Проблема возникновения человека – это проблема возникновения видов. — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Проблема возникновения человека – это проблема возникновения видов.



Часть 2.

Если взглянуть на весь общий процесс эволюции, то каков же принцип его движения, развития? От простого к сложному? Или все происходит не по такой слишком упрощенной схеме развития. Например, как можно объяснить, когда более развитые формы появляются раньше менее развитых и явно опережают в своем совершенстве последующее образование. Пример такой из учебника биологии уже приводился – это череп существа, жившего более двух миллионов лет назад. Ученые называют загадкой и такие загадки возникают на всех стадиях антропогенеза. Возникали как-то совершенные формы, опережая время, а потом вдруг исчезали и приходили уже несовершенные формы.

Что это ошибка природы или Бога? Или это ошибка наших представлений? Или сказать - так создал Бог, или природа. Если так говорить – значит, ничего не говорить.

Л.В. Тарасов в своей книге «Мир, построенный на вероятности» пишет: «Исследуя процесс эволюции, нетрудно обратить внимание на то, что здесь нет простого перехода от менее сложных видов к более сложным. Конечно, какие-то виды (и их было немало) отмирали; тем не менее сейчас можно видеть наряду со сложными видами и огромное количество простых. Эволюция шла не в направлении от простого к сложному, а в направлении от менее приспособленного к более приспособленному, поскольку именно в этом (и ни в каком другом) направлении действует естественный отбор. Характерная черта такого процесса – увеличение числа видов, все больше и больше их разнообразие. Естественно, что при этом будут появляться и все более организованные виды, придавая эволюционному процессу прогрессивный характер. Естественный отбор пропускает любые приемлемые варианты. При этом могут быть отобраны варианты как с более сложной, так и смене сложной организацией. Естественный отбор (демон Дарвина) действует жестко: уничтожает те фенотипы, которые случайно оказались неприспособленными, а из тех, которые оказались в той или иной мере приспособленными к условиям обитания, отдает предпочтение более приспособленными, а менее приспособленных, как правило, также уничтожает ».

Так что же понимается под эволюцией – переход от простого к сложному или идет в направлении от менее приспособленного к более приспособленному, или это практически один и тот же процесс: менее совершенные – менее и приспосабливаются. Но в жизни, как уже говорилось выше, бывает и обратная картина – кого считали несовершенными, очень простыми по устройству - выживали; а более совершенные вымирали.



Очень сложная задача кого считать: совершенными, а кого несовершенными. По каким критериям можно это определять? Взять к примеру: белку, обезьяну и человека. всем как будто ясно, что самый совершенный несомненно – это человек. Далее идет обезьяна, а потом белка. Но если посмотреть, кто совершеннее передвигается по деревьям, картина станет противоположной: белка будет самой совершенной, потом обезьяна и замкнет человек, хотя каждый был приспособлен к древесному образу жизни (в том числе был и человек – но это мнение биологов и многих других ученых). Т.е. каждый вид в чем-то совершенен и это совершенство ему дает самое главное – возможность жить и выживать.

А может на эволюционный процесс взглянуть чуть попроще, чтобы избежать какой-либо путаницы, и сказать, что эволюция это этап следующего развития, т.е. когда одно развитие следует за другим, но, не выстраиваясь в линейку по порядку совершенства, а как бы надстраивается над базирующей частью предыдущего развития. Создается следующая оболочка мироустройства, оно как бы расширяет его. Поэтому нам и видится усложнение миров, его надстройка всегда будет выше базирующей части. Новый этап развития есть продолжение предыдущего. Развитие идет актами, в каждом мире имеется свое движение, развитие. Но и имеется общее развитие, а это уже есть эволюция.

В некоей простоте понимания эволюции, что это есть последующее развитие, по внутреннему содержанию, механизму движения представляет большое затруднение для нашего мышления. Но оно тоже не стоит на месте, вместе с эволюцией оно движется. Главное, чтобы это мышление оставалось в эволюционном процессе и как можно дольше, и тогда мы поймем суть эволюции, но для этого, к тому же, нужно потратить много сил.

Дарвинскую теорию эволюции далеко не все разделяют (церковь вообще отвергает идею эволюции). Известный ученый биолог Келликер утверждает, что борьба за существование и естественный отбор не являются доказанными – все организмы возникли в результате творения Господа Бога, и только потом произошла их эволюция. Это утверждение Келликер назвал теорией гетерогенного развития. Основной мыслью его гипотезы является то, что под влиянием общего закона живых существ последние должны производить из своих зачатков другие, которые, тем не менее, отличаются от них. Келликер говорит, что под влиянием каких-то условий окружающей среды или иных факторов они могут дать жизнь другим, более организованным формам. Гипотеза ученого отвергает принцип выживания особей с полезными признаками, а значит, и естественный отбор. По мнению ученого, в основе возникновения мира лежит великий план развития, созданный Богом, в соответствии с этим планом простые формы и превращаются в более сложные и разнообразные. Келликер много работал над своей гипотезой и впоследствии несколько изменил ее основополагающие принципы. Теперь в основу своей гипотезы ученый поставил принцип развития под влиянием внутренних причин. Он говорит, что изменения видов идет в скачкообразной форме: виды эволюционируют, все более и более усложняясь.



Здесь ход самой эволюционной мысли ученого понятен. В природе нет такого закона в соответствии, с которым один вид производил зачатки новых видов и тем более совершенных, а это бы уже означало смертельную опасность для самого предыдущего вида, т.к. совершенные будут вытеснять несовершенных (возможно по этой причине ученый, и отвергал естественный отбор, борьбу за выживание). Это подобно самоубийство. Разве может это позволить Бог, природа. Ученый понял, что вид не может под влиянием условий окружающей среды, постепенно производить нечто такое, чтобы зародыши его детей становились другими. Келликер пришел к выводу, что виды изменяются скачкообразно. А вот чей план лежит изменений видов - великий план, созданный Богам или еще кого-то. Навряд ли Бог будет заниматься такими планами, у него имеются дела намного посущественнее. Например, человек в своем созданном мире техники, планы на дальнейшее его изменения, создания новых видов техники, может только делать сам человек – он там хозяин, это его прерогатива. Но планы создает не без помощи Бога и природы (под природой понимается совокупность всех миров). Виды биологические тоже создаются по плану, но вот кто эти планы отставляет нужно еще разбираться и разбираться. Ученый своеобразно соединил творения Господа и эволюцию. И в чем-то был прав. Но приписал ему несвойственные функции - создавать по своим великим планам - организмы. А на самом деле эволюция и сила божья это единое целое. Эволюция в силе божьей. Эволюция сама по себе не происходит. Так что сила божья, ее направленность действия, никак не противоречит эволюции.

Естественный отбор, «демон Дарвина», как назвал Л.В. Тарасов, хоть и не ваяет (не создает) новые формы видов, не выполняет какие-либо функции бога, т.е. в никакой мере его не заменяет, но он существует и притом очень жестко действует, по словам Тарасова жестко уничтожает неприспособленных, которые случайно оказались таковыми. История жизни видов однозначно показывает, что после скачкообразного появления новой системы видов, когда они появляются в огромном количестве по разнообразию видов - их число не увеличивается, наоборот беспощадно сокращается, т.к. действует «демон Дарвина» - естественный отбор. Многие виды уходят, потому что не выдержали конкуренции, не сохранили свои места обитания. Значит, кто-то был сильнее или имел более сильные защитные реакции, или еще оттого, что их место было таковым, что никто не смог его освоить.

Люди на пользу используют действия отбора. Изготовленные человеком механизмы (организмы машин), во время деятельности зарекомендовавшие механизмы будут отбираться, а те, которые не прошли испытание временем, будут выброшенными и заменены на новые. Будет отбираться самое лучшее, чтобы потом создать более совершенные машины. Без отбора не было технического прогресса.

Некий подход к использованию отбора действует и при создании видов. Но как он конкретно применяется, как используют создатели видов, нам пока совсем неизвестно. Это не наш мир мы там не хозяева.

Религиозная литература пишет, что исходя из формулы первой главы Бытия: живые организмы размножаются только «по роду их»; причина заключается в том, что генетический не дает растению или животному отклониться слишком далеко от нормы. Возможно большое разнообразие (какое можно видеть, например, среди людей, кошек или собак), но не до такой степени, что одно живое существо могло бы превратиться в другое. Эксперименты по искусственному отбору также это подтверждают. Ученые пытались путем скрещивания добиться неограниченного изменения различных животных и растений. Они хотели выяснить, нельзя ли со временем создать новые формы жизни. Каков был результат? Дальше идет ссылка на выводы, сделанные авторитетными учеными: проводимые эксперименты по искусственному отбору обычно обнаруживают, по прошествии нескольких поколений достигается пик, сверх которого невозможно дальнейшее усовершенствование, и что новый вид не образовался; следовательно, искусственный отбор, по всей видимости, скорее опровергает, чем подтверждает эволюцию.

А вот, что пишут научные журналы: «Виды действительно способны претерпевать в своих физических и других характеристиках небольшие изменения, но эта способность ограничена и, в более отдаленной перспективе, колеблется в пределах средней величины». И делается вывод, что живые организмы наследуют не возможность непрекращающихся изменений, а стабильность и способность к ограниченным вариациям.

Французский биолог Жан Ростан заявил: «Нет, я не могу заставить себя поверить, что эти «ошибки» в наследственности – пусть даже при содействии естественного отбора, пусть даже при наличии преимущества огромных промежутков времени, в течение которых эволюция могла влиять на жизнь, - были способны создать весь мир со всей его структурной щедростью и изысканностью, с его поразительными «адаптациями».

Профессор Джон Мур пишет: «После тщательных исследований и анализов всякое догматическое утверждение…что генные мутации служат сырьем для какого-либо эволюционного процесса, включающего естественный отбор, является мифом».

Вывод только один, что никакая совокупность случайных генетических изменений не может стать причиной перехода одной формы в другую.

Но не все разделяют эту точку зрения. Вот что пишет в своей книге «Философия» (пособие для учащихся старших классов школ) В.Д. Губин: «Во Вселенной нет однонаправленного развития в сторону усложнения, скорее наоборот: Вселенная изменяется от космоса, порядка – к хаосу. То, что возник человек, было совершеннейшей случайностью, непредсказуемой мутацией. Природа наобум пробовала десятки вариантов: были питекантропы, неандертальцы, синантропы, зинджантропы, родезийские люди и, наверное, множество других не известных нам видов».

А вот генетик К.Х. Уоддингтон очень образно по поводу веры в мутации и всяких случайностей сказал: «Эта теория похожа на следующее построение: начни с любых четырнадцати строк связанного английского текста и изменений в нем букву за буквой, сохраняя только то, что еще содержит смысл, и ты, в конце концов, получишь один из сонетов Шекспира.. Эта логика поражает меня своим безумием, а я думаю, что от нас можно ожидать лучшего».

Как можно возразить высказыванию церкви, что, несмотря на большое разнообразие видов, виды не превращаются в друг друга. Здесь можно еще добавить, что при их начальном системном появлении, видов было во много раз больше и степень сходства между видами тоже было намного больше. Но виды не сливались, и тем более не переходили в какие-то иные формы. Некоторые ученые до сих пор верят в то, что найдутся организмы переходных форм. Но их как не было, так и не будет. Полуформ в природе нет. Это факт, из которого вытекают следующие выводы, при том весьма дальнедействующие.

В связи с тем, что виды появляются скачкообразно, т.е. сразу, мгновенно, приходит мысль, что их создали, но не конкретные создатели, а Бог. Но он только раз все создал и в один период времени, а факты говорят совершенно о другом, что виды через определенное время сменяют друг друга и приходят организмы следующего уровня, т.е. происходит эволюция. Мир не выглядит не изменчивым, раз и навсегда созданным Богам. Поэтому биолог Келликер утверждал, все организмы возникли в результате творения Господа и лишь, потом произошла их эволюция. Т.к. других мыслей не было и не могли прийти в голову, ученый остановился на этом и по-своему был прав (если мы не знаем что-то, мы всегда говорим - это создал Бог или создала природа; но сразу все знать мы не можем). А что мог сказать ученый Келликер: с одной стороны происходит скачкообразное мгновенное образование видов, а с другой стороны нельзя отрицать эволюцию (а многие к такой проблеме подходят как обычно: или первое или второе, т.е. или создание или эволюция). И здесь более прав оказывается биолог Келликер. Нам нужно еще время, чтобы хотя бы не отвергнуть с порога мысль, что каждый отдельный мир создается конкретными участниками (создателями), которые используют только сою информацию (потому нам так в ней тяжело разбираться), воспроизводят движение и управляют всей системой, которую сами и создали. Все это можно с легкостью отвергнуть - но что взамен можно предложить, ведь других мыслей нет. У нас только: или природа все создала, или Бог. А если есть другие мыли и они буду высказаны, это будет очень хорошо, это только поможет ближе подойти к самой главной тайне: как все произошло. Конечно, как все произошло, навряд ли сможем ответить в ближайшее время, а вот как произошли ближайшие соседствующие миры, мы сможем понять, если захотим и сможем отбросить не факты, не огромнейший труд ученых, а прейти на следующий уровень постижения истины, т.е. поменять подход, поменять основу представлений.

Известный русский географ и биолог Л.С. Берг (академик АН СССР, лауреат Государственной премии СССР) также не воспринял теорию Дарвина, доказывая ее несостоятельность по многим вопросам. Он предложил собственное учение, которое назвал номогенез. Берг называл еще свою концепцию концепцией эволюции на основе закономерностей, противопоставляя ее дарвинской теории эволюции на основе случайностей. По словам В.П. Алексеева: «Осуществлялся подход к эволюции как к полифакториальному процессу, привлекалось внимание к морфологическим аспектам эволюции и делался упор не на внешне по отношению к жизни явление - естественный отбор, а на внутренние закономерности структурных преобразований самого живого существа».

Берг подчеркивает, что в процессе эволюции организм испытывает воздействие двух видов: одни исходят от химических свойств самого организма, другие зависят от условий внешней среды, в частности географического ландшафта. Ученый говорит, что результат эволюции – это нечто среднее между этими влияниями.

Берг делал упор на то, что лишь географический ландшафт заставляет организмы меняться, причем изменения закономерны, а все случайности исключены. Тем самым ученый отвергал роль мутаций.

Берг выдвинул предположение, что сходные формы органического мира могут иметь разных предков, а значит, считал Дарвина, который говорил, что все живое на земле произошло от одного предка, неправым. Берг не соглашался и с теми, которые говорили, что на свете существует столько форм, сколько их сотворил Бог.

Берг, суммировав многие свои и колоссальное множество чужих наблюдений, выделил две группы явлений, характерных для всего живого и отражающих внутренние тенденции эволюции самых разнообразных форм живого вещества: появление полезных признаков на самых ранних этапах индивидуального развития и значительно раньше, чем они появляются в филогенезе – в процессе исторического развития; параллелизмы и конвергентные тенденции в филогенезе, несводимые к действию естественного отбора. В первом случае речь идет о сумме явлений, которые охватываются общим понятием преадаптации, во втором - о сумме явлений, которые отражают какие-то общие закономерности динамики структуры живого вещества. Ученый убедительно показал, что в обоих случаях естественный отбор либо бессилен, либо недостаточен, чтобы объяснить все детали возникающих изменений и их эволюционное значение.

У С.В. Мейена есть плодотворная точка зрения, согласно которой номогенез – учение о внутренней направленности эволюции – и естественный отбор дополнительны друг к другу. В теоретической биологии действует выдвинутый Н. Бором принцип дополнительности; согласно этому принципу действующие в пределах замкнутой системы закономерности дополняют друг друга, что и обеспечивает саморазвитие системы.

В.П. Алексеев дал высокую оценку работе Берга: «Громадное впечатление, которое произвела книга Л.С. Берга, во многом объясняется не только богатством ее идейного содержания, но и редкой фактической оснащенностью. Эрудиция автора кажется необъятной, и он черпает факты из самых разнообразных областей знания. Но главное, разумеется, удачный синтез идей, гармоничное слияние оценки действия разных эволюционных факторов в цельную картину, построение такого варианта эволюционной теории, которой внутренне целостен и обнаруживает в то же время большую гибкость в трактовке деталей эволюционного процесса».

Но здесь, на мой взгляд, имеются некоторые спорные моменты – как географический ландшафт может заставлять меняться организмы. Да, каждый организм подстроен к определенным географическим местам обитания, о чем я приводил пример человека, когда его формы были полностью подогнаны под весьма специфические географические условия (об этом было много сказано выше). Но вот проблема: как это произошло? Как сам географический ландшафт мог «лепить» организмы и притом из чего? Как он мог изменять ДНК, чтобы они превратились в определенные системы организмов? Он верно говорит, что не мутации вызывает эволюцию. Но кроме мутаций, которые беспорядочно частично вызывают изменения ДНК, нет никаких других предположений (свои предположения будут высказаны ниже).

Берг отрицает идею Дарвина, что все живое произошло от одного общего предка, что подтверждаются многочисленными фактами - в особенности, если сравнить ДНК различных организмов, они должны сближаться по мере приближения к одному общему предку, что на самом деле не происходит. А также ДНК показывает, что даже самые близкие организмы не произошли от каких-то общих предков, об этом говорилось выше, когда были приведены примеры работ японских и других специалистов. Так что в природе не было ни одного общего предка, о котором говорил Дарвин, ни несколько разных предков, от которых якобы все произошло. А также идея одного общего предка не согласуется с естественным отбором - как мог происходить отбор, если кроме одного предка не было никого?

Я полностью солидарен с Бергом в том, что «не случайность» - все создало или как некоторые авторы говорят, что природа наобум пробует всякие варианты – может, что и получится из этого «наобума». Но мы наблюдаем совершенно другую картину, что все виды целенаправленно образованы к своим географическим ландшафтам, к своим условиям, к своему месту обитания. Какое это место (очень важно еще, какое место деятельности будет занимать вид), такой будет по форме организм. Но и здесь возникает проблема: как может происходить, что в одном и том географическом ландшафте, в одной и той же среде, условиях, месте обитания появляются самые различные организмы, да еще в таком разнообразии, что просто уму нашему, самому совершенному, непостижимо (еще, как в таких случаях каждый вид занимает только свою нишу и откуда сама ниша берется). Может здесь не географический ландшафт заставляет организмы меняться, а может, это делает естественный отбор? Но и здесь возникает много вопросов и не только у меня и у самого создателя этой теории. Дарвин писал: «Предположение, чтобы глаз… мог быть выработан естественным отбором, может показаться, сознаюсь в этом откровенно, в высшей степени нелепым».

Имеется немало частей организма, например, глаз, ухо, мозг по общему устройству одинаковые у других организмов и выполняют одни и те же функции (хотя, например, глаз, выполняя одну и ту же функцию, может быть подогнан под разные условия, виды деятельности, которая в свою очередь связна с занимаемой нишей – об этом уже говорилось выше). Как могут в разных условиях создаваться такие схожие части организма?

Противники «случайного происхождения» пишут, что такие органы, как глаз, ухо и мозг по своей сложности поражают нас гораздо больше, чем самый замысловатый механизм, созданный человеком; одна из проблем эволюции заключается в следующем: для того чтобы зрение, слух и мышление могли функционировать, все эти части этих органов должны взаимодействовать; такие органы были бы непригодными до тех пор, пока полностью не развились бы все отдельные части - мог ли неуправляемый случай, который считается движущей силой эволюции, в подходящее время объединить все эти части, чтобы создать такие уточненные механизмы? Авторы приводят сообщение из «Нью-Йорк таймс»: «Эксперты, стараясь осуществить одно из самых дерзновенных стремлений человека, а именно создать мыслящие машины, смутились на первом же, казалось бы, элементарном шаге, они не могли развить зрение. После двадцатилетних изысканий им все еще приходится учить машины, казалось бы, простому действию: опознавать обыкновенные предметы и отличать друг от друга… Поэтому у них развилось новое, глубокое уважение в отношении изощренного человеческого зрения…Человеческая сетчатка – предмет зависти специалистов по вычислительной технике. Ее 100 миллионов палочек и колбочек. А такие нейронные слои, выполняют по меньшей мере 10 миллиардов вычислительных операций в секунду».

Астроном Роберт Ястров сказал: «Глаз видимо, был сконструирован; ни один конструктор телескопа не смог бы сделать это лучше».

Религиозная литература указывает, ссылаясь на ученых, что у ученных нет доказательств, что жизнь не является результатом акта сотворения. Но у тех, кто придерживается этой идеи, разве есть доказательства обратного, т.е. как все создавалось. Что создано вокруг – это создано кем-то и через что-то. Ни Бог, ни Природа не может вдруг, как бы с помощью волшебной палочки - взмахнув раз, и все бы появилось. И глаз, и ухо, и весь организм.

Религиозная литература пишет: «Независимо от выдвигаемой теории, разумно ожидать, что существуют хотя бы некоторые доказательства, указывающие на то, что один вид жизни превращается в другой. Однако пробелы между различными формами жизни, находящимися в палеонтологической летописи, как и пробелы между формами организмов, живущих сегодня на земле, до сих пор остаются».

Многие ученые, в том числе палеонтологи не хотят ввязываться с авторами данной литературы. Может возразить нечем или вопросы ставятся не очень приятные. А эта литература ставит очень вопросы (правда не с целью постижения истины, а чтобы отстоять свои интересы и не более того, заупрямившись на одном – все создал Бог), от которых нельзя уйти, если мы хотим на самом деле понять, как все произошло.

Противники Дарвина пишут, что интересно проследить, что произошло с долгое время признававшимся представлением Дарвина о «выживании наиболее приспособленных» - он назвал это естественным отбором; Дарвин верил, что природа «отбирала» наиболее приспособленные для выживания организмы. «Приспособленные» приобретали будто бы новые признаки, которые шли им на пользу, и таким образом эволюционировали. По данным последних 125 лет видно, что наиболее приспособленные действительно могут выжить, но это не объясняет, как они появились. Один лев, может быть, более приспособлен, чем другой лев, но это не объясняет, как он стал львом. И все его потомки всегда будут львами.

Ф. Хитчинг пишет: «В трех критических областях, в которых можно проверить (современную теорию эволюции), она оказывается несостоятельной: палеонтологическая летопись обнаруживает скорее структуру эволюционных скачков, а не постепенные преобразования. Гены – мощный стабилизирующий механизм, главная задача, которого заключается в предотвращении развития новых форм. Случайные, возникающие друг за другом мутации на молекулярном уровне не являются объяснением высокой организованности и растущей сложности живых организмов. Эволюционную теорию, столь осаждаемую сомнениями даже со стороны тех, кто ее преподает, можно, мягко выражаясь, поставить под вопрос. Если дарвинизм действительно является великим всеобъемлющим принципом биологии, то он заключает в себе необычно большие области неведения». Хитчинг даже заявил, что современная теория эволюции, по его мнению, «настолько несостоятельна, что она заслуживает, чтобы ее рассматривали как дело веры».

Палеонтологическая летопись в свое время разочаровала Дарвина. Он объяснял: «Многие палеонтологи…настойчиво указывали на внезапное появление в разных формациях целых групп видов как на роковое возражение, опровергающее мнение об изменяемости видов. Есть еще другое подобное же затруднение и притом еще более серьезное. Это то обстоятельство, что виды, принадлежащие к различным главным отделам животного царства, внезапно появляются в самых нижних из тех слоев, в которых нам известны органические остатки…Этот факт нужно пока признать необъяснимым, и на него можно справедливо указывать как на сильное возражение против защищаемых здесь (эволюционных) взглядов». Он и другие ученые полагали, что в течение последующего времени недостающие ископаемые звенья определенно будут найдены. Дарвин сказал: «Я смотрю на геологическую летопись как на историю мира, не вполне сохранившуюся…вследствие крайней не полноты».

К настоящему времени, по словам ученых, обнаружено огромное количество ископаемого материала. Портер Киер говорит: «В музеях по всему миру имеется около ста миллионов ископаемых, которые все занесены в каталоги и определены».

Стивен Стенли говорит, что новые ископаемые открывают новые и неожиданные обстоятельства относительно нашего биологического происхождения. В книге «Взгляд на жизнь» говорится: «Палеонтологическая летопись полна тенденций, которые палеонтологи пока не в состоянии объяснить». Многие ученые отмечают, что доступное теперь, обширное свидетельство ископаемых показывает то же самое, что и во дни Дарвина: основные группы живых организмов появились внезапно и на протяжении долгих периодов не испытывали заметных преобразований. Никаких переходных форм от одной крупной группы живых организмов к другой вообще не было найдено. Палеонтологическая летопись, таким образом, говорит прямо противоположное тому, что от нее ожидалось.

После сорокалетних исследований шведский ботаник Гериберт Нильсон написал: «Исходя из палеобиологических фактов, невозможно создать даже карикатуру эволюции. Ископаемого материала сегодня накопилось так много, что…отсутствие переходного ряда нельзя объяснить скудостью материала. Пробелы реальны, они никогда не будут восполнены».

Здесь совершенно не понятны объяснения авторов (указанных выше), если происходит скачкообразное появление видов – значит это уже не эволюционный процесс, хотя Хитчинг это назвал «структурой эволюционных скачков». У нас просто неправильно сложилось представление об эволюции. Отвергнуть ее невозможно. Необходимо скорректировать взгляд на эволюцию и многое сразу прояснится. В историческом процессе создаются системные образования эволюционных этапов развития. Эволюционные этапы появлялись в определенное время, когда возникали для этого условия, чтобы акт создания мог произойти. Создавалась целая система видов, следующая экосистема. Создавалась сразу как гармонический единый действующий организм. Поэтому мы и видим скачкообразное появление видов. Именно так – системно, поэтапно расширяясь, проходит эволюция. Но не медленными превращениями, на что и указывает палеонтологическая летопись.

Дарвинская теория эволюции строится на других принципах. О ней говорят так, что хотя в настоящее время на ней основываются множества самых разнообразных наук, до сих пор вызывает у некоторых людей неприятие, они находят в ней большое количество неточностей и неясностей, которые никак не объясняют, почему развитие шло именно этим путем. Сейчас кому не лень ругают Дарвина, в особенности церковь, хотя он был глубоко верующим человеком. Но есть ли конкретные предложения, которые бы дали возможность как-то по-иному взглянуть на эволюцию? Можно по-разному относиться к Дарвину, но никто не может отнять огромную заслугу, хотя бы потому, что он показал направление движения, хотя ошибся дорогой.

Ученый-палеонтолог К.Ю. Еськов в своей книге «Удивительная палеонтология» пишет: «В «Происхождении видов» Ч. Дарвин честно и четко сформулировал вопросы, на которые его теория не давала (при тогдашнем уровне знаний) удовлетворительного ответа. Это можно поставить в длинный ряд научных заслуг Ч. Дарвина. Одним из самых серьезных вопросов основатель эволюционной теории считал такой. Известно, что в кембрийских отложениях (возраста 540 млн. лет) практически одновременно появляются ископаемые представители почти всех основных подразделений животного царства. По идее, это их появление должно было предваряться длительным периодом эволюции, однако реальные следы этого процесса почему-то отсутствуют: в предшествующем кембрию слоях ископаемых остатков нет. Никаких. Ну чем тебе не «акт творения»?».

Но почему творит только Бог? Люди тоже творят, много чего создают. Но сказать, что кроме людей больше никто не творит – это будет совершенно не правильно. Все миры вокруг нас это творение, но не Бога и не Природы (хотя, в общем, это можно сказать). Творят, создают свои миры конкретные лица – они не только создают, но и поддерживают жизнедеятельность созданной ими же систем, как больших, так и малых организмов. Т.е. они должны постоянно поддерживать в своем организме циклические движения. Только в таком случае будет функционировать организм и значит существовать. А это могут делать только конкретные лица (участники процесса).

К.С. Еськов особенно отмечает, что появление в кембрийских отложениях ископаемых происходит одновременно – значит постепенного долгого эволюционного процесса не было. Это был акт создания. По-другому не назовешь. В этом плане эволюционная теория Дарвина не подходит. Идейный принцип нужно менять. Эволюция проходит скачками, системными блоками.

Огромное количество видов, по Дарвину, образовались по мере развития живых существ от предка, который дал различные ответвления, от которых должны произойти еще ответвления и т.д. - количество видов должна постоянно возрастать – при том с геометрической прогрессией. Т.е. представляется совершенно невероятная картина, когда каждый организм дает свои ответвления, а те в свою очередь тоже должны сделать, тоже самое. Это уже не жизнеспособная система. Или может не каждый организм может стать предком. Тогда возникает вопрос: какой организм может претендовать на роль предка? Взять, к примеру, людей – каждый может быть предком или только избранные могут приобрести эту данность, свойство. Если бы каждый человек, да еще постоянно давал ветви, это вообще получилась бы невообразимая картина. Значит, ответвления должны происходить через какие-то промежутки времени. Но какие? А может это происходит в какое-то определенное время или в определенных местах, условиях?

Но если исходить из сегодняшних реалий, из фактов исторического процесса, число видов не увеличивается, а катастрофически уменьшается. Виды неумолимо исчезают. Сколько их было в прошлом, а сколько стало? Это действует «дарвинский демон» - естественный отбор. Когда один вид начинает становиться доминирующим, он начинает вытеснять другие виды. Свое жизненное пространство расширяет за счет других. Так было в прошлом, так происходит и сейчас, хоть и человек предпринимает меры по сохранению видов. Этот принцип Дарвина действует – нравится это кому-то или нет. Мне тоже лично такая жестокость не нравится, но такая сторона имеется тут ничего не поделаешь. Но борьба за существование не является жизнеутверждающей основой, не является сутью мироустройства. Это лишь одна из сторон диалектического движения, без которого не может обходиться развитие.

Виды не разрастаются. Эволюция проходит по-другому. Принцип действия эволюции иной – вначале появляется огромное количество видов, потом постепенно они со временем уменьшаются. Уменьшение количества видов уравновешивается увеличением числа организмов доминирующего вида (биомасса остается той же). В одном месте уменьшается, в другом настолько увеличивается. Это действие сохранения материи. Это важнейшая установка мироустройства. Это данность Бога и оно действует во всех мирах. Бог стоит над мирами и одновременно существует внутренне в каждом мире, в каждом организме. На то он и Бог.

Исходя из этой новой точки на эволюцию, что виды появляются в огромном количестве самых разнообразных и схожих в чем-то по форме их устройства, но по численному своему составу – малы, т.е. создается маленькое количество организмов вида; со временем это число организмов будет возрастать, а количество видов уменьшаться. Здесь превращений, преобразований одного вида в другой не может быть, ну, никак. Нам внутренне не приятны даже мысли, что мы могли быть какими-то другими существами – похожих или не похожих на обезьян, но одно лишь напоминание, (например, что мы якобы произошли от обезьяны) вызывает бурю возмущения у многих. Это тоже происходит не с проста, т.к. каждый организм был создан индивидуально и только создавалось для него, естественно он не хочет быть другим. В его организме лежит его суть и неизменность, без чего не может существовать организм.

Наш современник, ученый-физик Г.С. Липсон считает, что единственным приемлемым объяснением многообразия форм жизни на Земле является сотворение, что многие ученые, приняв дарвинизм за догму, стараются «подогнать» свои наблюдения таким образом, чтобы они совпали с ним.

Если нет других мыслей, все можно приписать Богу или Природе. Можно как угодно толковать показания палеонтологической летописи, когда одни вырывают отдельные факты и используют их для доказательства правоты Дарвина, другие же выискивают в ней веские ошибки, ставящие теорию Дарвина под сомнение.

Автор книги «Законы живой природы» Е. Трибис пишет, что те ученые, которые хотят доказать несовершенность дарвинизма, говорят, что найденные ископаемые останки совершенно не свидетельствуют о постепенном переходе одного вида в другой. При этом в доказательство своей правоты они приводят тот факт, что даже теория прерывистого равновесия, согласно которой эволюция шла скачками, утверждает, что эти преобразования из одного вида в другой должны были длиться многие тысячелетия. Если так, - продолжает ученый, что у некоторых ископаемых должны были обнаружиться развивающиеся руки, ноги, глаза, крылья, некоторые другие органы. Например, должны были бы существовать рыбы, плавники которых постепенно превращаются в ноги земноводных, а их жабры – в легкие: некоторые останки таких животных действительно найдены, но все же противники теории Дарвина утверждают, палеонтологическая летопись совсем не полна. Дарвин сетовал на то, если бы образование видов шло постепенно, каждая формация, каждый слой были бы переполнены такого рода промежуточными звеньями, но этого не наблюдается. Ученых смущает обширное свидетельство ископаемых, что они появляются внезапно и, что удивительно, на протяжении долгого времени не имели заметных






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.023 с.