Организация молекул бактериальных токсинов — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация молекул бактериальных токсинов



Токсины бактерий представляют собой либо отдельные белки, либо олигомерные белковые комплексы, организованные в А–В-структуры. Такая структура молекулы токсина предполагает наличие двух компонентов: А- и В-субъединиц, поэтому их еще называют бинарными. А-субъединица обладает энзиматической (токсической) активностью в клетке. В-субъединица доставляет А-субъединицу в клетку-мишень. В-субъединица состоит из двух функциональных доменов: рецептор-связывающего домена, определяющего тропизм молекулы токсина к определенным клеткам; и транслокационного домена, доставляющего А-субъединицу через липидный бислой, либо на плазматическую мембрану или в эндосому клетки-мишени. Структура В-доменов тесно связана со структурой рецепторов-мишеней, с которыми взаимодействует токсин. А-субъединицы более консервативны, чем В-субъединицы, особенно в участках, критических для проявления их ферментативной активности [20] (рис. 1).

Рис. 1. Схематическая структура бактериальных токсинов. Дифтерийный токсин представляет собой полипептидную цепь из 535 аминокислот и состоит из энзиматического домена А (аминокислотные последовательности 1–193) и связывающего домена B (аминокислотные последовательности 482–535). Транслокационный или трансмембранный домен T расположен между ними. Токсин Pseudomonas представляет собой отдельную белковую цепь из 613 аминокислот, включающую три фунциональных домена. Домены Ia (аминокислотные последовательности 1–252) и Ib (аминокислотные последовательности 365–399) представляют собой связывающий домен; домен II (аминокислотные последовательности 253–364) — транслокационный домен; домен III (аминокислотные последовательности 400–613) включает АДФ-рибозилирующий фермент (ADP ribosylating enzyme), вызывающий гибель клетки путем инактивации в цитозоле фактора элонгации 2 (EF2). Домен Ib отделен от доменов II и III. По [22].

Кроме взаимодействия с рецептором клетки-мишени, по мнению Ю.В. Вертиева [3], В-субъединица имеет еще одну важную функцию — предохранителя, предотвращающего «случайный выстрел». Она экранирует ферментативную субъединицу, исключая случайное ее взаимодействие с субстратом в собственной клетке и за пределами клетки-мишени. Активация токсической субъединицы происходит после протеолитического расщепление В-субъединицы (В-прекурсора), наступающего после ее взаимодействия с клеткой-мишенью (рис. 2).

Частным случаем А-В-структур являются трехкомпонентные токсины со структурой типа A1-B-A2, где В — субъединица, участвующая в связывании токсина с рецептором; А1 и А2 — субъединицы, проявляющие различную энзиматическую (токсическую) активность в клетке хозяина. Трехкомпонентные токсины используют общую В-субъединицу, обеспечивающую ферментативным субъединицам единый механизм проникновения в цитозоль. Такая организация молекулы необходима для проявления синергидного эффекта токсического действия ферментативных субъединиц [5]. Наиболее изученным токсином данного типа является сибиреязвенный.



Наличие А- и В-субъединиц (доменов) в структурах молекул подавляющего большинства белковых токсинов бактерий свидетельствует о том, что они, как правило, являются крупными функциональными белковыми агрегатами. Эволюционно образование таких агрегатов стало возможным путем объединения двух или более белков в результате как нековалентных взаимодействий (сибиреязвенный, коклюшный и другие токсины), так и путем образования ковалентной связи между ними (ботулинический и столбнячный токсины). В свою очередь отдельные субъединицы токсинов так же состоят из некогда различных белков, объединенных в пептид, проявляющий несколько активностей сразу. Например, тяжелые цепи ботулинического и столбнячного токсинов содержат два домена — регион, необходимый для транслокации токсина; и регион, необходимый для связывания с клеткой. Белки такого типа образуются слиянием соответствующих генов в один ген, кодирующий большую полипептидную цепь. Для бактериальных токсинов характерно сходство их субъединиц на молекулярном и макромолекулярном уровнях. Оказалось, что хотя холерный токсин и относящийся к его семейству температуролабильный энтеротоксин кишечной палочки (LT-токсин) имеют по пять идентичных В-субъединиц, а коклюшный токсин имеет четыре различных В-субъединицы, но две из В-субъединиц коклюшного токсина свертываются аналогично В-субъединичным пентамерам семейств холерного токсина и шига-токсина [18].



Рис. 2. Механизм клеточной интоксикации бинарными токсинами Clostridium и Bacillus. Связыванию с клеткой B-прекурсоров предшествует их активация через протеолитическое расщепление непосредственно на поверхности клетки. Расщепление фурином (сериновая протеаза) протективного антигена (PA83) B. anthracis в межклеточной жидкости является своего рода уникальным случаем, так как другие B-прекурсоры активируются только после связывания с поверхностью клетки. Активированные В-субъединицы токсинов взаимодействуют со специфическим рецептором на поверхности клетки либо уже сформировавшимся кольцевым гептамером, либо мономерами, формирующими гептамеры в последующем. Ферментативная А-субъединица погружается в клетку вместе с гептамером и комплекс «рецептор-голотоксин» захватывается ранними эндосомами через рецепторопосредованный эндоцитоз. Внутренняя среда этих вакуолей затем закисляется АТФазами, что индуцирует конформационные изменения В-гептамера и последующую его вставку в эндосомальную мембрану с формированием канала. Через него А-субъединица транспортируется в цитозоль. По [10].

Сходство обнаружено как между ферментативными субъединицами токсинов бактерий, так и ферментами эукариотов. По крайней мере пять АДФ-рибозилирующих токсинов (коклюшный, холерный и дифтерийный токсины, LT-токсин кишечной палочки и экзотоксин А псевдомонад) имеют общий НАД-связывающий сайт [18]. Участок протяженностью в 100 аминокислот ферментативного домена CNF1 (цитотоксический некротизирующий фактор первого типа), гомологичен участку ферментативного домена дермонекротического токсина бордетелл. Оба одинаковых участка выполняют одинаковую функцию — активируют Rho (субсемейство маленьких ГТФ-связывающих белков, участвующих в модификации регуляторов актина цитоскелета) и являются активными сайтами токсинов [24]. Отечный фактор сибиреязвенного микроба представляет собой аденилатциклазу, которая не только по кинетическим, но и по антигенным свойствам имеет сходство с действующей на ту же мишень кальмодулинзависимой аденилатциклазой эукариотических клеток [23, 32]. Сходство между А- и В-субъединицами токсинов различных бактерий, между ними и различными белками вирусов или эукариотических организмов, выполняющих сходную функцию, скорее является проявлением конвергентной гомологии молекул, подвергавшихся однонаправленному действию естественного отбора, чем свидетельством их общего происхождения [5].

Ю.В. Вертиев [3] обратил внимание ученых на то, что бактериальные токсины, интерфероны, бактериоцины и гормоны обнаруживают сходство в отношении целого ряда важных свойств: 1) синтезируются одним типом клеток, в то время как воздействуют на другие типы клеток; 2) действуют на клетки в чрезвычайно низкой концентрации (10-11–10-14 М); 3) обладают сходной молекулярной организацией: т.е. состоят как минимум из двух функционально и структурно различных белков (доменов) — энзиматического и рецепторного; 4) имеют сходные звенья молекулярного механизма действия (связывание с рецепторами, активация, транслокация внутрь клетки и модификация клеточных мишеней); 5) обнаруживают сходную кинетику биологического эффекта — одноударный эффект; 6) все эти вещества токсичны.

Двухкомпонентный состав и одноударность действия бактериальных токсинов можно объяснить, сделав предположение, что способность синтезировать токсины позволяла бактерии реализовывать какую-то сигнальную функцию1 в их экосистемах, сформировавшихся еще до появления сложных многоклеточных организмов с дифференцированными тканями (высшие растения, хордовые). Преимущество такой структуры для передачи сигналов в том, что при ее распространении из центра, сигнал не ослабляется на большом расстоянии. Если бы передача сигнала осуществлялась структурами, не способными к лиганд-специфическому взаимодействию, то сигнал ослабевал бы по мере диффузии сигнальных молекул. Отсюда, как следствие, способность воздействовать на другие типы клеток в чрезвычайно низких концентрациях.

Характеристика бактериальных токсинов*

Микроорганизм / Токсин Механизм действия Мишень Болезнь Участие токсина в болезни LD50 на кг
ПОВРЕЖДАЮЩИЕ МЕМБРАНЫ
Aeromonas hydrophila / Аэролизин Пороформирующий Гликопротеин Диарея (да) ~7 мкг (м)
Clostridium perfringens / Перфринголизин O То же Холестерин Газовая гангрена ?
Escherichia coli / Гемолизинd То же Плазматическая мембрана Инфекция уринарного тракта (да)
Listeria monocytogenes / Листериолизин О То же Холестерин Системные пищевые инфекции, менингиты (да) 3–12 мкг (м)
Staphylococcus aureus / Альфа-токсин То же Плазматическая мембрана Абсцессыо (да) 40–60 нг (м)
Staphylococcus pneumoniae / Пневмолизин То же Холестерин Пневмонияо (да) ~1,5 мкг (к)
Streptococcus pyogenes / Стрептолизин О То же Холестерин Стрептококовая ангина, скарлатинао ? ~8 мкг (м) 1–2 мкг (к)
ИНГИБИТОРЫ БЕЛКОВОГО СИНТЕЗА
Сorynebacterium diphtheriae / Дифтерийный токсин АDФ-рибозилтрансфереза Фактор элонгации 2 Дифтерия Да ~1,6 мкг (м 100 нг (ч)
E. coli, Shigella dysenteriae / Шига-токсин N-гликозидаза 28S pPHK Геморрагический колит, гемолитический уремический синдром Да
Pseudomonas aeruginosa / Экзотоксин А ADФ-рибозилтрансфераза Фактор элонгации 2 Пневмонияо (да) ~3 мкг (м)
АКТИВАЦИЯ ПУТЕЙ ВТОРИЧНЫХ МЕССЕНДЖЕРОВ
E. coli: Цитотоксический никротизирующий фактор Деамидаза RhoG-белки Инфекция уринарного тракта ?
Термолабильный токсин АДФ-рибозилтрансфераза G-белки Диарея Да
Температурно стабильный токсинd Стимуляция гуанилатциклазы Гуанилатциклазный рецептор То же Да
Цитолетальный растягивающий токсинd Блокирование G2 Неизвестна То же (Да)
EAST ST-подобный? Неизвестна То же ?
Bacillus anthracis / Отечный фактор Аденилатциклаза АТФ Сибирская язва Да
Bordetella pertussis / Коклюшный токсин АДФ-рибозилтрансфераза G-белки Коклюш Да 21 мкг (м)
Дермонекротический токсин Деамидаза RhoG-белки Риниты (Да)
Clostridium botulinum / C2-токсин АДФ-рибозилтрансфераза Мономерный G-актин Ботулизм ?
C. botulinim / C3 токсин То же RhoG-белок Ботулизм ?
Clostridium difficile / Токсин А Гликозилтрансфераза RhoG-белок(и) Диарея / PC (Да)
Токсин В То же То же То же ?
Vibrio cholerae / Холерный токсин АДФ-рибозилтрансфераза G-белок(и) Холера Да ~250 мкг (м)
АКТИВАТОРЫ ИММУННОГО ОТВЕТА
S. aureus / Энтеротоксины Суперантиген TCR и MHC II Пищевое отравление Да 20–50 мкг (о)
Эксфолиативный токсин Суперантиген (и сериновая протеаза?) То же Синдром шелушения кожи Да
S. pyogenes / Пирогенный экзотоксин То же То же Скарлатина/синдром токсического шокао Да 3–6 мг (м)
Токсин синдрома токсического шока Суперантиген То же Синдром токсического шока Да
ПРОТЕАЗЫ
B. anthracis / Летальный фактор Металлопротеаза MAPKK1/MAPKK2 Сибирская язва Да <11–4 мкг (м)
C. botulinum / Нейротоксины А-С Цинк-металлопротеазы VAMP/синаптобревин, SNAP-25, синтаксин Ботулизм Да 0,5–1,2 нг (м)
Clostridium tetani / Столбнячный токсин То же VAMP / синаптобревин Столбняк Да ~1 нг (м)

Примечание:
Да — строго доказанная связь между токсином и болезнью; (Да) — роль в патогенезе была показана на животных моделях или клеточ- ных культурах; ? — неизвестно; с — другие болезни также ассоциированы с этим организмом; d — токсин продуцируется и другими семействами бактерий; (м) — мышь; (к) — кролик; (ч) — человек; (о) — обезьяны.
* По [20].

Рис. 3. Сопоставление механизма действия бактериальных токсинов разных групп. А. Повреждение клеточных мембран альфа-токсином S. aureus. После связывания и олигомеризации, ножка похожего на шампиньон гептамера альфа-токсина вставляется в клетку-мишень и вызывает приток, или наоборот, отток из клетки ионов (обозначены как темные и светлые кружки, соответственно). Б. Ингибирование белкового синтеза клетки шига-токсином (Stx). Голотоксин, который состоит из энзиматически активной субъединицы (А) и пяти связывающих субъединиц (B), входит в клетку через глоботриазилцерамидный рецептор (Gb). Затем А-субъединица, обладающая N-гликозидной активностью, отсекает аденозиновый остаток с 28S рибосомальной РНК, что останавливает белковый синтез. В. Примеры бактериальных токсинов, активирующих пути вторичных мессенджеров. Связывание термостабильного энтеротоксина (ST) с рецептором гуанилатциклазы приводит к увеличению количества цГМФ, который обращает в обратную сторону ток электролитов. Посредством АДФ-рибозилирования или гликозилирования (соответственно), экзоэнзим С3 C. botulinum и токсины A (CdA) и В (CdB) C. difficile, инактивируют небольшие Rho ГТФ-связывающие белки. Цитотоксический некротизирующий фактор (CNF) E. coli и дермонекротический токсин (DNT) бактерий рода Bordetella, активируют Rho через дезаминирование. Для всех токсинов характерна «мультидоменная» структура. Это означает, что разные их части состоят из некогда отдельных глобулярных белков, объединенных естественным отбором в ходе эволюции. По [20].

Механизм действия и сроки появления наиболее изученных токсинов также свидетельствуют в пользу гипотезы выполнения ими сигнальной функции еще в одноклеточных экосистемах. Например, токсины B. anthracis действуют на организм человека опосредованно, через эволюционных потомков простейших — макрофаги. Когда у мышей удаляли макрофаги, они приобретали устойчивость к сибиреязвенному токсину. Альвеолярные макрофаги, подвергнутые действию летального токсина, не утрачивают способности поглощать споры возбудителя сибирской язвы, однако в значительной мере теряют способность освобождаться от них [5]. Анализ молчащих замещений нуклеотидных последовательностей генов холерного, LT- и ST-токсинов кишечной палочки показал, что эти гены дивергировали не менее чем 130 млн лет назад — в эпоху расцвета пресмыкающихся [3]. И уже в знакомом нам «виде» они пережили не только их вымирание, но и расцвет млекопитающих в миоцене, и их массовое вымирание в конце плиоцена.

Появление же прототипного холерного токсина теряется где-то в глубине геологического времени. А ведь до сих пор возбудитель холеры считается врачами антропонозом [7]. О древности известных бактериальных токсинов говорит удивительно точная «пригнанность» их структур к выполняемой ими функции. Даже одиночные замены в S1-субъединице коклюшного токсина снижают ее ферментативную активность и токсичность в 1000 раз, множественные — в 106 раз. Одновременно резко снижается ее иммуногенность [28], нарушается пространственная структура и способность взаимодействовать с олигомером [27].






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.