Основные черты развития государства и права в странах Азии. — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Основные черты развития государства и права в странах Азии.



Основной задачей института СНГ была фактическая консервация, нежели развитие связей между постсоветскими республиками. Распад СССР очень ярко отразился на жизни всех государств, ранее входящих в его состав. Распад Советского Союза радикально изменил ситуацию в Центрально-Азиатском регионе. На месте бывших советских республик образовалась группа самостоятельных государств: Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Центральная Азия была фактически "вытолкнута" из Советского Союза, хотя в 1991 году за сохранение Советского Союза на референдуме проголосовали 93,7% населения в Узбекистане, 94,1% в Казахстане, 94,6% в Киргизстане, 96,2% в Таджикистане и 79,9% в Туркменистане.

Пять новых государств в Центральной Азии - Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, - отличает несколько характеристик, позволяющих выделить их в качестве отдельного региона. Они объединены уровнем и характером социально-экономического развития, ролью в мировой экономике. Население этих государств сравнительно небольшое (Приложение ), основную массу составляют тюркские народы . Одной из важнейших особенностей стран региона является система субэтнических родственных, клановых, клиентно-патронтажных отношений, пронизывающих общество и влияющих на социально-политический процесс.

На первом этапе развития и становления государств Средней Азии произошла определенная исламизация политики. Произошли и существенные изменения в политике государства по отношению к религии, а точнее, к Исламу.

Преобладающим сектором экономики в этих странах является сельское хозяйство. В мировой экономике они занимают нишу поставщиков сырья - в первую очередь, нефти, природного газа, цветных металлов.

Беловежские соглашения декабря 1991 года поставили точку не только в существовании СССР, но и способствовали завершению исторического этапа, на протяжении которого Центральная Азия была частью единого государства - входила сначала в состав Российской империи, а затем Советского Союза.

За почти семидесятилетнюю историю существования СССР в его рамках сложилась целостная цивилизационная система, внутренние связи которой, несмотря на крушение официальных идеологических установок и возникновение новых границ, продолжают оказывать существенное влияние на различные стороны жизни новых независимых государств. Для советской Средней Азии распад СССР в первую очередь означал исчезновение единого управляющего центра, осуществлявшего полный системный контроль над всеми элементами жизнедеятельности сообществ среднеазиатских республик, включая оперативное управление экономикой, формирование внешней политики, системы безопасности, основных идеологических принципов функционирования государства и общества. Являясь частью единой централизованной системы СССР, республики Средней Азии были почти полностью несамостоятельны при принятии важнейших решений. Поэтому одним из последствий отделения стал глубокий экономический и социальный кризис, охвативший все страны Центральной Азии. Распад СССР поставил их в ситуацию поиска новой модели развития, своего места в новой, еще только складывающейся, системе международных отношений.



 

95. .Основные черты развития государства и права в странах Африки.

Ряд факторов способствовал развитию африканских государств. Численность населения росла, это вело к миграции и войнам, и социальная организация усложнялась. По мере того как люди переходили к земледелию, они становились оседлыми. Они еще уважали линиджное деление, которое свело их в семейные группы, выраставшие в клан, бывший, по их представлениям, расширенным вариантом семьи. Но, чтобы выжить, они нуждались в еще более широком единстве и более сильной центральной власти. Они достигли этого путем дальнейшего расширения понятия семьи, объединив кланы верой в происхождение от общего далекого предка. Таким же путем племена объединялись даже в единый народ, создавая миф об общих предках. Сначала король считался прямым потомком древнейшего предка и правил в силу своего происхождения. Но, чтобы он не злоупотреблял властью, держали еще одного кандидата с такой же родословной, способного сменить короля. Даже в тех случаях, когда узурпатор силой занимал трон, он частенько утверждал, что находится в родстве с бывшим королем, или же добивался такого родства с помощью брака. В глазах народа король не был божественной фигурой сам по себе, и ему подчинялись не как личности. Обожествлялся пост короля, и народ хранил верность его трону. Всей властью и уважением короли были обязаны предку-основателю.



Король шиллуков, северных соседей нуэров на Ниле, — это классический образец «обожествленного короля», власть которого в политическом отношении сведена до минимума. Но считается, что государство процветает благодаря его божественной власти и ритуальным церемониям. Большинство обязанностей короля носит ритуальный характер, и от правильного соблюдения этих ритуалов зависит благосостояние его народа. Если государство приходит в упадок, народ винит короля. Народ полагает, что или король осквернил себя, или ленился выполнять ритуальные обязанности, или же он совсем одряхлел. Его тело оказалось непригодным для роли вместилища предка — Ньиканга, — и от короля избавляются путем удушения ( Однако нет доказательств, что это когда-либо случалось.). Ритуал коронации его преемника должен ясно показать, благодаря чему он получил этот пост.

Шиллуки в отличие от своих соседей живут на вершине длинной горной гряды, где высоко над разливающимися водами рек находится сотня или больше поселений, растянутых в одну линию. Эти поселения никогда не бывают изолированы друг от друга, как у нуэров и динка, и благодаря этому возникло более прочное единство, которое привело к появлению короля — рет. Сначала прерогативы королевской власти передавали от поселения к поселению (примерно так же, как королевские бусы ануаков), чтобы избежать злоупотребления властью, возможного при консолидации и локализации власти и могущества. Королевская власть переходила от одной части государства к другой, с севера на юг.

Вытянутые в линию поселения, естественно, делились на северные и южные, и в конце концов королевская власть утвердилась в Фашоде, точно в центре этой линии. Теперь чередование проводилось так: сначала выбирали короля из северной половины королевства, потом из южной. Церемония коронации олицетворяет похищение тела короля духом Ньиканга, который в нем и поселяется. Изображение Ньиканга храяится на крайнем севере королевства. Перед коронацией северные поселения мобилизуют свои силы и несут изображение Ньиканга в Фашоду. Но южные поселения тоже направляют туда свою армию. Происходят шуточные битвы между двумя половинами королевства, символизирующие опасность возникновения вражды, а кандидат в короли обязан сопротивляться, чтобы дух Ньиканга не овладел им. Но когда уже дух овладевает им, он сам становится Ньикангом, а изображение Ньиканга возвращается на север, где и остается, пока Ньикангу не надоест новое тело — тогда он возвращается.

Деление королевства на две части — деление ритуальное. У каждой половины свои особые функции по отношению к королю и королевской власти. Рет — это живой символ их единства. Практически политическая власть находится в руках избираемых старейшин поселений, но, если их подозревают в злоупотреблении властью, можно апеллировать через их голову прямо к королевскому двору в Фашоде.

К югу отсюда, в восточноафриканских саваннах, встречаются другие обожествленные короли, особенно в Уганде. Кабака баганда является живым представителем предка-основателя и возглавляет могущественный народ. Здесь также происходит ротация королевской власти, но иным путем. Вместо того чтобы формировать королевский клан, вступающий на трон кабака берет жену из каждого клана баганда. Его сыновья от этих жен — потенциальные наследники трона, но, хотя кабака может отдать предпочтение тому или другому, решает не он. Такое решение принимает совет, который действует в интересах государства и следит, чтобы власть не оставалась в руках одного клана и наследника выбирали бы по его способностям к руководству, а не просто потому, что он старший сын старшего сына. В отличие от королей шиллуков эти короли нагорья обладают намного большей светской властью и объединяют свои народы не только в ритуальном отношении, но и в военном — для обороны и наступления. Однако их власть тоже унаследована от божественных предков, и короля, как человека, не считают безгрешным. Так, у баганда есть королевские барабаны, которым подданный может принести свою жалобу даже на короля. Тем самым признается, что божество — в противоположность людям, его представляющим, — безгрешно и всегда право.

Иногда в королевствах, где в прошлом правители носили обожествленный характер, светская власть настолько сильна, что они выглядят чисто светскими, но всегда остаются какие-то следы обожествления, и король не просто король, а источник порядка, единства и Процветаний. Очень редко, в частности у венда в Южной Африке, короля обожествляют и поклоняются ему, как богу. Обычно же его рассматривают просто как вместилище божества. Это относится и к торговым государствам западноафриканских саванн — от крошечных княжеств в горах Камеруна, вроде княжества племени мум, до пышных феодальных империй фульбе, моей и хауса или менее .крупных, но еще более развитых обществ нупе и лесных государств йоруба.

Государства моси и хауса выросли из таких крупных западноафриканских средневековых империй, как Гана, Мали, Сонгай и Борну. Эти империи процветали благодаря торговле золотом и рабами с арабскими народами. Работорговля с Америкой серьезно подорвала их процветание, так как она велась на побережье, а не во внутренних районах, и древний блеск империй померк. Большинство этих государств были мусульманскими, ими управляли эмиры, предки которых покоряли язычников во время джихадов — войн за веру. Несмотря на то что эти королевства возникли благодаря действию ряда экономических факторов, ритуалы и верования в значительной степени содействовали сохранению их целостности.

Великие миграции, начинавшиеся в Западной Африке и на Ниле, в конце концов достигли крайнего юга, хотя это произошло сравнительно недавно. Это была эпоха смятения: бантуязычным народам нужно было не только обосноваться на новой территории, но и считаться с европейскими колонистами, продвигавшимися от побережья внутрь континента. В XIX в. в результате завоеваний возникло несколько государств, и власть королей почти целиком покоилась на силе и военной мощи, а армия играла решающую роль в государственной организации. Несмотря на это, сохранялось представление о божественном характере власти и королей держали под контролем с помощью важных обрядов, которые поручались другим лицам, нередко женщинам. В этих государствах, возникших в результате завоеваний, система королевской власти легко могла привести к деспотизму, но деспоты, как правило, выживали недолго. Основатель государства зулусов Чака пришел к власти в 1818 г., покорив соседние племена нгуни, а в 1828 г. его убили за деспотизм. И здесь обожествленным считался пост короля, а не занимающий его человек. Вся система правления была пропитана религиозными верованиями, а главным качеством короля считалась справедливость. Юридические системы традиционных южных африканских государств, как и древних западноафриканских империй, отличались уважением к основным правам человека.

 

 

96. Латиноамериканские государства: становление и развитие.

Война за независимость и образование латиноамериканских государств. Испанская и португальская колониальные империи в Америке. Процесс становления колониальных систем Испании и Португалии начался еще в конце XV — начале XVI в., то есть в эпоху средневековья и рассматривался как обращение в христианство язычников индейцев. Конкистадоры уничтожили индейскую государственность, и широкое распространение получила система полукрепостнического и полурабского труда индейцев. Руководство политикой Испании в колониях первоначально осуществляла Торговая палата, а с 1524 г. — Совет по делам Индий, созданный при короле Испании. Этот совет издавал законы для колоний, назначал администрацию и был высшей апелляционной инстанцией для всех колониальных судов. Вице-короли в Америке осуществляли высшую власть и олицетворяли собой испанскую корону. В конце XVIII в. в Латинской Америке существовали четыре вице-королевства: Новая Испания (со столицей в Мехико), Новая Гранада (Богота), Перу (Лима) и Рио-де-ла-Плата (Буэнос-Айрес). В Других колониях, меньших по значению для испанского короля, назначались генерал-капитаны. Они номинально подчинялись вице-королям, но фактически пользовались всей полнотой власти. К концу XIX в. образовались генерал-капитанство в Гватемале, Венесуэле, Чили и на Кубе. В дальнейшем границы, сложившиеся между этими образованиями, станут основой для границ самостоятельных латиноамериканских государств.

На все высшие должности в колониальной администрации назначались выходцы из числа испанской феодальной знати, которых присылали в колонию на срок от 3 до 6 лет. В городах сохранились некоторые традиционные формы муниципального управления Испании. Управление городами осуществляли советники — рехидоры. Католическая церковь играла огромную роль в управлении колониями. Она была крупным землевладельцем.

Постепенно в Латинской Америке сложился многоступенчатый бюрократический аппарат, который, пользуясь отдаленностью, допускал любые беззакония, самовластие. Чтобы регламентировать все стороны жизни, в колонии в 1680 г. издается Свод законов Индий — первый в истории официальный сборник колониального права. Эти законы определяли систему феодальной поземельной собственности и сословное деление общества. Бразилия являлась колонией Португалии, и там система управления была схожа с испанской.

Освободительная война 1810—1826 гг. и образование независимых государств. В колониях постепенно зарождались и развивались капиталистические отношения. На этом фоне в Латинской Америке пробудилось национальное самосознание. Политика метрополий вызывала широкое недовольство различных слоев населения: индейцев, метисов, мулатов, в том числе, нарождающейся буржуазии и латифундистов-креолов. После смещения в Испании Наполеоном I законного короля Фердинанда VII из династии Бурбонов, в 1810 г. начались антииспанские выступления. В 1815 г. восстановленный на престоле испанский король Фердинанд VII вновь утвердил свое господство в колониях. При этом он использовал метод уступок и распространил в Латинской Америке демократическую Кадисскую конституцию 1812 г., принятую в Испании. К концу освободительной войны на месте бывших колоний возникли следующие независимые государства: Аргентина. Боливия, Бразилия, Великая Колумбия, Мексика, Парагвай. Перу, Центрально-Американская федерация, Чили, Уругвай. Это создало более благоприятные условия для развития капиталистических отношений. В большинстве стран была запрещена работорговля, ограничено или отменено рабство, были отменены сословия, упразднены дворянские титулы, утверждалась неограниченная частная собственность и провозглашались свободы. Старый аппарат управления упразднялся. На первых порах вводились новые для молодых государств правовые институты: выборность государственных органов, введено право на защиту, провозглашалась презумпция невиновности. Но преобразования не привели к коренному изменению основ жизни, поскольку население бывших колоний имело низкую правовую культуру и находилось в плену традиционных представлений о незыблемости власти короля и чиновников и не было готово к ликвидации полуфеодального образа жизни и эксплуатации.

Первые конституции стран Латинской Америки. С самого начала основным политико-идеологическим и правовым кредо во всех вновь образованных государствах был конституционализм. Идеи республиканизма легли в основу первых конституций латиноамериканских государств, что было вызвано влиянием конституционной практики в Соединенных Штатах Америки. По конституции 1826 г. в Аргентине и по конституции 1824 г. в Мексике были провозглашены республики. Монархическая форма правления утвердилась лишь в Бразилии. В период становления и развития латиноамериканских государств утвердились идеи федерализма. Еще лидеры войны за независимость выступали за создание сильных унитарных государств, что объективно отражала потребность капиталистического развития. Латифундистские и клерикальные круги поддерживали идею конфедеративного или федеративного государственного устройства, поскольку боялись вмешательства в экономическую жизнь и реформ, затрагивающих их отношения с крестьянством. В своеобразных условиях Латинской Америки провозглашенные в конституциях передовые идеи претерпели существенные изменения, отражавшие особенности латиноамериканского общества в тот период. Первые конституции оказались недолговечными из-за отсутствия политической стабильности, сепаратизма отдельных провинций и постоянной борьбы за власть конкурирующими группировками.

История латиноамериканских государств в XIX в. Каудилизм и диктаторские режимы. В большинстве латиноамериканских республик сохранялись крупные латифундии и полуфеодальные, а в Бразилии и рабовладельческая форма эксплуатации. При этом имела место социальная и духовная подавленность большей части населения. После установления конституционного строя сложились две соперничающих группировки. Бывшие монархисты и приверженцы бюрократического управления объединились в консервативную партию. Она стала защищать интересы крупных землевладельцев и церкви. Другие круги латифундистов, заинтересованные в торгово-промышленном развитии своих стран, объединились в либеральную партию. Эти партии получили названия «исторических». В течение XIX в. консерваторы чаще находились у власти. Эти партии ставили перед собой задачу захвата власти и создание авторитарного режима. Они делали ставку на одного сильного лидера (каудильо). Последние зачастую приходили к власти не в результате выборов, а в результате насильственного захвата власти, в том числе, путем государственного переворота. Каудилизм стал системой и строился не на конституционно-правовой основе, а на грубой силе и харизматическом авторитете предводителя. Он тормозил становление демократических форм общественной жизни. Авторитарные и диктаторские режимы базировались на милитаризме. Как правило, власть захватывали каудильо, которые являлись выходцами из армейской верхушки. Армия была поставлена в исключительное положение и часто становилась арбитром в политических конфликтах. В XIX в. государственные перевороты стали частым явлением.

Конституционная нестабильность. Как правило, новый президент-каудильо отменял действовавшую конституцию и спешно принималась новая. В XIX в. в Эквадоре сменились 12 конституций, в Боливии — 9. в Колумбии — 11, в Венесуэле — 11 и т.д. Внешние демократические формы в большинстве конституций сохранялись, но были декорацией для «политических игр». В избирательных системах этих стран установили различные ограничения, которые мешали значительной части населения участвовать в выборах.

Как способ обеспечения политической стабильности во многих государствах использовался особый правовой институт - «осадное положение», согласно которому президент приостанавливал конституционные права и гарантии граждан. Это давало ему возможность расправы со своими оппонентами.

Конституционное развитие Аргентины и Мексики в XIX в. Конституция Аргентины принята в 1853 г., Мексики — в 1857 г. В конституции Аргентины нашли свое отражение идеи североамериканских федералистов конца XVIII в. В Аргентине закрепилась власть местных латифундистов-каудильо. В каждой провинции этого государства была создана своя конституция «республиканского представительного характера». Верховный суд страны рассматривал все конфликты между провинциями. Конституция Аргентины также устанавливала свободу предпринимательства, торговли, единые таможни и тарифы и подтверждала неприкосновенность частной собственности.

Конституция Мексики 1857 г. запрещала рабство и долговую кабалу, ограничивала церковное землевладение, отменяла ряд привилегий военных и церкви, а также декларировала право неприкосновенности личности, политических прав и свобод. Но в дальнейшем, в 1876 г. в Мексике была установлена кровавая 30-летняя диктатура П. Диаса, которого поддерживали латифундисты страны и американские нефтяные компании.

В XIX в. наиболее значительные перемены и государственном строе произошли в Бразилии. В 1888 г. было отменено рабство, усилилась борьба за республику, которая привела к краху монархии. В 1891 г. в Бразилии была принята конституция, которая закрепила федеративное устройство государства. Каждый штат имел свою конституцию, создавал свою систему органов управления, контролировал эксплуатацию рудников и государственных земель, а также обладал другими значительными полномочиями. Федеральные власти не имели права вмешиваться в дела штатов, за исключением тех вопросов, которые отнесены к компетенции центральной власти: содержание армии, внешние дела и др. Эта конституция содействовала становлению гражданского общества в Бразилии.






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.067 с.