Куда вывезет кривая миграции? — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Куда вывезет кривая миграции?



Куда вывезет кривая миграции?

Если искать аналогии в природе, то процессы миграции, видимо, можно сравнить с тектоническими сдвигами, которые, как известно, провоцируют землетрясения. И то и другое не зависит от наших желаний, а попросту неизбежно. Вопрос в другом. Да, природную катастрофу нельзя предотвратить, но к ней можно быть готовым. Так можно ли избежать или, по крайней мере, минимизировать количество «жертв» миграции?

В Европе уже происходят необратимые процессы, и не исключено, что потомки назовут наше время «великим переселением народов–2». Вот, скажем, Брюссель — город, который претендует на то, чтобы быть столицей всего Евросоюза. Однако лица «европейских национальностей» встречаются здесь реже, чем арабы. Для полноты картинки не хватает лишь минаретов и протяжного голоса муллы, да и те, надо думать, не заставят себя долго ждать.

Беларусь находится на перекрестках Европы, и «шелковые пути» в самом широком смысле этого понятия пролегают именно через нашу территорию. А значит, белорусская культура, традиции, быт, наконец, подвергаются мощному внешнему воздействию. Но каким будет облик наших городов и деревень через лет 10 или все 100, если не контролировать миграционные процессы? Появится здесь чалма или сари? Вьетнамцы во вьетнамках? Многоженство? Рикши? Нарды вместо домино?..

А с другой стороны, наше государство строго выполняет международные обязательства, предоставляя убежище тем, кто спасается от войны или иных стихийных бедствий.

Одним словом, миграция — как она есть и с чем ее «есть», то есть можно ли и нужно ли с ней бороться? В конференц–зале «СБ» ответы на эти вопросы искали: первый заместитель начальника департамента по гражданству и миграции МВД Алексей БЕГУН, начальник отдела главного управления оперативной деятельности Государственного комитета пограничных войск Василий ЗОРИН, представитель Управления верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) ООН в Беларуси Илья ТОДОРОВИЧ, начальник главного управления политики занятости и народонаселения Министерства труда и социальной защиты Николай КОХОНОВ, главный специалист Института социально–политических исследований при Администрации Президента Владимир ГУРИН.

«СБ»: Как вы оцениваете миграционную ситуацию в Беларуси?

А.Бегун: В качестве прелюдии хочу сказать, что ваша газета, пожалуй, первой обращается к такой сложной и до конца не исследованной теме, как миграция. Если в общем оценивать миграционную ситуацию, то со стороны своего ведомства я могу сказать, что она находится под контролем. Беларусь делает достаточно много для пресечения незаконной миграции, противодействия торговле людьми и в целом для регулирования миграционных процессов на своей территории, а также в сфере мониторинга оттока из страны высококвалифицированных специалистов. Создана соответствующая статистическая отчетность. Мы пытаемся контролировать и изучать причины «утечки мозгов».

«СБ»: В количественном выражении что собой представляет иммиграция и какие тенденции можно в ней выделить?

А.Бегун: Следует отметить, что процесс иммиграции в Беларусь несколько замедлился, остановившись в настоящее время на цифре около 15 тысяч иностранных граждан и лиц без гражданства в год. В 1997 — 1999 годах эта цифра составляла примерно около 25 тысяч. Сегодня к нам едут в основном по двум причинам: воссоединение семьи, а также возвращение на историческую родину этнических белорусов. Решающее значение имеет, конечно, привлекательность Беларуси с точки зрения социально–политической стабильности, экономической ситуации, вообще, терпимости белорусов к иммигрантам. Кроме того, ежегодно мы рассматриваем около 10 тысяч ходатайств о приеме в гражданство Республики Беларусь от иностранных граждан и лиц без гражданства. Здесь прослеживается тенденция роста. Иными словами, люди стремятся жить в Беларуси.

«СБ»: Как часто иностранцы попадают в криминальные хроники, можно ли говорить об опасностях, исходящих с их стороны?

А.Бегун: По итогам за 2004 год иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории нашей страны было совершено чуть более 2 тысяч преступлений. Главенствующую в этой статистике роль играют граждане наших стран–соседей, прежде всего России и Украины, — 75 процентов преступлений. В общей статистике совершенных на территории Беларуси преступлений на долю иностранцев приходится лишь 1,3 процента. То есть на совести иностранцев вовсе не каждое второе, как в Германии, преступление и даже не каждое третье, как в Швеции. Другое дело, что многие преступления иностранцев совершены с особой жестокостью, в первую очередь по отношению к своим бывшим соотечественникам. К слову, мы раскрываем две трети преступлений, совершенных иностранцами.

«СБ»: Мигранты, стремящиеся в Беларусь, — это не только наша проблема. Это проблема всей Европы...

В.Зорин: Действительно, в последние четыре–пять лет четко прослеживается транзитный характер нелегальной миграции. Это характерно прежде всего для выходцев из афро–азиатского региона, но в последнее время замечены и выходцы из стран СНГ. Используя территорию Беларуси, они пытаются выехать в Западную Европу. С 1998 года на границе было задержано 4,5 тысячи человек. Преимущественно из Афганистана, Бангладеш, Вьетнама, Индии, Пакистана и Китая. Речь идет об организованных каналах. Практически ежегодно нами пресекается движение около 30 организованных групп нелегалов непосредственно на границе, еще около 80 — органами внутренних дел на территории страны. Мы, конечно, отслеживаем всю преступную цепочку, но достать главных организаторов пока не в силах. Однако бдительность белорусских пограничников приносит свои плоды. Преступники всегда учитывают степень контроля в той или иной стране, через которую они намереваются переправить очередную группу. Если, скажем, в Беларуси попались две группы нелегалов, преступники не направят этим маршрутом третью. Ситуация за последние годы сложилась такая, что маршруты незаконной миграции все чаще прокладываются в обход Беларуси.

«СБ»: Можно сделать вывод, что в борьбе с нелегальной миграцией вы уже приобрели нужный опыт?

В.Зорин: Да, причем очень солидный, даже с Россией делимся. Только в прошлом году у них появилась статья, предусматривающая наказание за организацию незаконной миграции, в целесообразности которой мы убеждали российских коллег еще три года назад.

«СБ»: Все–таки, видимо, не все зависит от пограничников. Как бы хорошо ни был организован контроль на западных рубежах и на границе с Украиной, российско–белорусский участок открыт. Путь нелегалам свободен...

В.Зорин: У нас все границы открыты для людей, путешествующих на законных основаниях. Вопрос в режиме охраны границ. Так или иначе, мы обмениваемся информацией с пограничными ведомствами наших соседей и более отдаленных стран о миграционной ситуации. Если где–то назревает конфликт, значит, вскоре оттуда начнется отток населения. География возможных маршрутов нам, в принципе, известна, остается лишь приготовиться к встрече. Однажды нами был отслежен маршрут, который начинался в Пакистане, змейкой проходил через многие страны, в том числе и через Беларусь, и заканчивался в Дании. Путь пролегал почти через 20 стран, представляете!

«СБ»: А теперь рассмотрим проблему в ином ракурсе. Заинтересована ли наша страна в миграционном приросте населения?

Н.Кохонов: Общая численность населения Беларуси сокращается. По прогнозам, население страны к 2010 году уменьшится до 9,5 миллиона человек, к 2015–му — до 9,3, к 2020–му — до 9,1 миллиона. С точки зрения трудовых ресурсов тенденции немного другие. В частности, до 2007 года у нас будет ожидаться определенный прирост трудовых ресурсов, правда, дальше снова пойдет сокращение. К 2007 году количество трудоспособного населения увеличится до 6 миллионов человек, а затем, к 2020–му, постепенно снизится приблизительно до 5,3 миллиона человек. Поэтому с точки зрения трудовых ресурсов сегодня надобности в миграционном приросте, по большому счету, нет. Но если рассматривать конкретно с точки зрения профессиональных навыков, то мы заинтересованы в том, чтобы к нам в страну ехали высококвалифицированные специалисты. Хотя бы потому, что на сегодняшний день учебные заведения Беларуси не готовят всех необходимых специалистов. В связи с прогнозируемым в ближайшем будущем уменьшением населения мы заинтересованы в привлечении в Беларусь прежде всего этнических белорусов.

И.Тодорович: Я хотел бы продолжить мысль представителя Министерства труда и социальной защиты, рассказать о том, чем занимается наше представительство, какой вклад оно вносит в решение обсуждаемых проблем. Число лиц, ищущих убежище в Беларуси, довольно невелико, где–то 180 — 200 человек в год. Как правило, среди тех, кто ищет убежища и получает его, есть и высококвалифицированные специалисты. Приведу несколько примеров, которые, на мой взгляд, заинтересуют читателей. Беженец из Азербайджана, который в Ветке Гомельской области так реорганизовал ковровую фабрику, что ранее убыточное предприятие стало наконец–таки приносить прибыль. У себя на родине он работал на аналогичном предприятии и, переехав в Беларусь, привез сюда свои опыт и знания. Показателен пример грузинского беженца из Абхазии, который сейчас живет в Гродно. При поддержке УВКБ ООН он открыл хлебопекарню и печет грузинский хлеб лаваш. Две трети работников этого предприятия — белорусы, одна треть — грузины, в основном беженцы. Беларусь совершила очень важный шаг, когда в 2001 году присоединилась к Женевской конвенции о беженцах. Исторически Беларусь сформировалась как поликультурное государство. Сейчас она обеспечивает наиболее благоприятные возможности для развития самых разных культур и способна показать пример всему миру, как можно не только сосуществовать, но и взаиморазвиваться разным культурам.

«СБ»: Приятно это слышать.

И.Тодорович: Приятно это видеть...

«СБ»: Мы вплотную подошли к вопросу интеграции иммигрантов в общество. На Западе считается, что проблему представляют не те иммигранты, которые интегрированы в общество, а те, которые живут обособленно и замкнуто, в анклавах.

А.Бегун: Анклавы — это криминальная составляющая миграции. Если говорить о западной миграционной политике, то Запад периодически объявляет об амнистии нелегальным мигрантам с целью, во–первых, всех посчитать, во–вторых — вывести нелегальных мигрантов из теневой экономики, повысив тем самым доходы государства. Испания уже провела четыре миграционные амнистии. Беларусь пока амнистий нелегальным мигрантам не объявляла, поэтому говорить об их интеграции преждевременно. Он потому и нелегальный мигрант, что находится вне закона, и мера в отношении его только одна — депортация из страны.

Можно говорить о том, что Беларусь — это многонациональное общество, но если проводить анализ переписи населения 1999 года, то иностранцы составляют лишь около 100 тысяч человек. Поймите правильно, белорусское законодательство в части миграции довольно жесткое. Человек не может приехать сюда, заявить: я хочу здесь жить — и на том основании разбить здесь палатку. В законе четко прописаны основания, по которым можно получить разрешение на постоянное место жительства, трудоустроиться. Одного желания иммигранта мало. Есть перечень оснований, по которым иностранцу может быть отказано в получении разрешения на ПМЖ.

В.Гурин: Не секрет, что многие мыслители современности предрекли крах западному миру как таковому. «Могильщиками» в этих теориях выступают эти самые инокультурные анклавы. Сепаратизм в мире сейчас очень развит. Косово, Квебек, баски в Испании, курды, ирландцы в Великобритании — все это примеры желания стать территориальными автономиями. Нужно взглянуть на предысторию этой проблемы. Приезжает, например, представитель некоренной национальности в страну. Привозит семью. Потом возникает диаспора, потом — автономия, а затем следует заявление о территориальном отделении и независимости. Это общемировая тенденция, алгоритм возникновения проблемных зон. Когда эти люди, став законными гражданами, имеют метрополию за границей, которая их подкармливает, — это усугубляет ситуацию. А если еще есть могущественные страны, которые захотят этим воспользоваться, то получается очень большая проблема. Я думаю, что Беларусь варится не в «розовом» бульоне, чтобы нам такие проблемы не ставить на уровне государственной политики. К примеру, мы, конечно, с удовольствием увидим в Беларуси хороших специалистов, спортсменов. Это нормально. Вопрос в другом: насколько те или иные этнические группы и потом разрастающиеся их диаспоры ассимилируются не только экономически, как говорил здесь Тодорович, но и культурно? В этой части возникают проблемы, и не только у нас. В Европе, к примеру, наблюдается подъем этнорадикальных настроений. В России поднимают головы наци. Это происходит не на пустом месте.

«СБ»: Вы считаете неонацизм адекватным ответом?

В.Гурин: Это естественная этническая реакция, которая тем не менее принимает опасные формы. Этого допустить в Беларуси нельзя. Наша страна достаточно монокультурна, кто бы и что бы ни говорил. У нас есть свои идеалы, ценности, менталитет, культура. Не дай Бог в нашем унитарном государстве допускать какие–то территориальные автономии, даже культурные. Польша ставит заслон чеченцам. Их принимали, когда нужна была позитивная картинка открытой Польши, но когда чеченцы начали создавать проблемы, когда албанцы и турки начали создавать проблемы в Германии, тут уже не до либерализма и политкорректности. Беларусь в этом плане пока еще далека от таких тенденций, но к ним надо готовиться, в том числе законодательно. Я считаю, что у нас достаточно разжиженное законодательство. Нет целостности. Вы помните финансовый кризис в Юго–Восточной Азии? Там похулиганил Джордж Сорос. Китай выстоял благодаря своей диаспоре в США. У них там свои магазины, еда, культура и даже проститутки. Когда метрополия сказала диаспоре в США сделать нечто, они сделали это все как один. Показательный пример, как организованная диаспора способна решать политические задачи в любой стране, тем более в той, которая не готова к таким процессам. На первом этапе эмигранты, возможно, действительно полезны. Кто бычков выращивает, кто виноделием занимается, кто–то держит магазин, кто–то — ресторан. А кто–то уже проникает в исполнительные органы и лоббирует там интересы своей диаспоры.

«СБ»: Если речь идет о ставших гражданами Беларуси лицах, проживших здесь определенное время, на них уже распространяется право избирать и быть избранными. Все по закону.

В.Гурин: Если человек культурно встраивается, ассимилирует, не диктует остальным гражданам свои законы, все нормально. Живи, работай, производи.

«СБ»: Оцените уровень угрозы, ваш прогноз.

В.Гурин: Уровень угрозы всегда высок до тех пор, пока государство не видит этих угроз. Надо предвидеть опасность.

 

И.Тодорович: У меня иная точка зрения. Действительно, угрозы надо видеть, предвидеть и своевременно предотвращать. Но не надо бояться того, чего нет. Если в Беларуси проживает 0,01 процента иностранцев от общей численности населения, как здесь было сказано, то о какой угрозе может идти речь? Группы, с которыми мы работаем, скажем афганцы, покинули Афганистан из–за боязни исламского фундаментализма. Надо видеть различие между интеграцией и ассимиляцией. УВКБ ООН целиком и полностью поддерживает интеграцию, при которой люди воспринимают и принимают культурные традиции принявшего их общества. Когда же речь идет об ассимиляции, люди поглощаются обществом, теряют свою национальную идентичность. По–моему, создание этнических общин не представляет угрозы. Нельзя за деревьями не видеть леса. Приведу пример: афганская девочка живет в белорусской деревне. Талибы убили ее отца. Ее мать получила в Беларуси статус беженки. Девочка ходит в обычную белорусскую школу, но в своем классе лучше всех успевает по русскому языку.

В.Гурин: Позвольте и мне маленький пример привести. Ассимиляция может быть не только прямой, но и обратной. Египтянин берет белоруску в жены, она рожает детей, которые становятся арабами. Белокурая Наташа надевает хиджаб и становится мусульманкой. Надо ли в угоду политкорректности не заботиться о своем населении?

«СБ»: Как распознать, выявить источник будущих бед?

В.Гурин: Ответ давно есть. Тот же Самюэль Хантингтон предрек этому тысячелетию войну цивилизаций. Запад и Восток — разные обычаи, традиции, культура. Причем система ценностей одного народа может совершенно не вписываться в систему другого. Сейчас идут сильные миграционные процессы по всему миру. Мир пришел в движение. Идет пересмотр границ. Накладывается очень много процессов вроде глобализации. Поэтому надо отслеживать тенденции, и, если, скажем, мы увидим, что у нас сложилась чья–то большая диаспора, надо принимать какие–то ограничительные меры.

«СБ»: В последнее время в Минске как грибы после дождя появляются рестораны арабской кухни, парикмахерские или казино, куда активно инвестируется капитал с Востока... Нет ли в этом угрозы — скажем, использование их для «отмывания» денег, в том числе на нужды террористов?

А.Бегун: Да, ливанцы, сирийцы, иранцы, турки начинают повсеместно создавать на нашей территории иностранные предприятия. Однако государство имеет рычаги для того, чтобы пресечь любую противоправную деятельность, которая вдруг возникнет. У нас создана достаточно серьезная система финансового мониторинга, которая позволяет получить полную информацию о происхождении денег, а также отслеживать маршруты ухода прибыли. С другой стороны, в названных вами сферах наши предприниматели пока проигрывают восточным конкурентам. Надо говорить о том, что мы 10 — 15 лет всего–навсего живем в открытой экономике, у нас мало квалифицированных менеджеров. А Восток — это всегда торговля. Там прекрасно знают, как выгодно разместить капитал.

Что же касается терроризма... В прошлом году, едва два иностранных студента продекларировали, что придерживаются исламского фундаментализма, тут же в отношении их было принято решение о депортации и они улетели к себе домой. Есть список лиц, которые нежелательны для въезда в Беларусь. Он содержит около 30 тысяч персональных данных иностранных граждан. Среди них есть лица, поддерживающие связи с террористами. Это консолидированный список стран СНГ, признанный правоохранительными органами государств Содружества. Мы исходим из того, что лучше иностранца не пустить, чем потом принимать какие–то меры, выявлять и пресекать. Каждый год мы по различным причинам аннулируем тысячу разрешений на постоянное место жительства. Иными словами, можно говорить, что мы контролируем даже тех, кто получил разрешение на ПМЖ. И вот что еще хочу сказать: да, диаспоры действительно, может, не так очевидно и явно, как в России, но пытаются консолидироваться. Россия только по причине давления диаспор в течение 5 лет не могла принять федеральный закон о правовом положении иностранных граждан. Там лоббирование интересов диаспор возведено в квадрат. Процессы иммиграции наш сосед объективно перестал контролировать, время упущено. Уникальность нашей ситуации в том, что мы проживаем компактно. Четкая вертикаль власти позволяет контролировать миграционные процессы. Другое дело, что мы должны проводить постоянный мониторинг ситуации, принимать упреждающие меры. Найти золотую середину сложно, но говорить о том, что мы не должны управлять миграцией, — значит готовиться к тому, что через некоторое время государство прекратит свое существование. Миграция захлестнет Беларусь, и завтра уже лишь каждый пятый будет белорусом. В Германии уже 80 процентов детей в возрасте до 6 лет не немцы.

Н.Кохонов: В Беларуси принят закон о демографической безопасности. Готовится программа демографической безопасности на 2006 — 2010 годы, которая среди прочего предполагает меры по увеличению рождаемости. Это касается в том числе пособий на рождение ребенка, вопросов жилья и кредитов. Белорусы должны ориентироваться на нашу традиционную семью, идеально было бы, чтобы все рожали по второму ребенку. Вообще, в 2008 — 2012 годах у нас сложится уникальная ситуация — будет самое большое в истории Беларуси количество женщин репродуктивного возраста. Нужно лишь создать условия, чтобы они смогли рожать, и тогда у нас появится шанс повлиять на демографическую ситуацию.

«СБ»: Какими, на взгляд УВКБ ООН, принципами руководствуется Беларусь, принимая беженцев: целесообразности или гуманизма?

И.Тодорович: Ситуация в Беларуси аналогична западноевропейской, когда примерно 20 процентов ходатайствующих о статусе беженца его получают. В прошлом году Беларусь стала шире использовать так называемый гуманитарный статус, когда разрешение на пребывание в стране дается сроком на один год людям, которые, с одной стороны, не удовлетворяют критериям, предъявляемым к беженцам. С другой стороны, они не могут быть возвращены в страну происхождения ввиду сложной ситуации на родине. УВКБ ООН приветствует предоставление Беларусью такого статуса. Беларусь активно работает в области миграции беженцев и является примером для очень многих стран с точки зрения законодательства. Мы бы приветствовали, если бы белорусский опыт перенимался другими государствами.

 




Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.012 с.