ИСТОЧНИК ВСЕХ РЕАЛИЗАЦИЙ: ЧЁТКИЙ ОТТИСК ГЛУБОКОГО ПУТИ ШЕСТИ ЙОГ НАРОПЫ — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

ИСТОЧНИК ВСЕХ РЕАЛИЗАЦИЙ: ЧЁТКИЙ ОТТИСК ГЛУБОКОГО ПУТИ ШЕСТИ ЙОГ НАРОПЫ



Автор: Гьялва Энсапа Лобсанг Дондруп (1505-1566)

На тибетском: Thabs lam na ro î chos drug gi lag rjes dngos grub кип byung

Предисловие переводчика

Гьялва Энсапа был одним из величайших йогинов традиции гелуг первой половины XVI века. Прославившийся своим многолетним отшельничеством в горах Олкха, где ранее провёл пять лет в созерцательном уединении лама Цонкапа, он почитается одним из самых эксцентричных монахов из тех, кому удалось достичь Пробуждения за одну жизнь. В отличие от большинства тибетских монахов, традиционно скромных и осторожных в выражениях, он был грубияном и задирой, часто повторяя: «В стародавние времена традицию махасиддхов держал Миларепа. Теперь я за него!»

Кроме того, его называют предшественником линии перерожденцев Панчен-лам. Его непосредственным перерождением был Первый Панчен-лама (1568—1662), чьё толкование Шести йог переведено в главе 6. Гьялва Энсапа не носил официального титула, потому что впервые этот титул получил Лобсанг Чокьи Гьялцен в середине 1600-х от Пятого Далай-ламы, но он неизменно упоминается в качестве предыдущего рождения Панчен-ламы1.

Работа по Шести йогам Наропы, которую написал Гьялва Энсапа, не рассматривает каждую из них в отдельности, обращаясь вместо этого к фундаментальному принципу, на котором зиждется всё здание Шести йог. Этот подход носит название сева сум (тиб. sred ba gsum), или «три слияния».

Можно по-разному подойти к вопросу об этих «трёх слияниях». В «Книге трёх воззрений» Цонкапа бегло перечисляет разные подходы, отбрасывая те из них, что были произвольно приведены поздними тибетскими ламами. После такого краткого обзора он излагает доктрину в том виде, как её передавали Тилопа, Наропа, Марпа и Миларепа. Как мы увидим в главе 5, в его «Практическом руководстве к Шести йогам» обсуждению трёх слияний тоже посвящён раздел под заголовком «Йога иллюзорного тела и йога ясного света».

В этом разделе Цонкапа выделяет для йогической практики три состояния сознания — бодрствование, сон/сновидения и бардо, наступающее после смерти, — и указывает, что сущность Шести йог состоит в том, чтобы привнести в каждое из этих трёх состояний Три тела — дхармакайю, самбхогакайю и нирманакайю. Таким образом, получается, что необходимо совершить девять слияний, по три для каждого из трёх состояний.

В традиции Шести йог эти три состояния сознания — бодрствование, сон/сновидения и посмертное сознание — также известны как три бардо. Лама Цонкапа так объясняет это в «Книге трёх воззрений»:



В традиции Шести йог Наропы мы встречаемся с упоминанием трёх «состояний бардо». Во-первых, это «бардо наяву», или «бардо между рождением и смертью», которое относится к периоду бодрствования с самого рождения и до момента смерти, включая и настоящее время. Во-вторых, это «бардо сна», то есть период между засыпанием и пробуждением. В-третьих, это «область бардо», или «бардо становления», период времени от смерти до нового рождения.

Три слияния могут выполняться в любом из этих трёх бардо. Как утверждает Цонкапа в «Книге трёх воззрений», самым важным из трёх является «бардо наяву», потому что именно в состоянии бодрствования средний практик может легче всего достичь успеха в тантрических йогах или хотя бы заложить фундамент своих будущих достижений. Как только получены основные навыки в практике созерцания наяву, надо переходить к выполнению трёх слияний в состоянии сна и сновидений. Наконец, если не удаётся достичь полного Пробуждения в течение этой жизни, в бардо сновидений или наяву, можно применить три слияния во время умирания и достичь освобождения в бардо становления.

Цонкапа пишет в «Книге трёх воззрений»:

 

Существа, не обладающие йогическими способностями, воспринимают три бардо как обычные состояния... А вот йогины, получившие устные наставления, знают, как использовать три кайи периода пути (т. е. обычные три тела) и превратить их в Три тела периода плода (т. е. в состояние будды).

 

По-тибетски тантрический путь иногда называют дебу-лам (тиб. bras buì lam), или путь плода. Это определение раскрывает свойство тантры, которое заключается в том, что для быстрого достижения плода — Пробуждения — можно взять некую составляющую этого будущего плода, внести его «здесь-и-сейчас» нашего непросветлённого состояния и таким вот образом вызвать полное внутреннее преображение. Идея состоит в том, что Пробуждение никогда не бывает вдали от нас; абсолютная и относительная реальность у нас всегда под рукой, равно как и возможность обрести Три тела. Мы попросту не умеем толком всем этим воспользоваться.



Что касается Трёх тел, то дхармакайя связана с нашим умом, самбхогакайя — с речью, или, проще говоря, с коммуникативным принципом, а нирманакайя — с нашим обычным телом.

Процесс трёх слияний, говоря вкратце, состоит в следующем.

1. Наяву мы обычно переживаем ясный свет естественным образом во время оргазма, но этого переживания можно добиться и методами йоги. Кроме того, ясный свет неизменно сопровождает процессы засыпания и умирания. Суть заключается в том, что восприятие ума ясного света во всех трёх случаях (наяву, во сне и в момент смерти) является высшим состоянием нашего сознания, опытом пребывания в недвойственности, полной блаженства и свободной от формы. Это высшее состояние сознания сходно с мудростью дхармакайи будды. Вот почему, оказавшись в переживании ума ясного света одного из трёх бардо, следует практиковать слияние этого ума с дхармакайей. Такова первая тройка слияний.

2. Самое первое движение ума, покидающего ясный свет, подобно переживанию самбхогакайи. Наяву это случается во время созерцания, когда мы покидаем состояние ясного света, достигнутого средствами йогической медитации, вступаем в сферу создающего понятия и представления концептуального ума. Во сне такое происходит, когда угасает ясный свет процесса засыпания и начинаются сновидения, а во время умирания — когда после вспышки ясного света смерти мы покидаем тело и вступаем в сферу бардо.

Тело самбхогакайи будды могут воспринимать только арьи, или святые, но остальным существам это недоступно; точно так же наши мысли, сны и видения бардо, хоть и имеют форму, не видны обычным людям. Эти переживания тонкой формы необходимо соединить с естественным воплощением иллюзорной, совершенной и полной блаженства природой бытия; надо, чтобы они стали доступны восприятию в виде некоего иллюзорного театра, проявленного на благо всего мира. Другими словами, они должны слиться с самбхогакайей. Это вторая тройка слияний.

3. Наконец, третье слияние — это слияние нового рождения с нирманакайей. Рождение из бардо наяву происходит всякий раз, когда, завершив созерцание, мы окунаемся в обычную жизнь. Рождение из бардо сна/сновидений случается в момент пробуждения ото сна и возвращения в повседневность. Рождение из бардо становления, или бардо смерти, наступает, когда карма пребывания в посмертном состоянии исчерпана и сознание снова готово войти в новое тело.

Основной принцип, лежащий в основе этих трёх слияний, состоит в том, что уменьшенную картину происходящего с нами во время умирания можно наблюдать в момент засыпания, а наяву намеренно вызывать посредством йоги внутреннего огня.

По этой причине будет небесполезно ознакомиться с тем, как йоговская традиция объясняет переживания в процессе умирания. Цонкапа приводит краткое описание этого процесса в своём «Практическом руководстве по Шести йогам»:

 

В процессе умирания проявляются особые внешние и внутренние знаки, сопровождающие последовательное угасание энергий. Сначала угасают первоэлементы (махабхуты): Земля растворяется в Воде. Внешний знак этого — утрата способности двигаться или управлять телом, что переживается как полное расслабление. Ощущение такое, как будто тело тонет в земле. Внутренний знак — видение, подобное миражу. Затем Вода растворяется в Огне. Внешним знаком является сухость во рту и носоглотке и усыхание языка, а внутренним — видение дыма. Элемент Огонь, в свою очередь, растворяется в элементе Воздух. Внешний знак проявляется в том, что тело начинает покрываться испариной и остывать от конечностей к сердцу. Внутренний знак — искорки, или роящиеся светлячки.

Потом Воздух, последняя опора концептуального мышления, растворяется в Пространстве ума. То есть жизненные ветры-энергии, являющиеся опорой рассудка, угасают в сознании. Внешним признаком этого является долгий выдох и невозможность вдохнуть. Если даже вдох удаётся, он неглубокий и сдавленный. Внутренний знак — видение света, напоминающего пламя масляного светильника, которое не колеблется ветром.

 

После этого приходит черёд появления первой шуньяты, которая так и называется «шуньята». А само переживание этого видения известно как появление [ум белого проявления, тиб. snang bа dkar lam pa'i sems]. Внутренний знак — белый лунный свет в безоблачном небе. Затем сознание возникновения растворяется во второй шуньяте, которая называется «полная шуньята». Это переживание видения увеличения [ум красного увеличения, тиб. mched pa dmar lam pa'i sems] выглядит как желтовато-красный свет, разливающийся по небу на закате солнца. Оно, в свою очередь, растворяется в третьей «великой шуньяте», которая связана с переживанием близкого достижения [ум чёрного близкого достижения, тиб. nyer thob rag lam pa'i sems]. Это третье видение сопровождается переживанием непроглядной темноты, подобной той, что заполняет ночное безлунное небо. Умирающий впадает в обморочное состояние и теряет сознание. Очнувшись, он покидает черноту и оказывается в переживании «абсолютной шуньяты», называемой также «ясным светом». Видение здесь подобно смешанному свету солнца и луны в чистом безоблачном небе на раннем рассвете, когда от ночной темноты не остаётся и следа. Это тот ясный свет, который и является истинной основой.

 

Угасание энергий в процессе умирания
Растворение четырёх махабхут
Таяние махабхут Внешний знак Внутренний знак
  Земля в Воде   Вода в Огне   Огонь в Воздухе   Воздух в Пространстве ума   тело слабеет   сухость, усыхание языка   испарина   долгий выдох   мираж   дым   мерцающие огоньки   огонь светильника  
Видение четырёх шуньят
Название Движение бинду Внутренний знак
  проявление/ первая шуньята   увеличение/ вторая шуньята   близкое достижение/ третья шуньята   ясный свет смерти/ четвёртая шуньята     белая капля стекает вниз   красная капля поднимается   два бинду соединяются   бинду сливаются   вспышка белого света   вспышка красного света   кромешная тьма     ясный свет  

 

Иногда можно прочитать, что, после того как четыре махабхуты растворились, угасание концептуального, то есть оперирующего понятиями, ума сопровождается движением тонких капель энергетической субстанции, или бинду. Сперва белая мужская капля стекает из теменной в сердечную чакру, вызывая появление внутреннего видения белого света, так называемый «ум белого проявления». Потом красная женская капля поднимается в сердце из пупочной чакры, зажигая красный свет, сопровождающий ум красного увеличения. На третьем этапе два этих бинду соединяются в сердечной чакре, порождая кромешную тьму и ум чёрного близкого достижения. Наконец, бинду временно успокаиваются в сердце, что вызывает вспышку ясного света и восприятие ума ясного света.

Обычные люди могут удержаться в этом осознании не более чем долю секунды, после чего кармически обусловленная предрасположенность и неуравновешенность психики заставляет их покинуть ум ясного света. А вот йогины учатся оставаться в таком состоянии длительное время, выполняя «слияние с дхармакайей».

Такая последовательность угасания четырёх махабхут и проявления четырёх шуньят неоднократно встречается в комментарии Гьялвы Энсапы к Шести йогам Наропы, потому что эти ощущения процесса умирания йогины учатся вызывать в себе с помощью созерцания и использовать их на каждой стадии реализации согласно Шести йогам.

В системе Шести йог растворение первоэлементов имитируется с помощью захвата тонких энергий, называемых «ветрами», перемещения этих ветров из мест их обычного пребывания в теле и втягивания их в центральный канал тонкого ваджрного тела, совсем как во время умирания. Как пишет Гьялва Энсапа:

Знаком, указывающим на то, что ветры удалось удержать в центральном канале, является переживание последовательного угасания: сначала растворяются четыре махабхуты, а затем приходят три видения. Все эти стадии необходимо созерцать по отдельности.

Трактат Гьялвы Энсапы состоит из двух основных разделов: в первом описана техника втягивания энергий в центральный канал, а во втором — методы, которые применяются после того, как это выполнено. Другими словами, первая стадия Шести йог связана с тем, как вызвать это «переживание умирания», а вторая — с тем, что нужно выполнять, пребывая в этом переживании посмертного состояния, когда жизненные энергии уже захвачены и втянуты в центральный канал.

Динамика развития практики слияния в «трёх бардо» состоит в том, что, прежде чем переходить к йоговским методам работы с ясным светом во сне и после смерти (т. е. в двух последних бардо), необходимо сперва овладеть созерцанием наяву (т. е. в первом из трёх бардо). В «Практическом руководстве по Шести йогам» Цонкапа приводит мнение Миларепы по этому вопросу:

Джецун Миларепа утверждал: «Ясный свет смерти — это дхармакайя; только так и нужно воспринимать его. Чтобы суметь распознать ясный свет, нужно чтобы Высший Святой Учитель уже даровал тебе введение в эту практику. Развивай понимание глубинной природы вещей и созерцай косвенный ясный свет пути».

А в «Книге трёх воззрений» Цонкапа пишет:

Созерцания трёх видов ума ясного света — ясного света, переживаемого наяву во время йогической практики, ясного света сна и ясного света умирания — сходны в том, что успех во всех трёх созерцаниях зависит в первую очередь от постижения процесса угасания жизненных ветров-энергий и сознаний в центральном канале... и того, как с помощью этого угасания вызвать переживание четырёх шуньят и четырёх восторгов блаженства.

Поскольку умение растворять тонкие ветры-энергии в центральном канале и за счёт этого оказаться в состоянии осознания ума ясного света достигается средствами йоги внутреннего огня, её называют «краеугольным камнем системы Шести йог».

Дхармакайя — это не имеющая формы природа будды, а у нас она связана с сознанием ясного света, в котором нет ни двойственности восприятия, ни чувства множественности. В «Гухьясамаджа-тантре» проводится параллель этого состояния с ощущениями на вершине сексуального оргазма, когда мы испытываем только блаженство, сияние и чувство единства со всем миром. Эти три качества сознания спонтанно присутствуют, пусть и в сокращённом виде, во время обычного оргазма, а также во всей полноте разворачиваются в блаженстве, вызванном йогическими методами практики туммо. Такое состояние сознания создаёт совершенные условия для того, чтобы реальность дхармакайи будды стала неотъемлемой частью нашего опыта.

Использование термина «кармамудра внутреннего огня» объясняется тем, что многие практики извлекают или усиливают искомое переживание с помощью кармамудры, или сексуальной партнёрши. В этом случае йога внутреннего огня называется «внутренним условием», а сексуальная практика кармамудры— «внешним условием». Две эти йоги практикуются совместно с целью оседлать энергию естественного процесса сексуального переживания йогическими методами управления энергиями.

Другими словами, сходство между сексуальным оргазмом и блаженством, необходимым для достижения цели в туммо, означает, что высшие уровни этой йоги лучше практиковать во время секса. Делается это для того, чтобы породить «четыре вида блаженства», или «четыре восторга», упоминание о которых встречается в большинстве текстов по Шести йогам. Суть в том, что после того, как ветры-энергии оказались в центральном канале, йогин протягивает капли-бинду сквозь четыре (или пять) чакр; протекая от одной чакры к другой, эти бинду порождают переживание одного из четырёх видов восторга. Такой восторг похож на сексуальный оргазм, только вот продолжается намного дольше. Самым важным из этих четырёх является четвёртый восторг, который называется врождённое, или вместерождённое блаженство. Когда говорят «вместерождённое», имеют в виду, что такое блаженство неотделимо от мудрости, познающей пустоту, — именно с этой мудростью оно рождено вместе. Это вместерождённое блаженство наиболее сходно с переживанием дхармакайи; в этом состоянии и осуществляется «слияние с дхармакайей». В системе Шести йог такое слияние называют также «созерцанием вместерождённой мудрости».

Гьялва Энсапа советует нам упражняться в йоге кармамудры, разделённой на пять особых этапов, подключая её к практике Шести йог Наропы. Цонкапа описывает технику управления бинду в «Практическом руководстве к Шести йогам», хотя и не делает различия между созерцанием с кармамудрой и созерцанием без неё, потому что в обоих случаях принцип остаётся одним и тем же.

Итак, применяя йогу внутреннего огня наяву, тантрический практик с её помощью втягивает ветры-энергии в центральный канал, порождая переживание ясного света совсем как во сне или в процессе умирания. Этот ум ясного света, достигнутый средствами йоги, нужно удержать и выполнить его «слияние с дхармакайей». Так выглядит практика слияния наяву.

Во время отхода ко сну необходимо наблюдать естественный процесс угасания первоэлементов вселенной (махабхут), усиливая с помощью йоги восприятие этого переживания. Подготовкой к такой медитации будет созерцание наяву — практическое знакомство с трансформациями энергии, предваряющее искомое переживание. Как только основные энергии растворятся и начнётся естественный процесс появления четырёх шуньят, засыпающий практик созерцает появление сознания ясного света сна и осуществляет его слияние с дхармакайей.

Подобным же образом умирающий йогин наблюдает естественное втягивание и угасание энергии, а когда приходит ясный свет, применяет методы удержания, а затем и слияния его с дхармакайей. Эта техника трёх слияний — то есть с ясным светом наяву (с помощью йогических методов), во сне и в процессе умирания — известна как «слияние дхармакайи с ясным светом трёх состояний».

Как было сказано, все три слияния с дхармакайей зависят от предварительного освоения йоги внутреннего огня в состоянии бодрствования.

Начинающий практик сможет наяву пребывать в состоянии дхармакайи ясного света лишь несколько мгновений. После этого инстинкты привычного ума заявят о себе, и йогин впадает в концептуальное мышление. Вот когда он должен выполнить «слияние бардо наяву с самбхогакайей». Точно так же новичок не сумеет долго удерживать ясный свет засыпания; кармические инстинкты, воспоминания, привычки, энергии тела и прочее начнут проявляться всё заметнее, и йогин окажется в сновидениях. Тут уже «бардо сновидений» сливается с самбхогакайей. И наконец, в процессе умирания ясный свет смерти вскоре уступает место проявлениям формы в виде воспоминаний или кармических склонностей, и йогин проваливается из ясного света смерти в бардо посмертных галлюцинаций; в этот момент ему необходимо выполнить слияние этого посмертного бардо с самбхогакайей.

Термин «самбхогакайя» относится к высшему из двух имеющих форму тел будды; второе тело более грубой формы, или же более проявленное, называется нирманакайя.

Третье слияние подразумевает соединение «перерождения», переживаемого йогином во всех трёх состояниях, с нирманакайей плода. Во-первых, когда мы прекращаем медитацию и снова оказываемся в обычном мире; необходимо созерцать слияние этого перехода с иллюзорным проявленным телом, нирманакайей, — именно так Будда посылает в мир свои бесчисленные проявления на благо всем живым. Во-вторых, мы пробуждаемся ото сна и продолжаем свою повседневную жизнь, а значит, надо выполнять слияние этого возвращения с идеей нирманакайи и сознательного воплощения. В-третьих, после смерти и пребывания в бардо может случиться так, что нам придётся родиться вновь; это рождение должно быть выполнено как сознательное применение йоговского метода воплощения.

Все Шесть йог системы Наропы основаны на принципе этих трёх слияний. Именно за счёт слияния эти методы превращаются из простой гимнастики в технику Пробуждения.

Раздел цонкапинского «Практического руководства к Шести йогам» (см. главу 5 настоящей «Хрестоматии»), посвящённый учениям иллюзорного тела и ясного света, представляет процесс трёх слияний с поразительной ясностью. Цонкапа в «Книге трёх воззрений» рассказывает, как почувствовал, что тибетцы со временем переиначили учение о трёх слияниях на свой лад, внеся в него всяческие доморощенные измышления, не имеющие ничего общего с первоначальными наставлениями Тилопы, Наропы, Марпы и Миларепы. К примеру, повсеместно преподаваемая доктрина слияния трёх основных клеш — страсти, гнева и неведения — с трикайей вовсе лишена хоть какого-то смысла. Несмотря на то что эти клеши включены в описание тантрического пути Шести йог

Наропы, Цонкапа не соглашается с тем, что подобное расхожее толкование техники трёх слияний стоит принимать во внимание; произвольно взятое, оно не просто сбивает с толку, но и вообще до неузнаваемости искажает суть всего процесса2.

Ещё одна заслуживающая внимания особенность текста Гьялвы Энсапы состоит в том, что он излагает процесс достижения Пробуждения, увязывая его с уровнями реализации, описанными в тантрической терминологии «Гухьясамаджа-тантры». Вот эти ступени, по которым йогические методы последовательно возводят тантрического практика: особое тело, особая речь, нечистое иллюзорное тело, косвенный ясный свет, и наконец, чистое иллюзорное тело. Кульминацией этого процесса является достижение юганаддхи, или великого единства сначала «в обучении», а затем и «вне обучения». Юганаддха вне обучения — это, собственно, и есть полное Пробуждение. Затем автор поворачивает вспять и шаг за шагом расписывает все уровни реализации, спускаясь от высшей её стадии, или полного Освобождения вне созерцания, до начальных базовых ступеней практики, тем самым показывая, что Пробуждение, достигаемое в Тантре, есть постепенный путь, по которому последовательно шествует йогин от начальных медитаций до высшего осуществления.

Трактовка «трёх слияний» Энсапы превосходна, в тибетской литературе мне никогда не попадалось ничего, что можно было бы сравнить с его предельной простотой и необычайной глубиной.

 

Гьялва Энсапа Лобсанг Дондруб






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.024 с.