Тема 2.1.3.1. «История органов внутренних дел Российской Федерации» — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Тема 2.1.3.1. «История органов внутренних дел Российской Федерации»



Цель занятия: ознакомить слушателей с историей создания первых государственных учреждений российского государства, выполняющих полицейские функции;

Учебные вопросы:

1. Первые государственные учреждения российского государства, выполняющие полицейские функции.

2. Создание полиции России Петром I. Полиция Российской империи в XVIII–XX веках в правоохранительной системе государства.

Вопрос № 1. Первые государственные учреждения российского государства, выполняющие полицейские функции.

В Русском государстве в течение нескольких веков полицейские функции осуществляли различные государственные органы. В первых государственных образованиях восточных славян (VI—VIII вв.), а затем и в Древнерусском (Киевском) государстве (IX—XII вв.) полицейские функции осуществлялись при помощи княжеских дружин. По мере развития феодального общества полицейские функции начинают выполняться и некоторыми должностными лицами княжеской администрации. Так, «Русская правда» упоминает о мечниках и вирниках, осуществлявших исполнение судебных приговоров путем взыскания с осужденных штрафов — вир, продаж, а также судебных пошлин. В дальнейшем сеть органов, выполнявших функции полиции, расширяется. Это происходит потому, что процесс общественной жизни усложняется: обостряются классовые противоречия, развиваются общеуголовная преступность, другие правонарушения. Преступление стало рассматриваться прежде всего как деяние, нарушающее интересы государства, правопорядок, установленный государством. В силу этого роль государственных органов в расследовании и раскрытии преступлений существенно возрастает. В XV в. Начинает складываться, а в XVI и XVII вв. становится ведущей процессуальная форма, получившая название «розыск» или «сыск». Так обозначалось расследование по тому или иному делу, которое производилось государственными органами. Сыскари допрашивали обвиняемого, изыскивали доказательства и т.д. При этом использовались различные методы, в том числе и методы негласного характера. В частности, согласно изданному 2 сентября 1695 г. именному царскому указу, воеводам в городах предписывалось «про воров и разбойников проведать тайно всякими мерами». Однако главное значение в розыскном процессе имела пытка. «А приведут татя... и того татя пытать», — гласила статья 9 главы XXI Соборного Уложения 1649 г.; Признание подследственного, достигнутое в результате пытки, считалось доказательством его вины и служило основанием для наказания.



В XV — начале XVI века возникают и своего рода розыскные органы. Таковыми стали так называемые «особые обыщики». Они присылались из Москвы «в случае умножения в какой-либо местности разбоев и татев». Но обыщики приносили мало пользы. Вместо оказания помощи в борьбе с преступностью они причиняли местному населению только убытки.

Жалобы на притеснения со стороны обыщиков побудили Ивана Грозного ввести постоянный полицейский орган из числа местных выборных людей — губных старост. Они избирались на несколько лет из дворян. Необходимо было, чтобы кандидат на эту должность и «грамоте был горазд, и душою прям, и животом прожиточен». После выборов губные старосты давали присягу в Разбойном приказе. Помощниками губных старост были губные целовальники, избиравшиеся «сошными людьми». Губные старосты и целовальники составляли губную избу, орган местного самоуправления в уезде, выполнявший также полицейско-судебные функции.

Губные избы ведати «разбойные, и убийственны, и татийные дела, про татей и про разбойников сыскивали и того смотрели и берегли накрепко, чтобы однолично нигде татей и разбойников, разбойничных станов и приездов не было».

С учреждением института губных старост посылка особых обыщиков из Москвы прекратилась, но ненадолго. Вскоре их стали вновь направлять, т.к. преступления приобретали такой размах, что для их пресечения нередко возникала необходимость в применении военной силы. Перед началом розыска особые обыщики и губные старосты были обязаны произвести так называемый повальный обыск — опрос представителей всех социальных групп: бояр, детей боярских, служителей религиозного культа, крестьян — «с выти по человеку». Сведения, полученные от лиц, подвергшихся обыску, записывались губными дьяками в «списки», к которым эти лица «прикладывали» руки. «Лихих людей», чьи имена были названы при повальном обыске, доставляли к обыщику или губному старосте, а если они не были задержаны, то принимались меры к их поимке. Деятельность губных органов направлялась существовавшим с 1539 г. Разбойным приказом, который выступал как центральный полицейско-судебный орган. Он санкционировал приговоры губных органов, являлся второй инстанцией для рассмотрения разбойных и татийных дел на территории всего государства (кроме Москвы и Московского уезда).



В 1682 г. приказ стал именоваться Разбойным сыскным приказом, в 1683 г. — сыскным приказом. В 1687 г. — приказом сыскных дел. В 1701 г. этот орган был ликвидирован, а его делами стали ведать те приказы, к которым «подсудимые ему лица были ведомы по другим делам».

В XVI в. в Москве и Московском уезде полицейские функции осуществлял Земский приказ (земский дьяк впервые упоминается в 1500 г.). Земский приказ занимался не только преследованием разбойников и иных «лихих людей», но и ведал сбором податей с посадского населения Москвы, а также наблюдал за порядком и благоустройством в столице.

Последнее осуществлялось Земским приказом при помощи довольно обширного штата полицейских чиновников. В ночное время, чтобы обезопасить жителей от воров, улицы города перегораживались решетками. Возле них дежурили «решеточные сторожа», которые должны были задерживать запоздалых прохожих. Противопожарную службу несли «объезжие головы», которые в определенное время ночью обязаны были «ездить да огни гасить». За порядком на улицах и площадях, в корчмах и других общественных местах наблюдали ярыжки, низшие полицейские чины.

В конце XVI в. Земский приказ был объединен со Стрелецким, который стал осуществлять полицейские функции в Москве. При этом стрельцы направлялись «на поимку татей, разбойников и грабителей».

В 1649 г. царь Алексей Михайлович издает «Наказ о градском благочинии». По Наказу, в Москве, а позднее и в других городах, «для бережения от огня и всякого воровства» привлекались для дежурства объезжие головы, которые вместе с десятскими, назначенными из местного населения, должны были с рогатинами, топорами и водоливными трубами «по улицам и переулкам день и ночь ходить и беречь накрепко, чтобы в улицах и переулках бою и грабежу, и корчмы и табаку и иного какого воровства... не было».

В 1669 г. институт губных старост был упразднен. Их функции передали воеводам.

К числу полицейских функций, возникших задолго до создания регулярной полиции, относится надзор за передвижением населения. Еще в Древнерусском государстве было установлено требование «знатка» для каждого не принадлежавшего к общине человека, т.е. требование, чтобы один из членов общины поручился за него. С XIII в. Известны проезжие грамоты для иностранцев, которые были своеобразным удостоверением личности и в то же время позволяли местным властям контролировать их поведение. Развитие торговых и дипломатических отношений с другими государствами обусловило появление проезжих грамот для русских, отъезжающих за границу.

Требование законодательного удостоверения личности было закреплено в Соборном Уложении 1649 года, которое предусматривало три вида удостоверения личности: 1) проезжие грамоты в иные государства; 2) проезжие грамоты для служилых людей Сибири и Нижней Волги; 3) проезжие грамоты для иностранцев.

Введение такого контроля преследовало цели защиты государственных интересов, поэтому нарушение установленного «паспортного режима» строго каралось, вплоть до смертной казни. Так, если по возвращении отлучившегося «без проезжей грамоты самовольством» будет доказано следствием, что «он впрямь ездил в иное государство без проезжей грамоты для измены или иного какого лихого дела», то таковой подвергался смертной казни Если же будет обнаружено, что отлучившийся ездил «для торгового промыслу», то «ему за то учинити наказание бити кнутом, чтобы на то смотря иным неповадно было так делати».

В то же время Соборное Уложение обязывало воевод выдавать проезжие грамоты «без всякого промедления».

В конце XVII века право передвижения населения все более ограничивается. Царские указы 1684 и 1686 годов запрещали проживать в Москве лицам «без поручных записей».

До середины XVII века политические преступления не были выделены из числа общеуголовных преступлений. Специальных учреждений, в функции которых входило бы преследование исключительно политических преступлений, не существовало.

Следствие и суд по ним осуществлялись как местными органами власти (воеводами), так и различными приказами. Однако уже в начале XVII века политическому сыску стало придаваться большое значение, правительство начало выделять дела, связанные с политическими преступлениями в особо важную группу. Для обозначения политических преступлений вошло в обиход выражение «слово и дело государево». При этом правительство требовало от воевод, чтобы они «вели следствие по «слову и делу» быстро, тщательно и в обстановке секретности. За проведением политического сыска устанавливался постоянный контроль со стороны царя и высших органов государственной власти. Воеводам из приказов посылались подробнейшие инструкции о том, как вести следствие, о его ходе они должны были незамедлительно сообщать в центр. Приказные судьи, в свою очередь, постоянно докладывали о ходе следствия Боярской думе и царю. Иногда Дума и царь сами вели допросы и выносили приговоры.

Соборным Уложением 1649 года политические преступления выделяются в отдельную группу. Этим подчеркиваюсь их особая опасность. Все подданные Русского государства (в том числе крепостные крестьяне) были обязаны доносить правительству о политических преступлениях. По закону недоносительство каралось смертной казнью (кто «про такое дело ведал, и не известил»).

В царствование Алексея Михайловича политические преступления по прежнему находились в ведении воевод и приказов, в их разборе продолжала принимать участие и Боярская дума. Так, в 1671 г. члены Думы лично допрашивали Степана Разина. Вместе с тем в этот период начинают создаваться специальные органы политического сыска. Таковым стал, в частности, Приказ тайных дел, или Тайный приказ (1650— 1676). Этот орган не был узкоспециализированным, оставался многофункциональным. Тем не менее он сыграл известную роль в истории развития органов политического сыска, т.к. часть дел по политическим преступлениям концентрировалась и расследовалась в Тайном приказе. Политические дела брались в Тайный приказ из других приказов, из Боярской думы, а также по особому распоряжению царя. Таким образом, Тайный приказ выступал как своеобразный орган надзора, пользовавшийся правом пересмотра и нового решения дел. Кроме Тайного приказа политические дела рассматривались специально создаваемыми следственными комиссиями каждый раз по особому случаю. Возглавлялись комиссии обычно близкими к царю лицами (два-три человека — боярин, окольничный или стольник и дьяк). Обычно комиссии создавались для следствия и суда над участниками массовых движений. Например, о восстаниях в Великом Устюге, Курске в 1648 году. Но были и своего рода курьезные дела, например, дело холопа Г. Сумарокова (1660), который стрелял по галкам из пищали, а попал в царские хоромы. Приговор был суров: отсечены правая рука и левая нога.

Создание Тайного приказа и следственных комиссий, новых, более гибких форм было не случайным. Правление царя Алексея Михайловича протекало в условиях острых социальных противоречий, выливавшихся в самые крайние формы. Достаточно вспомнить городские восстания в Москве, Великом Устюге, Курске, Пскове и других городах, Соловецкое восстание и крестьянскую войну 1670—1671 гг. Это делало необходимым укрепление карательного аппарата, в том числе и политической полиции. Однако ее коренная реформа была проведена Петром I.

Вывод:По мере становления Российского государства все четче обозначалась необходимость создания профессиональных органов защиты правопорядка. Но наиболее полного развития они достигли лишь в период Российской империи.

 






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.008 с.