Мама в произведениях для детей — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Мама в произведениях для детей



 

Но, может, хотя бы дети пока избавлены от новой трактовки материнского образа? Увы… Неприкосновенность детства, охрана его чистоты уходит в прошлое, понятие «это не предназначено для детских глаз и ушей» все активнее вытесняется из поля культуры. Несколько лет назад по московскому телевидению был показан сюжет режиссера Сергея Игнатова о том, какой образ женщины и матери формируют современные (преимущественно западные) мультфильмы. Зрительный ряд производил и до сих пор производит огромное впечатление. Вот уж поистине достаточно один раз увидеть, чем сто раз услышать! Благодаря возможностям современной техники эту передачу смогло посмотреть много людей, поэтому пересказывать ее содержание я не буду. Напомню лишь кое-что, особо, на мой взгляд, интересное.

Просмотрев, по выражению автора, «километры пленки», съемочная бригада обнаружила любопытную закономерность: традиционный, привлекательный образ материнства представлен, в основном, в фильмах про животных. В человеческом же обличье материнство, как правило, изображено нетрадиционно: мамы либо слишком стары (такими в наших мультиках изображают бабушек), либо непривлекательны. Они могут (как в сериале «Гуфи и его команда») быть изображены карикатурно и вести себя нелепо, тупо, заторможенно и т. п. Могут напоминать ведьм (или в действительности ими являться), отталкивать неприятным выражением лица, властностью, злобой. Ну, а в мини-эпизоде, мелькающем на какие-то доли секунды в мультфильме «Красавица и чудовище», совмещены чуть ли не все эти характеристики. Сознание не в состоянии уловить и отрефлексировать изображение, а подсознание улавливает. С. Игнатов дает зрителям возможность подробнее рассмотреть раскадровку. Почему-то ни к селу ни к городу рядом с прекрасной главной героиней возникает старая, некрасивая, бедно одетая женщина с перекошенным от злобы лицом; на руках она держит несколько орущих младенцев. Более неприглядный образ материнства трудно себе представить. Зато легко понять, какую установку получают дети при виде такой картинки: хочешь быть старой, бедной и некрасивой — будь многодетной матерью. Хочешь быть похожей на Красавицу (а кто ж из девчонок не захочет?) — тогда не рожай. В последние годы много написано о манипуляции сознанием. Полагаю, не надо долго объяснять, как опасно воздействие таких «скрытых» кадров на психику юных зрителей.

Да, чуть не забыла! В современных мультфильмах еще порой эксплуатируется образ матери — секс — бомбы, а иногда, по совместительству, и супермена («Суперсемейка»).



А во многих модных мультфильмах (например, в «Корпорации монстров») мать просто не присутствует. В мультфильме «В поисках Немо» маму съедают в первых же кадрах. В «Истории игрушек» от матери — одни только ноги. Но и когда мама есть, вовсе не факт, что ее существование будет воспринято маленьким героем положительно. Малыш Стьюи из мультсериала «Гриффины» (цитирую экспертизу, проводившуюся по определению суда) «не нуждается в матери и пытается избавиться от „матриархального гнета“… По отношению к ней Стьюи испытывает сложный комплекс негативных чувств: отвращение, злобу, презрение, гадливость, в то же время мать — „вторая натура“. Материнское молоко он называет отвратительным, его трясет и он вопит от злобы, когда Лоис (мать) целует его. В монологе любви — ненависти к матери Стьюи поет: „Ее могло бы и не быть, но я привык к ее чертам“. Фотографии в альбоме малыша показывают, что это не только слова. Вот затаившийся Стьюи целится в мать со шкафа; он же пытается ее отравить, задушить подушкой. Тень Стьюи с занесенным для удара ножом явственно обозначилась в ванной, где Лоис принимает душ… Бранные выражения — характерная черта образа малыша Стьюи. Их набор, посвященный матери в серии „Гриффин — президент школьного совета“: „Какого черта ты здесь стоишь?“, „старая карга“, „проклятая ведьма“, „ведьма“, „ненавижу тут и там“, „не скучаю по этой выдре“, „пусть она хоть в аду сгорит“».

Но, пожалуй, пора хоть немного переключиться с кино на литературу. В повести Жаклин Уилсон «Разрисованная мама», предназначенной для девочек от 9 до 14 лет и в 2000 году признанной лучшей детской книгой Англии, в образе матери присутствуют едва ли не все столь «ценимые» современным искусством качества. Мэриголд и алкоголичка, и тунеядка, и ворует чужие кредитные карточки, и водит к себе мужчин. Основной способ самовыражения Мэриголд — через моду (этакая ожившая кукла Братц, «девчонка со страстью к моде»). Причем проявляется модничанье нелепо-экстравагантно: Мэриголд с ног до головы покрыта татуировками, сделанным по ее собственным эскизам. Как она признается дочерям, татуировки «заставляют ее чувствовать себя необыкновенной». К дочерям она относится наплевательски. Получив пособие, единственный источник существования для семьи, Мэриголд может потратить деньги на какую-нибудь свою прихоть, нисколько не задумываясь, будет ли детям завтра что поесть. Эгоистичная, взбалмошная, упрямая, инфантильная, она нисколько не похожа на нормальную маму. Ее 13–летняя дочь Стар вынуждена по-матерински опекать не только свою младшую сестренку Дол, но и саму Мэриголд. «Почему бы тебе не вести себя нормально?.. Ты-то когда повзрослеешь?» — читает Стар нотации маме.



Да и Дол, которая еще не закончила начальную школу (стало быть, ей лет 8–9), во многих ситуациях ведет себя по отношению к матери покровительственно.

«Тебе пора подкрасить корни <волос>, Мэриголд», — командует она (ни Дол, ни Стар не называют Мэриголд мамой).

«Крыша у нее на одном гвозде», — так характеризует свою мамашу Стар. В конце же повести и без того шаткая «крыша» слетает совсем, в результате чего Мэриголд оказывается в сумасшедшем доме.

Отношение девочек к матери сложное. Дол, от лица которой ведется повествование, несмотря ни на что, по-детски любит мать, хотя и стыдится ее. «Честно говоря, я до сих пор со страхом вспоминала о тех случаях, — признается Дол, — когда она увязывалась за мной, потому что тогда она заходила в школу, да еще и пускалась в разговоры с учителями». И все же она пока склонна оправдывать Мэриголд: дескать, она «смешная», «умеет замечательно играть в разные игры».

Стар же устала от такой «веселой» жизни, ее часто охватывают раздражение и даже ненависть. «Идиотская, мерзкая, бесполезная… не мать, а черт знает что», «чокнутая» — вот эпитеты, которыми она награждает маму.

«Да не любит она нас, не воображай, пожалуйста. Если бы любила, постаралась бы исправиться. Если хочешь знать, ей вообще на нас наплевать!» — говорит Стар сестренке.

Другие мамы в повести тоже не подарок. Мать самой Мэриголд отказалась от нее. А свою приемную мать Мэриголд называет в разговоре со своими дочками «стервой» и в красках описывает, как та над ней издевалась. Мать мальчика, с которым удается подружиться Дол, — тяжелая истеричка с выраженным комплексом «захватничества», и мальчик ждет не дождется, когда сможет вырваться на свободу. «Уж тогда отведу душу, — делится он своими планами, — разрисуюсь <татуировками> по полной программе!» От матери девочки Таши, с которой неуклюже пытается подружить дочку Мэриголд, за версту пахнет снобизмом. Единственный положительный персонаж — тетушка Джейн, которой социальная служба передает на временное содержание Дол, когда Мэриголд попадает в психиатрическую больницу. Но это пожилая женщина, по возрасту годящаяся Дол в бабушки, а то и в прабабушки. (Помните, говоря о западных мультфильмах, я уже упоминала эту характерную особенность положительного материнского образа? Поскольку «Разрисованная мама» — произведение весьма конъюнктурное, я бы даже сказала, рецептурное, такое следование «генеральной линии» неудивительно.)

В другой широко разрекламированной книге, трилогии Ф. Пулмана «Темные начала» («Северное сияние», «Чудесный нож» и «Янтарный телескоп»), удостоившейся множества престижных премий, мать Тони Макариоса «думает, что ему лет девять, но какой с нее спрос. Память у бедолаги никудышняя, да и пьет она сильно… Фамилию он носит греческую, но очень может быть, что это все мамашины фантазии… В ее одурманенной вином голове мысли о материнской любви не возникают, но уж если ласкается сынок, так она его не отпихивает. Если узнает, конечно. Пускай себе ласкается. Не чужой ведь».

Мать другого мальчика, Уилла, душевнобольная. А мать главной героини Лиры Белаква — сущее исчадие ада. Внешне прекрасная, обворожительная миссис Колтер хладнокровно заманивает в ловушку детей, которых затем используют в чудовищных экспериментах. Больше того, их страдания доставляют ей садистское удовольствие. «Она упивалась, когда детей раздирали на части», — рассказывают уцелевшие маленькие пленники Лире. Во второй книге она собственноручно ломает пальцы плененной ведьме, заставляя ее выдать тайну. Все в жизни миссис Колтер подчинено задаче достижения максимальной власти над людьми. Никаких человеческих чувств для нее не существует, ребенок ей был не нужен. Зачата Лира в прелюбодеянии. Когда же лорд Ариэл, отец Лиры, убил мужа миссис Колтер и суд в наказание конфисковал его имущество, любовница поспешила откреститься от него и от дочери, поскольку связь с таким человеком угрожала ее карьере и репутации. С самого детства миссис Колтер «не проявляла ни капли сострадания, жалости или доброты, не рассчитав заранее выгоды, которой это должно было <для нее> отозваться». Она «мучила и убивала всех без промедления и раскаяния… предавала, плела интриги и наслаждалась своим предательством». У Лиры мать вполне естественно вызывает ужас и отвращение.

Правда, в конце концов миссис Колтер вдруг, неожиданно для себя, проникается к дочери любовью. Более того, она жертвует собой, спасая Лиру, но образ этой «мамы» не становится менее злодейским. Она нисколько не сожалеет о своих преступлениях, продолжает бороться с Церковью и с Богом (вернее сказать, с Его «регентом» Метатроном, поскольку Бог изображен в этом кощунственном произведении жалким, немощным стариком). Так что в «шедевре» Пулмана мать — персонаж уже откровенно демонический.

Что же касается матери всемирно известного Гарри Поттера, то она изображена безусловно положительно, с одной лишь «маленькой» поправкой: Лили (так зовут покойную маму Гарри) была ведьмой.

 

Новые эталоны

 

Но нельзя искажать образ, не посягая одновременно и на прообраз. Смена координат, искажение ценностей рано или поздно затрагивают не только внешние оболочки, но и глубинные смыслы. И что бы ни говорили авторы (сейчас обычно говорят не об обличении недостатков — это прошлый век, а о том, что «жизнь такова», «посмотрите вокруг» и прочее), все более очевидно, что современная масс-культура настойчиво старается не просто дискредитировать образ матери, но и посягает на его прообраз. Вместо Богоматери дьяволица — таков вектор современной культуры (в том числе и предназначенной для детей!). Это делается еще не вполне открыто, последние слова не произнесены, но вышеупомянутые (и неупомянутые, поскольку им несть числа) книги, фильмы, мультфильмы, а также многие рекламные изображения и персонажи компьютерных игр недвусмысленно характеризуют тенденцию.

Да, бывают и проблески на темном небе, но, к сожалению, не они нынче определяют погоду. Я, конечно, полагала, что дела обстоят неважно, но, право, не догадывалась, насколько они плохи, пока не занялась изучением данной темы вплотную. А между тем, «любая жизнеспособная культура опирается на систему положительных ценностей. Кто бы с кем ни воевал, кто бы кому ни противостоял, но рост этноса становился возможным только на яркой пассионарной (по емкому определению Л.Н. Гумилева) позитивной идее. Любая устойчивая культурная модель базируется на позитивном образе человека и его устойчивых связях с миром. Основа такой модели — представление о достойном человеке, чья ценность постоянно демонстрируется и доказывается». И «обязательный образ, на котором держится любая культура, — это положительная женщина—мать »(см.: Безносюк Е.В., Князева М.Л. Психопатология современной культуры ).

Разрушение таких обязательных, фундаментальных образов влечет за собой слом культуры. Пока окончательного обвала не произошло, поскольку нелегко за несколько десятилетий погубить то, что создавалось веками. Но «сопротивление материала» не беспредельно. Недавно проведенный среди британских подростков опрос показал, что для них лучший образ современной матери — Мардж Симпсон из популярного мультсериала. Для тех, кто не смотрел, кратко поясню: это пародия на провинциальную американскую домохозяйку 1950–х годов, персонаж не противный, но довольно нелепый. Ее легко выделить в толпе по огромной прическе ярко-синего цвета, в которой она нередко хранит различные предметы. Из — за прически рост Мардж больше 2,5 метров. Однажды она пережгла свои волосы утюгом, и ей пришлось какое-то время побыть брюнеткой. В школьные годы Мардж активно занималась общественной работой (в частности, разоблачила работника столовой, плевавшего школьникам в суп), но по окончании школы вскоре забеременела и вышла замуж. Энергии Мардж хватает не только на семью. После того как ей по ошибке увеличили грудь, она какое-то время работала моделью. Еще была учительницей начальных классов (к вящему огорчению своего невоспитуемого сына Барта), актрисой, писателем, плотником и даже полицейским. Как гласит рекламный текст, Мардж «пытается научить людей нравственности, но ее попытки зачастую тщетны»; она «хочет, чтобы люди жили праведно и не грешили, однако в некоторых сериях нарушает свой образ жизни», потому что «даже ей становится скучно».

Среди прочих в списке кандидаток на титул «идеальной матери» фигурировали и вполне реальные героини современного шоу — бизнеса: Виктория Бэкхем, Шэрон Осборн и Лиз Харли. Какие они, эти «идеальные матери», желающие могут выяснить сами, благо информация о «звездах» сейчас общедоступна. Процитирую только кое-что про Шэрон Осборн с сайта Beatles.ru: «Жена Оззи (Оззи Осборн — известный рок-музыкант. — Т.Ш. ) и известная матерщинница ведет переговоры об участии в спектакле „Монологи вагины“. Комедия, написанная американкой Ив Энслер, представляет собой рассказы женщин о своих причинных местах… Шэрон прославилась благодаря реалити-шоу „Семейка Осборнов“, снятом на MTV». Еще «Шэрон сыграла маленькую роль барменши — лесбиянки в хитовой американской комедии „Воля и благосклонность“, после того как она произвела впечатление на создателей шоу своей эпизодической ролью лесбиянки в американской мыльной опере „Дни нашей жизни“… Однако ее решение примерно год назад стать королевой ток-шоу потерпело фиаско по причине ее чрезмерного сквернословия».

Так что, похоже, полного перевертыша ждать осталось недолго. Интересно, что сказала бы о результатах опроса, проведенного, кстати, по заказу благотворительной организации «Союз матерей» (Mothers' Union), писательница Вирджиния Вулф? В 30–е годы прошлого века, борясь вместе с другими феминистками за права женщин, она ратовала за развенчание образа женщины — матери, а творческих дам вообще призывала «убить в себе домашнего ангела». Осталась бы она довольна результатами, или ее, как это часто бывает, разочаровало бы столь буквальное воплощение мечты? Увы, ответа получить не удастся, поскольку, желая избавить мужа от страданий, связанных с ее помешательством, Вирджиния Вулф в 1941 году утопилась в реке Оуз.

Что же творится с душой ребенка, когда так искажается святой образ матери, и чем это чревато для семьи (и не только для нее)? Ответ на этот отнюдь не риторический вопрос, пожалуй, и так очевиден.

Татьяна Шишова

16 / 09 / 2008

 

Комментарии читателей:

 

2009–03–03 11:21 Вера :

Статья, на мой взгляд, излишне мрачная, ну не все так плохо!

Фильмы и книги, которые здесь перечислены, в большинстве своем малоизвестны, но в тех из них, которые я лично видела и читала, нет никакой дискредитации материнства!

Например, фильм «Амели» — столько обвинений уже было в его адрес, но после просмотра у меня осталось какое-то светлое, приятное ощущение.

Девушка ищет свою судьбу, вся ее жизнь — подготовка к чему-то неизвестному, и вот она находит свою любовь. Или следует считать оскорбительным для образа матери упоминание о развитии ребенка из союза сперматозоида и яйцеклетки?

Даже в достаточно отвратной «Пианистке» речь о несчастной, но не об ужасной матери!

И, повторюсь, такие изыски не известны большинству зрителей и читателей. Для них основная опасность — это «Дом–2» и Малахов, Пелевин и Коэльо т. п., то, что тиражируется сейчас.

Думаю, нужно все-таки бороться с реальными проблемами, и говорить о них — об издевательстве детей друг над другом и над учителями в школах, обличать лицемерную позицию государства по отношению к семье (безобразно низкие пособия, безумные призывы к многодетности в отсутствие создания условий для жизни многодетных семей, полное равнодушие властей к проблемам тех семей, которые уже многодетны), бороться с пропагандой инфантильности и безответственности.

2009–02–20 17:22 Елена :

Рассказ одной моей знакомой. Однажды она (конец 90–х), отдыхая на общественном пляже стала свидетелем того, что стая местных подростков с банками пива идут и пинают, «ненароком», пожилых женщин. Сделав им замечание, она услышала: «Тётя, молчи! Мы — только пинаем. Следующее поколение растет — так оно вас, старых, резать будет»..

2009–02–20 17:22 Анна :

Да, проблема эта серьезная. Но ведь есть и другая сторона — матерям не нужны их дети, да, надо родить, как у всех чтобы — и все! На этом ее роль заканчивается. Ребенок мешает ей учиться, работать и т. п. Малыш с маленького возраста сидит у телевизора, телевизор занимается его воспитанием. Да, есть бабушки, но ведь бабушка сама воспитала свою дочь таковой, что она может дать малышу, кроме каши. Если мать любит ребенка, занимается им, участвует в его жизни, духовно его развивает, никогда не будет ситуаций, описанных в статье! Многие понимают любовь к детям так — обут, одет, накормлен — и все в порядке, больше и не надо! И все это — от тотальной бездуховности, к сожалению!

2009–02–20 17:22 Света :

Статья Татьяны Шишовой очень своевременна. Действительно образ матери, формируемый современными средствами массовой информации, литературой, театром и кинематографом представляет ее не в лучшем виде. К тем произведениям литературы, например, которые она перечислила можно добавить и другие, неплохие в общем — то, но без хорошей женщины — матери. Так, на вскидку, положительный образ есть у Кетрин Патерсон в «Иакова я возлюбил», но там бабушка, попавшая в плен собственных страстей и находящая странное удовольствие в такой жизни.

Самое печальное, что многие женщины вполне соответствуют тем типам, что мы видим на экране или на страницах книг, при этом сами они этих книг не читали, да и вообще чтение не самое достойное, с их точки зрения, занятие. Просто в обществе давно и прочно установилось мнение, что мать — квочка в стоптанных туфлях (пусть при этом туфли не будут на самом деле стоптанными), а женщина — это жар — птица.

Поэтому, скажу честно, трудно быть матерью не одного ребенка — постоянно приходится доказывать миру, что ты еще и женщина. Иногда это очень утомительно. Хотя, глядя на детей, понимаешь, что труд того стоит. Кроме того, нужно честно сознаться, что иногда один взгляд на православную женщину — мать служит лучшей пропагандой против материнства, чем масса сказанных недоброжелателями слов. Поэтому надо и то делать и это не оставлять, то есть беречь веру и передавать ее детям и стараться сохранить «человеческий облик».

Наверное не очень по делу, но такие мысли возникли по мотивам прочитанного

2009–02–20 17:22 Галина :

Здравствуйте, статья производит жуткое впечатление. мало того, что в наше время все встает с ног на голову, теперь посягают на самое чистое и святое, на образ матери. а ведь она все равно остается самым светлым образом у ребенка на всю жизнь. как бы не старались западные «доброжелатели» открыть нам бедным закомплексованным глаза на современную жизнь и ее реалии, ребенок все равно любит свою маму. парадоксально, но пьющие, гулящие «мамаши» для своих деток остаются самыми самыми и такие дети всегда их защищают и никогда не говорят о них плохо.(примеры из моих знакомых).

как в рекламе: мама — первое слово…, жизнь подарила мне и тебе!

2009–02–20 17:22 Александра Якшина :

Большое спасибо. нам нужно больше говорить на эту тему, в школе, в семье. Я живу в небольшом городе и, к счастью, плоды цивилизации до нас доходят не с такой скоростью. Но, наблюдая в Москве жизнь моих родственников, каждый день ужасалась… мама и дочь, как две подружки. я имею ввиду в данном случае не духовную близость, а именно как две сверстницы. И дочка!! искренне жалеет маму. и не может понять, зачем она «бедняжка» ещё и братика родила. Нет в этом смысла и радости… Это страшно, страшнее то, что многие, даже образованные люди, недопонимают всех ужасных последствий такого «воспитания».

В гонке за цивилизацией, за желанием всенепременно догнать Европу, как всегда мы берём не самое лучшее, а то что быстрей… как всегда… как грустно… и больно.

2009–02–20 17:22 Olesya :

Спасибо огромное за статью!

Эта тема очень актуальна и болезненна. Я живу в Швеции и прилагаю все усилия, чтобы у моей 3–х летней дочери было уважение и любовь по отношению к маме (ко мне). Почти каждый вечер молю Бога направить меня на истинный путь воспитания.

Здесь, в Швеции, считается вполне нормально забрать ребенка только потому, что он пожаловался на родителей. Детям забивают голову тем, что родители неправы практически во всем. И это страшно!!! А если бы можно было показать шведские книжки!!! «Голый король» показан голым и все половые признаки на лицо, принцесса и принц, «Принцесса на горошине», в конце книги оказываются в постели, а мама и папа спокойно выходят из комнаты, обнявшись и выключая свет.

Есть немало примеров… От осознания всего происходящего действительно становится страшно!!

Храни Господи!

2009–02–20 17:22 И. :

Кажется, входим (а может, и вбегаем уже) в поистине трудные времена. К статье подходят слова преп. Серафима Вырицкого:

«Наступает царство лжи и зла. Будет так тяжело, так плохо, так страшно, что не дай Бог никому дожить до этого времени». Однако — «Одна капля может освятить целый океан, один молитвенник — спасти все города и веси…». Будем молиться.

2009–02–20 17:22 — Всё это, конечно, правильно… Но, прочитав, возникает мысль: «А не удавиться ли мне?» Опять всё плохо, чудовищно, и просвета не видно. Особенно для современных детей.

Так что смысла в статье я не вижу.

2009–02–20 17:22 Анна :

Немного не по теме, но не могу не высказаться. Мой сын пошел в первый класс и первое, что он услышал от учительницы, это слова о насилии в семье — родители вас не должны бить, в противном случае вы должны говорить об этом мне. Департамент образования таким образом защищает детей от неадекватных родителей! Или такие депеши сочинял глупый чиновник или это сознательный подрыв всех устоев. Зачем в такую тяжелую проблему посвящать детей, не знающих насилия, да к тому же говорить о доносительстве на родителей, как о самом обычном деле?! Неужели эта проблема не решается адресно? Вообще образ родителей создается самый негативный, а ведь семья для ребенка — крепость и под эту крепость сейчас старательно закладывают бомбы.

2009–02–20 17:22 Елена :

Жутковато. И тем более страшно, что это, к несчастью, часто отражает действительность. Дети сейчас не подарки, но кто-то их родил и «воспитал». Приходится иногда наблюдать некоторые эпизоды «воспитания». Мать бьет чем попало двух малолетних дочерей (они без спроса пошли куда — то), при этом кричит на всю улицу, причем слова выбирает такие, что на заборе не всегда увидишь. Мать обзывает грудного ребенка, лежащего в коляске за то, что он плачет «Зараза, когда же ты замолчишь?!». На замечания прохожих чаще всего звучит: «Не ваше дело, мой ребенок, как хочу, так и воспитываю!» Дети платят той же монетой, подрастая, хамят, обзывают родителей матом, бьют, а иногда и убивают. Почему все так страшно? Ответ сам собой напрашивается. Жизнь без веры, без Церкви, без Бога. И чаще всего родители не просто не учат — препятствуют детям приходить к Богу. Кума моей матери ей прямо заявила «с высоты своих 32 лет»: «Меня насильно крестили в детстве, но мой сын в церковь не ходит, и ходить не будет, я так решила!» Кто ей дал такое право — распорядиться участью своего сына? Она даже не хочет ничего слышать. А ведь последствия могут быть катастрофическими.

2009–02–20 17:22 Ольга :

При патриархии должен быть юридич. отдел, который бы напрямую противодействовал бы подобным мерзостям. Что касается себя, то дети спокойнее, когда не смотрят телевизор. Лето были у бабушки, у нее нет TV, приехали спокойные, ласковые.

2009–02–20 17:22 Елена :

Здравствуйте! Спаси Господи за статью, трогает за душу, ее тема — моя душевная печаль, наворачиваются слезы. Увы, я то точно не соответствую светлому образу мамы, описанному Вами выше. Я тоже не спала ночами, качала плачущего старшего сына на руках, плакала от своей беспомощности, не зная как же его успокоить. Сидела ночами над не спящим младшим сыном, засыпающим только под утро, но всю мою светлость материнского образа перечеркивают то раздражение на детей, негодование, которые возникали в моей душе, та грубость, неспокойность в голосе, а иногда, к моему великому сожалению, и злость. Плачу и прошу Господа помочь мне, иногда охватывает отчаяние: как смею обижать своих малышей, где мое понимание, терпение, любовь, наконец, в такие моменты, куда она девается. Мой муж просто не понимает, как я могу так поступать, в пору ему быть любящей и заботящейся мамой, а не мне, грубиянке. По этому поводу часто нарушается мир нашей семьи. Я уж и не знаю, может я больная какая, я и правда похожа на истеричку. Супруг говорит, что я не стараюсь, не работаю над собой, и что истинно кающийся человек не допускает повтора греха, иначе это было не покаяние. Батюшка, которому исповедуюсь, говорит, что это от усталости, но ею я не оправдываю себя. Ведь для истинно любящего сердца усталости не существует. Не знаю, что делать с собой. Я не скажу, что постоянно, но часто от сердца, не формально прошу Бога о помощи, особенно после очередного конфликта с мужем, детьми, так как доходит даже до отчаяния, думаешь, зачем же Господь допустил стать мне матерью, зачем теперь страдают мои дети и от кого — от самого близкого и родного человечка. Старший сын засыпает, только прижавшись ко мне, со словами, что любит меня, а иногда говорит, чтобы я больше его не ругала. Как мне хочется сказать: «Сыночек, это больше никогда не повторится, я всегда буду доброй, все покрывающей любовью мамой». Но понимая несостоятельность этих слов, я говорю ему: «Хорошо милый, постараюсь». Еще боюсь оттолкнуть их своим поведением от церкви. Себя помню: «Глядя на свою бабушку, ставшую потом монахиней, я думала столько лет в церкви, почему же она не меняется, почему такая грубая в обращении, я не чувствовала ее любви и заботы, несмотря на то, что говорит, что любит».

Полагаюсь на милостивого Господа. Особо некому поплакаться, вот воспользовалась жилеткой на Вашем плече. Простите, если, что не так. Многогрешная Елена.

2009–02–20 17:22 Лоскутова Наталья :

Очень душевно, тепло, история о девочке Кристине очень напомнило о детстве тогдашнем атеизме и материализме, но с невидимым и неотъемлемым фундаментом Православной Веры на фоне всего этого. Спасибо за умную, тонкую, душевную статью!

2009–02–20 17:22 Tatiana :

o4en vce pravilno napisano! spasibo!

2009–02–20 17:22 Алексей :

Сильная вещь!!! Только когда мы теряем, мы понимаем что потеряли! СПАСИБО!!!

С Уважением…!

2009–02–20 17:22 Кристина :

Очень хорошая статья, спасибо большое автору, побольше бы таких. В последнее время мало говориться о роли матери в жизни ребенка, а ведь это самая главная и важная роль в жизни каждой женщины. Женщина спасается чадородием, воспитанием детей, какими они вырастут и какими станут людьми, зависит, от матери. Очень хотелось бы, что бы женщина со всей ответственность отнеслась к воспитанию, что бы примером своей жизни, а не постоянными укорами и упреками, учила своего малыша. Для этого нужно полностью довериться Матери Божьей, Пресвятой Владычицы нашей Богородице, и непрестанно просить у нее помощи в своих молитвах.

Помоги Вам Господи!

2009–02–20 17:22 Анна Боржемская :

Здравствуйте!

Рассказ о маленькой девочке, знавшей о Боге и злом духе, хотя ей об этом не рассказывали, напомнил мне о моей первой встрече с Богом. Это было в начале 70х годов, мне было около 5 лет. Родители были атеистами, в семье никогда о Боге не упоминали. Я знала, что Бога нет (наверно, «просветили» в детском саду). У моей мамы была толстенная книга с репродукциями разных картин, и я очень любила её рассматривать. Не помню, какая репродукция привлекла моё внимание, помню только, что спросила маму: «Кто это?» Мама ответила: «Бог». «Кто?», — удивилась я. Мама, наверно, решила, что это слово мне незнакомо, и принялась объяснять: «Вот, мы говорим: Слава Богу. Так вот это — Бог». Я была просто потрясена! Говорят, что Бога нет! Но ведь вот же Он! Я Его вижу, вижу Его лицо! Кто-то нарисовал Его! Кому бы в голову пришло нарисовать Бога, если бы Его не было!

В юности меня удивила ещё одна вещь. Оказалось, что я откуда-то знаю молитвы «Отче наш» и Трисвятое. Среди знакомых верующих не было, в храм меня не водили, я даже понятия не имела, что в нашем городе есть храм. И всё же, когда в разговоре моя подруга спросила, знаю ли я молитву «Святый Боже…», в моей памяти зазвучало протяжное пение, как поют на похоронах. А после крещения в 22 года я прочитала «Отче наш» с одной ошибкой, хотя молитву эту никогда специально не учила, в храм до крещения не ходила и, кажется, никогда не слышала.

2009–02–20 17:22 Надежда :

Все больше я в последнее время читаю статей и книг Т.Шишовой. Эти книги заставляют задуматься. Спаси Вас Бог.

 

 

МИР НА ПЕРЕПУТЬЕ

 

Интервью с психологом Татьяной Шишовой

— Татьяна Львовна, Вы (вместе с Вашим соавтором — Ириной Яковлевной Медведевой) были одной из первых, кто еще в 90–е годы заговорил о надвигающемся демографическом кризисе в России — причем, как о процессе, который сознательно культивируется некими силами, заинтересованными в упадке русского государства. Что это за силы? Можно ли говорить о существовании заговора против России?

— В середине 90–х годов, когда мы с И.Я. Медведевой обратились к демографической тематике, то не подозревали, что эта проблема настолько остро стоит перед будущим нашей страны. А началось все так. В то время мы активно работали с детьми, относящимися к группе риска-то есть с теми, у которых были серьезные поведенческие и психологические проблемы. Уже тогда — в 1996 году — некоторые родители под влиянием либеральной пропаганды начали сексуально просвещать детей. И мы видели, какие ужасающие последствия для психики несет в себе сексуальное просвещение детей — пусть даже в самой легкой форме. В конце 1996 года одна из мам, которая приводила к нам своего ребенка, принесла пресс — релиз министерства образования, где сообщалось о том, что запускается новый проект полового воспитания российских школьников, в связи с чем планируется ввести в школах предмет «сексуальное просвещение детей» как обязательную дисциплину. Ознакомившись с этим документом, мы поняли, что если новый проект воплотится в жизнь, то в нашей стране вскоре нельзя будет существовать: мы уже имели опыт общения с детьми, вкусившими плоды такого воспитания. Повторяю, что, заговорив об этой, казалось бы, частной проблеме, мы еще не подозревали о ее масштабах: оказалось, что это лишь верхушка разрушительного айсберга, который неумолимо надвигается на нас. Мы стали интересоваться высказываниями разных специалистов, выяснять истоки этого явления, знакомиться с соответствующей литературой на разных языках, и вскоре картина стала проясняться. Мы поняли, что проект сексуального просвещения — лишь один из моментов давно разработанной комплексной программы сокращения рождаемости, что это — одна из составляющих теории «устойчивого развития», прямо связанной с геополитическими замыслами США и той группы стран, которая заинтересована в установлении «нового мирового порядка». По-другому такая политика комплексного ограничения рождаемости называется «демографическим сдерживанием», или «демографической коррекцией». Мы выяснили, что эта политика распространяется не только на Россию, но и на другие страны. В тех государствах, на которые эта мировая олигархия не имеет столь сильного влияния, или же там, где, по ее представлениям, нет необходимости в сокращении рождаемости, такие программы отсутствуют. Что касается России, то все становится понятным, когда почитаешь документ, который долгое время держался в строгой секретности: это — «Меморандум национальной безопасности США», разработанный в 1974 году на самом высоком уровне. Там черным по белому сказано, что в интересах национальной безопасности США необходимо добиться такой ситуации, в которой в странах — поставщиках сырья был бы нулевой, а лучше — отрицательный прирост населения. Этому — говорится в документе — очень способствует внедрение комплексной программы «планирования семьи», сексуального просвещения и ряда других мер. В этом смысле, безусловно, можно говорить о заговоре. Все эти программы разрабатывались в строгой секретности, но, конечно, выставлялись как проявление заботы о здоровье и благополучии населения. В Меморандуме даже указывалось, как именно маскировать истинные цели этой политики, чтобы ни в коем случае США не обвинили в империалистических замыслах. Скажем, программу сокращения рождаемости предлагалось вписывать в программу охраны материнства и детства.

— Только ли внедрению этих программ обязано снижение рождаемости в России, или же демографический кризис в нашей стране имеет и иные корни?

— Безусловно, демографический кризис в России связан со многими факторами нашей жизни. Но программы планирования семьи и сексуального воспитания имеют решающее воздействие на показатели рождаемости. Достаточно обратиться к европейским странам и самим США: там подобные программы были запущены 30 лет назад, и это очень сильно сказалось на демографической ситуации. Снижение рождаемости в этих странах нельзя списать на экономические трудности. Люди просто не хотят рожать. Несмотря на то, что семьям с одним ребенком, с двумя детьми предоставляются многочисленные льготы и материальные поощрения. Почему это происходит? Сексуальное просвещение не просто знакомит детей со взрослой жизнью, а в очень раннем возрасте внедряет в их сознание определенные установки. Ориентация на малодетную семью — это, прежде всего, установка на потребление как таковое: достоин жизни тот, кто много имеет. В такой парадигме ребенок — всегда конкурент, который отнимает у тебя часть достатка и благополучия.

Сейчас, когда Америка на своем опыте почувствовала опасность снижения рождаемости (как известно, сегодня прирост населения там очень низок, и государству приходится прибегать к привлечению эмигрантов, что, в свою очередь, меняет этнический состав населения), она вынуждена корректировать свою демографическую политику. Еще несколько лет назад там стали говорить о том, что необходимо вводить в школах программы целомудрия и семейного воспитания, а вовсе не сексуального просвещения детей. Однако оказалось, что изменить сложившуюся ситуацию не так просто: там сформировалась целая прослойка людей, которая попросту паразитирует на утвержденной ранее программе сексуального воспитания и демографического сдерживания, используя ее в своих интересах.

— Согласитесь ли Вы с тем, что немаловажным фактором, влияющим на снижение рождаемости, является и процесс женской <






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.029 с.