Эвтаназия как разновидность убийства — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Эвтаназия как разновидность убийства



 

Убийство - это самое тяжкое преступление, поскольку результатом его совершения является необратимое последствие - смерть человека, являющегося в соответствии с действующей Конституцией РФ высшей ценностью, защита которой - непосредственная обязанность государства.

Поэтому за наиболее опасные виды убийства закон устанавливает строгое наказание, вплоть до смертной казни.

В связи с этим представляется весьма важным уяснение всех нюансов борьбы с умышленным причинением смерти, особенно когда это касается наиболее уязвленной категории граждан - неизлечимо больных.

Значительная роль в этом отводится правильному применению правовых норм, охраняющих жизнь человека.

Статья 105 УК РФ определяет убийство как умышленное причинение смерти другому человеку. Оно исключает из числа убийств - причинение смерти по неосторожности, а также умышленные преступления, от которых может наступать по неосторожности смерть человека.

В соответствии с УК РФ все убийства можно разделить на три группы: 1) убийство без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105); 2) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105); 3) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. 106-108 УК). Все они отличаются разной степенью общественной опасности и, соответственно, строгостью уголовно-правовых санкций, установленных за их совершение. Вместе с тем, несмотря на эти принципиальные различия, все разновидности убийства характеризуются рядом общих признаков, относящихся к объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне того или иного вида убийства. В связи с этим можно определить содержание родовых признаков состава любого убийства.

Исходя из законодательного определения выделяются следующие признаки убийства:

1. Объект преступления - жизнь человека (возможность находиться в живом состоянии). Для всех видов убийств этот элемент состава преступления одинаков.

Уголовный закон одинаково охраняет от преступных посягательств жизнь любого человека, независимо от его расовой, национальной принадлежности, гражданства, возраста, рода занятий, состояния здоровья, жизнеспособности и т.п. Убийством будет являться как лишение жизни человека, находящегося в расцвете своих физических и умственных сил, так и лишение жизни тяжелобольного или умалишенного, как жизнь новорожденного, так и жизнь человека, находящегося в преклонном или старческом возрасте.

Человеческая жизнь имеет определенную продолжительность, ограниченную рождением и смертью. В связи с анализом понятия убийства важно обратить внимание на моменты начала жизни и наступления смерти. Эти вопросы были изложены в § 3, 4 гл. 2 настоящей работы. Поэтому здесь мы ограничимся обозначением их причастности к рассматриваемым проблемам и выводом следующего содержания: причинить смерть возможно лишь уже родившемуся и не умершему в указанном выше понимании человеку. Посягательство же на человеческий плод (зародыш) или на труп, ошибочно принятый за живого человека, следует рассматривать как покушение на негодный объект или иной состав преступления, но не убийство.



2. С объективной стороны убийство может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Преступное действие (бездействие) является тем ядром, вокруг которого конструируются иные элементы состава преступления.

Преимущественно убийства совершаются путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека, т.е. в активной форме. Способы совершения убийства (за исключением указанных в статье уголовного закона) различны и не имеют существенного значения для признания деяния убийством. Действия, посредством которых причиняется смерть, в большинстве своем физические, между тем, убийство может осуществляться и путем психического воздействия. На практике в ряде случаев способ убийства имеет значение при назначении наказания в пределах санкции соответствующей статьи закона.

Убийство может быть совершено и путем бездействия в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем, когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть, но не совершило; или субъект преступления нес специальную обязанность воспрепятствовать наступлению смерти и мог ее предупредить (например, мать с целью лишения жизни не кормит новорожденного ребенка, врач перестает лечить больного, сиделка не дает через определенный промежуток времени соответствующий лекарственный препарат). При этом следует помнить, что ответственность за смерть, наступившую в результате бездействия, по уголовному законодательству России может иметь место лишь в случаях, когда человек мог и должен был совершить то действие, которое предотвратило бы наступление смерти. Несовершение последнего и составляет объективную сторону состава убийства.



Убийство, независимо от его вида, преступление с материальным составом. Ненаступление смерти в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным и при наличии приготовления к убийству или покушения на него влечет квалификацию с применением ст. 33 УК РФ.

3. Убийство - причинение смерти другому человеку. По данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, которое по отечественному уголовному праву не является преступлением, а также от несчастного случая. Так, по определению С.В. Бородина, "убийство - предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть"*(612). Данное определение нуждается в доработке, связанной с толкованием понятия "виновное", которое включает в себя как умысел, так и неосторожность, что влечет за собой сложности при отграничении убийства от других составов преступлений, предусматривающих в качестве последствий смерть человека.

4. В теории уголовного права для всесторонности определения понятия убийства указывается на его противоправность (неправомерность).

Лишение жизни признается преступлением тогда, когда деяния лица, причинившие смерть, были противоправны. Не будет противоправным причинение смерти посягающему на преступление в состоянии необходимой обороны, когда не были превышены ее пределы, или вынужденное причинение смерти при задержании опасного преступника, когда иным путем нельзя было его обезвредить; приведение приговора суда в исполнение в отношении лица, приговоренного к смертной казни.

5. Причинение смерти - необходимое последствие преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ.

Естественная смерть не может быть квалифицирована как убийство. Но насильственная смерть может носить и правомерный характер (например, приведение в исполнение приговора смертной казни). Кроме того, насильственная смерть может свидетельствовать не только об убийстве, но и о несчастном случае и самоубийстве. В связи с этим возникает вопрос о разграничении.

Смысловая нагрузка употребляемого в уголовном законе слова "смерть" обозначает то состояние, которое в медицине именуется биологической смертью. От биологической смерти следует отграничивать понятие клинической смерти, которая проявляется в прекращении дыхания и остановке сердечной деятельности, нарастании кислородного голодания всех органов и тканей. Медицине как науке известны и другие виды смерти. Для уголовного права значим вывод, согласно которому лишь при наступлении биологической смерти деяние, направленное на умышленное лишение жизни другого человека, является оконченным преступлением.

6. Причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Причинная связь является объективной, существующей вне зависимости от нашего сознания категорией, в силу которой действие (бездействие) порождает возникновение последствия; отсутствие причинной связи между деянием и наступившей смертью потерпевшего либо исключает уголовную ответственность за лишение жизни либо влечет иную квалификацию содеянного.

В контексте проведенного исследования представляют интерес только те случаи, в которых от разрешения вопроса о причинной связи между деянием виновного и смертью потерпевшего зависит квалификация преступления. В отличие от других признаков объективной стороны убийства причинная связь не всегда очевидна. Нельзя не учитывать и того, что не всякая связь между деянием и последствием свидетельствует о наступлении смерти потерпевшего в результате рассматриваемого деяния. Признавая, что беспричинных явлений не бывает, надлежит выделять необходимость как проявление внутренней закономерности явлений и отличать ее от случайности, которая отражает иного рода связи и отношения между явлениями внешнего мира и при которой последствия, наступившие в результате действий лица, объективно не связаны с последними. Поэтому, анализируя объективную сторону убийства, необходимо не только устанавливать факт смерти потерпевшего в результате определенных действий, но и отграничивать действительную причинную связь этих действий и наступивших последствий от случайной связи.

7. Убийство - всегда умышленное деяние. Профессором М.Д. Шаргородским еще в 40-х гг. прошлого века было выражено мнение, согласно которому "убийством следует считать только умышленное причинение смерти"*(613). Эта точка зрения практически единодушно была отвергнута российскими учеными в области уголовного права. Так, профессор А.А. Пионтковский писал: "Нельзя согласиться с мнением М.Д. Шаргородского, который предлагает под убийством понимать лишь умышленное причинение смерти и не относить к нему неосторожное лишение жизни человека. Признание неосторожного лишения жизни человека не убийством, а каким-то иным, особым преступлением было бы способно лишь ослабить отрицательную моральную оценку этого преступления..."*(614). Эту же позицию разделили Н.И. Загородников, М.К. Аниянц, А.Н. Трайнин. В социалистический период развития уголовного права высказанная идея была воспринята советским законодателем. Уголовный кодекс 1996 г. исключил термин "неосторожное убийство", который присутствовал в УК РСФСР 1960 г. Стоит предположить, что законодатель учел традиции дореволюционного русского уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по действующему УК самостоятельный состав преступления, закрепленный ст. 109 УК.

Субъективная сторона выражается в прямом или косвенном умысле. При совершении убийства с прямым умыслом виновный предвидит, что в результате его действий наступит смерть человека, и желает этого. При совершении убийства с косвенным умыслом виновный предвидит возможность, что его действия причинят смерть другому человеку, и сознательно допускает ее наступление.

Покушение же на убийство, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)", возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)*(615).

8. В соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ субъектом убийства без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ) является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста четырнадцати лет. Субъект убийства при смягчающих обстоятельствах (ст. 106-108 УК) - лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Согласие потерпевшего на лишение его жизни (эвтаназия) по действующему российскому уголовному законодательству не исключает ответственности за убийство.

В соответствии с законодательством Российской Федерации осуществление эвтаназии в любой форме охватывается составом без смягчающих и отягчающих обстоятельств и рассматривается практикой как разновидность простого убийства, квалифицируемого по ч. 1 ст. 105 УК РФ. При этом наличие мотива сострадания, свидетельствующего об относительно небольшой степени общественной опасности виновного, движимого в момент совершения преступления заслуживающими снисхождения побуждениями, учитывается лишь как обстоятельство, смягчающее наказание (п. "д" ст. 61 УК РФ)*(616).

Такой законодательный подход вызывает закономерные трудности при назначении наказания за совершение подобного преступления.

Практически все обстоятельства совершения этого преступления и назначения наказания за него отдаются на усмотрение суда, ведь ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет. Суд должен учитывать особые обстоятельства этого деяния: просьбу потерпевшего, наличие мотива сострадания у лица, совершившего деяние, и в связи с этим назначать соответствующее данному деянию наказание в пределах санкции ч. 1 ст. 105 УК РФ, что далеко не всегда соответствует характеру совершенного деяния.

Как отмечал известный русский юрист И.Я. Фойницкий, "убийство не перестает быть убийством, хотя оно было сделано с согласия убитого"*(617), однако "между действующими по мотивам нравственным и безнравственным, социальным и антисоциальным лежит целая бездна, и, хотя бы они нарушали один и тот же уголовный закон, их состояния преступности далеко не одинаковы"*(618).

Это и ряд других обстоятельств, которые будут изложены ниже, вызывает необходимость выделения данного преступления в самостоятельный состав.

Вопрос о том, следует ли ограничить наказуемость убийства по мотиву сострадания, и если да, то как, уже почти тридцать лет является предметом широкой научной, политической и общественной дискуссии.

Хотя данное преступление не является слишком распространенным, тем не менее опасность этого деяния настолько велика, что обусловливает выделение специальной ответственности за его совершение. В последние годы отмечен значительный рост числа таких преступлений. И это при том, что эвтаназия отличается высокой латентностью.

Несмотря на то, что медицинская практика свидетельствует о явной тенденции увеличения случаев умышленного умерщвления по просьбе потерпевшего, вопрос об адекватной уголовной ответственности за это деяние все еще остается открытым. Проведенный анализ различных аспектов эвтаназии привел к следующему выводу: в России необходимо разрешить противоречия между законодательной практикой запрета эвтаназии и реальной медицинской практикой латентного использования.

В этих целях следует из общей законодательной нормы об убийстве выделить в самостоятельный состав менее опасный вид убийства со смягчающими обстоятельствами - эвтаназию.

Убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, - это умышленное лишение жизни другого человека, осуществленное помимо его воли, акт убийства квалифицируется как насильственный, предполагающий насилие над личностью потерпевшего, а эвтаназия совершается только по просьбе потерпевшего вследствие наличия у него неизлечимой болезни, сопровождающейся невыносимыми страданиями, т.е. лишение жизни согласуется с волей потерпевшего*(619). Последнее должно обусловливать пониженную уголовную ответственность за содеянное.

В связи с этим в качестве убийства, квалифицируемого по ч. 1 ст. 105 УК РФ, можно рассматривать лишь такие деяния, которые некоторые ученые и практики называют принудительной эвтаназией.

Эвтаназия как юридический факт представляет собой не "реализацию права на жизнь", а преступление. Очевидно, что по ряду признаков эвтаназия тождественна убийству (объектом эвтаназии является жизнь пациента; объективная сторона выражается в действии (бездействии); субъективная сторона эвтаназии характеризуется наличием у лица прямого умысла, направленного на лишение жизни больного; субъектом может быть любое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности). Вместе с тем некоторые особенности эвтаназии не позволяют это деяние полностью отождествить с убийством, квалифицируемым по ст. 105 УК РФ.

Квалификация эвтаназии по ч. 1 ст. 105 УК РФ нарушает один из основополагающих принципов уголовного права, а именно принцип справедливости, требующий чтобы наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, соответствовали характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Предлагаемая норма поможет избежать двух опасных крайностей: декриминализации эвтаназии и отождествления ее с убийством. А значит, снимется часть проблем, возникающих у право-применителя при уголовно-правовой оценке анализируемого деяния.

Эту мысль подтверждает и последний опрос, проведенный среди практических работников суда и прокуратуры, по результатам которого 90% следователей и судей высказались за введение в УК РФ самостоятельной, привилегированной нормы, предусматривающей ответственность за убийство по просьбе потерпевшего*(620). Учитывая, что просьба потерпевшего может касаться не только убийства, но и причинения вреда здоровью легкой и средней степени тяжести, а также тяжкого вреда здоровью, 87% следователей и судей выразили свое согласие с необходимостью дополнения п. "д" ч. 1 ст. 61 УК РФ наряду с мотивом сострадания, зафиксированным в нем таким смягчающим обстоятельством, как "просьба потерпевшего".

Таким образом, автор предлагает изложить п. "д" ч. 1 ст. 61 УК РФ ("Обстоятельства, смягчающие наказание") в следующей редакции: "д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, а также по просьбе потерпевшего".

Говоря о проблеме убийства по просьбе убитого, Н.С. Таганцев считал, что "лишение жизни, произведенное по желанию или требованию лица, все-таки остается убийством, так как отсутствие собственного желания пострадавшего не составляет необходимого условия преступности лишения жизни"*(621). "С другой стороны, при наличности элементов, указывающих на отсутствие в виновном намерения вредить, желания нарушать правовой порядок, требуется отнестись к нему с возможным снисхождением"*(622).

М.Д. Шаргородский также полагал, что "для признания убийства несущественно то, что убитый должен был в ближайшем будущем все равно умереть"*(623).

Учет отечественной правовой мысли, законодательного опыта зарубежных стран и анализа существующих в теории уголовного права мнений ученых по данной проблематике позволяет автору предложить следующую редакцию привилегированной нормы УК РФ об ответственности за убийство, совершенное по мотиву сострадания:

Статья 105.1. Эвтаназия

1. Убийство неизлечимо больного по его просьбе, осуществленное медицинским работником по мотиву сострадания с целью избавления больного от мучительных физических страданий, вызванных его неизлечимой болезнью (эвтаназия), - наказывается ограничением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового или лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового.*(624)

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, осуществленное иным лицом, - наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок от трех до семи лет.

В рамках изложенной концепции надлежит выделить следующие признаки эвтаназии:

а) объект преступления - возможность находиться в живом состоянии.

Уголовный закон одинаково охраняет от преступных посягательств жизнь любого человека, независимо от его расовой, национальной принадлежности, гражданства, возраста, рода занятий, состояния здоровья и т.п. При этом жизнь самого человека, независимо от его жизнеспособности, может быть объектом этого преступления. Убийством будет являться как лишение жизни человека, находящегося в расцвете своих физических и умственных сил, так и лишение жизни тяжелобольного или умалишенного, как жизнь новорожденного, так и жизнь человека, находящегося в преклонном или старческом возрасте;

б) объективная сторона - деяние может быть совершено как путем действия, так и бездействия; необходимое последствие эвтаназии - причинение смерти (по данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, а также от несчастного случая); наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего;

в) наличие просьбы потерпевшего на причинение ему смерти;

Представляется, что во всех случаях просьба потерпевшего должна вести к смягчению уголовно-правовой ответственности за убийство по такому основанию. Однако для этого необходимо наличие определенных условий.

Прежде всего, просьба потерпевшего должна по времени предшествовать совершенному деянию. Помимо этого необходимо, чтобы волеизъявление последовало от лица, способного понять значимость и последствия своей просьбы. Нельзя забывать и об особенностях человеческой личности, до последней минуты жизни обладающей свободой выбора и правом на изменение решения. Доктор Роберт Туайкросс из Оксфордского Университета, ведущий авторитет в области паллиативного лечения (лечения для поддержания жизни), вспоминает одного больного, у которого был рак. Стремясь избавиться от болей и душевных переживаний, он злоупотреблял спиртным и, в конце концов, попросил умертвить его. После того, как у него прошли боли в результате применения лечебных средств, он изменил свои намерения, сказав: "Это не я говорил. Это говорил алкоголь"*(625).

Наконец, требуется, чтобы просьба была высказана свободно. Если она была высказана вследствие обмана, введения в заблуждение или в результате принуждения, то совершенное деяние не может быть признано эвтаназией и должно влечь ответственность на общих основаниях.

Возникает еще один вопрос: как быть с формой выражения согласия больного? Когда он находится в таком физическом состоянии, которое не лишает его возможности выразить свою волю, устно или письменно, то все более или менее понятно. А как быть, если больной не в состоянии больше ни говорить, ни писать и, следовательно, определенно своего желания выразить не может, то достаточно ли соответствующего жеста, на который он все еще способен, или выразительного взгляда?

Полагаем, что ответ должен быть отрицательным. Жест не может быть установлен и продемонстрирован даже свидетелями с достаточной убедительностью, чтобы в спорном вопросе у судьи могла сложиться уверенность: да, требование лишения жизни было в данном случае налицо. Еще в большей мере сказанное относится ко взгляду, который, даже будучи зафиксирован моментальной фотографией, дает слишком большой простор субъективному толкованию.

Вспоминается по этому поводу случай, переданный Э. Мельцеру как факт одним из опытных адвокатов, который лет пятьдесят тому назад вместе с другими юристами присутствовал при исполнении смертного приговора, и описанный им в книге "Право на убийство (борьба с вырождением)" в 1926 г.: "Перед казнью осужденный обещал присутствующим подать им в той или иной форме знак в случае, если он окажется способным на какие-либо ощущения. Действительно, голова, скатившаяся на землю так, что глаза были видны, направляла взгляд поочередно на каждого из присутствовавших. Сцена была потрясающая"*(626).

Переводили ли взгляд глаза головы, отделенной от туловища, или на очевидцев произвели впечатление последние слова казненного и сама сцена казни? С одной стороны, посмертные движения глаз, вероятно, возможны, ибо сразу после обезглавления не произошло отделение нервов глазных мышц от двигательного центра. Но, с другой стороны, такого рода движения взгляда можно отнеси к категории рефлекторно-автоматических, механических.

В результате доказать наличие или отсутствие согласия выраженного посредством жеста, тем паче взгляда - задача сверхтрудная, если не сказать непосильная и невозможная;

г) противоправность (неправомерность). Выделение этого признака преследует цель отграничить убийство от правомерного лишения жизни, как это бывает при необходимой обороне, исполнении приказа, приговора и т.п.;

д) эвтаназия - всегда умышленное деяние.

Однако в отличие от убийства, предусмотренного ст. 105-108 УК РФ, субъективная сторона выражается только в прямом умысле, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления.

Совершение эвтаназии с косвенным умыслом, т.е. когда в совершении преступления виновный предвидит возможность, что его действия причинят смерть другому человеку, и сознательно допускает его наступление или безразлично к ним относится, представляется невозможным. Действия по эвтаназии направлены именно на причинение легкой смерти, поэтому основной целью этого деяния является наступление смерти.

Мотив и цель выступают обязательными признаками субъективной стороны состава убийства по просьбе потерпевшего и, соответственно, оказывают решающее значение на квалификацию содеянного;

е) субъект эвтаназии - общий, лицо, достигшее 16-летнего возраста.

 






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.02 с.