Обязательная доля ближайших родственников — КиберПедия


Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Обязательная доля ближайших родственников



В древнейшую эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться своим имуществом. По законам XII таблиц «как домовладыка распорядится относительно своего имущества, так пусть и будет». Но по мере разложения старой патриархальной семьи, с одной стороны, и утраты былой простоты и строгости нравов — с другой, завещатели стали осуществлять эту неограниченную свободу завещательных распоряжений так, что имущество иной раз передавалось по завещанию совершенно посторонним и даже случайным лицам, а ближайшие родственники завещателя, в значительной мере способствовавшие своей деятельностью образованию наследственного имущества, ничего из него не получали. В связи с этим постепенно появились ограничения завещательной свободы, разросшиеся затем в право некоторых наследников по закону на так называемую обязательную долю в наследстве, т.е. на то, чтобы и в случае составления завещания им было обеспечено (кроме особых исключительных случаев) получение некоторого минимума из наследства.

По древнейшему цивильному праву, для завещателя было установлено лишь то ограничение, что своих непосредственно подвластных (sui heredes) он не должен был обходить в своем завещании молчанием: он должен или назначить их наследниками, или прямо лишить их наследства, хотя бы и не указав никакого уважительного для того основания. В древнейшую эпоху завещание составлялось в народном собрании; поэтому можно было рассчитывать на то, что лишить наследства самых близких людей без всякой уважительной причины завещателю помешает страх перед общественным мнением. Лишение наследства подвластных сыновей должно было совершаться поименно в отношении каждого; дочерей можно было и не называть по имени («все прочие мои подвластные лишаются наследства»). Несоблюдение изложенных правил в отношении сына влекло за собой ничтожность завещания и открытие наследства по закону (ab intestate). При несоблюдении этих правил в отношении дочери, внука, внучки завещание сохраняло силу, но неправильно обойденные в завещании лица «прирастали» к назначенным в завещании наследникам, т.е. вместе с ними участвовали в наследовании.

Жизнь показала, что формальное требование, обращенное к завещателю, или назначить ближайших родственников наследниками, или прямо лишить их наследства не ограждает законных интересов названных лиц. Вследствие этого в практике суда, в компетенцию которого входили споры о наследстве (так называемого центумвирального суда), было установлено, что наиболее близких родственников недостаточно просто упомянуть в завещании, но необходимо и завещать им известный минимум (обязательная доля). Если завещатель не исполнял этого требования, наследник, имевший право на такую обязательную долю и ее не получивший, мог предъявить особый иск querela inofficiosi testamenti, т.е. жалобу на то, что завещание нарушает нравственные обязанности. В случае основательности иска суд предполагал, что завещатель умственно ненормален, в силу чего завещание признавалось недействительным.



Круг лиц, за которыми признавалось право на обязательную долю, был претором расширен, а именно, помимо непосредственно подвластных (sui heredes), право на обязательную долю было признано также и за эманципированными детьми. В классический период право на обязательную долю принадлежало еще более широкому кругу наследников, а именно нисходящим и восходящим родственникам завещателя — безусловно, полнородным и единокровным братьям и сестрам завещателя — при условии, если наследником в завещании назначено лицо опороченное (persona turpis). Размер обязательной доли определялся сначала одной четвертью той доли, какую получило бы данное лицо при наследовании по закону. При Юстиниане (Nov. 115) размер обязательной доли стали определять более гибко:

если бы при наследовании по закону данное лицо получило не менее четверти наследства, то обязательная доля исчислялась в размере одной трети от этой законной доли; если же при наследовании по закону лицо получило бы менее четверти, то обязательная доля равнялась половине того, что лицо получило бы по закону.

Если обязательная доля не оставлена по уважительной причине, завещание сохраняло полную силу. Уважительность причины устанавливалась в классический период по усмотрению суда; Юстиниан дал исчерпывающий перечень оснований для лишения обязательной доли; например, причинение опасности жизни завещателя, вступление дочери, не достигшей 25 лет, в брак против воли родителей и т.д.

Последствием предъявления названного выше иска («о нарушении завещателем нравственных обязанностей») в классическом праве была не полная недействительность завещания, а только в той мере, в какой это необходимо для удовлетворения жалобщика, т.е. для того, чтобы он получил обязательный минимум.



Если имеющих право на обязательную долю в конкретном случае несколько человек или в завещании назначено несколько наследников, оспаривание должен был вести каждый из обойденных против каждого из наследников в отдельности; если, например, предъявлен иск только к одному из двух наследников, назначенных в завещании, то в отношении второго наследника завещание сохраняло силу.

Если завещатель не совсем лишал своего ближайшего наследника обязательной доли, а только назначал ему ее не в полном размере, заинтересованному лицу давался иск о «дополнении законной доли».

О Фальцидиевом законе.

224 Прежде дозволялось истощать все отцовское имущество в виде отказов и опущений рабов на волю, оставляя наследнику только пустое имя «наследник». То же самое по-видимому дозволялось законом XII таблиц, постановляющим, чтобы всякое распоряжение, которое кто сделает относительно своего имения, считалось законным, именно следующими словами: «распоряжение всякого о своем имуществе да будет законом». Вот почему назначенные наследники отказывались от принятия наследства, и вследствие этого большинство умирало без завещания.

225 Вследствие этого был издан Фурией закон, который запретил отказы и дарения на случай смерти, на сумму свыше 1000 ассов одному лицу, сделав исключение в пользу ближайших родственников завещателя. Но и этот закон не достиг того, чего хотел, (не оградил интересов наследников). Ибо тот, у кого было например 5000 ассов, мог распределить все свое имущество на многие отказы, завещая каждому из 5 человек по 1000 ассов.

226 Поэтому впоследствии был предложен закон Вокония, которым предписывалось, что никто не может получать под видом отказов или дарений на случай смерти более того, что оставляется самому наследнику. Казалось, что по этому закону наследники наверно что-нибудь получат, однако этим создавалось почти такое же самое неудобство. Именно, распределяя наследство между большим числом легатариев, завещатель мог до того мало оставить наследнику, что последнему не стоило принимать на себя всей тяжести наследства ради столь незначительной выгоды.

227 Таким образом в позднейшее время был издан закон Фальцидия, по которому позволяется отказывать не более как 3/4 целого имущества, т.е. чтобы у наследника осталась четвертая часть наследства; этим правом мы теперь и пользуемся.

228 Излишнюю свободу при отпущении рабов на волю ограничил также закон Фуфия, как мы о том сказали в первой книге. О недействительных отказах.

229 Отказ, сделанный прежде назначения наследника, был недействителен, конечно, потому, что завещания получают силу от назначения наследников, и посему назначение наследника считается как бы существеннейшим условием и основанием целого завещания.

230 По таковой же причине и свобода не могла быть дана до назначения наследника.

231 По мнению наших учителей в этом месте и опекуна нельзя назначать. Но Лабеон и Прокул держатся того мнения, что опекуна назначать можно, потому что назначением опекуна из наследства ничего не убывает.

232 Равным образом недействительным был отказ после смерти наследника, например когда кто скажет: «когда наследник мой умрет, даю, отказываю»; равно: «пусть даст». Отказывают же правильно следующим образом: « когда наследник мой будет умирать», потому что отказ оставляется не после смерти наследника, а в последний момент его жизни. Недействительным опять признается отказ, составленный следующим образом: «за день перед тем как наследник мой умрет». Последнее, по-видимому, принято без достаточного основания.

233 То же самое мы считаем сказанным по вопросу о даровании свободы.

234 Вопрос, может ли быть назначен опекун после смерти наследника, равняется, по-видимому, вопросу, может ли быть дан опекун до назначения наследников.






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.006 с.