Воспоминание на заданную тему — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Воспоминание на заданную тему



 

Выхолащивание тайного в человеке происходит не только путем повсеместной установки видеокамер. К «прозрачности» приучают и многочисленные тесты типа «Познай себя», и анкетирование на улицах, и участие в передачах, где предлагают рассказать, как удалось вернуть мужа, сбежавшего было к любовнице, или, наоборот, изменить, но так, чтобы муж ничего не узнал. И те же тренинги общения, на которых почему-то полагается «раскрепоститься» и поведать чужим людям о «проблемах», в существовании которых себе-то бывает подчас неловко признаться.

И опять, чувство неловкости возникает не обязательно при оглашении каких-то постыдных тайн. Помнится, в 1993 году в г. Пущино на Оке был заявлен семинар по реабилитации больных детей, и организаторы обещали дать нам возможность сделать доклад о нашей работе с детскими неврозами. А мы тогда еще только-только придумали свою методику куклотерапии, и, как это часто бывает с неофитами, жаждали со всеми поделиться своим «открытием». Но по приезде выяснилось, что семинара не будет. Вместо него состоится мероприятие со странным названием «Игра», а устроителей следует называть «методологами» и «игротехниками». Выяснилось также, что обман участников (про семинар и доклады сказали не только нам) входил в условия игры. Сказано было, что игра намного эффективнее семинара, что это мозговой штурм, ломка привычных стереотипов, стимуляция креативного мышления…

На деле же руководители — игротехники учинили над людьми форменное издевательство: каждую минуту перебивали, требовали, чтобы, выражая свою мысль, участники тут же схематизировали ее путем начертания на доске кружков, треугольников и квадратов. А одним из главных условий игры было постоянное раскрытие своих мыслей по требованию методологов. То и дело слышалось: «О чем вы сейчас подумали? А почему вы так подумали?». И именно это было особенно невыносимо, воспринималось как грубое, наглое давление, как психическое насилие, беспрецедентное посягательство на тайны твоей внутренней жизни.

Мы обе это очень быстро почувствовали и «вышли из игры». Другие же участники, боясь показаться невежливыми — ведь пребывание в Пущино оплачивали иностранные спонсоры, — продолжали терпеть издевательства. Окончилось это в прямом и переносном смысле плачевно. В прямом — потому что большинство участниц к концу третьего дня пребывали в расстроенных чувствах и во время мозговых штурмов рыдали, а в переносном — потому что одного участника уже к концу первого дня увезли в больницу с инфарктом. (Впоследствии нам рассказали, что это еще цветочки, на некоторых подобных игрищах случались и самоубийства).



Тогда мы недоумевали: почему столь откровенный тоталитаризм мирно уживается с западной демократией? Ведь игротехники были, если можно так выразиться, начальниками местного значения. Истинное начальство — американцы из какого-то протестантского фонда милосердия — прибыло к концу второго дня. И по тому, как вели себя с ними наши мэтры, стали очевидно, что «спонтанные мозговые штурмы» и прочие «импровизации» проходят по четкому плану, продиктованному американскими благотворителями. Антураж при этом был очень демократичным. Будто мы не под Москвой, а в каком-нибудь американском кампусе: кофе-брейки, развлекательные шоу по вечерам, ворк — шопы, которые, если не предусматривали доску с кружочками и треугольничками, устраивалась прямо на траве, и можно было участвовать лежа, все называли друг друга по именам, в том числе и руководителей.

Прошло почти десять лет, прежде чем мы осознали, что видели не искажение, а закономерность. А если еще точнее, закономерное искажение. Ведь в глобалистском обществе, прообразом которого была в каком-то смысле пущинская «игра», распоясываться позволено только по мелочам. Выбирай себе на здоровье майки, сосиски, рок-группу, сексуальных партнеров! Но при этом ты должен быть «прозрачным», подчиниться тотальному контролю, включающему в себя и контроль над сознанием. А оформят его, конечно же, как твое благо, заботу о твоей безопасности и твоих финансах, об эффективности твоего труда.

 

Заговор гуманистов

 

А теперь зададим вопрос, который многим нашим читателям, наверное, покажется глупым: зачем он нужен, такой тотальный контроль?

— Как зачем? — изумятся они. — Вы что, не понимаете? Нас же готовят к жизни в электронном концлагере. Это новая, более изощренная форма управления людьми.

Да, все, конечно, так. И, тем не менее, вопрос «зачем?» остается. Ну, скажите, зачем такой избыточный контроль? Зачем следить за миллионами беззащитных, безоружных обывателей? Зачем знать, сколько денег пенсионер оставил в универсаме, и по какому маршруту возвращалась с базара домохозяйка? Зачем власти — отечественной ли, всемирной ли — иметь в базе данных сведения обо всех болезнях всех людей на свете? Сходных «зачем» можно задать очень много, но и так ясно, что для управления людьми совершенно необязательно знать о них все. Мы же видим, что, если хотят поймать террористов, не говоря уж о неплательщике налогов, это делают без особого труда, во всяком случае, без всяких чипов и даже без камер слежения. Как говорится в анекдоте, «старым казацким способом». А если не ловят (как, например, Басаева), значит, не хотят.



Шизофреническая избыточность и дороговизна электронизации всего мира не укладывается в рамки рациональных объяснений, в том числе и конспирологических: дескать, мировое правительство хочет таким образом обрести политическое господство над всем земным шаром. Оно, может, и хочет, но для этого не обязательно следить за человеком в сортире.

Нет, никакими прагматическими соображениями этого не объяснить. Тут есть нечто, выходящее за пределы нормальной логики…

Не так давно у нас появилась возможность прочитать три связанных между собой документа с одним общим названием «Гуманистический манифест». Первый датирован 1933 годом, второй — 1973, последний — 2000. Для уяснения происходящих сегодня исторических сдвигов эти документы чрезвычайно важны, поскольку представляют собой идеологическую платформу глобализма. Причем в каждом следующем манифесте, по мере завоевания очередных политических и мировоззренческих плацдармов, принципы построения нового открытого общества излагаются все жестче, откровенней и агрессивней.

Генеральный постулат «гуманистов» — это безбожие. Люди, выросшие при советской власти, были уверены, что воинствующий атеизм процветает только у нас. А «у них» все нормально: храмы не рушили, религию не запрещали, лекций по научному коммунизму не читали. До поднятия «железного занавеса» многие даже думали, что Запад очень религиозен. А когда начались массовые турпоездки и выяснилось, что это, мягко говоря, не так, возникло недоумение. Почему? Там же не запрещали, не сажали, не крушили… Однако быстро было найдено невнятное, но вполне всех устраивающее объяснение: отпадение от веры на Западе произошло как-то само собой — прогресс, знаете ли, комфорт, сытая жизнь. Им, буржуям, и без Бога хорошо.

Но знакомство с «Гуманистическим манифестом» опровергает версию спонтанной апостасии. Кто-то возразит: «Никакую спланированную акцию невозможно осуществить без готовности общества».

Безусловно. Только не забывайте, что люди в массе своей всегда готовы пасть и отпасть, ибо природа потомков Адама и Евы подвержена греху. И именно поэтому во все времена так важна была позиция политических и духовных вождей, творцов идеологии. Так важен был мировоззренческий вектор, который задавали опять-таки не массы, а властители государств и умов. И разговоры о том, как несостоятельны теории заговора, это типичный перевод стрелок. Не нравится слово «заговор» — замените словами «целеполагание элиты».

Вернемся к манифестам. Под первым стоят только подписи зарубежных идеологов. В частности, Джона Дьюи — философа, который сыграл заметную, если не ключевую роль в разрушении американского классического образования и чьи взгляды впоследствии легли в основу сходных процессов «реформирования школы» в других странах.

Конечно, для советских идеологов 30–х гг. богоборческие мотивы первого манифеста были слишком завуалированы: «Религиозные гуманисты считают Вселенную самостоятельно существующей и несозданной… Очевидно, что любая религия, которая надеется в современных условиях стать синтезирующей и динамичной силой, должна изменить свои формы, приспособив их к сегодняшним потребностям. Создание такой религии является главной необходимостью… Отныне мы не считаем адекватными вероисповедание, религиозные идеи и обряды своих отцов».

Но в 1973 году, когда у нас богоборческий пафос уже не звучал так откровенно людоедски, а у них, напротив, атеизм принимал все более открытые формы, позиции значительно сблизились. И хотя под этим манифестом с нашей стороны стоит лишь подпись академика Сахарова, взгляды авторов (с небольшими оговорками, касающимися критики коммунизма) охотно разделили бы многие советские интеллигенты. «Традиционная догматическая и авторитарная религия <речь уже идет не о религии вообще, а конкретно о христианстве — прим. авт.>, которая ставит поклонение Богу, обряд, культ и Символ Веры выше человеческих нужд, желаний и опыта, причиняет вред человеческому роду. Всякая информация о природном естестве должна пройти проверку на научную доказательность. По нашему заключению, догматы и верования традиционной религии такой проверки не выдерживают… Не божество будет нас спасать, а мы должны спасать себя сами… Не существует доказательных свидетельств того, что жизнь не кончается со смертью тела. Мы продолжаем существовать в нашем потомстве и том культурном влиянии, которое оказали на других… Не следует содействовать разным религиозных организациям в получении общественных средств… Мы убеждены, что негибкая мораль местного прихода и религиозные идеологии — пройденный этап».

А в 2000 году в третьем варианте традиционная религия вообще списана в утиль и сказано, что «упорная приверженность традиционным религиозным воззрениям обычно способствует нереалистичным, пассивистским, мистическим подходам к социальным проблемам, сеет недоверие к науке и слишком часто становится на защиту отсталых социальных институтов… Нет достаточных объективных рациональных и экспериментально подтвержденных свидетельств в пользу достоверности религиозной интерпретации действительности или предположений о существовании оккультных причин… Мы осуждаем попытки некоторых ученых… навязать общественному мнению интерпретации природных феноменов, апеллирующие к потустороннему. Мы думаем, что для человечества настало время осознать собственную зрелость — отбросить пережитки первобытного мистического мышления и мифотворчества, подменяющие истинное постижение природы».

Тут уже больше тридцати подписей наших ученых. Среди них — академик Н.Г. Басов, ведущий научно-популярной телепередачи «Очевидное — невероятное» профессор С.П.Капица, академик В.Л. Гинзбург и другие во главе с профессором философского факультета МГУ В.А. Кувакиным. Конвергенция произошла, безбожники всех стран объединились.

Что же они поставили во главу угла, на место якобы несуществующего Бога? Для бывших советских граждан здесь нет никакого открытия, любой из нас мог бы ответить на этот вопрос даже во сне: «Разумеется, науку с ее достижениями!». И жрецов научного прогресса как самых подкованных, способных переустроить мир, который томится в оковах традиционных религий. Переустроить так, чтобы людям было удобно и спокойно жить. Чтобы восторжествовала социальная справедливость, чтобы нас не разделяли ни границы, ни верования, ни национальные особенности. Чтобы образовалось единое мировое государство с единым управлением.

А чем больше пространство, которым управляешь, тем насущнее необходимость в дистанционном управлении. И здесь неоценимую услугу могут оказать электронные надсмотрщики и контролеры.

Но и для управления целым земным шаром из единого центра не обязательно, чтобы прозрачными были все, вся и всегда. Как ни крути, одним лишь глобалистским переустройством мира невозможно объяснить эту безумную электронную слежку, которая к тому же экономически разорительна. А мы привыкли слышать, что западный мир очень расчетлив и от всех проектов ждет, в конечном итоге, прибыли.

В чем же здесь прибыль? Неужели только в том, что никто не сможет утаить налог от мирового правительства? Но даже если отслеженные с помощью индивидуальной электроники налоги окупят (что весьма сомнительно) капиталовложения, все равно непонятно, зачем Министерству по налогам и сборам знать, по какому маршруту передвигался в течение дня налогоплательщик и болел ли он в детстве скарлатиной.

Однако, вспомнив, что вожди мирового гуманизма не просто хотят возглавить новое движение или даже государство, а претендуют на место столь самонадеянно отмененного ими Бога, неусыпной тотальной слежке наконец-то находишь объяснение. Ведь именно Бог — Вездесущий, Всевидящий, Всеслышащий, Всеведущий.

Вот и безумцы — глобалисты возмечтали не только узурпировать место Бога, но и обрести Его свойства. Сами они, конечно, малость не дотянули до всевидения и всеслышания, — «несправедливый» Бог не дал! — но с помощью Новейших Достижений Науки надеются компенсировать досадное несовершенство человеческой природы.

 

Электронное око

 

Существует и другое затруднение. Тем злым, лукавым и гордым сущностям, которые вдохновляют творцов «нового мира», не дано проникать в душу человека, читать его мысли, знать, что таится в его сердце. Поэтому для них крайне важно как можно больше узнавать о внешних проявлениях человеческой жизни, чтобы хоть таким путем догадываться о сокровенном. Заветная мечта духов злобы и, естественно, их патрона — контроль над человеческим сознанием. Не потому ли так много сил и средств вложено на протяжении последних десятилетий в разработку соответствующих технологий?

А теперь вернемся к самому началу наших рассуждений — к реплике о том, что истинно верующим даже камера слежения, установленная в храме, молиться не помешает. И что вообще, тому, кто с Богом, скрывать нечего.

Есть такая икона — «Недреманное око». Название ее, как считают некоторые богословы, скорее всего, произошло от строки из Псалтири: «Не даждь во смятение ноги твоея, ниже воздремлет храняй тя, се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля» (Пс.120:3–4).

Диавол, который не может придумать ничего своего, и здесь пытается подражать Всевышнему. Говоря о сатанинской символике, о. Алексий (Мороз) пишет: «…треугольник с изображением ока на верху пирамиды <этим символом украшена, как известно, однодолларовая купюра — прим. авт.> — означает глаз сатаны, который видит будто бы все, что происходит в мире» («Музыка преисподней». — Нижний Новгород, 1995 г). Но поскольку диавольское «недреманное око» — лишь пародия, никакого дара всевидения и всезнания у него нет, ему требуется материальное подкрепление: всевидящая и всезнающая система электронного контроля. Тоже своего рода «недреманное око». Недреманное око зла. И хранить оно будет только своих верных, а те, кто не согласится принять «новый мировой порядок на века» <лозунг, напечатанный на той же однодолларовой купюре — авт.>, будут объявлены маргиналами и нарушителями общественной безопасности.

Как же можно говорить, что признание компьютерной пародии на Господа и добровольное встраивание в сатанинскую систему мироустройства духовно безопасно для христиан? И вообще, как можно кому бы то ни было передоверять Божественное право всеведения о человеке?

Ну, а по поводу молитвы, которой якобы никто не может помешать?.. Мы много написали об интимности, о частной жизни, о том, как сузилось и продолжает сужаться это понятие. Но что же все-таки означает слово «интимный»? «Intimate» (англ.), «intimo»(исп.), «intime» (фр.) — в том числе, имеет значение «глубинный», «потаенный», «внутренний».

Иисусову молитву, важнейшую молитву для христиан, тоже называют «внутренней». Для овладения ею необходимо, среди прочих условий, вхождение внутрь себя или, как выражаются Отцы Церкви, «вхождение ума в сердце». «С Богом примирение и сроднение невозможны для нас, если мы наперед не возвратимся к себе и не войдем внутрь отвне. Только внутренняя жизнь есть истинно-христианская жизнь. О сем свидетельствуют все Отцы» (наставление Никифора Монаха, цит. по кн. «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». — «Лествица», 2003. С. 210).

Образ внутреннего, тайного, сокровенного неизменно сопровождает отношения Бога и человека. Личное богообщение всегда интимно, без тайны встреча Бога с человеком невозможна. «Безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси», — говорит Псалмопевец (Пс.50:8). «Заключай дверь келлии для тела, дверь уст для языка и внутреннюю дверь для лукавых духов», — поучает св. Иоанн Лествичник (цит. по кн.: «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». С. 211). Св. Исаак Сирин пишет: «… Потщись войти во внутреннюю сокровищницу твою, и узришь сокровище небесное. Лествица в Царствие Небесное сокрыта внутрь тебя, т. е. в сердце твоем» (Там же. С.211). «Уединившись внешне, покушайся далее войти во внутреннее стражбище (сторожевую башню) души, которое есть дом Христов, где всегда присущи мир, радость и тишина» (Там же. С. 244).

Интимность молитвы заповедал нам сам Спаситель: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь свою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6).

«Се, стою у дверей и стучу», — говорит Господь, обращаясь к «сокровенному сердца человеку» (От. 3:20). А если сокровенного, внутреннего уже не будет, если понятие интимности окончательно уничтожат (что, несомненно, случится с введением электронных досье, чипов и т. д.), то куда войдет Господь? В какую дверь Он постучит? В ту, которая сорвана с петель вихрем бесстыдства или, как у аутистов, наглухо заперта?

Несколько лет назад нам привезли из Америки каталог модных игрушек и одежды. Значительную часть рекламируемой продукции составляли игрушки в виде внутренних органов, майки с изображением грудной клетки, бейсболки с нарисованными на них полушариями головного мозга. На уроках валеологии (их также называют «уроками здоровья»), которые сейчас внедряются в школьные программы всего мира, дети с малолетства во всех подробностях изучают внутренние органы, их устройство и функционирование. секс-просвет, опять-таки железной рукой насаждаемый в разных странах, а на Западе давным — давно насажденный, тоже огромное внимание уделяет внутреннему и внешнему строению соответствующих частей тела. Казалось бы, зачем вдалбливать это снова и снова, чуть ли не каждый год в течение 10–12 лет? Чтобы обучить подростков «безопасному сексу», не требуются такие анатомические штудии. А вот для того, чтобы вытащить наружу то, что Господь намеренно сокрыл от посторонних глаз, подобные уроки, игрушки, майки и кепки очень даже подходят.

Равно как и уверения, что ни в коем случае не надо ничего в себе таить, ибо это опасно для психики, а потому все эмоции надо выплескивать, иначе будет инфаркт, инсульт или рак. В сей миф верят и многие православные люди.

Так что и без электронных чипов почти все внутреннее, подлежащее сокрытию, уже рассекречено, становится наружным. Но пока еще очень многое зависит от произволения человека: один позволил себе распуститься на людях, а другой предпочел спрятать от посторонних глаз то, что не следует демонстрировать.

Система же непрерывной слежки лишит нас такого выбора. А по существу — свободы воли. Ведь свобода воли — это возможность выбора между грехом и добродетелью.

Насчет греха (например, попрания целомудрия) мы уже написали достаточно. Но и с добродетелью при электронном «Всевидящем Оке» дела будут обстоять совсем не так просто, как считают некоторые бесстрашные христиане.

«Святая Синклитикия сказала: как открытое сокровище оскудевает, так и добродетель, узнаваемая и разглашаемая, помрачается», — читаем в «Древнем Патерике» (Репринтное воспроизведение издания 1899 г. — Издательский отдел Московского Патриархата, 1991.С. 139). И чуть ниже слова некоего безымянного старца: «Еще сказал: открывающий и разглашающий добрые дела свои подобен сеющему на поверхности земли: прилетают птицы небесные и снедают семя. А скрывающий житие свое подобен сеющему на браздах пашни — он пожнет обильный плод» (Там же. С. 140).

Причем, соглашаясь жить под электронным надзором, человек не только нарушает заповеданную Спасителем тайну доброделания, но и лишается небесной награды. Снова процитируем «Древний Патерик»: «Авва Исайя сказал <…>: Ты же, верный раб Христов! Держи в сокровенности делание свое, и остерегайся со скорбию сердца, как бы из человекоугодия не погубить мзды твоего делания. Ибо делающий напоказ людям (уже) воспринимает мзду свою (Мф. 6:2), как сказал Господь» (Там же. С.132).

Недаром многие святые Отцы, столпы христианской веры и благочестия, стремились к максимальной прикровенности своей жизни. «Сказывали о скитских подвижниках: если кто видел их дела, то они считали их уже не добродетелью, но грехом» (Там же. С. 140).

Не только о древних старцах, но и о живших вчера, да и о живущих сегодня, очень мало что известно. Их внешняя жизнь всегда достаточно скрыта от посторонних глаз. Порой они вообще находятся в затворе, т. е. в абсолютном уединении. А уж о внутренней жизни и говорить нечего! Хотя она, безусловно, гораздо интенсивней, чем у обыкновенных людей, ее содержание практически целиком остается в тайне. А тот, кому об этом что-то известно (как правило, тоже отшельник), так и назывался — «сотаинник». Значит, очень трудно удержать высоту духовную, будучи открытым.

Да и в наивысшем для нас образце — Евангелии — много ли говорится о внешних обстоятельствах жизни Христа и тем более о Его внутренних переживаниях? Вряд ли это случайно. В Евангелии вообще ничего случайного нет. Если уж сам Господь явил для нас образец прикровенности земного бытия, то нам ли, грешным, заявлять, что жизнь за стеклом нам не помеха, и беспечно соглашаться на режим постоянного мониторинга?

Больше всего поражает, конечно, бравада по поводу Церкви. Пусть, мол, наблюдают за нами даже во время службы! Мы все равно в храме окружены людьми, и это нисколько не мешает нашей молитве.

Да, в храме мы не одни, но это не совокупность отдельных чужеродных атомов, а соборное единство. В мистическом смысле верующие христиане — члены единого Тела Христова, «единые уста, единое сердце».

Но даже единоверцы не должны подглядывать друг за другом. Интересно, что это особо оговаривается в вероучительной литературе. Подглядывание никогда не считалось чем-то нейтральным, дескать, пусть смотрят, сколько хотят, а воспринималось как грех, пагубно действующий и на любопытствующего, и на объект любопытства.

И уж совсем непонятно, как в условиях слежки быть с тайной исповеди. Ведь разглашение этой тайны не рядовой, а сугубый грех. И давая согласие на жизнь под надзором электронного стукача, христианин такой грех совершает.

 

Жесткая альтернатива

 

А еще тем, кто столь самонадеянно рассуждает о силе своей молитвы, полезно узнать, что залогом как успешности в молитве, так и успешности вообще в христианской жизни, Симеон Новый Богослов считал безусловное послушание («Откровенные рассказы…» С. 188). Уже сейчас ясно, что установления нарождающегося глобалистского государства не просто иные, а диаметрально противоположные христианским. И это закономерно, поскольку идеологи глобализма — богоборцы. Но атеизм — лишь стадия, фаза, предшествующая фазе откровенного сатанизма. «Кто не со Мной, то против Меня», — сказал Христос (Мф. 12:30).

Недаром в Конституции Объединенной Европы, модели будущего всемирного государства, нет даже упоминания о христианстве как о культурно-историческом фундаменте европейской цивилизации. И это несмотря на протесты целого ряда стран, входящих в европейское сообщество!

Естественно, в дальнейшем антихристианские законы будут все более четкими и определенными. Содомия, растление детей, убийство старых и больных, красиво названное «эвтаназией», колдовство, наркомания и прочие «радости глобализма» станут общепринятой, законодательно утвержденной нормой. Как тут быть с безусловным послушанием? Кого слушаться — Христа или Велиара?

Соглашаясь на уничтожение понятий интимности и тайны частной жизни, человек уже, в лучшем случае, пытается служить двум господам. А это — опять же вспомним Евангелие — невозможно.

Многие по личному опыту знают, как трудно молиться, совершив даже мелкий грех: пожадничав, съев в пост что-то скоромное. Так неужели молитве не помешает наше бесстыдство и согласие со злом? А ведь мы еще ничего не сказали о возможности электронного воздействия на человека, лишь упомянув о том, что контроль — это часть системы управления. Но электронное воздействие — отдельная тема, и мы не будем втискивать ее в рамки и без того обширного текста. Скажем одно: по пророчествам святых отцов, в последние времена тот, кто сможет хотя бы призвать имя Господне, спасется.

Значит, в какой-то момент воздействие демонических сил на человечество будет столь велико, что даже произнести Иисусову молитву (которая и есть призвание имени Христа) смогут лишь единицы. Конечно, никому, кроме Небесного Отца, неведомы апокалиптические времена и сроки. Но даже самые храбрые православные либералы вряд ли дерзнут сейчас утверждать, что глобалистский проект — богоугодное дело. И те, кто позволяют включить себя в систему электронного контроля и учета (подразумевающую, между прочим, и «трансграничную передачу сведений персонального характера», то есть, подключение к некоей всемирной базе данных) соучаствуют — как бы они это ни отрицали — в строительстве антихристова царства.

Великие подвижники, столпы христианской веры остерегались соблазна. Казалось бы, людям с такой силой духа, чем повредят любопытные взоры? Но — нет, предпочитали не искушаться. Как же можно всерьез считать, что мы, цепляющиеся за комфорт и материальные блага, вплоть до крохотных скидок, предоставляемых обладателям «социальных карточек москвича» и других электронных пропусков в глобалистское царство, окажемся сильнее святых отцов и в критический момент вдруг отринем все то, ради чего постепенно, шажок за шажком сдавали позиции. Есть пословица: «Дашь палец — откусят руку». Почему мы думаем, что, отдав и палец, и руку, и уже чуть ли не положив голову в ласково открытую пасть льва, сумеем каким-то образом в последний миг вырваться? Мы ведь не укротители. Да и антихрист — не дрессированный лев.

07 / 12 / 2004

 

 

ИНОСТРАННЫЙ С ПЕЛЕНОК?

 

Интервью с кандидатом психологических наук Алексеем Михайловичем Кушниром

В последние годы укоренилось мнение, что чем раньше дети начнут изучать иностранные языки, тем лучше. Родители охотно платят за дополнительные занятия английским в детском саду, нанимают (если позволяют средства) дошкольникам репетиторов. И, конечно, когда Министерство образования решило ввести во всех школах обучение английскому с первого класса, большинство пап и мам встретило это решение на ура. Однако в среде профессионалов отнюдь не все смотрят на происходящее со столь безоглядным оптимизмом. Предоставим слово кандидату психологических наук Алексею Михайловичу Кушниру. Будучи главным редактором журналов «Народное образование» и «Школьные технологии», он хорошо знает положение дел в российской школе. А с другой стороны, рассуждает не только как теоретик, но и как практик, поскольку двадцать с лишним лет назад разработал и внедрил свою оригинальную методику преподавания иностранных языков.

— Говоря о современной тенденции обучать детей иностранному языку чуть ли не с пеленок, прежде всего необходимо ответить на вопрос, кому это выгодно. Кто является заказчиком данных «образовательных услуг»? Казалось бы, что тут неясного? Заказчики — родители, их же никто не неволит платить репетиторам или водить ребенка в соответствующие кружки. Но давайте копнем поглубже и спросим: а откуда возникла такая преувеличенная потребность в иностранном языке? Как сформировалось убеждение, что его знание — залог успеха в жизни? Конечно, это прежде всего реакция на долгие годы существования страны за «железным занавесом». Для людей, выросших при советской власти, заграница была сверхценностью, а ведь именно эти люди и являются сейчас родителями, бабушками и дедушками, именно они определяют, чему и когда учить маленького ребенка. Во-вторых, после падения «железного занавеса» в России появилось большое количество иностранных бизнес — разведчиков, которые начали осматриваться, «наводить мосты». Соответственно, возникли фирмы, платившие своим сотрудникам немыслимые по тем временам деньги. Устроиться в такую инофирму было заветной мечтой многих семей. Это тоже обусловило рост мотивации. В-третьих, жизнь за «железным занавесом» породила преувеличенные надежды на «забугорное» счастье: вот уеду в Америку и там заживу как белый человек… Мытарства, неизбежно ожидающие эмигрантов, связанные с утратой корней и культуры, с отрывом от родного языка, не воспринимались — а часто и до сих пор не воспринимаются! — всерьез. Так что возможность уехать на постоянное жительство или хотя бы на работу за границу — это еще одна мотивационная составляющая раннего приобщения детей к изучению иностранного языка. Но за всем этим стоит мощная стратегия, направленная на развал нашей страны. В начале 80–х гг. XX века на Западе из уст достаточно серьезных политиков начали звучать такие высказывания: дескать, население современной России должно лет через 30–40 сократиться до пятидесяти, а то и до тридцати миллионов человек. Причем не обязательно в результате «горячей» войны. Этого можно достичь демографическими методами…

— Путем поощрения политики планирования семьи?

— Да, но не только. Есть и другие способы. Один из важнейших — это культурная переидентификация людей. Стратеги, разрабатывавшие данную политику, надеялись, что русские под влиянием западной культуры перестанут мыслить и рассуждать как русские, отторгнут отечественную культуру и ее ценности. И данный процесс был запущен. Мы пережили почти тридцатилетний период доминирования англоязычной музыки на нашей территории. По крайней мере, в молодежной среде Причем процессы англомании шли по нарастающей. Поколение, выросшее на англоязычной музыке, нарожало детей и уже вместе с ними слушает дома эту музыку, по-прежнему веря байкам про прекрасный западный образ жизни. Да и сейчас данная стратегия не утратила своей актуальности. Англоязычная экспансия продолжается, и главной ареной борьбы становятся менталитет, сознание человека, его психологические установки и язык. На что сейчас, в основном, выделяют гранты зарубежные фонды? — На пропаганду либерализма, феминизма и некоторых других демократических игр, ведущих к определенным сдвигам сознания, а также на иностранный язык. Это прослеживается очень четко.

— Но ведь у русского языка серьезное лобби в государственном аппарате! Движение в его защиту возглавляет супруга самого Президента!

— А куда направляются главные усилия? Народ отчаянно борется за русскую терминологию, видя в этом перспективу развития языка. Однако процессы словообразования — вещь объективная, никакими субъективными методами на них не повлиять. А вот на что абсолютно не обращают внимания, так это на то, что мы живем в стране, в которой уже на протяжении почти ста лет миллионы детей терпеть не могут предмет «русский язык». Школа если и не вызывает отвращение к русскому языку, то уж, во всяком случае, не воспитывает к нему любви. Конечно, у большинства людей все равно возникает эмоциональная привязанность к родному языку, как бы такая глубинная почвенность. Но система преподавания языка в школе работает на самоуничтожение. Программы и методы обучения построены таким образом, что язык — родной язык! — никому не покажется легким. Мы традиционно взяли на вооружение схоластическую прусскую модель обучения языкам. Но что удивительно, в области обучения иностранным языкам наблюдается совсем иная картина. Тут сплошной творческий подход, прямо-таки взрыв креативности. Учителя всячески стараются сделать урок привлекательным, используют игровые методы, слайды, фильмы, элементы страноведения. То есть мотивационно государственная образовательная система работает против русского языка, способствуя экспансии иностранных языков. Прежде всего — английского. Это четко выраженная государственная политика в области языкового образования, и в последние годы она достигла своей кульминации, когда обучение иностранным языкам повсеместно ввели уже в начальной школе.

— Наверное, потому что в раннем возрасте иностранный язык лучше усваивается, да?

— В психологии нет никаких данных о том, что иностранный язык нужно давать с этого возраста. Не было никаких серьезных экспериментальных проверок последствий. Мало того, исследования, которые по данному поводу проводились <назовите хотя бы одну фамилию! > — а проводились они еще с 30–х годов, — свидетельствуют о том, что ранний билингвизм (двуязычие) тормозит овладение структурами родного языка. Затем, уже в более позднее время, было проведено исследование на Украине, показавшее, что даже такой билингвизм, как русско-украинский — а ведь это близкородственные языки! — заметно мешает развитию речи ребенка. И совершенно неслучайно в России, как и в Европе, в последние 100–200 лет систематическое изучение иностранных языков в массовой школе начиналось не в раннем возрасте, а лет с одиннадцати — двенадцати.

— А как же дворяне, нанимавшие гувернеров?

— Я специально подчеркнул, что речь идет о массовой школе. Не надо путать общую, народную школу с обучением отдельно взятых аристократов. Да и с ними, кстати, гувернеры — иностранцы, как правило, начинали заниматься не в раннем, а в отроческом возрасте.

— И потом кончилось все это нашествием Наполеона, после которого бурное офранцуживание нашей аристократии, как известно, пошло на убыль…

— Вот именно! Закончилось все совсем не так, как хотелось любителям чужестранного. Но вернемся в сегодняшний день. Повторяю: в психологии никаких данных в пользу раннего обучения иностранному языку не было и нет. А люди, которые сказали, что ребенок в раннем возрасте сензитивен, т. е. повышенно чувствителен к филологическим упражнениям, подобны страусу, засовывающему голову в песок. Что толку спорить про сензитивность? Вопрос нужно рассматривать шире: какое влияние оказывает раннее изучение иностранного языка на формирование менталитета русского человека? А как это влияет на формирование структур и навыков овладения родным языком? Какие возникают мотивационные тенденции у ребенка, который с ранних лет с помощью шуток — прибауток, песенок и прочих интересных занятий начинает осваивать английский, но при этом в скучнейшей форме изучает родной русский язык? Но с таких общепедагогических и даже гражданских позиций наше Министерство данный вопрос почему-то не рассматривает.

— Но зато, рассуждают многие, иностранный язык сейчас востребован, следовательно, его знание обеспечит ребенку хорошее будущее.

— Какое? Если никакой другой профессии, кроме знания иностранного языка, у человека нет, он, в лучшем случае, может стать переводчиком. А это, будем до конца откровенны, — технический, обслуживающий персонал. Ну и зачем изначально натаскивать ребенка на лакейство, на сервисное обслуживание иностранцев в России? Не лучше ли дать ему мотивационные установки на то, чтобы он уважал себя в своей культуре, стремился стать специалистом своего дела или владельцем своего дела? А иностранный язык может быть — а может и не быть! — приложением к основной профессии. Я, например, владею двумя языками, английским и немецким. Но для меня это не принципиально. Уверяю вас, если представителя






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.021 с.