ЧТО, ВООБЩЕ, ОЗНАЧАЮТ ВСЕ ЭТИ ЗВУКИ? — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

ЧТО, ВООБЩЕ, ОЗНАЧАЮТ ВСЕ ЭТИ ЗВУКИ?



 

Если вы озадачились тем, какие слова используете для коммуникации с собакой, на следующем этапе запишите точное значение этих слов. Иначе говоря: какие действия вы хотите получить от своей собаки после того, как говорите то-то и то-то. Это звучит так просто, но, тем не менее, даже профессиональные тренеры удивляются, когда садятся и составляют словарь своих команд. Многие из нас и сами до конца не понимают, чего именно ожидают от своих собак, отдавая те или иные команды. Не удивительно, что не понимают этого и собаки.

Например, многие из нас произносят команду «место», когда собака без позволения забирается на диван, и десять минут спустя тоже говорят: «Место», прося собаку лечь и не вставать до особой команды или оставаться на месте после того, как она села или легла по команде. Итак, что именно? Чего вы хотите от своей собаки, когда произносите: «Место»? Чтобы она прекратила делать что-либо (с вашей точки зрения неправильное)? Просто спрыгнула с дивана? Спрыгнула с дивана и перешла на свою лежанку? Или делаете акцент на том, чтобы она сделала что-либо правильное с вашей точки зрения? Хотите, чтобы она легла/села в указанном вами произвольном месте? Или чтобы ничего нового не делала, а продолжала сохранять прежнее положение? Конечно, вы знаете, что одно и то же слово может иметь различные значения в зависимости от контекста, но мы должны делать определенные вещи для наших собак более простыми, а не заставлять их круглый день выполнять тест на Ю. Жизнь вашей собаки сразу же улучшится, как только вы научитесь применять отдельную команду для каждого действия, которого вы от нее добиваетесь.

Вот другой пример того, как слова ставят наших собак в тупик. Немало тренеров учит владельцев собак тому, чтобы они просили своих питомцев садиться по команде «сидеть!», а затем, если собака правильно выполнила эту команду, хвалили ее, говоря: «Молодец, сидеть!»; если же она начинает приподниматься или сдвигаться, говорили ей: «Продолжай сидеть» или просто «Сидеть!». Но посмотрите на эти слова с позиции собаки. Если «сидеть» означает «опусти свои ягодицы на землю», и вы хотите, чтобы собака делала это каждый раз, когда вы произносите это, что может предпринять ваша собака, услышав «сидеть» после того, как она уже сделала это? Я знаю, что ваша собака умна, но ожидать от нее чтения ваших мыслей в тех случаях, когда «сидеть» означает «делай нечто» в противоположность тем случаям, когда то же самое «сидеть» означает «ничего не делай: моя команда относилась к тому, что ты уже сделала», чересчур оптимистично, даже в отношении умнейшей из собак. Перестановка порядка слов и употребление одного и того же слова в различных значениях относятся к грамматике, и ожидать от собаки понимания правил человеческой грамматики значит ожидать невозможного.



Я довела своих бордер-колли до помешательства, пытаясь в течение нескольких недель обучить их ждать перед дверью всей группой, а затем выходить на улицу поодиночке. Каждая собака могла выйти наружу после оклика ее по имени, сопровождаемого словом «хорошо». Не удивительно, что как только я произносила «хорошо», все собаки вставали гуртом и шли вперед, вне зависимости от того, чье имя было названо. Я знала, что это будет тяжело для них, поскольку ранее все они выучили, что применительно к каждой из них «хорошо» означает «иди вперед и делай все, что хочешь». Но я думала, что если буду ясной и проявлю терпение, они научатся идти, лишь услышав «хорошо» в связке с собственным именем. После пары недель я была расстроена, а мои собаки приведены в полное замешательство. Пип впала в такой стресс, что начала скулить. Она улавливает связь между звуком и действием быстрее любой другой собаки из всех тех, что у меня когда-либо жили, но так и не смогла понять, что «хорошо» относится только к ней, если этому слову предшествует ее имя. Когда она, сидя перед дверью, слышала мое «Люк, хорошо», то начинала двигаться вперед и назад, явно неуверенная в том, как действовать дальше, и отыскивая на моем лице подсказку. Когда я подходила к двери, у нее начинали проявляться признаки стресса. Она практически прикрывала уши лапами. Это так очевидно теперь, что даже тяжело вспоминать. Если «хорошо» означает «теперь можно встать», то понятно, что Пип реагировала на этот сигнал, когда слышала его.

Поэтому, если ваш Рекс может уловить слово «сидеть» из середины предложения, какое руководство к действию он получит из команд «продолжай сидеть» или «умница, сидеть!», если он уже сел? В случае с Пип я угодила в ловушку, используя слова так, словно говорила с человеком, и думаю, что и другие владельцы часто повторяют эту ошибку[13].



Есть и другие примеры того, как наша замечательная способность к использованию тонкостей языка приводит наших собак в замешательство. Многие люди говорят своим собакам: «Не лай», чтобы попросить их прекратить лаять. «Не лай» — звучит просто, поскольку это всего лишь два коротких слова. Но посмотрите на это с позиции вашей собаки. Прежде всего, учили ли вы ее тому, что означает «лай»? В конце концов, это слово — просто шум, который вы производите, и сам по себе он не несет для собаки никакой смысловой нагрузки до тех пор, пока вы не научили ее тому, что это такое. Единственное настоящее значение, которое ваше «не лай!» может иметь для собаки, состоит в том, что вы присоединяетесь к общему хору, а поскольку лай заразителен, вы таким образом, скорее, еще больше возбудите свою собаку, чем успокоите ее.

Кроме того, посмотрите на порядок слов: если вы сначала произнесете «не» и затем «лай», приведет ли это к тому, что ваша собака не начнет лаять снова, если она даже и будет знать значение слова «лай»? Мы опять возвращаемся к проблеме «продолжай сидеть» или «умница, сидеть!». «Не лай» — очередной пример того, что мы ожидаем от собаки понимания того, что предшествующее слово (в данном случае слово «не») изменяет значение последующего слова («лай»), Я знаю, что некоторые собаки на самом деле успокоятся после того, как хозяин скажет «не лай», но и просто «нет» сработало бы не хуже.

Даже если вы ясны и последовательны в своих сигналах, удостоверьтесь, что ваша собака трактует их тем же образом, что и вы. Например, я подозреваю, что большинство собак и их хозяев понимают простое слово «сидеть» по-разному. Если вы похожи на большинство владельцев собак, то, наверняка, обучали свою собаку сидеть, подзывая ее, говоря «сидеть» и поощряя после того, как она выполняла требуемое действие. Для нас сидеть — это поза, при которой задние конечности собаки согнуты, зад расположен на земле, передние конечности выпрямлены и равномерно опираются на землю. Сидеть. Просто. И, кажется, будто ваша собака считает точно так же, поскольку по большей части, услышав вашу команду «сидеть», она — бьюсь об заклад — выполняет именно ее. Но что она сделает, когда, находясь в положении лежа, услышит ваше «сидеть»? Если вы специально не тренировали ее садиться из положения лежа (т. е. приподнимая переднюю часть туловища вверх и распрямляя передние лапы), она, вероятно, останется лежать. Что, если она уже сидит? Многие собаки, к слову, ложатся при повторе команды «сидеть» в тот момент, когда они сидят. Что будет, если вы скомандуете собаке «сидеть», когда она находится в пяти метрах от вас? Если она подобна большинству собак, то радостно подбежит и сядет прямо перед вами — точно так же, как делала это, когда вы первый раз учили ее этой команде. Полагаю, большинство собак думает, что «сидеть» означает подойти к ногам хозяина, встать перед ним и частично опустить тело на землю.

Конечно, вы можете учить свою собаку садиться на расстоянии или садиться из положения лежа, т. е. перемещать часть тела вверх вместо того, чтобы из положения стоя перемещать часть тела вниз. Но вы должны обучать ее этому специально. Если только вы не заходите дальше того, чего добивается большинство хозяев, ваша собака, вероятно, трактует «сидеть» не так, как вы. Вы можете спросить себя, какие слова ваша собака может понимать иначе, чем вы? Мне вспоминается мой любимый мультфильм, в котором один глуповатый, ухмыляющийся пес говорил: «Привет! Меня зовут Нет Нет Плохая собака. А вас?»

Вообразите, что значит быть собакой по ту сторону поводка, постоянно пытаясь понять любимое, но приводящее в замешательство существо — собственного хозяина. У меня выработался новый взгляд на то, что значит оказаться на месте собаки, когда я провела два года, работая у профессора Чарльза Сноудона на кафедре психологии Университета Висконсина-Мэдисона, пытаясь интерпретировать сигналы крохотного южноамериканского животного, называемого буроголовым тамарином. Эти высокосоциальные приматы размером с белку живут в густой растительности и выработали впечатляющий репертуар голосовых сигналов. Подобно вашей собаке ученые могут только гадать, что эти звуки представителей другого вида означают на самом деле, используя в качестве наводки на их значение то, что происходило до и после тех или иных звуков этих животных. Но даже для представителя самого умного биологического вида интерпретация этих звуков оказалась поразительно трудной работой. Например, семейные группы тамаринов издают продолжительные крики, когда слышат звуки соседних групп. Кому предназначены эти звуковые послания: другим группам, членам собственной семьи или и тем, и другим? Что они означают? Как можно было бы это выяснить?

Интерпретация звуков другого биологического вида — дело непростое, и поверьте мне: ваша собака проходит через многое, пытаясь расшифровать ваши звуки. Означает ли «место, место, МЕСТО!!!» то же самое, что «место!»? Означает ли «ко мне» то же самое, что «ко мне, быстро!»? Уже одни только мысли о том, как вы используете слова в обращении со своей собакой, автоматически помогут сократить ваш словарь.

 

НИКОГДА НЕ ПОВТОРЯЙТЕ КОМАНДУ. НИКОГДА НЕ ПОВТОРЯЙТЕ КОМАНДУ. НИКОГДА НЕ ПОВТОРЯЙТЕ...

 

Каждый владелец собаки, прочитавший книгу по тренировке, пытался — обычно безуспешно — следовать совету не повторять команды. По моему опыту, повторять сказанное во время разговора с собаками — одно из наиболее универсальных свойств всех людей. Мы настолько одержимы стремлением повторять, что делаем это даже после того, как собака выполнила то, о чем мы ее просили. «Сидеть, сидеть, сидеть», — говорит Боб. Третье «сидеть» произносится после того, как Макс уже сел. Тренеры собак покидают собачьи школы, покачивая головами от безнадежных попыток заставить владельцев собак давать команду только один раз.

У меня имеется собственный весьма печальный пример повторения команд, случившийся, когда я впервые начала работать с собаками на хердинге овец[14]. Если вас интересует, как стать нервным, то представьте себе, каково пойти на большое поле и выпустить свою собаку среди стада животных, способных бегать со скоростью тридцать километров в час. Твоя работа — удерживать собаку от того, чтобы она не загнала овец за забор, на забор, иными словами — в могилу. В некоторых ситуациях овцы начинают преследовать собаку. Как бы то ни было, собака-новичок с хендлером-новичком — это гарантированный выброс адреналина, и как только обстановка стала накаляться, я начала (подобно большинству новичков в этой работе) слишком часто использовать команду «лежать» как своеобразный аварийный тормоз, предназначенный для того, чтобы приостановить бег событий, пока соображаешь что, черт возьми, делать дальше (хердинг — это как шахматы с живыми фигурами, и есть всего лишь долями секунды на принятие решения и выполнение следующего шага). «Лежать!» — кричу я, и за этим тут же следует: «ЛЕЖАТЬ! ЛЕЖАТЬ!!!». Я никогда не тренировала свою первую бордер-колли Дрифта ложиться по (и только по) команде «Лежать, ЛЕЖАТЬ, ЛЕЖАТЬ!!!» Поэтому, насколько я понимаю, прежде чем среагировать, он ждал полноценной команды, поскольку не мог знать, какая часть моей команды была основной.

Анализ магнитофонных записей звуковых сигналов неанглоязычных хендлеров рабочих собак, который я выполняла для своей диссертации, дал мне понимание того, насколько трудно определить основную составляющую сигнала. Когда баскский пастух, говоря сплошными согласными своего языка, произносит три коротких звука, делает короткую паузу и произносит то же самое снова, точно определить, что именно являлось командой, очень трудно. Состояла ли она из трех коротких звуков или из четырех? Когда все три звучат, как «грпх», тяжело понять, означает ли «грпх грпх грпх» то же самое, что и «грпх», но трижды повторенное, или это стоит понимать как-то иначе. Я билась над этим, рвала на себе волосы, ворчала и стонала, пытаясь точно сообразить, что, на самом деле, являлось командой в каждом случае. А ведь я считаюсь представителем умного биологического вида.

Склонность владельцев собак к повторению команд необычайно сильна. Если вы придете на любые занятия по тренировке собак в любом уголке страны, то услышите, как владельцы собак, отдавая команду, по нескольку раз повторяют «ко мне» или «сидеть», в то время как инструкторы, ухмыляясь со стиснутыми зубами, говорят только: «Обратите внимание на то, чтобы произносить “сидеть” только один раз». «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста» — повторяем мы. Попытайтесь в этот раз не повторять это три или четыре раза.

Почему у нас, людей, так непреодолима тяга повторять сказанное, нанизывая слова, как бусинки на нитку? Представители любого биологического вида, среди которого можно найти таких гениев слова, как Шекспир или Достоевский, должны бы обладать умением воздерживаться от бессмысленной болтовни. Но нередко мы не в силах удержаться от этого, и, я полагаю, это не связано с идиотизмом (хотя в обращении с нашими собаками мы иногда и можем выглядеть, как идиоты). Определенно, столь сильная и универсальная поведенческая тенденция должна отражать нечто большее, чем просто твердолобость. Это еще одна ситуация, когда может быть полезным посмотреть на себя, как на приматов. Посмотрите как-нибудь видеозаписи с шимпанзе. Наш ближайший родственник среди других животных любит повторять звуки. «Ооо», — произносят они, после которого следует возглас: «Ооо, ооо, ооо». И это обнаруживается не только у шимпанзе: большинство приматов издают звуковые сигналы, в которых одни и те же звуки повторяются раз за разом. Возбужденные беличьи обезьяны наполняют воздух различными видами щебета, болтовни и трескотни. Капуцины-плаксы произносят «хехс» и «хухс» в быстром ритме. Буроголовые тамарины, которых я изучала с Чарльзом Сноудоном, пищат «ииии», когда видят аппетитное лакомство вроде личинки, но один звук легко превращается в шквал из «иии, иии, иии, иии», как только обезьяны становятся более возбужденными.

 

ЕСЛИ С ПЕРВОГО РАЗА НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ, ПРОСТО ПОВТОРИТЕ ГРОМЧЕ!

 

Мы не престаем повторять одни и те же команды нашим собакам. Мы склонны каждый раз произносить их громче и громче. Мы не говорим: «Сидеть, сидеть, сидеть!», мы говорим: «Сидеть, сидеть, СИДЕТЬ!!!» И это происходит не только во время общения с собаками. Ученые-лингвисты обнаружили, что разговаривая с кем-либо, кто не понимает нас, мы склонны повторять то же, что сказали в первый раз, только громче.

Студентка Университета Висконсина-Мэдисона и я выяснили, что люди ведут себя точно так же по отношению к своим собакам. В ходе выполнения дипломной работы Сьюзэн Мюррэй просила участников занятий по тренировке щенков скомандовать своим собакам, чтобы они сели. Как и в случае межчеловеческой коммуникации, если собака не садилась после первого раза, владелец повторял команду. В двух третьих случаев он произносил ее громче, чем раньше.

Мы ведем себя так, как будто бы громкость сама по себе создает энергию, необходимую нам для стимуляции реакции собак. Эта склонность повторять громче является, очевидно, неотъемлемой частью нашего наследия приматов. Немногие животные могут конкурировать с рассерженным приматом, когда дело касается производства шума, буквально разрывающего ушные перепонки (на ум приходят разве что попугаи). Крохотные буроголовые тамарины, с которыми я работала, могли сотрясать стены своими неистовыми криками, если думали, что над кем-то из их стаи нависла опасность. Шум был настолько оглушающим, что находясь в той же комнате думать было просто невозможно. Наши ближайшие родственники — шимпанзе и бонобо — известны своим крещендо криков, издаваемых во время эмоционального возбуждения. Однако громкие звуки шимпанзе имеют отношение не только к состоянию взволнованности. Внутри стаи шимпанзе, в которой самцы всегда осведомлены о том, кто доминантен, а кто нет, способность вызывать шум может продвинуть по социальной шкале быстрее, чем покупка автомобиля BMW. Джейн Гудолл описывает стремительное возвышение в социальном статусе Майка, который научился усиливать свои громкие крики во время демонстрирования доминирования, опрокидывая металлические канистры из-под керосина. Вызванный этим шум так впечатлил других самцов, что все они, за исключением доминантного, тут же отстранились от прежнего лидера и подобострастно приблизились к Майклу. Он в конце концов стал доминантным самцом, и его способность добиваться звукового эффекта рок-группы, похоже, сыграла важную роль в его восхождении на престол.

Мы тоже используем всю амплитуду нашего голоса, и переключаемся на все большую громкость, если не получаем желаемой реакции. Словно от одной только энергии, которую мы вкладываем в наши голоса, зависит: произойдет нечто или не произойдет (подумайте над тем, как упорно вы работали, тренируя своего ребенка не стоять у телефона и кричать все громче и громче: «Мама», когда он первым снимает телефонную трубку, а отложить ее в сторону и пойти за вами). Но собаки не реагируют как приматы, и хотя громкий шум, несомненно, способен их встревожить или привлечь их внимание, они не обязательно отнесутся к нему с уважением.

Лающие собаки — часто испуганные собаки, и чем громче они лают, тем в большей они панике. Имейте в виду, что лай относительно редок у волков, особенно у взрослых[15]. Лай редко услышишь от опытных, уверенных в себе взрослых волков; это по большей части прерогатива юных волков. Обычно они делают это в ответ на ситуацию, которую незрелые волки воспринимают как тревожную. Вообще говоря, универсальная склонность взрослых домашних собак к лаю — это один из многих поведенческих маркеров того предположения, что взрослые собаки на самом деле являются подростковой версией взрослых волков. Лай, по-видимому, направлен двум адресатам. Первый — это, конечно, нарушителю границы («Я вижу тебя. Тебе не удастся подкрасться ко мне. Лучше поберегись!»), но лай также предназначается и остальным членам стаи («На помощь! Опасная ситуация на западной границе»). Стая обычно прибегает, реагируя на сигнал тревоги своего члена.

Собаки, от которых у меня стынет в жилах кровь — те, которых едва услышишь, которые стоят остолбенев, уставившись прямо на меня, издавая низкое тихое рычание. Если лай связан с ювенильностью (подростковостью) и подчиненным статусом, тогда сомнительно, чтобы собаки истолковывали наши громкие голосовые проявления как доминантные или впечатляющие. Они могут рассматривать их, скорее, как признак страха или свидетельство того, что мы не очень-то хорошо контролируем ситуацию. Многие люди, к которым собаки привязаны, немногословны и говорят тихо. Я полагаю, что нехватка у них «лая» воспринимается собаками как признак лидерства, и собак притягивает их чувство уверенности в себе.

 

«ТИХО!» — КРИКНУЛ ОН

 

Отыщется ли на всем белом свете хоть кто-нибудь, ни разу не прикрикнувший на свою собаку: «Замолчи»? Ирония этой безрезультатной реакции обычно ускользает от нас на пике момента. Но подумайте об этом. Поскольку желание присоединяться к лаю — естественное поведение собак, они, вполне возможно, предполагают, что мы тоже лаем, когда кричим: «Тихо»! — или — «Замолчи!». Спросите людей, у которых несколько собак, и они вам расскажут, что реакция их питомцев на лай — это не успокоение, а присоединение к общему лаю. У меня дома одно глухое «гав» Тулип может поднять крепко спящего Люка. Он поднимется, цепляясь лапами за деревянный пол, залает и кубарем кинется к входной двери, еще даже не проснувшись. Он выглядит совершенно по-дурацки, и я говорю ему об этом. «Люк, ты даже не знаешь, на что ты лаешь». Он смотрит на меня так, словно мне не дано этого понять. Возможно, так оно и есть. Лай — это групповая деятельность, и я не уверена, что для него, вообще, имеет значение, знает ли он, на что лает или нет. Что имеет значение, так это то, что Тулип лает, а потому Люк тоже начинает лаять.

Если собаку специально не учили тому, что означает слово «тихо», она, наверное, просто продолжит лаять. А даже если ее и учили значению этого слова, то учтите: когда вы громко его выкрикиваете, то, очевидно, существенно изменяете его акустику — так, что собака не может его распознать. Это так по-человечески, расстроившись, кричать «тише» все громче и громче, звуча для всех окружающих, как просто один из лающих членов стаи. Но это не очень эффективно[16].

Научить людей не выкручивать ручку усиления звука, а усвоить другие способы того, как убедить собаку замолчать, весьма не просто. Настолько не просто, что тренеры собак качают головой и испускают глубокий коллективный вздох разочарования. Самое важное состоит в том, чтобы дать возбужденным приматам (а данная характеристика, разумеется, описывает многих владельцев собак, жаждущих, чтобы их собаки прекратили лаять) какое-то руководство к действию, которое помогло бы их собакам перестать лаять и позволило избежать разочарования от беспомощности: именно это состояние и вызывает крик владельцев. Если ваша собака склонна к лаю, не пытайтесь остановить ее шум еще более громким криком. Вместо этого встаньте и подойдите к ней с аппетитным угощением в руке. Этот первый шаг кажется легче, чем он есть на самом деле. Убедить людей подходить к собакам в подходящее время — проблема для любого тренера. Поэтому знайте, что вам необходимо тщательно сконцентрироваться на этом действии, поскольку несмотря на кажущуюся простоту люди не склонны его совершать даже после того, как на моих занятиях кивают головой и говорят, что будут это делать.

Подготовьтесь заранее: под рукой всегда должны быть лакомства (не скупитесь, возьмите курятину или говядину или еще что-нибудь из того, что любит ваша собака, но кусочки должны быть очень маленькими). Как только ваш пес начнет лаять, скажите: «Хватит», после чего подойдите прямо к нему, поднеся угощение на расстояние пары сантиметров от носа, прищелкивая или причмокивая, чтобы привлечь его внимание. Если лакомство пахнет заманчиво и находится прямо у пса под носом, он отвернется от объекта, на который лаял, и обнюхает угощение. Но пока не давайте ему его, а зажмите в ладонь, приговаривая: «Хороший мальчик, хороший мальчик» и сманите его этим лакомством от объекта его лая. После этого дайте ему лакомство. Произошло следующее: ваш пес лаял, вы употребили команду, по которой он должен прекращать лаять, и создали своими иными действиями ситуацию, при которой он действительно прекратил лаять. После того, как он это сделал, вы подкрепили сделанное угощением. Во-первых, угощение действовало как приманка, чтобы отвлечь его от лая, а затем оно стало подкреплением для сохранения молчания. Начните эти упражнения только тогда, когда он не слишком возбужден, не начинайте их, когда он сходит с ума от возбуждения из-за того, что перед входной дверью стоит большая семья с двумя собаками. На начальных стадиях важно, чтобы вы контролировали ситуацию: тогда вашему псу (и вам!) будет не слишком сложно выполнить все правильно. Попросите своего друга постучать в дверь разок-другой и затем остановиться, в то время как вы начнете отвлекать вашего пса от дверей с помощью угощения.

Чтобы отвлечь внимание собаки от объекта ее лая, вам, возможно, придется подойти к нему совсем близко и держать лакомство на расстоянии лишь сантиметра от носа, но это нормально. Главное, что раз за разом вы воссоздаете ситуацию, при которой она лает, вы говорите «хватит», когда устраняете причину, из-за которой она лает, и затем выманиваете ее лакомствами. После того как собака отходит от двери и молчит несколько секунд (поначалу не ждите слишком долго), она получает угощение. Со временем выжидайте все более долгих пауз после «хватит». Это действие дается собаке значительно сложнее и тренируется труднее, чем, к примеру, команда «сидеть». Лай жестко связан с эмоциями и психологическим возбуждением (так же, как смех, визг и крик у детей), и для собаки прекращение лая может быть по-настоящему трудной задачей, поэтому проявите терпение. Возможно, потребуется несколько месяцев коротких тренировочных занятий пять-десять раз в неделю, и вы должны начинать, когда собака не настолько возбуждена, что не может вас слушать, но труды того стоят. Дождитесь того радостного момента, когда ваш пес, услышав «хватит», повернется от двери или окна и подойдет к вам за угощением сам. Как только это им усвоится, вы можете давать ему лакомства время от времени, а не постоянно.

 






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.012 с.