Отношение к вопросу об участии в войне — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Отношение к вопросу об участии в войне



 

Казалось бы, Соединенные Штаты сделали необходимые выводы. Они проанализировали причины, толкнувшие их на участие в Первой мировой войне, и уяснили, как впредь обезопасить себя от подобных ситуаций. И что же? Довольно скоро американцы обнаружили, что их медленно, но неотвратимо затягивает в орбиту нового конфликта. Как выяснилось, очень трудно придерживаться политики неприсоединения в то время, как множество воинственно настроенных, националистических правительств в Европе и на Дальнем Востоке постоянно совершают акты агрессии, ставящие под угрозу мир на трех континентах. Япония, Италия и Германия были одержимы идеей восстановления национальной чести. В стремлении обеспечить собственные экономические интересы и заложить фундамент «нового порядка» они силой навязывали свою власть другим сообществам. Эти три государства строили далеко идущие планы. Они рассчитывали, что победа в новой войне поможет им избавиться от ограничений, наложенных на них после недавнего поражения. Соединенные Штаты, все еще переживавшие ужасы прошлой войны, явственно видели, что в самом ближайшем будущем мир снова окажется на пороге трагического военного конфликта.

И действительно, государства-агрессоры не теряли времени даром. Хроника их завоеваний разворачивалась с нарастающей скоростью и размахом. В 1931 году Япония оккупировала Манчжурию. В 1933 году Адольф Гитлер занял пост канцлера Германии. Под его руководством страна вышла в 1935 году из Лиги Наций и приступила к реализации программы перевооружения. Третьего октября того же года Италия напала на Эфиопию. В 1936 году Германия заняла демилитаризованную Рейнскую зону, а в июле фашистская клика Франсиско Франко развязала гражданскую войну в Испанской республике. Вскоре к Франко присоединились Муссолини и Гитлер. В октябре 1936 года Германия и Италия подписали пакт о создании «Оси Берлин—Рим». В 1937 году Япония начала полномасштабную войну против Китая и совместно с Германией и Италией подписала Антикоминтерновский пакт. В этом документе намечалась программа объединенных действий против международного коммунизма. В 1938 году после обнародования своих планов о «жизненном пространстве» (Lebensraum) для немецкого народа Гитлер аннексировал Австрию и оккупировал Судетскую область. За три года до того нацисты официально декларировали политику антисемитизма и теперь приступили к прямым преследованиям евреев. Кульминацией этой кампании стала ночь на 9 ноября 1938 года, получившая название «Хрустальной ночи». В 1939 году Италия вторглась на территорию Албании; Гитлер захватил остатки Чехословакии, подписал пакт о ненападении с Советским Союзом и напал на Польшу.



Принципы коллективной безопасности, которые в 1918 году выглядели надежной гарантией мира, оказались бессильными перед агрессией гитлеровской коалиции. Возмущенные заявления и санкции Лиги Наций не возымели никакого действия. В то время как СССР выражал озабоченность по поводу подъема нацизма в Германии, Британия и Франция предпочитали отмалчиваться. Международная ситуация на тот момент была такова: ни одна европейская нация не обладала достаточной военной мощью, чтобы дать вооруженный отпор «Оси» или хотя бы решиться на активные дипломатические действия.

По ту сторону Атлантики американская демократия оказалась примерно в таком же положении. У президента Рузвельта не было ни политической поддержки, ни сильной армии, ни законных оснований для того, чтобы продемонстрировать нечто большее, чем формальное осуждение гитлеровской агрессии. Его личные убеждения уходили корнями в вильсоновский интернационализм, однако чувство ответственности перед миром отступало там, где речь шла о восстановлении родной страны после жестокой депрессии. Кроме того, Рузвельту приходилось считаться с мнением избирателей, а те ни в коей мере не желали видеть Америку втянутой в новую войну. Оборонная система Соединенных Штатов оставляла желать лучшего, а принятые Конгрессом законы о нейтралитете мешали президенту отличить жертву от агрессора. Сам Рузвельт разделял взгляды Невилла Чемберлена, который осенью 1938 года провозгласил политику умиротворения единственным путем достижения «мира в наше время». Однако, подобно своим коллегам в Британии и Франции, Рузвельт был озабочен вооруженной экспансией гитлеровской коалиции, которая несла угрозу американской безопасности. Он не мог предвидеть, куда приведет эта агрессия. Президент попытался донести свою тревогу до конгрессменов и широкой публики, но никто не пожелал его слушать.

К концу 1930-х годов в рузвельтовской внешней политике сложился некий стереотип. Президент на полшага опережал общественное мнение и осторожно подталкивал народ к приятию более активной международной политики, чем проводила его администрация. Сегодня, рассматривая в ретроспективе процесс эволюции американской внешней политики, мы можем выделить в нем три основные стадии.



На первой из них, длившейся с 1937-го по 1938 год, Рузвельт придерживался строгого нейтралитета, однако призывал к повышенной готовности. Война Японии с Китаем, начавшаяся в октябре 1937 года, подвигла президента на объявление «карантина» по поводу «эпидемии всемирного беззакония». Пытаясь «минимизировать риск нашего вовлечения», Рузвельт признавал, что Соединенные Штаты «не могут иметь полной защиты в мире беспорядка». В частных беседах президент осуждал «бандитов», стоявших у власти в Японии, Германии и Италии. Выступая публично в 1938 году, он призывал Конгресс увеличить военные расходы и расширить авиационное производство. В конце года состоялась Панамериканская конференция, участники которой заявили о своем намерении защитить Западное полушарие от происков «Оси». На тот момент Рузвельт считал, что этого вполне достаточно. Народ вряд ли одобрил бы более решительные шаги, тем паче что Британия и Франция по-прежнему воздерживались от решительных шагов в отношении держав-агрессоров.

На следующем этапе (1939–1941) взгляды Рузвельта подверглись заметной трансформации. Рассуждая о проблеме международной безопасности, американский президент делал упор на три важных, с его точки зрения, момента. Во-первых, он настаивал на оказании военной помощи Британии и Франции, полагая, что эффективное вооружение поможет этим державам остановить германскую экспансию. Во-вторых, Рузвельт неустанно говорил о повышении готовности, поскольку надеялся, что сильная система обороны отпугнет агрессоров от нападения на США. Наконец, в-третьих, президент твердо стоял на позициях неучастия американцев в военных действиях. После нацистского вторжения в Польшу Рузвельт, как и Вильсон в 1914 году, ограничился подтверждением нейтралитета своей страны. Правда, в отличие от Вильсона, подчеркнул: он не может «требовать от каждого американца, чтобы тот оставался нейтральным в своих помыслах». К началу осени державы Западного полушария договорились об установлении 300-мильной зоны безопасности вокруг Американского континента. Это соглашение подразумевало запрет на заход судов, принадлежавших воюющим странам. В ноябре установка на строгое соблюдение нейтралитета была несколько ослаблена, что позволило Соединенным Штатам снабжать Британию и Францию оружием за наличный расчет без «доставки на дом». Весной 1940 года германский блицкриг в Дании, Норвегии, Бельгии, Нидерландах и Франции заставил Рузвельта интенсифицировать подготовку к войне и – беспрецедентная мера в американской истории – объявить военный призыв в мирное время. В сентябре 1940 года, когда Англия в одиночку сражалась с нацистами, Соединенные Штаты поставляли на британские морские и воздушные базы свои старые миноносцы.

В ноябре 1940 года прошли очередные президентские выборы. Соперник Рузвельта, республиканец Уэнделл Уилки предупреждал избирателей, что «великий Ф. Д. Р.» вовлечет нацию в войну. Однако Рузвельт опроверг все обвинения и, обойдя Уилки, сумел сохранить должность на третий срок. Он немедленно приступил к «уламыванию» Конгресса на предмет дальнейшего расширения военной помощи. Поскольку Америка не имела права предоставлять Британии займы на приобретение вооружения, президент пошел окружным путем. Он убедил конгрессменов поставлять вооружение англичанам (и китайцам) на временной основе – как бы в долг (ленд) или в аренду (лиз). Намерение президента оказывать материальную помощь воюющим державам – причем в максимальном объеме и в минимальные сроки – никак не соответствовало декларированным прежде принципам нейтралитета. В результате к середине 1940–1941 годов с нейтралитетом было фактически покончено, вместо него заговорили о неучастии в войне.

В середине 1941 года наступила третья фаза в процессе формирования американской внешней политики. К тому времени Рузвельт начал понимать, что домашней и заморской подготовки недостаточно. Со всей настоятельностью встал вопрос о вступлении США в войну. Действия Соединенных Штатов в тот период свидетельствуют о неизбежности подобной перспективы, хотя президент предпочитал до поры до времени не раскрывать перед народом масштабы опасности. Прежде ему предстояло решить одну важную практическую проблему, а именно: каким образом Америка будет доставлять военное имущество к предполагаемому месту назначения? В апреле Рузвельт санкционировал американское морское патрулирование в водах Северной Атлантики, а также передал союзникам данные своей разведки. В июле 1941 года, после гитлеровского вторжения в Советский Союз, Рузвельт разместил американские войска в Исландии. В августе он встретился с британским премьер-министром Уинстоном Черчиллем и совместно с ним подписал «Атлантическую хартию» – документ, в котором были сформулированы цели текущей войны и изложены взгляды на устройство послевоенного мира. К сентябрю американцы уже не могли отрицать свою причастность к происходящим событиям. Тому свидетельство – регулярная материальная помощь союзникам, американские морские патрули, принятые на себя обязательства. Фактически Соединенные Штаты уже вели необъявленную морскую войну с Германией. Стычки продолжались весь сентябрь и октябрь, а в ноябре Рузвельт распространил помощь по ленд-лизу и на Советский Союз. Конгресс издал акт, разрешавший торговым судам вооружаться и заходить в зону военных действий.

Во внешней политике США периода 1937–1941 годов обращают на себя внимание несколько ключевых моментов. Далеко не все американцы «буквально» понимали принципы нейтралитета. Правильнее сказать, что лишь немногие из них верили, будто страна сможет сохранять абсолютную беспристрастность и оставаться в стороне от международных событий. Большинство же придерживались достаточно «широких» взглядов в данном вопросе. Они отрицали военное участие Соединенных Штатов в разворачивающемся конфликте, но с пониманием относились к проблемам демократических стран и одобряли союзническую помощь. Что касается Рузвельта, он рассматривал понятие нейтралитета еще более «свободно», последовательно двигаясь от позиции непредвзятого наблюдателя к вполне явным пристрастиям, укреплению военной мощи страны и наконец к открытым провокациям. По словам Черчилля, американский президент демонстрировал желание вести войну, но не объявлять ее. Вначале Рузвельт фокусировал основное внимание на конфликте в Европе, всеми силами стараясь избежать военных действий в Тихом океане. Однако события в Азии в конце концов решили дело и предопределили участие Соединенных Штатов в войне.

 

Вступление США в войну

 

В то время как Британия, Франция, СССР, а вместе с ними и Соединенные Штаты концентрировали свое внимание на ситуации в Европе, японское правительство подготовило весьма неприятный сюрприз на Дальнем Востоке. Контроль над Китаем представлял собой лишь одну часть так называемой «Сферы совместного процветания Великой Восточной Азии». Вообще же эта доктрина была разработана с целью освободить азиатские народы от западной колонизации, заменив ее японским влиянием, обеспечить устойчивый рынок и гарантировать надежное снабжение полезными ископаемыми. Соединенные Штаты рассматривали военные действия в Китае как нарушение принципа «открытых дверей». Если же учесть, что в перспективе японцы планировали расширить экспансию на колониальные владения европейских стран, то легко понять нараставшую тревогу американского правительства.

Тем не менее в качестве ответной реакции Соединенные Штаты избрали не военные, а экономические меры. Летом 1939 года Конгресс объявил о намерении отменить торговое соглашение с Японией 1911 года. Начавшиеся по этому поводу переговоры закончились, как только японцы отвергли требование США о выводе войск из Китая. В июле 1940 года администрация Рузвельта наложила эмбарго на поставку Японии авиационного топлива и металлолома. После того как Япония оккупировала северную часть Индокитая и заключила трехсторонний пакт с Германией и Италией, Соединенные Штаты расширили эмбарго и увеличили помощь Китаю. В июле 1941 года по завершении японской оккупации Французского Индокитая, Америка заморозила японские активы в своих банках и резко сократила объем торговли с этой страной (в частности, перестала поставлять нефть).

Японский премьер-министр принц Коноэ пытался продолжать переговоры, но Рузвельт твердо стоял на своем: Япония должна вывести войска с оккупированных территорий. Неизвестно, чем бы окончилось дело, но в октябре 1941 года принца Коноэ сменил на посту жесткий и неуступчивый генерал Хидеки Тодзе. И хотя обе страны еще обдумывали возможность переговоров, надежд на благополучный исход почти не осталось. Соединенные Штаты настаивали на суверенитете Китая и соблюдении принципа «открытых дверей»; лидеры милитаристской Японии тем временем продолжали разработку военных планов.

После событий 1940 года, когда США фактически нарушили дипломатический кодекс Японии, все осознавали, что обострения отношений не избежать. Но вот когда и где произойдет столкновение, оставалось лишь гадать. Весьма вероятной зоной военных действий выглядели Филиппины, а также британские и голландские владения в Юго-Восточной Азии. Никому из военных советников даже в голову не приходило, что у японцев хватит сил, ума и оригинальности мышления покуситься непосредственно на американскую территорию. Тем ошеломительнее оказался удар, когда в воскресенье 7 декабря японская авиация и ВМС атаковали гавайский Перл-Харбор, ключевую базу американцев на Тихом океане. В ходе двухчасовой операции погибли 2400 американских военнослужащих и почти 1200 человек были ранены. Американцы потеряли огромное количество техники: 200 самолетов частично повреждено или полностью разрушено; приблизительно 20 кораблей (среди них – крейсеры, линейные корабли, эсминцы) вышли из строя или попросту затонули. За этой чудовищной акцией последовали японские атаки на Малайю, Гонконг, Гуам, Филиппины, остров Уэйк и архипелаг Мидуэй.

Выступая перед Конгрессом на следующий день после нападения на Перл-Харбор, президент Рузвельт охарактеризовал случившееся как «день вечного позора». Конгресс отреагировал объявлением войны Японии, а спустя три дня войну Америке объявили Германия и Италия. Так началась Вторая мировая война для американцев, которые вынуждены были забыть свои многолетние споры и единым фронтом выступить против нацистской агрессии.

 

Объединенные усилия

 

В некотором смысле нынешний конфликт напоминал Первую мировую войну. Как и прежде, главным врагом оказалась Германия; вновь Соединенным Штатам предстояло сражаться плечом к плечу с Британией, Францией и Россией; к тому моменту, как американцы ввели свои войска, сражения уже вовсю шли в Европе; и снова союзники находились в бедственном положении, отчаянно нуждаясь в помощи Америки. Однако нынешний спор развивался в неожиданном направлении в соответствии с новыми правилами игры. Прежде всего, теперь США приходилось сражаться не на один, а на два фронта. Наступательная стратегия противника определяла совершенно иной характер войны: ситуация бурно развивалась вместо того, чтобы застыть на мертвой точке, как это было во время Первой мировой войны. На сей раз с самого начала было ясно, что на быстрое окончание военных действий рассчитывать не приходится. И наконец, к отличительным чертам нынешней войны следует отнести глубокую раздробленность в лагере союзников, вызванную серьезными разногласиями по поводу стратегии ведения боевых действий и послевоенного устройства мира.

Страны – участницы «Большого союза» (главными из которых были Соединенные Штаты, Советский Союз и Великобритания) единодушно считали, что основная угроза исходит от Германии. Первоочередные планы касались Европы. Тихоокеанскому театру действий отводилась второстепенная роль. Однако на этом согласие кончалось и начинались разногласия. Союзники демонстрировали совершенно различные подходы к ведению войны. Сталин добивался от Соединенных Штатов и Великобритании скорейшего открытия второго фронта с тем, чтобы отвлечь от своей страны главные силы гитлеровской Германии. Рузвельт также надеялся не позднее конца 1942 года начать наступление в Европе. Черчилль с ними не соглашался: по его мнению, преждевременный удар плохо подготовленных союзников мог привести к повторению ужасов Первой мировой войны. Он считал, что следует постепенно накапливать силы, тем временем истощая врага систематическими бомбардировками. Да и удар надо нанести не на континенте (где сосредоточены главные силы нацистов), а на Средиземноморье, являвшемся слабой точкой врага. В конце концов возобладала точка зрения Черчилля. Великобритания и Соединенные Штаты сосредоточили свои силы на операции «Факел», связанной с нападением на германские позиции в Северной Африке.

В январе 1942 года 26 наций, сражавшихся против «Оси», подписали «Декларацию объединенных наций», ставшую логическим продолжением Атлантической хартии. В этом документе подтверждалась приверженность принципам самоопределения, свободной торговли, разоружения, коллективной безопасности и отказа от территориальных приобретений военным путем. СССР пообещал рассмотреть и «адаптировать» эти идеи к текущим обстоятельствам. Лидеры англо-американского блока также отказались от принятых обязательств, как только сложилась соответствующая ситуация.

Вообще говоря, союзники легче находили консенсус, когда речь шла о противостоянии чему-либо, нежели когда требовалась объединенная поддержка каких-то идей. Все державы единогласно признавали, что «Ось» представляет собой неуправляемую, опасную силу, нацеленную на экспансию и вследствие этого, несущую угрозу чужим интересам. Однако на том согласие и кончалось. Что касается ближайших планов, союзники затруднялись выработать единую стратегию борьбы с противником. На долгосрочном уровне они кардинально расходились во мнениях относительно будущего устройства мира. Дабы сохранять единство, им следовало сосредоточиться на неотложной задаче борьбы с общим врагом.

 

Война в Европе

 

В первой половине 1942 года ситуация складывалась весьма печально для союзников. К тому времени Гитлер уже успел захватить большую часть Западной Европы. На востоке дела обстояли не лучше: нацисты овладели Крымом и спешными темпами продвигались к Сталинграду. В Северной Африке войска генерала Роммеля беспрепятственно пересекли Ливию и теперь угрожали Каиру и зоне Суэцкого канала. Немецкие подводные лодки хозяйничали на морских просторах, нанося большой урон кораблям союзников, и даже осмеливались заходить в территориальные воды США. Можно с полным основанием говорить, что Германия – и в прямом, и в переносном смысле – принесла войну к американским берегам.

Во второй половине 1942 года положение несколько выправилось, и перед союзниками забрезжила надежда. Под Сталинградом Советская армия сумела разбить значительные силы гитлеровцев и остановить их продвижение по собственной территории. К февралю 1943 года победа русских уже не вызывала сомнений. На морях союзники применили улучшенную схему радиолокационного обнаружения и расшифровки сигналов, что позволило им существенно снизить потери. В Средиземноморье также наблюдалось заметное оживление: британцы одержали убедительную победу под Эль-Аламейном, а за три дня до того произошла высадка англо-американского десанта в Марокко и Алжире, находившихся под контролем профашистского правительства Виши. В то время пост главнокомандующего американскими вооруженными силами занимал Дуайт Эйзенхауэр – человек, известный своими организаторскими способностями и недюжинным здравым смыслом. Действуя совместно с генералом Бернардом – один на западе, другой на востоке, – они медленно теснили немцев к югу, где располагалась их главная твердыня.

Год 1942-й был знаменателен и еще в одном отношении: германские лидеры законодательно оформили уже существовавшую до того практику дискриминации и преследований в отношении еврейского народа. Состоявшаяся в январе Ванзейская конференция возвела в систему физическое истребление еврейского населения. В общей сложности гитлеровцы уничтожили 12 млн «нежелательных лиц», половину из которых составляли евреи. В начале 1942 года американская общественность впервые заговорила о чинимых нацистами зверствах, в прессе начали появляться разрозненные сообщения. А уже к ноябрю Госдепартамент США официально подтвердил шокирующую информацию.

Реакция Америки была весьма сдержанной и определялась следующими ключевыми моментами. Во-первых, в стране по-прежнему не хватало работы, уровень безработицы оставался достаточно высоким. Конгресс, напуганный возможной конкуренцией со стороны вновь прибывших, отказался поднимать иммиграционные квоты и тем самым закрыл двери перед тысячами беженцев. Во-вторых, большая часть этих беженцев принадлежала к еврейской национальности, а в Америке были довольно сильны антисемитские настроения (это сказывалось во всех сферах жизни – при трудоустройстве, в системе образования, в распределении жилья и даже в правительстве). В подобных условиях казалось маловероятным, чтобы позиция Конгресса смягчилась. В-третьих, многим газетные сообщения казались притянутыми за уши. Скептики напоминали, что нечто подобное уже происходило в годы Первой мировой войны: тогда тоже распространялись слухи о немецких зверствах, оказавшиеся на поверку ложными. В-четвертых, даже когда было достоверно доказано существование нацистских лагерей смерти, союзники не спешили разрушать их и освобождать несчастных заключенных. По их мнению, это могло отвлечь силы союзников (и без того недостаточные) от более важных целей. Тем не менее в 1944 году Рузвельт все же учредил Управление по делам военных беженцев, призванное оказать помощь 200 тыс. евреев и 20 тыс. других беженцев из Европы. Если рассматривать ситуацию в целом, надо вслед за историком Дэвидом С. Уайманом признать: Соединенные Штаты главным образом заботило не как спасти жертвы нацистского террора, а, скорее, как себя от них оградить.

В январе 1943 года Рузвельт и Черчилль встретились в Касабланке и приняли два важных решения. Первое из них касалось ожидаемого окончания войны: высокие договаривающиеся стороны постановили, что будут требовать «безоговорочной капитуляции» войск «Оси». Второе определяло ближайшие планы союзников: решено было ввести войска не во Францию (как предполагалось ранее), а на Сицилию и затем продвигаться на север через Италию.

Пока же американские и британские армии пересекли Северную Африку и в мае 1943 года захватили Тунис. В июле они вторглись в Сицилию и в течение пяти недель захватили остров. Муссолини был отстранен от власти и брошен в тюрьму (правда, позже нацисты сумели его вызволить). Пришедшее на смену правительство предпочло сдаться союзным войскам (произошло это 3 сентября), которые – в соответствии с разработанным планом – успешно переправились на юг Италии и двинулись в глубь полуострова. Однако понадобилось девять долгих и трудных месяцев, чтобы союзники достигли Рима и в июне 1944 года захватили итальянскую столицу. Сражения продолжались еще целый год, по мере того как объединенные англо-американские силы продвигались на север от Рима и устанавливали контроль над Средиземноморьем. Эта операция вынудила Гитлера оттянуть часть своих войск из Западной и Восточной Европы.

В течение лета – осени 1943 года позиции «Оси» на юге значительно ослабли. Одновременно происходили изменения и на восточном фронте: советские войска, одержав победу под Сталинградом, перешли в наступление. В июле они сокрушили гитлеровцев под Курском, в ноябре освободили Киев и продолжили победоносное шествие на запад. Британские и американские эсминцы вели постоянное патрулирование в Атлантике, нейтрализуя немецкие подлодки и обеспечивая безопасный провоз в Европу боеприпасов и подкрепления. В воздушном пространстве Германии американские самолеты присоединились к британским ВВС и совместными усилиями начали в 1943 году массированные бомбардировки немецких городов. Было сброшено 2,5 млн тонн бомб, разрушено множество военных и промышленных объектов. Количество человеческих жертв достигало 1,5 млн человек.

В ноябре 1943 года главы союзных государств (так называемая «Большая тройка») встретились в Тегеране, чтобы обсудить наметившийся перелом в ходе войны и дальнейшие планы. Черчилль, Сталин и Рузвельт достигли соглашения об открытии второго фронта. Это должно было произойти весной 1944 года благодаря вторжению в оккупированную Францию через пролив Ла-Манш. Договорились также, что Советский Союз продолжит свое весеннее наступление на востоке. Сталин пообещал, что его страна вступит в Тихоокеанскую войну спустя 2–3 месяца после завершения военных действий в Европе.

Координировать вторжение во Францию предстояло главнокомандующему объединенной экспедиционной армией Дуайту Эйзенхауэру. Операция «Оверлорд», как она называлась, вошла в историю как крупнейшая наступательная операция, проводившаяся с воды. В назначенный час на английском побережье собралось 3 млн американских, британских и канадских солдат. Для их транспортировки к берегам Нормандии и перевозки боевой техники (исчислявшейся десятками тысяч) было задействовано свыше 5 тыс. кораблей. И вот наступил «День Д». Ранним утром 6 июня состоялась высадка парашютного десанта за немецкими оборонительными рубежами. За этим последовала первая волна союзных войск: 150 тыс. солдат, в большинстве своем необстрелянных, высаживались на берег и медленно, с боями продвигались в глубь вражеской территории. Все побережье, в особенности пляж «Омаха», представляло собой жуткое, душераздирающее зрелище. Здесь, как и в четырех других местах высадки, земля была буквально усеяна трупами. Всего в ходе первой наступательной операции союзники потеряли 9 тыс. человек. К концу дня транспортные корабли перевезли четверть миллиона солдат, в ближайшие недели эта цифра перевалила за миллион. Второе вторжение произошло в середине августа на юге Франции. Двадцать пятого августа союзники освободили Париж, а к середине сентября взяли под контроль Бельгию и остальную часть Франции.

 

«День Д»

Пока американские солдаты проливали кровь на европейской земле, Рузвельт готовился к собственному испытанию – очередным президентским выборам. У демократов были серьезные поводы для беспокойства: в последнее время республиканцы значительно усилили свои позиции в Конгрессе, состояние здоровья Рузвельта оставляло желать лучшего, а запасной кандидат – вице-президент Генри Э. Уоллес – не пользовался популярностью в народе. По зрелом размышлении демократы исключили Уоллеса из списка кандидатов и заменили его сенатором из Миссури Гарри С. Трумэном. Как выяснилось, опасения были напрасными: Рузвельт умело обошел основного соперника – республиканского губернатора штата Нью-Йорк Томаса Э. Дьюи. Правда, на сей раз он набрал меньшее число голосов (как в народном голосовании, так и в коллегии выборщиков), нежели в предыдущих трех кампаниях.

А тем временем ситуация в Европе вновь обострилась. Надежды союзников на скорую победу растаяли, поскольку Гитлер подготовил контрнаступление. С середины декабря 1944 года и до конца января происходила знаменитая «Битва за выступ» в Арденнах, в которой было задействовано свыше миллиона солдат с той и другой стороны. Общее количество жертв превысило 200 тыс. человек. Никогда прежде американским солдатам не доводилось видеть ничего подобного. По количеству загубленных жизней данное сражение не имело себе равных в американской истории. Но жертвы эти были не напрасны, ибо «Битва за выступ» стала последней полномасштабной военной акцией гитлеровской Германии. Через несколько месяцев Третий рейх капитулировал, и война на западном фронте практически завершилась. А на востоке продолжалось наступление Красной Армии: теперь ее части уже двигались по территории Восточной Европы.

В феврале 1945 года состоялась очередная встреча «Большой тройки»: Рузвельт, Черчилль и Сталин собрались в Ялте на конференцию, чтобы обсудить Тихоокеанский конфликт, а также решить будущее Европы и всего послевоенного мира. Надо ли говорить, что Сталин чувствовал себя хозяином положения? Его нация безусловно доминировала в Восточной Европе, и Сталин намеревался сохранить контроль над восточноевропейскими странами, дабы впредь обезопасить себя от возможной агрессии. Позиции Соединенных Штатов и Соединенного Королевства были не столь сильны: они увязли в Тихоокеанской войне и явно нуждались в помощи СССР. Этот фактор в значительной степени определил исход переговоров. Берлин (вместе с его населением) решено было поделить на зоны, подконтрольные союзникам. СССР невнятно пообещал (а затем вполне конкретно отказался) провести «демократические» выборы в зоне своего влияния. Кроме того, в обмен на участие в Тихоокеанской войне Сталин потребовал политических и территориальных уступок на Востоке. Под конец союзники обсудили перспективы Объединенных Наций. Эта организация виделась им гарантом коллективной безопасности. Подводя итоги, следует сказать, что Ялтинские соглашения были далеки от совершенства. Они носили ограниченный, но не утопический характер и имели скорее практическую, чем принципиальную ценность. Некоторые исследователи упрекают Рузвельта в том, что он якобы еще на берегах Черного моря посеял семена холодной войны. Их оппоненты доказывают, что в тех условиях американский президент вряд ли мог сделать больше, чем сделал.

Весной союзники на западе пересекли Рейн; Советская армия в это время вошла в Германию с востока. Нацисты вскоре сдались, но Рузвельт не дожил до светлого дня победы. Двенадцатого апреля 1945 года у него случилось обширное кровоизлияние в мозг, и Рузвельт скончался. Гарри С. Трумэн принес клятву и занял президентский пост. Прошло восемнадцать дней, и умер еще один лидер, который, подобно Рузвельту, поднялся на вершину государственной власти в начале 1933 года. Тридцатого апреля в берлинском бункере покончил с собой Адольф Гитлер. А 8 апреля 1945 года война, почти шесть лет сотрясавшая Европу, завершилась полной и безоговорочной победой союзников.

 

Война на Тихом океане

 

В первой половине 1942 года союзники терпели неудачи не только в Европе, но и на Тихоокеанском фронте. В результате серии молниеносных наступательных операций Япония добилась убедительных успехов: к маю под ее контролем находились Малайя, Таиланд, Бирма, Гонконг, Голландская Ост-Индия и Филиппины. Японская империя безраздельно царила в западной части Тихого океана – от Алеутских островов до берегов Австралии, и к западу от 180-го меридиана. Вдобавок она захватила всю Юго-Восточную Азию. Однако, как выяснилось, это был предел японского могущества: уже к середине года экспансии Страны Восходящего Солнца положили конец.

Если в Европе американцы долго воздерживались от прямого участия в военных действиях, то на востоке им пришлось нести на своих плечах основную тяжесть войны. В то время как большая часть Тихоокеанского флота США была повреждена или уничтожена при Перл-Харборе, транспортные самолеты и запасы топлива остались в сохранности, и американцы воспользовались ими в полной мере. В мае 1942 года, через пять месяцев после неожиданного нападения японцев, они сумели выиграть Битву в Коралловом море, тем самым остановив японскую экспансию в направлении Австралии. Не менее решительно Соединенные Штаты пресекли продвижение японцев на восток, в сторону Гавайев – это произошло в июне того же года, в ходе сражения за атолл Мидуэй. В результате неудачных военных операций военный флот Японии понес серьезный ущерб.

А США тем временем избрали новую цель – Соломоновы острова, которые представляли особую ценность, поскольку именно здесь, на острове Гуадалканал, японцы начали в июне 1942 года строительство крупной авиабазы. Гуадалканалская кампания, тянувшаяся с августа 1942 года до февраля 1943 года, включала в себя серию ожесточенных боев на суше и на море. Она имела фатальные последствия для милитаристской Японии, утратившей в результате господствующие позиции на Тихом океане. Более того, в ходе боев за Гуадалканал была уничтожена значительная часть японского флота, что сделало невозможным его использование в наступательных операциях.

В 1943–1944 годы союзники задумали массированное наступление на Тихом океане. Они планировали нанести двойной удар, наступая одновременно с юга и востока. Причем перед войсками не ставилась задача захватывать все японские позиции без исключения. На сей раз командование союзников прибегло к тактике «прыгания по островам»: в качестве объектов вторжения выбирались лишь те острова, которые занимали ключевые позиции в атоллах. Остальные острова корабли союзников обходили стороной и оставляли отрезанными от японских баз снабжения.

Одно направление удара проходило через юго-западную зону Тихого океана. Основная ставка здесь делалась на сухопутные войска под командованием генерала Дугласа Макартура. В их задачу входило продвижение от Соломоновых островов и Новой Гвинеи к Филиппинам. Надо думать, такая перспектива порадовала генерала. Ведь до того он долгое время (с самого марта 1942 года) просидел в Австралии, куда его изгнало японское вторжение на Филиппины. И вот наконец настало время действовать. В сентябре 1943 года армия выдвинулась на северо-восток Новой Гвинеи, а к июлю 1944 года уже захватила всю территорию. Два года назад Макартур пообещал вернуться на Филиппины и в октябре 1944 года он был готов сдержать свое слово. Двадцатого числа армия Макартура высадилась на острове Лейте. Несколько дней ушло на рекогносцировку, затем в заливе Лейте разразилось сражение. Оно продлилось с 23 по 26 октября и вошло в историю как крупнейшее морское сражение. Здесь союзникам впервые довелось столкнуться с самоубийственными атаками японских камикадзе, но это был фанатизм обреченных. Япония проиграла битву и лишилась остатков своего флота. Дальнейшее завоевание Филиппин заняло у Макартура еще пять месяцев, только в марте 1945 года его войска заняли главный остров Лусон.

Вторая часть наступательной операции происходила в центральной части Тихого океана. Здесь основная роль отводилась морской пехоте под командованием главнокомандующего Тихоокеанского флота адмирала Честера Нимица. Боевые подразделения флота должны были стартовать с Гавайев и двигаться на запад, пересекая цепочку островов. Первая фаза операции включала захват островов Гилберта. Против ожидания десантникам пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением врага; особенно тяжело пришлось им на укрепленном атолле Тарава. Тем не менее к ноябрю 1943 года острова были взяты. На одном из них американцы выстроили взлетно-посадочную полосу, чтобы иметь возможность бомбить следующий объект – Маршалловы острова. Далее все повторилось по отработанной схеме: к февралю 1944 года Нимиц захватил и эту цепочку островов. Здесь тоже построили аэродром и приступили к систематической бомбежке Марианских островов. Летом 1944 года разгорелись упорные бои за эти ос<






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.014 с.