяснить ее стремление всеми силами заглушить в себе возникшую влюбленность, только чтобы она не помешала размеренному образу жизни.Автор пишет о ней: ’’Её ум был пытлив и равнодушен в одно и тоже время. Её сомнения не утихали никогда до забывчивости и никогда не дорастали до тревоги. Не будь она и независима, она, быть может, бросилась бы в битву, узнала бы страсть…’’ Одинцова и сама хорошо знает это свойство своей натуры, она говорит Базарову: ’’Я люблю то, что вы называете комфортом.’’Но в то же время Анна Сергеевна способна на благородные поступки, сочувствие, высокую печаль. Она приезжает проститься с умирающим Евгением, хотя он лишь просил отца сообщить о том, что заболел и умирает.В конце романа мы узнаем, что Анна Одинцова вышла замуж “не по любви, а по убеждению, за одного из будущих русских деятелей…” Холодность рассудка в ней сочетаются, к сожаления, и с некоторой холодностью душевной.У Одинцовой сильный характер, и она даже в чем-то подавила свою младшую сестру Катю.Катя — славная девушка, и, хотя в первый момент она воспринимается как бледная тень Одинцовой, у нее все-таки тоже есть характер. Темная брюнетка с большими чертами лица и небольшими задумчивыми глазами. В детстве была очень дурна собой, к 16 годам стала поправляться и сделалась интересной.
Кроткая, тихая, поэтическая и стыдливая. Мило краснеет и вздыхает, боится говорить, всё вокруг замечает. Музыкантша. Любит цветы и составляет из них букеты. В комнате у неё удивительный порядок. Терпелива, нетребовательна, но в то же время упряма. Постепенно раскрывается ее индивидуальность, и становится ясно, что в союзе с Аркадием она будет главной.Образ Одинцовой интересен как раз своей неоднозначностью. Её нельзя назвать ни положительной, ни отрицательной героиней, не погрешив при этом против истины. Анна Сергеевна – живой и яркий человек, со своими достоинствами и недостатками.Мне трудно однозначно ответить на вопрос: как Тургенев относится к
Одинцовой? Может быть, мне мешает мое личное восприятие — Одинцова мне не очень симпатична. Но одно очевидно: Тургенев нигде не допускает иронии в отношении этой героини. Он считает ее достаточно умной женщиной (“Баба с мозгом”, — по словам Базарова), но я не думаю, что он сильно чарован ею.“Тургеневские женщины” — сильные женщины. Пожалуй, они гораздо сильнее духом окружающих их мужчин. Может быть, заслуга Одинцовой заключается в том, что она, сама того не желая, помогла Базарову сбросить маску, которая так мешала ему, и способствовала становлению личности этого незаурядного человека. Кто же из этих женщин оказывается милее и ближе сердцу писателя?
Конечно, Фенечка. Именно ее Тургенев одарил счастьем любви и материнства. А эмансипированные женщины, в их худших проявлениях, ему глубоко несимпатичны. Одинцова отталкивает своей холодностью и эгоизмом.
Тургеневский же идеал женщины заключается в умении любить и жертвовать собой ради любимого. Все эти героини, конечно, очень разные, у каждой из них своя жизнь, свои переживания, но всех их объединяют любовь и желание быть счастливыми.
Лиза и Варвара из Дворянского гнезда. Таня и Ирина (Дым)

9. Подобно «Евгению Онегину» Пушкина и «Герою нашего времени» Лермонтова, тургеневский «Рудин» запечатлел целую историческую полосу в развитии русского общества. Действие романа происходит в конце 30-х годов. Предметом своего изображения Тургенев избирает «культурный слой» провинциального дворянства. Раскрывая социальную, духовную и моральную ограниченность «просвещенной» барской среды, Тургенев противопоставляет ей в образах Рудина и других былых участников кружка Покорского ту «молодую Россию», как называл ее Герцен, ту немногочисленную часть, с которой в годы молодости был тесно связан и сам писатель.Вспоминая эту пору, Герцен особо подчеркивал: «Умственная работа… совершалась не на вершине государства, не у его основания, но между ними, то есть главным образом среди мелкого и среднего дворянства». Именно к этой среде принадлежит Рудин. Ум и талант демонстрируют теперь не люди светского круга, а бывшие студенты университета, полуразночинцы, во всяком случае те, кто не был вхож, подобно Онегину и Печорину, в гостиные «высшего света». Эта смена типов в русском романе означала конец влияния аристократической среды на прогрессивное духовное развитие русского общества. Происходит как бы демократизация передовой интеллигенции, в кругу которой главную роль начинают играть не Чаадаевы и Орловы и тем более не светские дилетанты вроде графа-меломана М. Виельгорского, а разночинец Белинский и «дитя сердца» Герцен.Происходила также и смена идей, владеющих умами прогрессивной интеллигенции. Передовые люди эпохи декабристов в большинстве своем были последователями французских просветителей XVIII века. В кружке Покорского Тургенев запечатлел черты кружка Н. В. Станкевича, увлекавшегося философией Гегеля и сыгравшего значительную роль в духовном развитии русской интеллигенции 30-х годов. По признанию самого Тургенева, когда он изображал Покорского, образ Станкевича носился перед ним. Но в отличие от обеспеченного Станкевича Покорский беден, как беден и Рудин.По духу своему Покорский и Рудин. - романтики. Романтизм тургеневских героев воодушевляет окружающую их молодежь, возбуждает в ней не эгоизм, а, напротив, готовность к самопожертвованию во имя счастья других. Рудин близок к Чацкому как типу представителя декабристской среды. Героев Тургенева и Грибоедова сближает просветительство, вера в торжество разума. Так ощущаются исторические связи романтиков-идеалистов 30-х годов с романтиками-декабристами, с дворянской революционностью, преемственность двух поколений.Плодотворное влияние «молодой России» на духовное и нравственное развитие русской интеллигенции, передовой молодежи сталкивалось в конце 30-х годов с реакционной враждой ко всякой философии, с приспособленчеством, беспринципностью и цинизмом, которые были присущи определенным кругам русского общества того времени. В романе это отразилось в столкновении идеалиста и романтика-энтузиаста Рудина с житейским «материалистом», циником и скептиком Пигасовым. Пигасову недоступно понимание истинного назначения человека. Рассуждение об идеалах для Пигасова - чистое «умствование». «Этим только людей морочат», - говорит он. Рудин же верит в возвышенные идеалы, которым должен следовать человек. «Скептицизм всегда отличался бесплодностью и бессилием», - говорит тургеневский герой, отражая настроения энтузиастов - идеалистов 30-х годов. Жизнеутверждающий пафос суждений Рудина был особенно близок духовным исканиям романтиков-идеалистов тех лет. «Все мысли Рудина казались обращенными в будущее; это придавало им что-то стремительное и: молодое».Тургенев показал в романе, что горячее слово идеалистов 30-х годов действенно влияло на лучшую часть молодого поколения. Речи Рудина пробудили ум и сердце Наташи Ласунской, до глубины души потрясли молодого разночинца Басистова.Невольно Наташа оказалась обличителем героя своей любви, но ее роль в романе совсем не сводится к тому, чтобы оттенить слабые стороны личности Рудина. Ее образом Тургенев представил нам пробуждение молодой души, тянущейся к высоким нравственным идеалам. Любовь Наташи не просто страсть, внезапно вспыхнувшая в молодом существе. Ее чувство имеет глубоко нравственный смысл и основание, как и у большинства тургеневских героинь, воплощающих облик передовой русской девушки своего времени. «Я понимаю, кто стремится к великой цели, уже не должен думать о себе, - говорит Наташа Рудину. - Поверьте, женщина не только способна понять самопожертвование: она сама умеет пожертвовать собою». В Рудине она увидела настоящего человека. Ей понятны его идеалы, она и полюбила его за них.Источником сильных сторон личности Рудина явились живые силы русского общества, такие как Станкевич, молодой Белинский. Вместе с тем Рудин, как на это правильно указал Добролюбов, нес в себе и обломовские родовые черты дворянско-крепостнического общества. «…Покориться! Так вот как вы применяете на деле ваши толкования о свободе, о жертвах…» - говорит Наталья Рудину, верно определяя самое уязвимое в его характере. Величие Рудина вдруг обернулось его падением. Страстные возвышенные речи о высоких идеалах причудливо сочетались в тургеневском герое с дряблостью характера, безволием, с чувством покорности и бессилия перед трудностями и препятствиями. Для Тургенева история любви его героев не только средство раскрытия их нравственно-психологического облика, - писатель часто ищет в ней отражения общественных коллизий. При столкновении с жизнью Рудин терпит решительное поражение. Это очень ярко показано Тургеневым в горьком повествовании героя о его бесплодных, неизменно кончавшихся неудачей начинаниях, в которых было много благородных стремлений и в то же время немало прекраснодушной маниловщины.Причины драм Рудина Тургенев видит в его философском идеализме, в отвлеченном, абстрактном подходе к жизни, в незнании им реальной русской действительности. В начале 40-х годов, когда совершается «падение» Рудина, философский идеализм утрачивает свое влияние на умы передовой русской интеллигенции. Тургенев в эту пору над воздействием бесед с Белинским освобождается от своего увлечения гегелевской философией. Да и сама крепостническая действительность на каждом шагу разбивала идеалистические представления о жизни.Источником драмы лишних людей - передовых русских идеалистов 30-х годов - являлись не только их субъективные качества, но и сама русская жизнь, В статье «Что такое обломовщина?» Добролюбов, отметив в Рудине черты обломовщины, справедливо указывает, что судьба героя романа - прямое следствие уродливых условий крепостнической деятельности. Это сознает и сам тургеневский герой. В дворянско-крепостническом обществе Рудины оказались «умной ненужностью», как назвал Герцен лишних людей.В эпилоге в сцене гибели Рудина писатель хотел подчеркнуть историческое значение деятельности передовой дворянской интеллигенции 30-х годов, ее связь с русским освободительным движением. Рудин погиб на чужбине, сражаясь за революционное дело. Так странствовали, а потом и умирали вдали от родины и те из людей 30-х годов, которые отдали себя революционной борьбе, - Герцен и Огарев.Тургеневскую оценку положительной исторической роли Рудина поддержала демократическая критика. В «Заметках о журналах» в феврале 1856 года Некрасов, отметив, что в своем произведении Тургенев ставил задачей «изобразить тип некоторых людей, стоявших еще недавно во главе умственного и жизненного движения, постепенно охватывавшего, благодаря их энтузиазму, все более и более значительный круг в лучшей свежей части нашего общества», заключает: «Эти люди имели большое значение, оставили по себе глубокие и плодотворные следы. Их нельзя не уважать, несмотря на все их смешные или слабые стороны». Слабые стороны Рудина как идеалиста 50-х годов особенно рельефно выявились в свете той эволюции, которую проделало русское общество в лице своих передовых представителей, и прежде всего Белинского и Герцена, и которую отчасти претерпел и сам писатель. Если бы Тургенев писал свой роман в конце 30-х годов, он вряд ли бы столь критически отнесся к своему герою и роман превратился бы в апофеоз Рудина. Болезнь века раньше всего пристаёт к людям, по своим умственным силам превосходящих общий уровень. Любая идея, так называемая «болезнь века», несёт в себе некий заряд незримой энергии. И именно эта энергия, или можно её назвать энтузиазмом, азартом, порывом увлечённости – как угодно; заставляет в корне всё поменять. Изменения коснутся в первую очередь внутреннего мира человека. Сначала необходимо совершить внутреннюю перестройку, дабы как следует принять идею, а уж затем менять своё мировоззрение, мнение на окружающих тебя людей. Как гласит одна восточная мудрость: идея заставляет измениться, крах идеи меняет человека вдвойне
Базаров, одержимый этой болезнью, отличается замечательным умом и вследствие этого производит сильное впечатление на сталкивающихся с ним людей, в том числе в разряд этих людей можно отнести и самого читателя.
Первое впечатление о Базарове у меня сложилось во время сцены его приезда в поместье Кирсановых. Базаров вёл себя лениво, развязно – и как следствие мне сразу вспомнился Печорин. Я понял, что подобно «Герою нашего времени», у Базарова будет отсутствовать цель в жизни, не будет тех стимулирующих дальнейшее движение «принсипов» (как сказал бы Павел Петрович). Но я знал, что первое впечатление зачастую бывает обманчивым… первый психологический портрет у меня сложилс Базаров с Аркадием заходят в дом, их встречает Павел Петрович – типичный англоман. Вскоре, Аркадий знакомит своего отца и заодно вместе с ним и читателя с новой «болезнью» - нигилизмом. Теперь Базаров из «лентяя» превращается в нигилиста – человека, отрицающего многое общепризнанное. Базаров отрицает любовь да и вообще романтизм, не признаёт никаких авторитетов, отрицает эстетичность природы. И теперь нам, можно сказать открывается второй психологический портрет: Базаров – нигилист, натура своенравная, себялюбивая и крайне циничная И на почве нигилизма случился первый конфликт между Базаровым и Павлом Петровичем. В нём, если можно так сказать, «победил» Евгений. Он с лёгкостью парировал по поводу естественных наук, тем самым показывая своё жизненное кредо. Когда произошла серьёзная схватка, Базаров уже утвердился как «полноправный» нигилист в глазах читателя и в своём отрицании зашёл дальше критики либеральных убеждений и переходит на критику общечеловеческих ценностей (искусство, любовь). Вот и третий портрет Базарова. Мы уже точно видим твердость и непоколебимость взглядов. Базаров уверен в себе и действует своим нигилизмом, как бульдозером, сгребая в кучу и «уничтожая» всех, кто по его усмотрению достоит таковой участи.
Вскоре читатель знакомится с псевдонигилстами Ситниковым и Кукшиной. Два клоуна – моя первая ассоциация. Как будто цирк уехал, а клоуны остались. Полагаю, что Тургенев даёт нам этих персонажей дабы показать всю ничтожность и пафосность нигилизма. Базаров лично презирает их обоих, но сам говорит «Мне нужны такие люди».
Госпожа Одинцова оказалась переломным моментом в жизни Евгения Васильевича – человека, который отрицает любовь, да и вообще мало-мальски романтические чувства, который об истории Павла Петровича сказал о последнем: «Этакой человек – не мужчина, не самец». Об отношениях между мужчиной и женщиной он говорил просто и ясно: «Мы, физиологи, знаем, что это за отношения. Проштудируй-ка анатомию глаза: откуда там взяться загадочному взгляду? Это всё романтизм, чепуха, гниль, художество». Запомним последние слова О великий и всеотрицающий Базаров не устоял перед («уже не молодой») светской львицей госпожой Одинцовой! Базаров влюбился. Он с негодованием сознавал романтика в самом себе, «ругался и топал ногами». Его л<






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.012 с.