ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДОМИНАНТНОСТИ В ИСТИННОМ СВЕТЕ — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДОМИНАНТНОСТИ В ИСТИННОМ СВЕТЕ



 

Должна признаться, что я бы предпочла вообще не касаться темы социального статуса, потому что она стала яблоком раздора и средоточием кипящих эмоций в среде тренеров собак, так что я могу заслужить некий эквивалент коррекции при помощи злектроошейника за то, что все-таки ее затрагиваю. Вместо того чтобы рассматривать всю концепцию социального статуса, фокус в тренировке собак пал на «доминантность», и, к несчастью для наших собак, доминантность часто приравнивалась к агрессии. Это разные вещи, но склонность путать доминантность с агрессией настолько распространена, что в некоторых кругах все разговоры о доминантности считаются политически некорректными. Некоторые остепененные зоопсихологи, ветеринары с зоопсихологическим уклоном и тренеры даже против использования термина доминантность. На одной из наших профессиональных встреч это слово получило такой эмоциональный окрас, что мы с Уэйном Хунтхаузеном, ветеринаром с зоопсихологическим уклоном, начали в шутку называть этот термин «понятием, ранее относимым к доминантности». Мои симпатии на стороне тех, кто против использования этого слова, я, на самом деле, тоже против. Этот термин настолько часто неправильно употреблялся, что есть соблазн совсем исключить его из нашего словаря.

Но мы не можем игнорировать тот факт, что люди и собаки произошли от животных, живущих в тщательно организованной социальной системе. Наши взаимоотношения с собаками выиграют в наибольшей степени, если мы попытаемся понять, как эти социальные системы организованы у обоих биологических видов, и затем установим, как это знание может повлиять на наше поведение в отношении собак.

Чтобы получить некоторое представление об этой сложной теме, полезно взглянуть на то, как представители различных биологических видов обращаются друг с другом. Уместно начать с наших ближайших родственников: шимпанзе и бонобо. В обществе шимпанзе масса социальной энергии расходуется на проблему ранга, особенно у самцов. В этом коллективе доминируют самцы, и высокостатусные самцы обладают большей социальной свободой, чем самки. Альфа-самцы шимпанзе имеют доступ к лучшей еде и могут вступать в половые отношения с самками, когда вероятность забеременеть у тех наиболее сильна[44]. Высокостатусные самцы получают больше внимания и груминга, чем другие, им уступают дорогу при передвижении. Низкостатусные члены стаи приветствуют их, выражая свое подчинение жестами, которые все мы немедленно бы распознали. Низкостатусный шимпанзе может протянуть руку, склониться к земле, покорно согнуться, опустить вниз голову или предъявить свои гениталии.



Статус у самцов шимпанзе особенно интересен, поскольку основан на формировании коалиций, в которых ни один из самцов не может достичь власти и удержать ее без группы поддерживающих самцов. В своей книге “Chimpanzee Politics” Франс де Вааль описывает нового, восходящего к власти самца, которого травили другие, еще не полностью признавшие его лидерство. Группа напала на него (у шимпанзе огромные зубы, и животные могут сильно поранить друг друга), и он скрылся на верхушке дерева, где сидел, крича и гримасничая от страха. Самая старая и высокостатусная самка взобралась на дерево, поцеловала беглеца, сопроводила его вниз и оставалась рядом с ним, показывая, что признает его положение. В конце концов, он получил власть над группой, но только при поддержке активной коалиции самцов и последующих вмешательств пожилых самок. Последние играют в группе крайне важную посредническую роль в конфликтах между самцами. Во многих случаях пожилая самка способствует примирению двух соперничающих самцов, успокаивая одного из них поцелуями и грумингом, а затем берет его за руку и сажает рядом с соперником. Она будет сидеть между ними, пока напряжение не спадет настолько, что она сможет покинуть конфликтовавших, чтобы позволить им общаться друг с другом непосредственно. Эта роль самок в поддержке определенных самцов и примирении соперников — распространенное явление в группах шимпанзе (звучит знакомо?).

Бонобо также сосредотачивают массу энергии на социальном статусе, но отличаются от шимпанзе двумя важными моментами. Шимпанзе часто применяют демонстрацию угрозы, то и дело раскачивая ветки деревьев, крича, топая ногами и всерьез вступая в драки, когда борются за власть. Шекспир предпочел бы шимпанзе, но телеканал «Плейбой» выбрал бы бонобо. Вы не так часто видите сюжеты о бонобо в передачах о природе, как сюжеты о шимпанзе, отчасти потому, что бонобо не считаются подходящими героями для передач американской телевизионной сети, выходящих в эфир в прайм-тайм. В отличие от шимпанзе, бонобо улаживают конфликты при помощи секса[45]. Будучи видом, который придерживается принципа «секс для всех в любой момент», бонобо вступают в половые сношения друг с другом так же свободно, как мы пожимаем руки (разве что они, как и мы, избегают инцеста). Они занимаются гетеросексуальным сексом, гомосексуальным сексом, фронтальным сексом, оральным сексом и сексом в обмен на яблоко. И это еще только до завтрака. Бонобо олицетворяют лозунг «Лучше любовь, чем война», поскольку разрешают социальные трения и конфликты с помощью секса, а не угроз и агрессии (в иные моменты, когда я поражаюсь свойствам нашего собственного вида — а мне это свойственно большую часть времени — я спрашиваю себя: не соединяем ли мы в себе крайности бонобо и шимпанзе — готовые к агрессии, если нам угрожают, но помешанные на сексе?). Подобно шимпанзе, бонобо свойственно выраженное чувство социальной иерархии, но у них главенствуют самки, а не самцы.



Эта концентрация на социальном ранге не исчерпывается приматами[46]. Она обнаруживается у значительного числа видов, которым свойственна внутренняя конкуренция за ресурсы. Осы, гиены, даже мои собственное овцы — все имеют очевидного лидера и социальную иерархию[47]. Моя Харриет — старая мудрая овца, прямо как из фильма про поросенка Бейба, и она принимает все решения о том, когда и куда переместиться отаре. Коровы тоже имеют иерархию, это выяснили многие новички в молочном животноводстве, когда пытались загнать коров в хлев в «неправильном» порядке. Коровы сами решают, кто из них идет первой, и мудрый фермер, понимая важность социальных коровьих соглашений, оставляет им право поступать на их усмотрение. Овцы и коровы обращают так много внимания на то, кто есть кто, что собаки на хердинге могут определить лидера за несколько секунд, даже если они никогда раньше не видели эту отару овец. Когда опытный бордер-колли бежит по большому кругу, чтобы зайти к овцам с тыла, он поворачивает голову каждые несколько секунд, чтобы взглянуть на стадо. Хендлеры бордер-колли (включая меня) считают, что собаки проверяют реакцию овец на свои перемещения и смотрят, определяя, какая из овец является лидером. Это та овца, на которой собака должна сконцентрироваться, когда начнет загонять стадо, поскольку она единственная обладает властью решать, когда и куда будет перемещаться ее группа.

Некоторые собаки настолько концентрируются на лидере, что пробегают прямо через отару. Моя восьмилетняя бордер-колли Лесси все еще порой забывается и позволяет овцам разбежаться в стороны, когда, подобно лазеру, устремляется за овцой-лидером. Поскольку это приводит к тому, что она пригоняет одну овцу вместо тридцати, мне приходится напоминать ей, что, вообще-то, мне нужны все овцы. Она останавливается, оглядывается вокруг, делает то, что выглядит, как повторный захват оставшихся позади нее овец, после чего вновь поворачивается к овце-лидеру. Я не знаю, о чем она думает, но представляю, что это должно быть нечто вроде: «Да, да, я знаю, но эта, которая здесь, самая важная!»

«Самая важная» — это концепция, которую мы, люди, тоже интуитивно понимаем по причине нашей осведомленности — сознательной или нет — о социальном статусе.

 

ВЫ ТО, ЧТО ВЫ ЕДИТЕ

 

С недавнего времени в мире, связанном с тренировкой собак, наблюдается некоторая путаница по поводу того, какие роли играют статус и иерархия в поведении собак. Некоторые люди выдвигают аргументы в пользу того, что иерархия, подобная иерархии волчьей стаи, не имеет отношения к собакам, поскольку наша домашняя собака произошла, вероятно, от питающихся отбросами деревенских собак, которые не жили в стаях, в отличие от волков. Картина исторической собаки, питающейся, подобно голубям и крысам, отходами человеческой жизнедеятельности, может и не очень романтична, но это отличный аргумент, и он заслуживает внимания[48]. Деревенские собаки, или «собаки-парии», обнаружены на окраинах поселений почти по всему миру. Они меньше волков (их вес находится в пределах 14-16 кг), меньше волков боятся новых вещей, и что особенно важно для интересующего нас вопроса, не обязательно живут в жестких стайных образованиях, свойственных волкам. Ограниченное число наблюдений, имеющихся по деревенским собакам, позволяет предположить, что они жили либо поодиночке, либо в маленьких свободно организованных группах. Волки охотятся преимущественно на крупную добычу вроде лосей и оленей и зависят от сплоченности стаи, которая служит для координации охоты в группе и для исключения постоянной драки за трофеи. Каждый волк имеет собственный социальный статус по отношению ко всем остальным.

Поскольку социальные взаимоотношения питающихся отходами деревенских собак, по всей видимости, должны быть иными, чем внутри волчьей стаи, некоторые тренеры собак пришли к заключению, что социальный статус и иерархия не затрагивают наших собственных домашних собак. Но эта гипотеза, если учесть то, что мы знаем, как ведут себя наши собственные собаки, противоречит интуиции и в ней не хватает понимания того, как поведение и окружающая среда взаимодействуют друг с другом. Хотя ученые провели поразительно мало исследований социальной структуры домашних собак[49], мы многое знаем о формировании социальных структур у диких животных и можем использовать это знание для получения информации о наших собственных взаимоотношениях с нашими собаками.

Подобно многим социальным от природы биологическим видам, псовые проявляют замечательную гибкость в том, как они структурируют свои взаимоотношения. Например, койоты Вайоминга сбиваются в стаи зимой, когда они в основном питаются трупами лосей. В другие сезоны, когда в окрестностях появляется недостаток высококачественной пищи, койоты разделяются и живут в одиночку за счет мелких животных, ящериц и ягод. Невыгодно жить вместе, когда доступная скудная еда рассредоточена на большом пространстве. Похожие трансформации в социальной структуре при изменении распределения пищи происходят у многих биологических видов, включая приматов. Многие из них, называемые «факультативно социальными видами», разделяются, когда пища скудна, и сразу же возвращаются к групповому проживанию, как только появляется достаточное количество пищи. Равномерное распределение низкокачественной пищи (подобной ящерицам и ягодам у койотов и мусору у деревенских собак) приводит обычно к относительно свободной социальной структуре. Нет смысла целой группой искать еду в мусорной куче и драться за выброшенные кости и пустые банки из-под супа, если подобное «добро» разбросано по всей округе. Но если те же самые особи оставят подобный источник пищи и начнут жить в среде, в которой доступна еда более высокого качества, но менее равномерно рассредоточенная, они будут успешнее действовать в группе, а группе необходим социальный механизм, чтобы избежать серьезных конфликтов за трофеи.

Этой изменчивой природой социального порядка можно объяснить, почему домашние собаки ведут себя так, как если бы социальная иерархия была для них важна, хотя они и произошли от питающихся отходами деревенских собак, которые, возможно, были меньше заинтересованы в сохранении табели о рангах. Собаки, которые живут на отбросах и мусоре и питаются отходами, находятся в экологической нише, подобной той, что наблюдается у койотов летом. Но возьмите тех же самых собак и поместите их в ситуацию группового проживания, где вкусная еда приходит из одного центрального места, и все изменится.

Я встречала несколько спасенных уличных собак из Северной Африки и Центральной Америки: они после жизни в домах с кондиционерами и экологически чистых собачьих обедов, приготовленных из цыпленка и баранины, не вели себя, как животные, неспособные к пониманию иерархии. Не в пример собакам, чьи возможности ограничиваются ковырянием пустых пакетов из-под еды и человеческих фекалий, наши домашние собаки сидят на настоящей золотой жиле ресурсов — от вкусной пищи до бесплатного массажа каждый вечер. Если эта жила не стоит того, чтобы за нее конкурировать, то я тогда не знаю...

Хороша гипотеза о том, что, хотя социальный статус имеет самое непосредственное отношение к собакам, они намного меньше одержимы им, чем волки. Собаки куда ближе к ювенильным, чем ко взрослым волкам, а юные волки менее заинтересованы в социальной иерархии, чем взрослые. В своем исследовании волков Эрик Цимен (в “Wolves of the World") показал, что «различия по рангам более заметны среди высоко статусных волков, менее отчетливы среди низко статусных и молодых волков и не существуют среди щенков». В этом есть правда, и она применима и к нашему биологическому виду, хотя, конечно, у людей все выглядит гораздо сложнее. Очень маленькие дети не осознают статуса вообще: нам по мере взросления приходится постигать, что некоторые люди «равнее» остальных.

Если мы, наконец, сможем выполнить хорошее, методически выверенное исследование социальной системы американских домашних собак, то, я полагаю, даже внутри этой категории найдем различные уровни отношения к важности статуса в зависимости от условий жизни собак. Я вижу гораздо больше связанных со статусом проблем поведения у собак, живущих в доме, чем у собак, живущих в вольере питомника или во дворе в собачьей будке. Поэтому, необходимо быть осторожным, говоря о социальном поведении собак как таковых, поскольку та же самая собака может вести себя по-разному в зависимости от окружающей среды.

 

ПРАВДА О ДОМИНАНТНОСТИ

 

Понимание социального статуса особенно важно потому, что неправильная трактовка значения термина «доминантность» приводила и приводит к жестокому обращению с собаками. Множество традиционных подходов в тренировках по послушанию могут быть охарактеризованы фразой: «Делай так, как я тебе сказал, иначе я сделаю тебе больно». В основе этого метода лежит предположение, что собаки должны делать то, что мы им говорим, потому что мы это им велели: в конце концов, мы люди, а они собаки, и конечно, люди имеют более высокий социальный статус, чем собаки. Но этот подход терроризирует многих собак и приводит к тому, что они боятся своих владельцев или становятся защитно-агрессивными, поскольку постоянно чувствуют над собой угрозу атаки.

Несколько лет назад две мои клиентки рассказывали, что их собака, помесь австралийской пастушьей собаки, была непослушна и доминантна. Когда я спросила, почему они думают, что она доминантна, они ответили: «Потому что она не поддается воздействию альфа-броска». Я попросила их это продемонстрировать, чтобы понаблюдать за собакой. Одна из женщин, с виду добрая и любящая, схватила собаку за загривок, потрясла в воздухе и швырнула на спину. Затем, следуя инструкции местного тренера, она встала над замершей от страха собакой и зарычала ей в лицо. Это все произошло так быстро, что я не смогла остановить начавшееся «действо». Могу вообразить, что думала бедная маленькая собака. Я сама была ошеломлена, а ведь это не я подвергалась подобной экзекуции. К счастью, владелицы были рады исключить этот «альфа-бросок» из своего репертуара. Им претило его выполнять, но они чувствовали себя обязанными делать то, что им посоветовали.

Несчастная австралийская пастушья — лишь один пример из миллиона собак, которые ежегодно под видом «тренировки» подвергаются жестокому физическому обращению. Многие люди приравнивают доминантность к агрессии и быстро перенимают использование агрессии для достижения желаемого. Ирония заключается в том, что доминантность на самом деле — это социальный инструмент, предназначенный для уменьшения уровня агрессии, а не для содействия в ее нагнетании. Иерархическая социальная система позволяет индивидам разрешать конфликты, не прибегая к драке. Любой индивид, на самом деле имеющий высокий социальный статус, обладает достаточной властью, чтобы не нуждаться в использовании силы. Можно сказать, что применение силы в действительности отражает отсутствие реальной власти, поскольку в случае, когда индивид располагает настоящей властью, у него не возникает необходимости применять силу. Я могла бы скомандовать вам «сидеть» и «место», указав на стул, и, если бы обладала в ваших глазах достаточно высоким социальным статусом, одни мои эти слова заставили бы вас подчиниться. Если бы мне не хватало связанной со статусом власти, я могла бы угрожать вам пистолетом, или — хуже — тем, что оставлю своих четырех собак на неделю у вас дома. Иными словами, если бы я нашла способ оказать нужное силовое воздействие, я могла бы заставить вас подчиниться, но нуждалась бы в этом только в том случае, если бы не имела достаточной власти с самого начала.

Статус, доминантность и агрессия — совершенно разные вещи, и путаница в этих понятиях не приносит нашим собакам ничего хорошего. Статус — это место или ранг в обществе, тогда как доминантность описывает взаимоотношения среди индивидов, при которых один имеет более высокий статус, нежели другой — в определенном контексте. Агрессия не обязательно является компонентом доминантности. Агрессия, как она определяется биологами, — это действие, целью которого является причинение вреда, тогда как доминантность — это место в иерархии. Кровавый мятеж, во время которого убивают монарха, — это пример человеческой агрессии, тогда как сам по себе факт существования монарха — пример социальной иерархии. Этот монарх или президент, или вожак стаи мог быть избран без насилия, возможно, благодаря родству с прошлыми монархами или на выборах. Таким образом, агрессия и угроза ее применения могут быть использованы для достижения более высокого социального статуса, но зачастую в них нет необходимости.

Моя подруга, тренер собак Бет Миллер, зовет моего Люка «естественный альфа». Люк — спокойный, уверенный в себе пес, который не боится за свое место в мире и, похоже, не чувствует потребности доказывать это. Он приветствует посещающих наш дом собак с дружеской уверенностью: хвост вверх, уши вперед, — истинный Самец Номер Один среди собак на нашей ферме[50]. Между тем у Люка была масса возможностей продемонстрировать агрессию. Он еженедельно работает со мной по случаям агрессии между собаками и пережил несметное число ситуаций, когда другие собаки пытались вовлечь его в опасный конфликт (я не подвергаю его риску физического ранения, не беспокойтесь). Но сам по себе факт того, что Люк — собака с высоким социальным статусом, «доминантный» по отношению к другим собакам, не означает, что он агрессивен. Если собака лает на него и делает выпады, Люк просто отворачивает голову, отклоняя ее напряжение и не оставляя ей энергии, которая могла бы служить опорой для продолжения. Единственное, что бы он не стерпел, так это попытку другого самца взгромоздиться на него (хотя бы частично). Такие попытки имеют отношение к социальному статусу, а не к полу, конечно, если только речь не идет о течной суке. Если собака пытается запрыгнуть на Люка или «облокотиться» на него, Люк издает короткий рык или иногда сопровождает его выпадом в сторону другой собаки, ясно обозначив, что он может постоять за себя и будет это делать в случае посягательств. Собаки принимают эту демонстрацию статуса и уступают ему без сопротивления[51].

 






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.019 с.