Позиционные и комбинаторные изменения звуков в потоке речи — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Позиционные и комбинаторные изменения звуков в потоке речи



В потоке речи артикуляция, а, следовательно, и акустика звука подвергаются модификации, т.е. частичному изменению. Эти изменения всегда позиционные, но они разделяются на два вида: собственно позиционные и комбинаторно-позиционные.

1. Собственно-позиционные модификации:

1) Оглушение звонких согласных в конце слова (в немецком языке и в конце слога).

2) Редукция гласных.

Оглушение звонких согласных в конце слова типично для многих языков, для немецкого языка – также в конце слога (Absatz[´ápzats], русск.: абзáц).

Редукция гласных связана с ослаблением безударных слогов, т.е. гласные в безударной позиции произносятся менее отчетливо. Степень распространенности редукции в разных языках различна. Например, в грузинском, итальянском языках редукция вообще отсутствует. В испанском она проявляется слабо. Сильное проявление редукции в германских языках. В них безударные гласные крайне редуцированы.

Редукция может быть количественной, т.е. проявляться в сокращении длительности звука при сохранении качества. В немецком языке в открытом безударном слоге долгий гласный становится полудолгим (mó:to˙r–mo˙tó:rən).

При качественнойредукции меняется и качество, и количество звука. В русском языке три степени редукции: мал [мал], малыш [мΛлы´ш], малыши [мълышы]. В истории немецкого языка редукция проявилась в том, что существовавшие до концаXIв. конечные позиции имен существительных о, а, и, у вследствие редукции слились в один редуцированный звук е [ə]. Это получило большой резонанс на морфематическом уровне (закон межуровневой корреляции). Например, склонение существительных во множественном числе.

До XI в.: berga, bergo, bergum, berga – после: Berge, Berge, Bergen, Berge.

Формы редукции: 1) полная– исчезает один звук или целый слог (безударная позиция); если в конце слова – этоапокопа(Тань!), а если в середине –синкопа(Саныч)/

Редукция в разной степени проявилась в истории германских зыков. По степени усиления: мертвый готский (рунический), исландский, немецкий, английский (день – dagur–day–dag[dаγ]–Tag;onoma–namo,Name[ná:mə]–name[neim].

Последствия фонетической редукции очень велики. Почему? На конечные гласные часто приходятся грамматические показатели. Отпадение этих показателей ведет сначала к уменьшению словоформ в парадигме склонений/спряжений, затем функция различения грамматических значений переносится на другие уровни, а закончиться этот процесс может изменением типа языка. Язык может превратиться из синтетического в аналитический.



2. Комбинаторно-позиционные изменения в потоке речи.

Типы: аккомодация, ассимиляция, диссимиляция и дополнительные разновидности: метатеза, эпентеза, протеза, диэреза, гаплология.

Аккомодация(accomodatio– приспособление) – это изменение в артикуляции согласных под влиянием соседних гласных и гласных под влиянием согласных. Может бытьпрогрессивнойирегрессивной(,®). Пример регрессивной аккомодации в русском языке – лабиализация согласных под влиянием лабиализованных гласных. В английском языке в результате прогрессивной аккомодации произошел переход: [æ]®[о] послеw(cat–was[kæt]–[wоz]).

Ассимиляция– это влияние одних гласных на другие гласные и согласных на согласные. Это влияние в сторону сближения, уподобления одного звука другому. Может быть®и. Для русского языка характернаассимиляция по оглушению и озвончению (ло[ш]ка – ложечка, про[з']ба – просить). В немецком языке есть и®, иассимиляция, но только по оглушению (озвончения нет). В английском языке пример прогрессивной ассимиляции: -s:books, а в остальных случаях (после звонких и сонорных) – [z]. В результатеассимиляции в древнегерманских языках появился умлаут (переогласовка), например,sandjan–sendan–senden–send;gast–gasti–gaesti–gäste– гость – гости.

Ассимиляция может быть контактнойидистантной. Прогрессивная дистантная ассимиляция гласных имеет место в большинстве тюркских языков и в ряде финно-угорских. Это важнейший показатель данных семей, получивший название «гармонии гласных» –сингармонизм. Например, в турецком, узбекском, казахском языках суффикс множественного числа существительных –lar, если в корне есть –а или другие гласные непереднего ряда, а если другие гласные –ler. Например, в турецкомoda–odalar, еv– - еvlег; в казахскомara–aralar–aralarga– пилам, в киргизскомota–otalar– отец,ene–eneler– мать.

Диссимиляция– расподобление звуков. В целом этот тип встречается реже. В русском языке – в просторечии, в заимствованиях (февральfebruarius, тарелкаteller).



Метатеза– перестановка. Например, лат.silverster– рус. Селиверст; нем.Futteral– футляр; медведь – ведмедь.

Гаплология– из двух одинаковых слогов один исчезает, убирается: знаме(но)носец, траги(ко)медия.

Эпентеза– вставка звука, как правило, в середину слова. Например, какао – какава, срам – страм, Ларивон.

Протеза– вставка звука в начале слова при заимствовании или в просторечии. Например, осьм – восемь, острый – вострый; в тюркских языках скопление согласных не допускается, поэтому в словах при заимствовании добавляется «ы» – «ыстакан».

Диэреза– выпадение звуков в середине слова, обычно в спонтанной речи. Например, бывает – быват, говорю – грю, местность – месность.

Итак, два вида изменений (модификаций) звуков в потоке речи: 1) собственно позиционные изменения: оглушение звонких в конце слова, редукция гласных в безударной позиции и 2) позиционно-комбинаторные: аккомодация (взаимовлияние гласных и согласных), ассимиляция (гласные влияют на гласные, а согласные – на согласные) и диссимиляция. Особые случаи комбинаторно-позиционных изменений – метатеза (перестановка звуков), гаплология (опущение одного из одинаковых слогов), эпентеза (вставка звука в середине слова), протеза (вставка звука в начале слова), диэреза (выпадение звуков в середине слова).

Фонетическое членение речи. Слог, такт, фраза. Понятие сегментных и суперсегментных фонетических единиц. Интонация, типы интонаций, функции интонации. Ударение, разновидности ударения, его функции в языке. Редукция.

Речь фонетически представляет собой звуковой поток или цепь звучаний. Эта цепь распадается на соподчиненные звенья, являющиеся особыми, чисто фонетическими единицами языка, следующими друг за другом во времени.

Фонетические единицы речи как звенья речевой цепи – это 1) фразы, 2) такты, 3) слоги и 4) звуки. Таким образом, звуки речи употребляются не изолированно, а в условиях слогов, тактов и фраз.

1. Фраза – это самая крупная фонетическая единица; фразы разделяются в речевой цепи паузами, т. е. остановкой звучания, разрывающего звуковую цепь; во время пауз говорящий вдыхает воздух, необходимый для произнесения следующей фразы. Ни в коем случае нельзя отожествлять грамматическую единицу (предложение) и фонетическую (фразу), так как одна фраза может охватывать несколько предложений и предложение может распадаться на несколько фраз.

2. Фраза распадается на такты. Такт – это часть фразы (один или несколько слогов), объединенная одним ударением1. Такты, объединенные наиболее сильной точкой – ударным слогом, разграничиваются минимумом интенсивности, т. е. в тех отрезках звуковой цепи, где сила предыдущего ударного слога уже в прошлом, а усиление к последующему ударному слогу еще в будущем. В большинстве языков все знаменательные слова выделяются в отдельные такты, так как имеют свое ударение; слова незнаменательные, не имея своего ударения, примыкают спереди и сзади к слову, имеющему ударение, образуя с ним один такт. Примыкание спереди называется прокли2зой2, а само примкнувшее спереди безударное слово – прокли2тикой (например, на дому2, без шля2пы, три го2да, мой дя2дя, что он2, ты ходи2л), где безударные на, без, три, ты, мой, что, ты – проклитики. Примыкание сзади называется энкли2зой3, а само примкнувшее сзади безударное слово – энкли2тикой (например, ви2дел ли, ходи2л бы, кто2-то, кто2 это, что2 он, на2 дом, где ли, был, то, это, он, дом – энклитики).

3. Такты распадаются на слоги. Слог – это часть такта, состоящая из одного или нескольких звуков; при этом не все звуки могут образовать слог, т. е. быть слоговыми (или слогообразующими). Для этого не годятся в составе слов звуки мгновенные, т. е. взрывные и аффрикаты1. Длительные могут быть слоговыми по степени сонорности, в первую очередь максимально сонорные – гласные, во вторую – сонорные согласные и, наконец, фрикативные, ср. русское перст, где слоговоее, сербское прст, где слоговое р, и французское pst!, где слоговое s2. В таких языках, как сербский, слоговые согласные – особые единицы (сербск. прст – «палец», срп – «серб» и т. п.).

4. Слоги разделяются на звуки. Таким образом, с точки зрения данной классификации звук речи – это часть слога, произнесенная за одну артикуляцию, т. е. с наличием одной экскурсии и одной рекурсии; если же экскурсий и рекурсий будет более чем по одной, то это уже не одна артикуляция, а следовательно, и не один звук, а звукосочетание; например, в русском [ц] один звук, где в экскурсии смычка, а в рекурсии мгновенный выход в щель с фрикацией, а [тс] – звукосочетание, где две экскурсии и две рекурсии (для [т] и для [с]); ср. произносящиеся по-разному две фамилии: Коц и Котс (а также кот-с).

Обычно словесное ударение заключается в том, что в слове (или же в группе, состоящей из знаменательного слова и одного или нескольких служебных) с помощью тех или иных звуковых средств подчеркивается один вполне определенный слог, а иногда — в мень- шей мере — еще и другой или другие слоги. Так, ударный слог может произноситься с большей интенсивностью — так называемое динамическое , или силовое, ударе- ние 1 . Он может удлиняться (чаще за счет своего гласного) — кван- титативное, или кол ичественное , ударение. Он может выде- ляться повышением или понижением тона — музыкальное , или тоническое, ударение. В ряде языков наблюдается также каче- ственное ударение — особое качество звуков, составляющих ударный слог.

В многосложных словах особенно отчетливо выступает та функ- ция ударения, которую Н. С. Трубецкой называл «вершннообразу- ющей» («кульминативной»). Ударный слог как бы составляет вершину слова, а безударные слоги примыкают к этой вершине. В отрезке связной речи, состоящем из подобных слов, количество вершин ука- зывает нам, сколько слов содержится в этом отрезке. Например: «Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя» — 7 ударений и 7 слов. Но такую же картину дают и односложные слова, несущие ударение: в приведенном выше примере «Тут брат взял нож» — 4 ударения и 4 слова. Можно сказать, что ударение и в односложном, и в многосложном слове выступает как признак слова, показатель его «отдельности», его некоторой самостоятельности в ряду соседних слов. Таким образом, «вершинообразующая» функция ударения есть частный случай более общей функции, которую можно назвать с л о воформир . ующей . Ударение — такой же обязательный элеме1ттзвукбвого облика данного слова, как и определенный фонемный состав. Отмечено, что опознание слова, особенно в затрудненных условиях общения, в первую очередь зависит от правильного восприятия ударного слога.

§ 80. Словесное ударение может быть свободным (разномест- ным) или связанным (фиксированным, одноместным). 1. Свободным называется ударение в тех языках, в которых оно может стоять па любых (начальных, серединных, конечных) слогах ак- центного слова, как это мы видим в русском языке.

Свободное ударение может быть неподвижным при обра- зовании форм слова и производных слов или подвижным . Неподвижное ударение имеем, например, в слове горох: ср. горох, гороха, гороху и т. д., также горошина, горошек, гороховый, огоро- шить — везде ударение падает на один и тот же слог -рох- или -рд-. Неподвижное ударение определенным образом характеризует не только данную словоформу, но и данную корневую морфему: в слове горох и его производных оно неизменно падает на второй слог корня. Ударение является в подобных случаях такой же четкой и харак- терной приметой данной корневой морфемы, как и фонемный состав ее экспонента. Подвижное ударение имеем в слове борода: ср. бороды, бороде... побороду, бороды... и, наконец, бород (ср. и производное бородка). Подвижность ударения наблюдается в языках со свободным ударением там, где ударение так или иначе характеризует определенные некор- невые морфемы (окончания, суффиксы, приставки), определенные грамматические формы и словообразовательные типы.

Связанным (фиксированным) называется словесное ударение в тех языках, в которых оно всегда (или почти всегда) падает на один определенный по порядку слог слова, например: только на началь- ный, только на конечный, только на предпоследний слог и т. д. На- чальное ударение имеем в финно-угорских языках, а из индоевропей- ских— в латышском, чешском, словацком.

Нетрудно заметить, что в языках со связанным ударением место ударения не зависит от морфемного состава слова, а определяется по отношению к границе слова (начальной или конечной) и, следовательно, служит если не показателем точного места этой границы, то во всяком случае показателем ее близости. В этих языках на общую словоформирующую функцию ударения дополнительно наслаивается словоразграничивающая (делимитативная, или функция «пограничного сигнала»)

Понятие «фразовая интонация» (или просто «интонация») охватывает все просодические явления, наблюдаемые в рамках син- таксических единиц — словосочетания и предложения (в том числе и однословного предложения). Важнейший компонент интонации — мелодика , т. е. движение основного тона голоса (повышение и понижение), создающее тональный контур высказывания и его частей и таким образом связывающее и членящее нашу речь. Так, су- щественное понижение тона указывает на завершенность сообщения или какой-то его относительно самостоятельной части. Напротив, повышение говорит о незаконченности мысли, о том, что надо ждать продолжения, или — при другом мелодическом рисунке — о том, что это вопрос, а не утверждение и т. д. Мелодика и особенно второй важный компонент интонации — интенсивность используются для подчеркивания каких-то частей высказывания. Так, в понятие интонации входит ф р а з о вое ударение. Его нейтральную разновидность Л. В. Щерба называет синтагматическим ударением и рассматривает как средство фонетической организации синтагм. Синтагма же понимается как единица изменчивая, речевая, «...кратчайший отрезок речи.., который в данном контексте и в данной ситуации соответствует единому понятию» 1 . Синтагма — сравнительно небольшая группа слов,объединенных соседством в речевой цепи и тесной смысловой связью. В русском тексте синтагматическое ударение состоит в том, что по- следнее слово синтагмы (если оно не является служебным словом, неспособным иметь собственное словесное ударение) подчеркивается больше, чем другие. Так, предложение «Что вы делали вчера вечером?» наиболее привычно распадется на две синтагмы (границы их обозна- чим вертикальной чертой, а слово, получающее синтагматическое уда- рение, выделим курсивом): «Что вы делали | вчера вечеромЪ Ср. и в ответе: «Читал новую книгу, | которую мне дали | на один день». Во всех этих случаях синтагматическое ударение может рассматриваться как установление некоторой градации между словесными ударениями. Во французском тексте все слова синтагмы, кроме последнего, вообще теряют свое словесное ударение. Логическое ударение наблюдается в тех случаях, когда содержание речи требует особого выделения каких-то частей выска- зывания. Это ударение часто рассматривается как отступление от привычных норм синтагматического ударения. Так, в предложении «Его новая книга понравилась мне меньше, чем первая», хотя на конце первой синтагмы стоит слово книга, мы больше выделим не его, а другое слово — новая и тем самым сделаем более выпуклым выраженное здесь противопоставление: новая — первая. В других случаях логическое ударение, напротив, еще больше подчеркивает слово, которое и без того должно быть выделено синтагматическим ударением. Ср.: «Это не новая книга, а всего лишь новая статья!» Отметим, что логическое ударение способно даже нарушать нормы словесного ударения. Ср. обычное словесное ударение: до еды и ло- гическое: «до еды или после еды?» Третий компонент интонации — темп речи, ее замедление и ускорение. Замедлением темпа выделяются более важные слова в высказывании (разновидность логического ударения) или слова, наиболее значимые эмоционально (так называемое эмфатическое, или эмоционально-экспрессивное, ударение). В русском языке в случае положительных эмоций происходит особое удлинение (растя- гивание) ударного гласного, а иногда и всего выделяемого слова («Он замеча-ательный человек!»); в случае эмоций отрицательных (гнев, угроза и т. д.) более типично удлинение начального согласного слова (н-негодяй!) или начального согласного ударного слога (негод-дяй!). С убыстрением темпа обычно произносятся менее важные части вы- сказывания. Важными компонентами интонации являются также п а у з и р о-в а н и е, т. е. расстановка пауз и их градация по степени длительности, и, наконец, тс тембровые особенности, которые связаны с выражением общей эмоциональной настроенности нашей речи (на- пример, то, что называют «металл в голосе»)

13. Фонема и ее функции в языке. История выделения фонемы. Основные положения МФШ. Ленинградская фонологическая школа: особенности понимания фонемы, функции фонемы и варианта фонемы.

Основные функции фонемы.

Перцептивная (лат. perceptio – воспринимать) функция фонемы предполагает ее способность быть воспринятой слухом, т.е. отождествляться. Так, корень в формах местоимения мой, моя, моего один и тот же, т.к. он имеет одно и то же значение и одинаковый фонемный состав, при этом каждая фонема представлена различными позиционно чередующимися звуками, в том числе и нулем звука: мой – <моj-ø> и [мо˙ṷ ], моя – <моj-а> и [мΛja], моего – <моj-ово> и [мъи э в˚о]).

Сигнификативная (лат. significāre – обозначать) – способность различать морфемы и слова, т.е. смыслоразличительная функция Например, согласные фонемы <к>, <т>, <м>, <л>, <в>, <р> различают слова кот – тот – мот – лот – вот – рот; гласные <о>, <э>, <а>, <у>, <и>, <ы>, <а> – слова мол – мел – мал – мул – мил – мыл – мял и т.п

Моско́вская фонологи́ческая шко́ла (МФШ) — одно из направлений в современной фонологии, возникших на основе учения И. А. Бодуэна де Куртенэ[1] о фонеме (наряду с Ленинградской фонологической школой (ЛФШ), основанной Л. В. Щербой).

Возникновение школы связано с именами таких советских лингвистов, как Р. И. Аванесов, В. Н. Сидоров, А. А. Реформатский.

Важнейшее положение школы — необходимость применения морфологического критерия (обращения к морфемному членению) при определении фонемного состава языка. Идеи МФШ нашли применение в первую очередь в теории письма: в графике, орфографии, создании алфавитов, практической транскрипции и транслитерации, а также в исторической фонетике, диалектологии, лингвистической географии и преподавании неродного языка[3].

Согласно учению МФШ, фонема осуществляет две основных функции:

• перцептивную — способствовать отождествлению значимых единиц языка — слов и морфем;

• сигнификативную — способствовать различению значимых единиц.

 





Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.009 с.