Мотивация преступного поведения. — КиберПедия


Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Мотивация преступного поведения.



Противоправная, преступная деятельность полимотивирована и объяснять действия виновного только одним каким-то мотивом равносильно нежеланию видеть всё многообразие психических явлений и состояний, переживаемых субъ- ектом. Расследование будет успешным, если вместо поиска какого-то одного мотива, лежащего на поверхности, перейти к более глубокому исследованию всей мотивационной сферы личности преступника. Необходимо учитывать, что моти- вы находятся друг с другом в сложных иерархических отношениях. Среди них имеются ведущие, которые стимулируют и определяют поведение в целом.

Криминогенную мотивацию и криминальные мотивы исследует в своём труде профессор А.М. Столяренко. «Это мотивы, порождённые собственно кри- минальной потребностью, которая проявляется в форме влечения к совершению определенного вида общественно опасного деяния. Субъективно переживаемая нужда в совершении такого деяния выступает предметом потребности. Крими- нальная потребность может представлять укоренившуюся привычку систе- матического совершения определённых видов преступных действий, либо воз- никнуть в результате действия иного психологического механизма. Её реализация обеспечивает состояние удовлетворённости, разрядку внутреннего напряжения.

Такого рода мотивы проявляются как влечения к совершению: краж (чаще всего так называемых «карманных»), сексуально-насильственных деяний; истя- заний определённых категорий людей; убийств, сопряжённых с изнасилованием, причинением мучений жертве или иным глумлением над ней; хулиганства, свя- занного с насильственными или эксгибиционистскими действиями; актов ванда- лизма, учинения пожаров и др. Импульсивно возникающее непреодолимое влече- ние к совершению определённого общественно опасного деяния относят к психи- ческой болезни - патологии влечений».[13]

Исследованиями установлено, что именно ведущие мотивы носят неосознаваемый характер. По этой причине преступники во многих случаях не могут

вразумительно объяснить, почему они совершили данное преступление. Наибо- лее удачно, на мой взгляд, придал структурную стройность мотивации преступ- ного поведения профессор Г.Г. Шиханцев в своём учебнике по юридической пси- хологии. Почти дословно цитирую мэтра.

«Обобщая результаты исследований последних лет, можно выделить сле- дующие мотивы антисоциальной деятельности: мотивы самоутверждения (ста- тусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания.



Мотивы самоутверждения.

Потребность в самоутверждении - важнейшая потребность, стимули- рующая широчайший спектр человеческого поведения. Она проявляется в стремлении человека утвердить себя на социальном, социально-психоло- гическом и индивидуальном уровнях.

Утверждение личности на социальном уровне означает стрем­ление к за- воеванию социального статуса, т.е. к достижению опре­деленного социально-ролевого положения, связанного с признани­ем личности в сфере професси- ональной или общественной деятель­ности. Утверждение на социальном уровне обычно связано с завое­ванием престижа и авторитета, успешной карьерой, обеспечением материальных благ.

Утверждение насоциально-психологическом уровне, связано со стремле- нием завоевать личный статус, т.е. добиться признания со стороны личностно значимого ближайшего окружения на груп­повом уровне - семьи, референтной группы (друзей, приятелей, сверстников, коллег по работе и т. д.). Но это может быть и группа, с которой человек не контактирует, но в которую стремится попасть, стать ее членом. В таких случаях преступление выступает в качестве способа его проникновения в подобную группу, достиже­ния признания. Наибо- лее это характерно для подростков, молодых людей.

Утверждение личности наиндивидуальном уровне (самоутверждение) связано с желанием достичь высокой оценки и самооценки, повысить самоува- жение и уровень собственного достоинства. Достигается это путем совершения таких поступков, которые, по мнению человека, способствуют преодолению каких-либо психоло­гических изъянов, слабостей и в то же время демонстри- руют силь­ные стороны личности.

Чаще всего подобное самоутверждение происходит бессозна­тельно. Оно характерно, например, для расхитителей так называе­мого престижного типа, которые стремятся достичь определенного социального статуса или же сохранить его любым путем, в том чис­ле и преступным. Недостижение его, а тем более его утрата означа­ет для них жизненную катастрофу.

Из названных “уровней утверждения” личности именно самоутверждение, по всей вероятности, имеет первостепенное значе­ние, стимулируя жажду признания на социальном и социально-психологическом уровнях. Самоутверждаясь, человек чувствует себя все более независимым, раздвигает психологические рамки своего бытия, сам становится источником изменений в окружающем мире, делая его более безопасным для себя. Это дает ему возможность показаться в должном свете и в глазах ценимой им группы, и в глазах общества. Эти признания, взаимно дополняя друг друга, обес­печивают индивиду внутренний психологический комфорт и ощу­щение безопасности.



Среди взяточников и расхитителей встречаются лица, стремя­щиеся к утверждению и на социальном, и на социально-психологи­ческом, и на индивидуальном уровнях. Среди воров, грабителей, разбойников, мошенников чаще обнаруживаются те, которые ут­верждаются на втором и третьем уровнях.

Нередко совершение корыстного преступления обеспечивает лицу решение каких-либо внутренних проблем, помимо статусных. Обладание материальными благами придает человеку уверенность, снижает беспокойство по поводу своей социальной определенности, устраняет, чаще временно, чувство зависти, собственной неполно­ценности.

Самоутверждение - распространенный ведущий мотив при совершении изнасилований. Изнасилование - не только удовле­творение сексуальной потребности, не только проявление частно­собственнической психологии и примитивного отношения к женщи­не, не только неуважение к ней, к её чести и достоинству, но, преж­де всего, утверждение своей личности таким уродливым и общест­венно опасным способом.

Субъективные причины изнасилований связаны в первую оче­редь с особенностями самовосприятия преступника, с его ощуще­нием, часто на подсознательном уровне, собственной неполноцен­ности, ущербности как мужчины. Часто такое ощущение, переживание принимает жестко фиксированный характер, человек как бы приковывается к объекту фрустрации, от которого он зависим. Стремление избавиться от этой зависимости и в то же время самоутвердиться в мужской роли может толкнуть такое лицо на совершение изнасилования.

Особый интерес в связи с этим представляет опасная категория насильников, внезапно нападающих на незнакомых женщин и старающихся силой преодолеть их сопротивление. Поведение таких преступников схоже с действиями охотника, поджидающего или выслеживающего добычу. В большинстве своём такие "охотники" положительно характеризуются в быту и на работе, они заботливы в семье, но по отношению к другим женщинам испытывают резко отрицательные эмоции.

Как отмечают учёные, "подобные насильники занимают по от­ношению к женщине подчинённую, пассивную позицию, женщина доминирует над муж- чиной и направляет его. Как правило, у них нарушена идентификация с мужской ролью при мощном на­пряжении сексуальной потребности, фиксации на половых отношениях, сводящихся лишь к половым актам вне нравственно-психологической близости. Установлено также, что подобные лица имели в детстве властную, доминирующую мать и безвольного, подчинён­ного отца. Создавая собственную семью, они психологически вос­создавали свою семейную ситуацию, образно говоря, занима­ли место отца и выбирали в качестве жены женщину, похожую по своим психологическим чертам и поведению на мать".

"Охотники" зависимы не только от матери и жены, но и от женщин вообще, поскольку отношения с ними подсознательно строят на материнско-детской базе. Поэтому в качестве мотивов изнасило­вания у "охотников" выступают, с одной стороны, стремление унич­тожить психологическое доминирование женщин вообще, а не кон­кретных лиц, а с другой стороны - желание добиться в акте сексу­ального насилия идентификации с мужской половой ролью, само­утвердиться, обрести личностно-эмоциональную автономию. Одна­ко добиться окончательного освобождения от психологической за­висимости от женщин путём однократной попытки насилия не уда­ётся. Имен- но по этой причине лицо продолжает совершать неожи­данные и яростные нападения на женщин, иногда по несколько десятков раз.

Считается также, что стремление избавиться от психологиче­ского дик- тата женщины, "навязанного" в детстве матерью, лежит в основе многих случаев изнасилования женщин старческого возраста. Что касается наиболее опасных преступных проявлений - серийных сексуальных убийств, то, по мнению исследователей, в их основе лежат следующие мотивы:

1) сексуальные посягательства на женщин, сопровождаемые проявлениями особой жестокости, обусловливаются не столько сек­суальными потребностями преступников, сколько необходимостью избавиться от психологической зависимости от женщины как сим­вола, абстрактного образа, обладающего большой силой;

2) социальное или биологическое отвержение (действительное или мни- мое) женщиной порождает у лица страх потерять свой со­циальный и биологический статус, место в жизни. Насилуя и уби­вая потерпевшую, т. е. полностью господствуя над ней, преступник в собственных глазах предстает сильной личностью. Таким образом, здесь проявляется мотив самоутверждения;

3) нападения на подростков и особенно на детей нередко де­терминируются бессознательными мотивами, когда имеют место снятие и вымещение тяжких психотравмирующих переживаний детства, связанных с эмоциональным неприятием родителями, с унижениями по их вине. В таких случаях ребё- нок или подросток, ставший жертвой, также выступает в качестве символа тяжёлого детства: преступник уничтожает этот символ, пытаясь таким обра­зом освободиться от постоянных мучительных переживаний. В дан­ном случае про- является мотив вымещения;

4) сексуальные нападения на детей и подростков, сопряжён­ные с их убийством, могут порождаться неспособностью преступ­ника устанавливать нормальные половые контакты со взрослыми женщинами либо тем, что такие кон- такты не дают желаемого удов­летворения в силу различных половозрастных дефектов;

5) получение сексуального удовлетворения и даже оргазма при виде мучений и агонии жертвы. Это - сугубо садистская мотива­ция.

К сказанному следует добавить, что ведущим мотивом ряда серийных убийств, в том числе и сексуальных, является некрофи­лия - неодолимое влечение к смерти, уничтожению всего живого, наиболее ярким представителем ко- торого был Чикатило.

Далеко не каждый убийца может быть отнесен к некрофильным личностям. Среди убийц немало таких, кто совершил престу­пление в состоянии силь- ного переживания, из мести, ревности или ненависти к другому человеку, под давлением группы или иных тяжелых обстоятельств своей жизни и при этом может сожалеть о случившемся. "Некрофил же, - отмечает Ю.М. Антонян, - это человек, который все проблемы склонен решать только путём наси­лия и разрушения, которому доставляет наслаждение мучить и заставлять страдать, одним словом, тот, который не может сущест­вовать, не превращая живое в неживое".

Защитная мотивация.

Исследования показывают, что значительное число убийств имеет субъективный, как правило, неосознаваемый, смысл защиты внешней угрозы, которой в действительности может и не быть. В данном случае страх перед вероятной агрессией обычно стимулирует совершение упреждающих агрессивных действий. Ю.М. Антонян приводит следующий пример.

Орлов, ещё, будучи подростком, часто совершал хулиганские действия и избивал своих сверстников, если ему казалось, что они хоть как-то ему угрожают. Был постоянно готов к отпору и для этого всегда носил с собой нож. Уже после службы в армии ударил на работе кулаком мастера, который якобы оскорбил его. В другой раз он, подойдя к группе мужчин, ударил одного из них ножом сзади (но лишь порезал костюм) - ему показалось, что они говорили о нём плохо. Через год, увидев у входа в клуб группу подростков, подошёл к ним и ударил парня ножом в сердце, от чего тот на месте скончался. Орлов объяснил свои действия следующим образом: "Он меня обругал, а я ни от кого не потерплю такого". Интерес- но, что Орлов, по его же словам, убил не того, кто его оскорбил, а другого, рядом с ним стоявшего. Это говорит о том, что ему важно было реали- зовать свою готовность к нападению, а оскорбления были лишь поводом для вымещения защитной агрессивности.

Нередко защитной мотивацией вызывается изнасилование и последующее убийство жертвы, это имеет место в тех случаях, когда поведение женщины, реальное или мнимое, воспринимается преступником как унижающее его мужское достоинство или угро­жающее его самовосприятию и оценке себя в мужской роли. К примеру, женщина вступает в сексуальную игру с мужчиной, отводя ему в ней пассивную роль. Женщина готова вести любовную игру только до определенного предела. Мужчина же об этом не знает. Но как только нужный ей предел любовной игры достигается, женщи­на становится жестокой и неумолимой. Таким своим неожиданно препятствующим поведением она вызывает у мужчины состояние фрустрации. И дело здесь не только в том, что он испытывает силь­ное сексуальное возбуждение, требующее удовлетворения. Катего­рический отказ от сексуального сближения воспринимается муж­чиной как тяжкое унижение его достоинства, удар по его самооцен­ке, самолюбию, что вызывает у него взрыв ярости.

Мотивы замещения.

Нередки случаи совершения насильственных преступлений по механизму замещающих действий. Суть этих действий состоит в том, что если первоначальная цель становится по каким - либо при­чинам недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой - доступной. Благодаря "замещающим" действиям происходит раз­рядка (снятие) нервно-психического напряжения в состоянии фру­страции.

"Замещение" действий, т.е.смещение в объекте нападения, может происходить разными путями:

- путём "генерали­зации" или "растекания" поведения, когда насильственные побуж­дения направлены не только против лиц, являющихся источником фрустрации, но и против их родственников, знакомых и т.д. В этих случаях лицо, поссорившись с одним человеком, адресует свою аг­рессию близким или друзьям это- го человека.

- путём эмоционального переноса. Например, подросток, ненавидящий сво­его отчима, портит его вещи.

- агрессия при "замещаю­щих" действиях направляется против неодушевлённых предметов или посторонних лиц, подвернувшихся под руку. Это так называе­мая респондентная агрессия, наиболее опасная, поскольку её объ­ектом часто выступают беззащитные люди.

- разно­видностью "замещающих" действий является "автоагрессия", т.е. об- ращение агрессии на самого себя. Не имея возможности "выплес­нуть" свою враждебность вовне, человек начинает распекать себя и нередко причиняет себе раз- личные повреждения.

Игровые мотивы.

К числу основных мотивов преступного поведения относится игровой. Этот тип мотивации достаточно распространен среди во­ров, расхитителей, особенно, мошенников, реже - среди других категорий преступников. К представителям преступников - "игроков" принадлежат те, кто совершает преступления не только, а во мно­гих случаях и не столько ради материальной выгоды, сколько ради игры, доставляющей острые ощущения.

В романе "Колёса" Артур Хейли изображает некую Эрику, мелкую воровку, материально обеспеченную, психически нормаль­ную. Зайдя в парфюмерный отдел магазина, она увидела на при­лавке оставленную продавщицей коробку духов. "В мозгу Эрики вопреки здравому смыслу вдруг возникла совершенно невероятная мысль: "А ведь "Норелл" - мои духи. Почему бы мне их не взять?". Она мгновение колебалась, потрясённая этим внезапно воз­никшим желанием. И тут какая-то неведомая сила приказала ей: "Действуй! Не теряй времени зря! Не упусти мо- мент!". И тогда спокойно, не спеша, словно подчиняясь магнитному притяже- нию, Эрика перешла от прилавка с косметикой к прилавку с духами. Размеренно-точным движением руки она взяла коробку, открыла свою сумку и опустила её туда. Замок щёлкнул и закрылся. Этот щелчок прозвучал для нее пушечным вы- стрелом. Она стояла вся в тревожном ожидании, боясь пошевелиться; ей казалось, вот сейчас чья-то рука опустится на её плечо и обличающий голос воск- ликнет: "Воровка!". Но ничего этого не произошло. Всё ещё дрожа, и чувствуя, как громко стучит сердце, Эрика спрашивала себя: Зачем? Для чего это сделала? Ведь у неё в сумочке полно денег, есть чековая книжка... Она села в машину, и тотчас возникла та же мысль: что всё-таки толкнуло её на этот шаг? Мысль мелькнула и исчезла под напором внезапно нахлынувшего радостного возбуждения: ей давно уже не было так хорошо".

Игровые мотивы часто встречаются в преступных действиях воров-кар- манников и нередко тех, кто совершает кражи из квартир, магазинов и других помещений. Указанные мотивы ярко проявляются в мошенничестве, где осуществляется интеллектуальное противоборство, состязание в ловкости, сообразительности, умении максимально использовать благоприятные обстоятельства и быстро принимать решения.

Для наглядности вспомним виртуозного афериста Остапа Бендера. В этой кагорте очаровательных мошенников герои, сыгранные актёром Пирсом Броснаном (“Афера Томаса Крауна”, “После заката”). Симпатию зрителей вызывает и прощелыга – шулер высочайшей квалификации, герой кинофильма “Блеф”, которого блестяще сыграл Андриано Челентано.

Карточные шулера ведут как бы двойную игру - и по правилам, и обманы-

вая, получая тем самым максимальные переживания от риска.

Специально изучая преступников - "игроков", исследователи выделили среди них два типа личности и соответственно два типа подобной мотивации: игровой активный иигровой демонстративный. Представители первого типа от- личаются способностью к длительной активности и импульсивностью. Они испытывают постоянное влечение к острым ощущениям, что толкает их на поиск возбуждающих рискованных ситуаций. Типичные экстраверты, они ну­ждаются во внешней стимуляции, чрезвычайно общительны, кон­тактны. Пускаясь на самые отчаянные авантюры, не испытывают страха перед возможным разоблачением и не думают о последствиях. "Играя" с законом и соучастниками, они рискуют свободой и угрозой расправы со стороны сообщников, поскольку основным мо­тивом их поведения является получение острых ощущений.

Лица второго типа характеризуются стремлением произвести сильное впечатление на окружающих, занять лидирующее положение в преступной группе. Обладая артистическими способностями, пластичным поведением, они легко приспосабливаются к изменяющейся ситуации, что помогает им совершать преступления.

Мотивы самооправдания.

Одним из универсальных мотивов преступного поведения в подавляющем большинстве случаев является мотив самооправдания: отрицание вины и, как следствие, отсутствие раскаяния за содеянное. Искреннее осуждение своих действий встречается до­вольно редко, но и при этом вслед за признанием обычно следуют рассуждения, направленные на то, чтобы свести вину к минимуму.

Возникает вопрос: за счёт, каких психологических механизмов происходит снятие с себя ответственности за содеянное? Здесь дей­ствуют механизмы психологической самозащиты, которые снижа­ют, нейтрализуют или совсем снимают барьеры нравственно-пра­вового контроля при нарушении уголовно-правовых запретов. Имен­но на этой основе происходит самооправдание и внутреннее высво­бождение от ответственности за совершаемое и совершённое пре- ступление.

Проведённое под руководством А.Р. Ратинова изучение личности преступника показало исключительную важ­ность защитных механизмов, которые подготавливают и побужда­ют к преступному поведению, а затем ретроспективно оправдыва­ют его.

К числу защитных механизмов относятся отрица­ние, вытеснение, рационализация, проекция и др. Обобщённо мотивы самооправдания преступного поведения проявляются:

1) в искажённом представлении о криминальной ситуации, в которой избирательно преувеличивается значение одних элемен­тов и преуменьшается роль других, в результате чего возникает иллюзия необязательности применения уголовного наказания;

2) в исключении ответственности за возникновение криминаль­ной ситу- ации, которая понимается как роковое стечение обстоя­тельств;

3) в изображении себя жертвой принуждения, вероломства, ко­варства и обмана других лиц, или собственных ошибок и заблуж­дений, которые и привели к противоправным действиям;

4) в убеждении в формальности нарушаемых норм, обыденности подобных действий, в силу чего они расцениваются как допусти­мые;

5) в отрицании жертвы преступления и предмета преступного посягатель- ства и тем самым игнорировании вредных последствий и общественной опасности деяния;

6) в умалении или приукрашивании своей роли в совершённом преступлении;

7) в облагораживании истинных мотивов своих действий, в результате че- го они представляются извинительными и даже правомерными (защита справедливости и т.д.);

8) в рассмотрении себя в качестве жертвы ненормальных условий жизни, среды, которые как бы неизбежно толкнули на совершение преступления;

9) в преувеличении собственных личностных качеств, в утверждении своей исключительности, ставящей лицо, по его мнению, выше закона».[14]

Заключение.

Понять любое поведение человека, в том числе и преступное, невозможно без глубокого проникновения в его психологию, без знания психологических механизмов и мотивов социально-психологических явлений и процессов. В основе преступного поведения лежат те или иные мотивы. Преступления совершаются главным образом из корысти, мести, ревности, хулиганских, сексуальных побуждений. Какие же психологические факторы отражают эти мотивы?

В мотивах конкретизируются потребности, которые и определяют направленность мотивов. У одного человека не может быть бесчисленного количества потребностей, но богатство мотивационной сферы проявляется в их разнообразии и взаимодополняемости. Взаимодействуя между собой, они усиливают или ослабляют друг друга, вступают во взаимные противоречия, результатом чего может явиться аморальное или преступное поведение.

Отдельные поступки, а тем более поведение человека в целом, в том числе и преступное, в основном направляется не одним, а несколькими мотивами, находящимися друг с другом в сложных иерархических отношениях. В юридической психологии можно выделить следующие наиболее распространенные мотивы преступного поведения: мотивы самоутверждения (статусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания. Сотрудникам правоохранительных органов необходимо хорошо усвоить знания о мотивации преступного поведения, систематизированные и изложенные мэтрами юридической психологии, и, безусловно, эффективно применять их в своей практической деятельности.

 






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.014 с.