Финансы и налоговая политика — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

История развития пистолетов-пулеметов: Предпосылкой для возникновения пистолетов-пулеметов послужила давняя тенденция тяготения винтовок...

Финансы и налоговая политика

2017-05-23 286
Финансы и налоговая политика 0.00 из 5.00 0 оценок
Заказать работу

Политические преобразования Диоклетиана не могли быть успешными без стабилизации экономического положения в империи.

Значительное увеличение численности римской армии, резкое увеличение административно-бюрократического аппарата вызвали колоссальный рост денежных расходов государства. Но массовая - в империи было 15 центров чеканки монеты - чеканка неполноценной монеты в период кризиса делала необходимым в первую очередь проведение мероприятий по ликвидации финансового кризиса и восстановлению покупательной способности имперской денежной системы. Первоочередное значение в связи с этим Диоклетиан был вынужден придать регулированию государственных финансов.

Диоклетиан провел денежную реформу, установившую полноценную золотую монету (аureus) в 1/60 римского фунта, равную 25 денариям в 1/96 фунта серебра и равную 100 бронзовым сестерциям (римский фунт равнялся 360 граммам).

До этого, со времен преемников Августа и до Диоклетиана один "аureus" равнялся 1/40 фунта золота.

Монетная реформа Диоклетиана не оказалась удачной, так как реальная стоимость монеты не находилась в должном соотношении с установленной им номинальной ее стоимостью.

В результате этого полновесная монета очень скоро исчезла с рынка, превращаясь в слитки. Правительство империи смогло ее


использовать только для выплаты жалования наемным солдатам-варварам и для расчета с внеимперскими народами. Что же касается до представителей имперской администрации - чиновников и даже военных командиров, то они получали по-прежнему жалование натурой. В зависимости от их рангов были определены, сколько и какого качества им причитается одежды, утвари, рабов и так далее.

Если Диоклетиану и удалось сохранить золотой запас империи путем взимания налогов за землю и осуществления выплат в медных деньгах, но всех этих мер вкупе оказалось недостаточно для того, чтобы ввести нечто похожее на твердую валюту236. Выпуск медных денег при нем продолжался в огромных количествах. Медные деньги, nummi, выпускались в двух видах: смешанные с серебром, расценивавшиеся как 5 денариев communes и более мелкие достоинством в 2 денария, равные по размеру медным монетам эпохи Антонинов - antonianus'aм. Это была дефляционная мера, т. к. при Марке Аврелии (161 - 180 гг.) antonianus приравнивался к 5 денариям237. Предполагалось, что пять крупных nummi равнялось серебрянному денарию. Инфляция продолжала быстро расти и Диоклетиану пришлось возобновить выпуск nummus достоинством в 25 денириев. В таких условиях помимо выплат медью естественным образом начались платежи и натуральными продуктами.

В соответствии с этим Диоклетиан был вынужден установить в качестве основных государственных платежей натуральные сборы, Была проведена полная унификация налогов. Все сельское население империи было равномерно было обложено комбинированным

236 Джонс А. X. М. Гибель античного мира. С. 49.

237 Там же.


подушно-поземельным налогом (capitatio iugatio). Этот налог взимался с комбинированной единицы, состоящей из возможности поступлений от труда взрослого мужчины и двух женщин. Весьма характерно, что при налогообложении не играло роли, касалось ли оно свободных или рабов. Единицей обложения был участок земли, размер которого определялся качеством почвы и характером возделываемых на нем культур.

Из источников известно, что в Сирии размеры участков были в 20, 40 и 60 югеров пашни, приравнивавшейся к 5 югерам виноградника и к 225 или 445 оливковым деревьям. С этой-то единицы, называвшейся iuga, и взимали "capitatio-iugatio"238.

Надо сказать, что единой системы сбора налогов все же создать не удалось, поскольку в разных провинциях сохранялась разная система переписки земель, Самыми совершенными признаются способы, применявшиеся в провинции Сирия, где переписью руководил сам Диоклетиан239.

Приведенные выше данные по Сирии как раз и относятся к этой переписи. В Азии (имеется в виду провинция на западе Малой Азии) iuga была гораздо меньше и не было такого четкого деления. Учитывались только пастбища, пахотная земля, виноградники и оливковые плантации без учета их качества. В Египте традиционная arura (0,27 га) сохранялась с таким же делением в зависимости от стоимости земли240. В Африке для определения стоимостных участков использовалась centoria (200 югеров или 50 га) без разделения земель по

238 1 югер = 0,25 га.

239 А. X. М. Джонс. Гибель античного мира. С. 50.

240 Там же.


типу их пользования и качества, а в южной Италии сохранялась Milenna (12,5 югера или 3,25 га). Таким образом, происходило ущемление прав налогоплательщиков в этих провинциях241.

Сельское население также переписывалось и делилось на группы (capita). В зависимости от местных и существовавших обычаев действовали разные системы налогообложения. В Египте учитывались только мужчины в возрасте от 14 до 65 лет. В Сирии - женщины с 12, мужчины же с 14 лет242.

Каждое хозяйство, каждое селение и принадлежащие его обитателям земли оценивались по количеству iuga и по количеству capita. Из этих данных выстраивались показатели по городам, областям, провинциям. В компетенцию преторианского префекта входил подсчет требовавшегося зерна, ячменя, мяса, масла для пропитания армии, гражданских служащих и населения Рима, а также количества военной одежды, лошадей и рекрутов для армии, лошадей, мулов и быков для почты, рабочей силы243.

Затем все это делилось на количество iuga. Полученный в итоге размер налога обнародовали в ежегодных указах императора. Сборщики им и руководствовались. Поначалу при Диоклетиане для сбора подоходного налога использовался список capita, но вскоре capita и iuga каждого хозяйства были соединены и получавшаяся в результате сумма подвергалась налогообложению244.

241 Там же.

242 Там же, с. 51.

243 Там же.

244 Там же.


Так как налоги устанавливались каждый год в зависимости от нужд правительства, то, как справедливо подчеркнул А. X. М. Джонс, этот эдикт Диоклетиана можно считать первым в истории примером годового бюджета245.

От налогов не были освобождены и представители сенаторского сословия, платившие кроме поземельного еще и особый налог деньгами - "aurum glebale". Городские жители уплачивали раз в пять лет особую подушную подать деньгами - "capitatio plebeia".

Для организации сбора императорского годового дохода Диоклетиан назначил специальных инспекторов по налогообложению (exactor civitatis) для каждого города.

Мелкие земледельцы, жившие вне города или даже в городах, к несению городских повинностей не привлекались. Это вело к окончательному разложению городской организации, которая прежде объединяла всех владельцев участков на городских землях. Ответственными за поступление налогов были городские куриалы и владельцы поместий. В их интересах Диоклетиан стремился прикрепить колонов к земле, хотя в какой-то степени постарался ограничить произвол к ним крупных земельных собственников, запретив делать колонов ответственными за долги владельца имения, у которого колоны арендовали свои участки246.

Колоны прикреплялись к земле не только по той причине, что они являлись неоплатными должниками собственников, но прежде всего из-за того, что государству необходимо было знать, сколько

245 Там же.

246 Rostovtzeff М. The economic and social history of Roman Empire. P. 353.


людей у того или иного possessor'a для правильного распределения налогов247.

Шло прикрепление к земле колонов, впрочем, не только колонов, но и свободного землевладельческого населения. Чтобы обеспечить сбор подушного налога (capitatio) и другие сборы, Диоклетиан вынес решение о том, чтобы все крестьяне оставались на тех местах, на которых они были зарегистрированы во время переписи. Дети также регистрировались, хотя и не облагались налогом. Сельскохозяйственное население было наследственно прикреплено к земле248.

Каждые пять лет производились подробнейшие переписи населения. Первая перепись состоялась в 289 - 290 гг.

Прикреплялись также и другие слои населения. Ремесленники — к своим коллегам, отвечавшим в порядке круговой поруки за регулярное поступление налогов с их членов, куриалы прикреплялись к куриям, так как они своим карманом отвечали за налоги с горожан.

Собственно, изначальные условия для грядущего прикрепления различных городских корпораций к государству создала еще во II в. эпоха Антонинов. Император Адриан (117 - 138 гг.) впервые в империи создал в городах профессиональные корпорации наподобие хорошо знакомых ему военных структур: "... сам лично обошел все провинции, отстранив толпу спутников, и при этом восстанавливал все города, укреплял в них сословия. В самом деле, наподобие военных легионов,

247 Ibidem.

248 Джонс А. X. М. Гибель античного мира. С. 53.


он разделил по центуриям и когортам ремесленников, художников, архитекторов, всякого рода строителей зданий и декораторов"249.

Диоклетиан довел эту систему до логического конца.

Античные авторы250 дают довольно противоречивую картину налоговой политики Диоклетиана. Если Аврелий Виктор восхваляет его заботу о благосостоянии народа, указывая, что: "с неменьшей заботой была урегулирована справедливейшими законами и гражданская служба; была отменена разорительная для народа должность фрументариев"251, то у других историков на этот счет иное мнение.

Зосим же писал: "Время уплаты налогов было временем слез для граждан"252.

Лактанций много подробнее:

"Число сборщиков податей до такой степени превысило количество тех людей, которые обязаны были эти подати платить, что земледельцы, силы которых истощились от неумеренности податей, покидали поля, а обработанные земли превращались в леса. Поскольку страх заполонил все, и провинции были разделены на части (для взимания налогов) многие наместники стали налагать большое число тяжких повинностей на отдельные области и даже почти что на каждый город. Многие чиновники весьма редко занимались гражданскими

249 Аврелий Виктор. Извлечения о жизни и нравах римских императоров. XIV.
4, 5.

250 Rostovtzeff М. The economic and social history of Roman Empire. P. 353

251 Фрументариями назывались чиновники, добывающие продовольствие для
армии. Диоклетиан перевел армию на снабжение за счет государственных
запасов.


делами, но зато очень часто выносили обвинительные приговоры и объявляли конфискацию имущества. Взимание бесчисленных податей было явлением не то чтобы частым, а просто непрерывным, и невозможно было вынести творившейся при этом несправедливости"253.

Аристий Оптат, префект Египта, писал в 297 г. об организации во вверенной ему провинции indictiones (реквизиций):

"Наши самые счастливые императоры, Диоклетиан, Максимиан, Август, Констанций и Максимиан (Галерий), самые почетные цезари, видя, что сборы налогов проходят таким образом, что некоторые отделываются небольшими уплатами, в то время как другие оказываются ими перегружены, решили искоренить это зло и положить конец пагубной практике в интересах жителей провинций, для чего вводится в действие благоприятный закон сбора налогов. В соответствии с ним я должен публично объявить, сколько будет взиматься за каждый "arura" (египетская единица земельной меры - И. К.), в зависимости от качества земли с каждого крестьянина и в каких возрастных пределах. Таким образом, жители провинций, получившие большие выгоды, должны приложить все усилия для скорейшей уплаты налогов в соответствии с верховным постановлением и не ждать принуждения со стороны властей. Все должны выполнять свои обязанности с наибольшим рвением, а если кто-то после таких больших выгод будет от них уклоняться, его ждет наказание"254.

И вновь Лактанций: "Каждый из четырех правителей держит для себя, однако, больше солдат, чем прежние государи на всю

252 3осим. 11, 36.

253 Лактанций. О смерти гонителей. VII.

254 Джонс А. X. М. Гибель античного мира. С. 50.


империю. Подати поднялись неслыханным образом; число
получающих настолько превзошло число платящих, что разоренные
колоны покидают землю и обработанные поля зарастают лесом. Еще
больший ужас нанесли тем, что все провинции разделили на части и в
каждую страну, в каждый город послали толпу чиновников и
сборщиков податей. Этим было сделано очень немного для
общественной пользы; а только пошли один за другим приговоры,
изгнанья, вымогательства, сопровождавшиеся жестокими

насилиями"255.

Разумеется, Лактанций, будучи фанатичным ненавистником Диоклетиана, сгущает краски, но полностью не доверять ему нет никаких оснований. Увеличение налогового бремени вследствие роста государственного аппарата не могло не ухудшить положения народных масс. Как бы ни пытался Диоклетиан бороться со злоупотреблениями властью со стороны чиновников, он был бессилен не только искоренить, но даже несколько ограничить это зло.

Чрезвычайно интересно свидетельство великого римского ритора Либания о том, как в эпоху императора Феодосия в последние десятилетия IV в. действовала диоклетианова система податей, связанная с пятилетним циклом переписей:

"Скажем о том зле, которое превзошло все прочие беды. Это -неисчислимая подать в золоте и серебре, вызывающая трепет с приближением грозного пятилетия. Название этому источнику дохода дано благовидное, якобы подать взимается с торговцев, но так как эти самые торговцы морем ускользают от подати, то гибнут те люди, которым их ремесло едва дает возможность прокормиться.

255 Лактанций. Творения (о налогах), X. 7.


...При таких условиях, государь, учащаются случаи перехода в кабалу, лишаются свободного состояния дети, продаваемые отцами не для того, чтобы полученные за них деньги перешли к ним в кубышку, но чтобы на их глазах эти деньги перешли в длань настойчивого сборщика налога"256.

Не везде, однако, картина была столь удручающая. В Галлии при Диоклетиане, если верить авторам панегириков, земле вернулся мир, процветание и изобилие. Тетрархи привели новых землевладельцев на заброшенные поля, и ранее опустошившие их варвары теперь возделывали землю, поставляя зерно и скот. "Прежнее изобилие похорон при вас сменилось изобилием урожаев", -восклицали панегиристы, обращаясь к императорам-соправителям257.

Вернемся к вопросу о политике Диоклетиана по отношению к различным слоям свободного земледельческого населения.

Российский историк Г. Л. Курбатов следующим образом характеризует аграрную политику эпохи домината: "Несомненным результатом кризиса III века было то, что общество не могло обеспечить сохранение прежнего положения не только мелких, но и средних рабовладельцев. Государство было вынуждено поступиться интересами последних, сохранив все привилегии за небольшой кучкой крупнейших собственников империи - сенаторами и военно-чиновничьей верхушкой258.

256 Либаний. Речь против Флоренция. 22, 32. — Либаний. Речи. Т. I — 2, М., 1914
-1916.

257 Очерки истории древнего Рима. С, 297.

258 Курбатов Г. Л. Некоторые проблемы разложения античного полисного
строя и восточных провинциях Римской империи IV в. Вестник ЛГУ, 1960, № 2.
С. 49.


Не соглашаясь во многом с этими определениями экономической политики Домината, следует отметить, что при Диоклетиане таковая политика имела ряд консервативных черт, свойственных только периоду его правления и едва ли социальная опора режима мыслилась императором столь узко.

Крупные земельные магнаты не были надежной опорой императорской власти в борьбе за единство империи, что они и доказали своими сепаратистскими действиями во время кризиса III века. Лишь угрожающий рост массовых движений вынудил их пойти на компромисс с империей, ибо лишь ее военная сила могла подавить многочисленные народные восстания, вспыхнувшие в разных концах римской империи.

Диоклетиан, по-видимому, хорошо понимал это и стремился опереться на все слои свободного населения империи, тем самым расширив ее социальную базу. Исходя из этого, он пытался по возможности ограждать интересы мелких и средних рабовладельцев.

В этом отношении очень интересен его рескрипт 293 года, в котором император разрешает требовать обратно имение, если оно продано слишком дешево.

"Если ты или твой отец продали вещь слишком дешево, то человеческое отношение к тебе требует, чтобы ты или получил обратно проданный участок, возвратив покупателям деньги (расторжение должно происходить в суде), или если того предпочитает покупатель, дополучил то, чего не хватает до справедливой цены. При этом цена


считается слишком низкой в том случае, если она ниже половины истинной цены"259.

В конце рескрипта 293 года подтверждается право продавшего отказаться от продажи, если имение продано ниже настоящей цены260 (lesio enormis).

Рескрипт является исключительным в римском

законодательстве домината. После Диоклетиана уже нет случаев его применения. Важность рескрипта заключается, прежде всего, в том, что он свидетельствует о намерении Диоклетиана поддержать в некоторой мере мелких и средних землевладельцев против крупных земельных магнатов, в практике которых скупка подешевке имений разорившихся землевладельцев была нередкой.

Диоклетиан боролся и с захватом чужих имений силой. В том же 293 году издан указ, разрешавший изгнанному из своего владения вернуться на родное место через год. В другом законе от 294 года он отказывает в защите тем, кто приобрел свои имения насильственным путем.

Диоклетиан пытался бороться также и с произволом кредиторов, разрешая должнику в случае отторжения участка возбудить дело по "lex Julia" о частном насилии.

В своей политике по отношению к рабам Диоклетиан ставил своей целью, как отмечает Е. М. Штаерман, "не озлоблять более

259 Новицкая Г. Т. Некоторые вопросы аграрной политики начала домината.
ВОИ, 1961, №4.

260 Там же.


привилегированных рабов"261. Он поощрял отпуск рабов на волю и даже издал закон, согласно которому раб, в течение двадцати лет живший как свободный, получал свободу автоматически. Диоклетиан запрещал продавать в рабство детей свободных людей, пытался ограничить произвол богатых и могущественных лиц, призывая судей решать дела справедливо, не обращая внимания на положение тяжущихся.

Всеми этими мерами Диоклетиан стремился стабилизировать внутренний мир в империи, привлечь на свою сторону как можно больше слоев населения, представить императорскую власть как защитницу интересов всех сословий, всех жителей городов и селений, всех народов Римской империи.

Надо отметить, что в немалой степени ему это удалось.

Созданная же Диоклетианом налоговая система оказалась весьма долговечной. На несколько столетий она пережила своего создателя, но став уже частью социально-экономической системы Восточноримской, Византийской империи. Как отметил Г. Г. Литаврин, "сложившаяся окончательно при Диоклетиане податная система, несмотря на частичные перемены, в целом на несколько веков осталась неизменной. Через каждые 15 лет проводилась новая имущественная опись населения с целью коррекции налоговых тягот, хотя практически местные чиновники учитывали имущественные (особенно благоприятные) изменения в хозяйствах подданных почти постоянно"262.

261 Ковалев С. И., Штаерман Е. М. Очерки истории древнего Рима. М., 1956. С.
301.

262 Раннефеодальные государства на Балканах. М., 1985. С. 25.


Таким образом, Диоклетиан может и должен считаться "отцом" налоговой системы и позднего Рима, и первых веков Византии.

Очень долговременные последствия имела и политика Диоклетиана, направленная на обеспечение регулярного сбора налогов с населения. По мысли основателя Домината, самым исправным налогоплательщиком мог быть только тот, кто постоянно находился на одном и том же месте. Отсюда именно с эпохи Диоклетиана начинается постепенное прикрепление значительной массы свободных людей к их месту жительства, к земле или ремеслу, чтобы обеспечить стабильное поступление в государственную казну налогов с населения263. Это явилось началом превращения граждан в закрепощенных налогоплательщиков264. По очень точному наблюдению Е. В. Федоровой, "Если в прежние века Рим жил за счет того, что грабил другие народы, то теперь он стал грабить самого себя; Римское государство встало на путь самопожирания: собирая налоги, правители не задумывались над тем, откуда возьмут налогоплательщики требуемые суммы, и чем строже взыскивались налоги, тем более истощались средства населения"265.

Думается, все же данное мнение более относимо к Западной, чем к Восточной части Римской империи, поскольку как раз там труд мелких свободных земельных собственников вытеснялся трудом колонов, арендаторов, лишенных права покидать свою землю в масштабах значительно больших. Кроме того, Восток был

263 Федорова Е. В. Люди императорского Рима. С. 266.

264 Там же. С. 267.

265 Там же. С. 266.


экономически много сильнее, потому "самоедство" новой налоговой системы на Западе было большим.

Важнейшим же в социальном плане здесь представляется то обстоятельство, что Диоклетиан "расширил юрисдикцию крупных землевладельцев над зависимыми людьми"266. Логическим завершением политики Диоклетиана в отношении колонов стал указ императора Константина от 30 октября 332 г.:

"Тот, у кого будет найден чужой колон, должен не только вернуть его к месту его происхождения, но и заплатить за него подушную подать за то время, которое колон у него находился. А самих колонов, которые вздумают бежать, заковать в кандалы, как находящихся в рабском положении, чтобы они были принуждены в наказание исполнять рабским способом обязанности, приличествующие свободным"267.

Здесь уместно привести слова российского историка И. М. Дьяконова: "Древность кончается не тогда, когда кончается рабская эксплуатация (она продолжается и в средневековой, и в капиталистической фазе, и в условиях так называемого развитого социализма). Древность заканчивается тогда, когда прекращается личная свобода"268.

Налоговая политика Диоклетиана, бывшая квинтэссенцией его социально-экономических преобразований, неизбежно вела к утрате свободы, именно личной свободы — экономических прав, возможности

266 Хафнер Г. Выдающиеся портреты античности. 337 портретов в слове и
образе. С. 128.

267 Цит. по книге Федоровой Е. В. Люди императорского Рима. С. 267.

268 Дьяконов И. М. Пути истории. М., 1994. С. 54.


свободного перемещения - у свободного населения Римской империи. С этой точки зрения эпоха Диоклетиана и есть конец античности и заря средневековья.


Эдикт о ценах

Особое внимание среди экономических производства мероприятий Диоклетиана занимает Edictum de pretiis rerum venalium -"Эдикт о ценах", изданный в 301 году.

Первоначально эдикт был известен по отдельным фрагментам подписей, найденных в течение XVIII - XIX веков в Египте, Карии и на островах Средиземного моря269. Лишь в 1973 г. при раскопках античного города Афродиаса в Малой Азии был обнаружен полный текст эдикта270.

"Эдикт о ценах" имеет большое значение для изучения экономического состояния Римской империи в конце III и начале IV века нашей эры и разнообразных местных производств271, - такую характеристику дал эдикту русский историк Архангельский.

Посредством этого эдикта Диоклетиан стремился, выправив рыночные цены, не только подавить инфляцию, но и строго регламентировать экономическую жизнь империи. Будучи человеком военным, Диоклетиан ценил достоинства воинской дисциплины и в данном случае попытался применить ее и в экономической жизни империи, при этом, похоже, весьма плохо представляя себе, с чем ему, собственно, предстоит столкнуться, ибо рынок с его колебаниями спроса и предложения, сложными механизмами, рассчитанными на

269 Русский пер. Фрагментов Edict'a дан во II т. Очерков истории древнего Рима
В. С. Сергеева. М., Соцгиз, 1938. С. 659 - 663.

270 Бокщанин А. Г. Источниковедение. С. 92.

271 Архангельский С. Указ Диоклетиана о таксах. С. 367.


обогащение одних и разорение других, менее всего был склонен (и так в истории будет всегда!) подчиняться дисциплине, пусть даже воинской.

Во вступлении к эдикту Диоклетиан приводит причины, побудившие его издать этот уникальный указ:

"Жители наших провинций! Забота об общем благе заставляет нас положить предел корыстолюбию тех, которые всегда стремятся божественную милость подчинить своей выгоде и задержать развитие общего благосостояния"272.

Особое беспокойство у Диоклетиана вызывало то обстоятельство, что очень сильно распространилось ростовщичество, от которого страдала даже армия. Желание оградить армию, основную опору режима, от произвола хищных ростовщиков явилось мерой, которая должна была не допустить какого-либо недовольства среди воинов существующим положением.

"Кто не знает враждебную общественному благу наглость, с которой в форме ростовщичества встречаются наши войска......ростовщики назначают цены на предлагаемые предметы не только в четырехкратном и восьмикратном размере, но и в таком размере, что никакими словами это нельзя выразить. Кто не знает, что иногда воины ценой почетного подарка и жалования приобретают один предмет? Кто не знает, что жертвы всего государства на содержание войск идут на пользу хищников-спекулянтов?"273

272 Эдикт Диоклетиана о ценах // Хрестоматия по истории Древнего мира. М.,


Эдикт устанавливал цены на все сельскохозяйственные и ремесленные товары. Закон регламентировал не только цены, но и заработную плату по специальности от сельского батрака до учителя и адвоката, оплату за перевозку грузов по морю и т. д.

Перечисление товаров в эдикте чрезвычайно детальное и можно сделать вывод о высокой степени дифференцированности производства. В эдикте упоминаются свыше 30 видов зерновых продуктов, 19 сортов вина, 12 сортов масла, 50 сортов мяса, 96 сортов рыбы, 116 видов льняных тканей.

Цены в эдикте были установлены произвольно, без учета специфики отдельных провинций. Действительно, как можно было регулировать одновременно цены на таких необъятных просторах, включавших и разные климатические пояса, разные природные условия от густых лесов Галлии до пустынь Мавритании и Аравии... Поэтому эдикт, несмотря на жесточайшие кары, нарушался и после ухода Диоклетиана от власти в 305 году был отменен.

Следует отметить, что проведение норм эдикта в жизнь осуществлялось в чрезвычайно суровой форме. Любые нарушения строго карались. Публичные казни нарушителей следовали одна за другой.

"Диоклетиан...пытался особым законом установить цены на все товары. Тогда по ничтожным поводам было пролито много крови: товары страха ради начали скрываться от продажи, дороговизна стала расти гораздо больше, чем ранее, пока, наконец, закон в силу самой необходимости, после гибели многих, был отменен"274.

274 Лактанций. Творения (О смерти гонителей), XI, 8.


(Idem cum variis imquitatibys immensam faceral caritatem legim pretiis rerum venalium statuere conatus. Tunc ob еxigua et vilia multus sanguis effusus nec venale quadquam metu apparebat et caritas multo deterius escarsit donec lex necessitate ipsa post multorum exitium solveretur).

"В обстановке натурализирующегося хозяйства, при условии, что государство было тогда не в состоянии взять на себя плановое регулирование производства, установление твердых цен могло привести только к росту спекуляции275. Впрочем, история XX века показала, что государство никогда не в состоянии взять на себя плановое регулирование производства, которое обеспечило бы экономически состоятельные твердые цены и упразднило бы спекуляцию. "Реальный социализм" XX в. десятилетиями наступал на те же грабли, что и Диоклетиан за шестнадцать с лишним столетий до него. Будем, однако, справедливы к основателю Домината. Он был человек военный и мыслил, естественно, только дисциплинарными категориями. Экономических теорий о рыночных отношениях в Римской империи не было, да и не могло быть.

Теодор Моммзен назвал эдикт Диоклетиана

"административным безумием" - gowermentaler Wahnsinn276.

Но немецкий историк Штаде начала XX века оценивал эдикт несколько иначе. Он доказывал, что регулирование цен имело определенные основания. В распоряжении правительства имелись огромнейшие запасы продуктов, поступавших как с императорских

275 Ковалев С. И. История Рима. Л., 1948. С. 698.

276 Mommsen Т. Uber das Edict Diokletians "De pretiis rerum venalium". Gesamm
Schriften. II, Berlin, 1905. S. 306.


поместий, так и в виде налогов: в ведении государства находились большие мастерские, которые выпускали множество ремесленных изделий, так что правительство могло выбрасывать на рынок определенное количество товаров и тем самым регулировать цены277. Запасов этих, однако, не хватило не только на всю империю, но и на отдельные провинции и эдикт не привел к желаемым для правителя результатам.

Делая краткий вывод, можно сказать, что попытка Диоклетиана пресечь произвол богачей путем регламентации цен не удалась. С рынков исчезли товары, а инфляция медных денег бесконтрольно продолжалась, достигнув астрономических размеров278.

В итоге можно сделать уверенный вывод, что первая в истории человечества грандиозная попытка тоталитарного регулирования экономики путем введения фиксированных цен на все без исключения товары на необъятных просторах Римской империи от Месопотамии до Британии, от Мавритании до Германии, от Нила до Придунавья закончилась полным крахом. Будучи человеком своей эпохи, Диоклетиан, конечно же, не мог понять, что экономика не может повиноваться его приказам так, как повинуются легионы своему полководцу. Впрочем, римский император здесь заслуживает куда меньших упреков, нежели вожди XX столетия, пытавшиеся управлять экономикой подобными же методами, при этом воображая, что опираются на самую передовую экономическую теорию.

277 Stade. Der Politiker Diokletian und die letzte grosse Christenvergfolgung. Berlin,
1926. S. 123.

278 Джонс А. Х. М. Гибель античного мира. С. 49.


Великий кризис III века, из которого Диоклетиан успешно
вывел Римскую империю, был во многом вызван тем обстоятельством,
что Рим к этому времени исчерпал возможности экстенсивного
развития путем успешных завоевательных войн, приобретения новых
провинций и увеличения в результате этого армии рабов в своей на
рабстве основанной экономике. Диоклетиан, перейдя к политике
прикрепления к земле колонов, свободных землевладельцев, начав
закрепощать и городское сословие, прежде всего ремесленные
корпорации, усилив налоговый гнет и одновременно пытаясь жестко
регулировать цены, предложил своего рода путь интенсификационного
развития Римской империи за счет мобилизации всех ее внутренних
ресурсов. И нельзя сказать, чтобы путь этот был так уж не успешен,
Пожалуй, единственный провал здесь - эдикт о ценах. Сама же
социально-экономическая система Диоклетиана - прикрепление

широких слоев сельского, городского сословий, новая налоговая система - оказалась замечательно живучей. Пережив гибель античной цивилизации она стала основой социально-экономического строя средневековой Византии.


ВОЕННАЯ РЕФОРМА ДИОКЛЕТИАНА

Преобразовательная деятельность великого реформатора Римской империи внесла решительные перемены в военную организацию Рима279. Столь значительных перемен римское войско не знало со времен Гая Мария, Августа и Септимия Севера. Первый, как известно, сделал римскую армию профессиональной, второй создал ее структуру эпохи Принципата, когда основные соединения, насчитывавшие по нескольку легионов, располагались в провинциях, преимущественно в пограничных областях, защищая рубежи империи. Там войска располагались в приграничных лагерях (castra) и крепостях (castella)280. При Септимии Севере (193 - 211 гг.) пограничные легионы окончательно теряют подвижность, обрастают хозяйством, более прочно прирастают к месту своего расположения. Воины получают разрешение вступать в брак, приобретать землю. Армия начинает на местах комплектоваться в первую очередь за счет тамошнего населения, что приводит к неизбежной варваризации римской армии281. Таким образом, армия эпохи Принципата была статичной, рассредоточенной в пограничных лагерях или укрепленных узлах вдоль пограничной полосы282. Когда какой-либо участок обороны границы

279 Van Berchem. L'armеe dе Diokletian еt la reforme constantinienne. Paris, 1952.
Pp. 5-6.

280 Донченко А. И., Высокий М. Ф., Харьков М. Л. Последние историки
великой империи. - Римские историки IV в. М., 1997. С. 303.

281 Birkley A. Septimus Sеvеrus. The African Emperor. New-York, 1972. Pp. 55 - 60.

282 Джонс A. X. М. Гибель античного мира. С. 297.


требовал подкрепления, туда отправлялись отряды численностью, как правило, в 1000 воинов из других легионов. Из войск, отведенных из провинций, формировались экспедиционные войска в случае военных действий283. Во внутренних областях провинций войск не было. Только в Италии стояли преторианские когорты.

Время великого кризиса Римской империи в III в. показало явную неэффективность такой системы. Пограничные легионы, обросшие имуществом, производственными подразделениями, наконец, семьями совершенно утратили главное достоинство всякой армии -мобильность и маневренность284. Важнейшее и печальнейшее последствие для римлян - неспособность такой армии успешно отражать стремительные нападения замечательно подвижных варварских племен. Эпоха "солдатских императоров" (235 - 284 гг.) продемонстрировала до конца еще одну опасность существования стабильных крупных воинских соединений: это была питательная среда, постоянно выдвигавшая множество претендентов на престол, всевозможных узурпаторов285. То, что было кратковременным явлением при переходе власти от Юлиев-Клавдиев к Флавиям (68 ~ 70 гг.) и от Антонинов к Северам (193 - 195 гг.) стало в III в. печально постоянным действом на протяжении десятилетий.

Важные структурные изменения произошли в римской армии еще при Галлиене, когда значительно была укреплена конница, дабы римляне могли успешно сражаться с персами и сарматами, в чьих войсках решающую роль всегда играла кавалерия. Появляются у

283 Там же.

284 Римские историки IV в. С. 303.


римлян части тяжелой конницы, закованной в латы, вооруженной длинными копьями и мечами на персидско-сарматский манер, именуемые катафрактариями и клибанариями. Создаются отдельные кавалерийские части - вексилларии - приравниваемые по силе к легионам. Старая легионная конница (promoti) также получила независимый статус, Вексилларии вкупе с пехотным легионом и составляли постоянно-полевое воинское соединение, могущее быть использованным для разрешения критических ситуаций286.

Диоклетиан в первую очередь постарался укрепить границы империи. Его безусловным достижением можно считать укрепление пограничных районов, осуществленное посредством строительства оснащенных узлов и дорог, а также за счет увеличения численности гарнизонов287.

Последствия этих мероприятий восхвалил в своем историческом труде Зосим:

"Когда Римская империя благодаря предусмотрительности Диоклетиана повсюду по крайним границам была окружена поселениями, крепостями и укреплениями, в них жили все войска, и не могло быть, чтобы варвары перешли границы, так всюду войска бросались навстречу врагам, чтобы их отразить"288.

Помимо укрепления пограничных войск, что, строго говоря, было мерой консервативной, ибо, насколько возможно улучшало старую систему обороны, Диоклетиан выступил в военной политике с рядом новаторских мер. Прежде всего, он начал создавать мобильные

286 Джонс А. X. М. Гибель античного мира. С. 297.

287 Там же. С. 298.

288 Зосим. 34.


части, так называемые comitatensis. Войска эти располагались в стратегически важных городах провинций и легко перебрасывались в нужные места289. Пограничные войска (limitanei) продолжа<


Поделиться с друзьями:

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Состав сооружений: решетки и песколовки: Решетки – это первое устройство в схеме очистных сооружений. Они представляют...

Семя – орган полового размножения и расселения растений: наружи у семян имеется плотный покров – кожура...



© cyberpedia.su 2017-2024 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.208 с.