О СТРАХАХ И О ТОМ, КАК ИХ ПОБЕДИТЬ — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

О СТРАХАХ И О ТОМ, КАК ИХ ПОБЕДИТЬ



 

Взрослым: ночные страхи имеют особую природу, поэтому, чтобы успешно с ними бороться, нужны некоторые знания. В утомленном за день организ­ме ослабевает самоконтроль и заградительные из­лучения. При располагающей к боязни темноте им­пульсы страха легко проникают извне, находят поддержку в детском воображении и парализуют волю к сопротивлению. На пике страха, рвущего защитные излучения, ребенок выбрасывает в про­странство весьма ценную питательную жизненную субстанцию и одновременно бессознательно ищет защиты в заградительных излучениях другого че­ловека, стремясь прижаться к нему.

Хотелось бы отметить, что страхи – настоящие от­равители жизни ребенка , сравнимые с ежевечерней пыткой. Ребенок часто скрывает от взрослых всю их силу и мучается в одиночку, понимая, что от родителей в этом вопросе мало реальной помощи и понимания. Борьба с ночными страхами должна вестись в первую очередь из гуманных соображе­ний. В разделе "Дополнительно" предлагается дос­таточно эффективный метод борьбы со страхами, но прежде реакцию ребенка на новую информацию можно проверить через сказку "Поджаривание страшилок ".

 

†° Инстинкт самосохранения, преломляясь в низшем естестве, становится неуправляемым животным страхом, а в присутствии духа становится спокойным самооблада­нием и активной самозащитой.

†° Страх безобразен и отравляет человеку жизнь.

Страх – эгоистичная реакция на угрозу, которая останавливает продвижение, лишает сил, сковы­вает волю, делает беспомощным, склоняет к мало­душию и предательству, порождает ненависть. ("В любви нет страха, но совершенная любовь из­гоняет страх")

†° Страх за себя и прекрасное переживание за другого.

†° Страхи питаются невежеством и незнанием. Чтобы не бояться, надо знать.

Человек особенно боится то, о чем плохо знает, что не понимает и не может объяснить. Очень часто человек сам заставляет себя бояться того, что сов­сем не страшно. Он нарочно придумывает и наде­ляет малознакомое злостью, опасностью, зубами, когтями.

á Большой мальчик боится паука, а маленькая де­вочка берет паука руками. Значит, страшный не паук, это мальчик однажды решил, что пауков нуж­но бояться, выдумал страх и стал с ним жить.

†° Если со страхами не бороться, они растут, а если бороться, то уменьшаются.

Если стало страшно, то необходимо что-то делать, а не бояться. Тот, кто борется и постепенно побеж­дает свои страхи, становится смелым, а тот, кто не хочет бороться со своими страхами и сразу сдает­ся, становится трусливым. Если кто-то считает себя слабее чем его страх, то этот страх начинает расти потому что страхи всегда питаются трусостью. Именно поэтому у трусливого человека много вся­ких страхов, а у смелого все страхи давно умень­шились или пропали.



 

Поджаривание страшилок

Перед сном у Андрея всегда порти­лось настроение. Ведь надо было идти спать в свою комнату, где опасностей было ничуть не меньше, чем в диких джун­глях. Это днем Андрей был смелым. Он играл в войну, любил представлять себя отважным индейцем и мог запросто под­раться с кем-нибудь из мальчишек, а вот в темноте он становился похожим на зай­чонка. Конечно, ушки у Андрея не вырас­тали, но зато он боялся каждого шороха и движения в своей комнате, точь-в-точь как маленький и беспомощный зайчонок.

Казалось, что в его любимой детс­кой комнате по вечерам собираются вся­кие страшилки, прячутся по разным тем­ным местам и начинают его пугать. Эти страшилки почему-то целый день, пока светло, не появляются и даже вечером при зажженном свете их нет, но как толь­ко свет тухнет, они тут же оказываются где-то рядом, начинают подсказывать ему всякие ужасные мысли и пугать опасностями. Уже целых три года, це­лых тысячу дней, Андрей каждый раз перед сном дрожит под одеялом и бо­ится пошевелиться, вслушиваясь и вгля­дываясь в темноту...

– Очень странные эти страшилки, – каждый раз думал Андрей. – Как же им не надоедает столько времени пугать и ни разу не напасть. Может быть, у них рук и ног совсем нет.

Однажды перед сном Андрею вспом­нился разговор с ребятами во дворе, где каждый рассказывал о своих страхах. Их страхи были совсем не похожие, не очень страшные и даже смешные. Например, Витька ужасно боялся тени от окна, она в его комнате на стене была похожа на чер­ный крест, и ему казалось, что это тощий, как палка, дядька каждый вечер расстав­ляет в стороны свои руки и пытается его схватить.



– И почему это мне так всегда не ве­зет? – спрашивал себя Андрей. – Почему Витьке достался смешной страх, осталь­ным лишь чуть страшные, а мне – самые настоящие.

Тут он вспомнил об ужасной опасно­сти в своей комнате и на всякий случай еще раз взглянул под стол. Там жил страшный и усатый таракан, который за три года успел вырасти, стать огромным, кусучим и мог в любой момент появить­ся, незаметно подползти и что-нибудь от­кусить. Вдруг Андрею пришла в голову интересная мысль, он неожиданно понял, что его смелость пропадает и теряется именно в темноте.

– Завтра надо обязательно проверить, куда убегает моя смелость и где прячет­ся, – решил Андрей и вскоре уснул.

На следующий день Андрей вспомнил о том, что собирался посмотреть, куда де­вается его смелость, и придумал одну ма­ленькую хитрость. Он дождался вечера, закрыл окна шторами и стал быстро вклю­чать и выключать свет, чтобы смелость не успела потеряться, а страшилки не ус­пели напугать. Минут мять моргал свет и вдруг голова Андрея закружилась, перед глазами как-то странно потемнело.

Неожиданно Андрей увидел в своей комнате много черных снежинок, летав­ших по комнате. Только Андрей решил, что это мухи, и снежинки тут же превра­тились в жужжащих и надоедливых мух. Но Андрей не испугался, ему лишь было противно, когда мухи подлетали близко и пытались сесть на него. Все было ка­ким-то непонятным, удивительным, как в самом настоящем сне.

– Вот бы сейчас сюда пауков, – поду­мал Андрей, и сразу же мухи, одна за другой, стали превращаться в пауков. Они стали плести вокруг Андрея паутину, и было похоже, что они очень голодные и стараются его запугать. Но страшно не было, Андрей никогда не боялся пауков. Он лишь удивился, что пауков так много.

– Ну-ка, прочь, – грозно сказал Анд­рей, – а то я вас всех пылесосом засосу. Но пылесос ему не понадобился. Вдруг из головы Андрея вылетела голубая мол­ния и, разделившись, словно ветка де­рева, на много отростков, она коснулась одновременно всех пауков.

Послышалось шипение, и от пауков пошел дым. О чем-то недовольно бормо­ча, пауки скрылись за стол и вскоре из-за него показались большие тараканьи усы, которые страшно шевелились. Анд­рей хотел уже было испугаться и звать маму, но в последний момент собрал свои силы и решил, что сначала успеет в таракана чем-нибудь кинуть. Он стал ис­кать что-нибудь тяжелое и подумал: "Сей­час ты у меня получишь". И опять из его головы выскочила молния и врезалась прямо в таракана. От него пошел дым, половина его усов обгорела, а сам он, превратившись в какую-то непонятную тень, куда-то пропал.

– Ага, получил, – обрадовался Анд­рей, – попробуй только еще раз показать­ся мне перед сном, еще раз огоньку по­лучишь, поджарю как картошку.

Теперь молния вылетела совсем уж неожиданно. Она прошла через стену и откуда–то из-за стены совсем издалека послышалось: "Ай-ой, помогите, горячо".

Так и не понял Андрей, было это сном или нет, но только ночью, лежа в посте­ли, страха он почти не испытывал. Сле­дующим вечером было почти не страш­но. Но Андрей все равно послал несколь­ко мыслей. Теперь Андрей каждый вечер сам пугал страшилок. Перед сном он обя­зательно посылает в них несколько мыс­лей, просто так, чтобы не наглели и что­бы знали, как пугать детей.

Так вот, если и вы очутитесь в мире страшилок, то не забудьте их попугать, чтобы их стало меньше.

 

[?] – Вам бы хотелось тоже поджарить своих стра­шилок, как это делал Андрей?

– Что лучше пожалеть страшилок и продолжать бояться или поджаривать их, чтобы они не появлялись?

– Что помогло Андрею прогнать свою страшилку? (Он решил не на помощь звать, а сопротивляться ей)

– Происшедшее с Андреем было больше похоже на правду или на сон?

– Хотелось бы вам, чтобы страшилки и борьба про­тив них мыслями-молниями оказалась правдой?

 

Дополнительно (на усмотрение родителей): признание обоснованности любо­го существующего факта является началом для его познания и выводит его из тени непонимания. О ночных страхах можно в шутливой форме расска­зать следующее:

1. Ночные страшилки реально существуют и любят внушать страшные мысли человеческому вообра­жению (очень редко могут одеваться в воображе­ние человека, как в одежду, чтобы показаться на­стоящими). Например, если кто-то боится собак, то страшилка поможет вам представить зубастую и клыкастую собаку. Если кто-то боится тени на стене, страшилка тут же это заметит и внушит страшные мысли про эту тень.

2. Любимое занятие страшилок – пугать тех, кто пу­гается. Чем легче и сильнее человек пугается, тем больше он нравится страшилке. Страшилки кор­мятся испугами, им совсем не нужен человек, а ну­жен его страх, чтобы жить и не умереть с голоду. Самые трусливые дети – любимчики у страшилок, к таким они приходят с большим удовольствием и целыми компаниями, чтобы попугать, посмеяться и полакомиться разными вкусными испугами. Взрослых они не любят, так как их трудно испу­гать, надо для этого долго стараться и можно зап­росто остаться голодными.

3. Страшилки любят приходить по вечерам, потому что вечером перед сном уставших детей легче всего пугать. Они знают, что если не успеют напугать, то человек заснет, а они могут остаться голодными до следующего вечера и будут плохо себя чувствовать. Поэтому страшилки стараются изо всех сил.

4. У каждой страшилки есть свой любимый ребенок, она заранее знает, чего он боится, и поэтому мо­жет сходу за одну секунду его запугать. У одних детей по одной страшилке, у других – по две, а к тому, кто легко пугается, могут приходить в гости аж десять.

5. Даже если страшилки всех детей соберутся вместе, они никак не смогут нанести вреда, потому что сделаны из мыслей и мягче воздуха (они из мира снов, где с вами многое происходит, но произойти наяву с вами ничего не может). Если бы страшил­ки могли как–то навредить, вы сразу бы узнали об этом от других детей. (А взрослые тогда с дубин­ками, ремнями и ружьями стали бы охранять де­тей). Но такое просто невозможно, как, например, воздух не может дернуть вас за ногу или щелкнуть по носу.

6. В отличие от дневных страхов перед опасностями (пчелы, машины на улице, крапива), ночные стра­шилки очень пугающие, но совсем безобидные и не опасные. Они просто очень противные и упря­мые и спешат успеть вас испугать до того, как вы заснете.

7. Страшилки очень слабые и трусливые, их, в отли­чие от настоящих злых собак или пчел, легко про­гнать, при этом сильно их ранив.

8. Если страшилки сильно надоели, им можно как следует надавать, испугать и прогнать следующим образом: достаточно кратко, решительно и гроз­но про себя приказать страшилке (можно шепнуть) "не тронь, страшилка" ("прочь отсюда", "убирай­ся"). В это время ваша невидимая мысль, слуша­ясь приказа, молнией вылетает из вас, сама нахо­дит страшилку (притягивается к ней) и, врезаясь в нее, сильно ее ударяет и обжигает. Старайтесь это делать сразу, когда страх только начинается, и помните, чтобы приказ был грозный и решитель­ный, а не трусливый. Перед мысленным приказом, который повторяется не часто, с перерывами, луч­ше закрыть глаза, сделать глубокий вдох (жела­тельно при этом мысленно объединиться с Высши­ми силами) и следить, чтобы мысль не направи­лась на предмет страха, например, на занавеску или тень на стене.

Получив как следует несколько раз, ваши страшил­ки уже побоятся приближаться к вам и уйдут ис­кать кого-нибудь другого. Этот прием надо повто­рять каждый раз, когда по вечерам вы начинаете чего-то бояться.

Иногда старая страшилка может вернуться, решив, что вы забыли про этот способ, или может прийти новая. Как только вы почувствуете прежние или новые страхи, вы должны тут же обжечь страшил­ку своей мыслью-молнией. Через месяц или два вы отучите всех страшилок пугать вас, они будут об­ходить вас стороной.

Внимание! При запущенных страхах и боязни тем­ноты очень желательна поддержка родителей. Ро­дители могут поначалу находиться поблизости, частично уменьшая силу страха и позволяя ребен­ку собрать волю и решимость. Крайне желательно в первые дни мысленно быть с ребенком и искрен­не, всем сердцем ему помогать схожим мысленным действием, чтобы вселить в ребенка уверенность в положительный результат и поверить в себя. Пос­ле первых успехов ребенок научится самостоятель­но бороться и преодолевать свои страхи.

 

Бум, бум, бум

– Бум, бум, бум, – что-то постучало в темной комнате.

– Мне страшно, кто это? – спросила Вику Аленка, натягивая на себя одеяло до самых глаз.

– Не знаю, но кто-то здесь есть, – ко­сясь по сторонам, прошептала Вика. – Вот так почти каждую ночь в моей комна­те, то бум, бум, бум, то тук, тук, тук.

– Мамочки, я боюсь, я сейчас умру от страха.

– Не бойся, скоро это пройдет.

Натянутое к глазам одеяло не могло успокоить маленькую Аленку и не могло спасти ее от темных углов и черных те­ней на стене. Было все равно страшно, и она попросилась в постель к Вике. Теперь девочки лежали тесно прижавшись друг к другу.

– Почему это только в моей комнате все время страшное происходит? – дума­лось Вике. – Как будто каждую ночь ко мне кто-то приходит, чтобы нарочно по­пугать.

И вдруг опять: бум, бум, тук, тук.

– Мамочки, это кто-то за занавеска­ми в окно стучится, – тихо взвизгивая про­шептала Аленка.

– Нет, это за старым шкафом кто-то притаился. Видишь, вон там, в углу, из–за шкафа черное круглое торчит. Это, наверное, его голова выглядывает и под­сматривает.

– Это не голова, а нора черной кры­сы, которая к себе в нору затаскивает. Помнишь, как в Буратино?

– Ага, помню, она еще Буратино к себе чуть ли не затянула, – прошептала Вика и подтянула к себе свесившееся с кровати одеяло

Обе девочки на всякий случай подви­нулись к стене, подальше от края крова­ти. Опять послышалось: бум, бум, бум, и сразу же тук, тук. Тишина. Только слыш­но, как сердце от страха колотится. Хоть кричи изо всей силы и зови на помощь. Вдруг Аленка как толкнет локтем:

– Смотри, смотри.

– Где?

– Там, занавески.

– Что занавески?

– Они шевелятся.

Занавески и вправду внизу еле замет­но двигались, хотя дверь на балкон и фор­точка были закрыты.

Наступило жуткое молчание. Две пары глаз уставились на занавески и ло­вили каждое их движение. Обеим хоте­лось с криком выбежать из комнаты, но было уже очень поздно, в доме все дав­но спали. Тишину наконец-таки прерва­ла Вика:

– Ты знаешь, мне папа говорил о том, что когда человек боится, то к нему при­тягиваются всякие страшные мысли дру­гих людей и начинают еще больше его пугать.

– Да, а вот мой папа говорил о том, что чтобы перестать бояться, нужно подой­ти к страшному месту и дотронуться до него рукой, тогда страхи сразу проходят.

– А давай так и сделаем, и до занаве­сок дотронемся, – предложила Вика.

– Не-а, я боюсь, мне страшно, вдруг там кто-то есть.

– Да не бойся, я впереди буду, давай руку.

Девочки взялись за руки, встали с кровати и медленно стали приближаться к окну. Было очень страшно, но все-таки Вика дотронулась до занавески, а за ней и Аленка тоже. И действительно, как го­ворил Аленкин папа, страха стало мень­ше. По полу босые ноги девочек почув­ствовали холодный ветерок. Он спускал­ся от холодного окна и еле заметно рас­качивал занавески. Вика набралась сме­лости и чуть-чуть отодвинула занавески, за ними никого не было, а за окном все было в снегу и светила луна. Вдруг с краю от окна Аленка заметила черный толстый провод, который раскачивался на ветру, вскоре он ударился о стекло: бум, бум, а потом сразу же о раму: тук, тук.

– Так вот, кто это, оказывается, сту­чался и пугал нас, – прошептала Вика,– ведь это же просто порванный бельевой шнур. Девочкам сразу же стало легче, и страх почти совсем пропал.

– А давай точно так же до того черно­го и круглого, что за шкафом, тоже вмес­те дотронемся, – предложила Вика.

– Давай, только чур ты опять первая. И девочки медленно направились к шкафу. Подойти к шкафу и протянуть руку к темному и круглому было совсем не просто. В голову стали лезть страшные мысли про черную крысу. Но когда Вика с Аленкой подошли к шкафу совсем близ­ко, то разглядели, что темное и круглое – это всего лишь мягкий игрушечный Викин ежик.

– Как я раньше не догадалась, – по­думала Вика, – целую неделю его боя­лась.

Девочки, по очереди потрогав ежи­ка, достали его из-за шкафа, и Вика взя­ла его к себе в постель. Теперь им было совсем не страшно, а когда опять послы­шалось бум, бум, бум, они обе даже фыркнули от смеха. Ведь теперь они все знали, а если знаешь, то перестаешь бо­яться.

 

[?] – Когда человек начинает бояться, его страхи про­ходят или увеличиваются?

– Благодаря какому приему девочки победили свои страхи? (Подойти в темноте и дотронуться рукой).

– Со своими страхами нужно бороться и их побеж­дать или их нужно все больше и больше бояться?

– Отчего бывают страхи, почему девочки боялись? (От незнания и невежества).

– Как можно победить страх? (Узнать о нем все).

– После чего девочки перестали боятся? (Они узна­ли о том, что вызывало их страх).

 






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.016 с.