Надежда умирает задолго до конца — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Надежда умирает задолго до конца



В этот период НФР стала активно участвовать в различных мероприятиях «на стороне», проводя по несколько матчей за вечер. Говорили, что за это рестлеры получали небольшие деньги, но мне Вадим никогда не предлагал принять участие в таких боях, поэтому я ничего не знаю о выступлениях на «Горбушке» и тому подобных местах.

 

Часто Вадим требовал от нас выполнения различных поручений. Например, кто-то должен был ездить и расклеивать объявления по всей Москве. А кто-то должен постоять возле метро с рекламными флаерами. И всё бы ничего, никто не сомневался в полезности этих дел, но после общения с Корягиным лично, для многих эта работа становилось мукой. Естественно, проявлять к нам уважение президент не собирался, и зачастую «помощь» оказывалась под давлением. Мол, не хочешь раздавать флаеры – вали отсюда. Впрочем, что ожидать от человека, который пытался заставить страдающего очень высокой температурой Артура приехать на шоу, чтобы не срывать матч:

- Ну, ты выпей жаропонижающего и приезжай, - невозмутимо говорил Вадим в телефон.

Когда Артур таки не явился, Корягин очень серьёзно на это обиделся, объявил того трусом и лишил команду титулов. Он ругался и искал у нас поддержки, но его не поддержали.

Вообще, Мейлфакторам клинически не везло с командными титулами. Однажды, после очередного шоу, исчез командный пояс. Его искали всей федерацией, перетряхивая шмотки и проверяя любую щель, в которую он мог закатиться. Президент неистовствовал. Вдруг, на сайте федерации появилась информация от анонимного пользователя о том, что пояс находится у него, и он готов его продать за определённую сумму. Не совсем понятно почему, но Вадиму взбрело в голову обвинить в этом Терминатора. Он сказал, что это друзья Виктора так прикалываются и теперь ему (Вите) нужно купить новый пояс. Обвинение на сто процентов необоснованное, да к тому же весьма грубое. А через пару дней на тренировку пришёл, кажется, Даур (командный чемпион), с поясом, который он забрал к себе домой после победы.

Перед Терминатором президент Независимой Федерации Рестлинга так и не извинился. Даже не посмотрел в его сторону.

 

В том числе, в обязанность рестлеров входила реализация билетов. Они и так распространялись в основном через друзей, но многого же своим товарищам не впихнёшь. Да и интерес к рестлингу у друзей постепенно пропадал, что вполне логично. Корягин требовал, чтобы мы продавали по 2-3 билета, к ним прилагалось столько же бесплатных. Непроданные билеты сильно огорчали президента, а ты автоматически записывался в саботажники, не желающие работать на светлое будущее НФР.



 

Ещё один случай, раскрывающий отношения президента с рестлерами произошёл однажды на общем собрании. На нём, помимо решения обычных проблем, Вадим вдруг начал всех подзывать к себе, с требованием продиктовать паспортные данные. Ни один из рестлеров не поинтересовался, для чего это делается и только когда очередь дошла до меня, я задал резонный вопрос. Корягин взбеленился, как-то обозвал меня и начал предъявлять претензии, суть которых сводилась к тому, что вместо того, чтобы как все подойти и спокойно рассказать нужную информацию, я встаю в позу и требую персонального обращения. Совладать с таким выпадом было тяжеловато, ведь на его стороне стояли ВСЕ рестлеры, которые не вставали в позу. Но я взял себя в руки и сказал, что перед тем, как спрашивать паспортные данные, всё же было бы неплохо объяснить: для чего они ему нужны (а вдруг он кредитов собрался набрать?). После секундного размышления президент всё же соизволил брякнуть пару слов о том, что составляет список для руководства ДК, только и всего.

Из вредности я сказал ему неверные серию и номер своего паспорта.

 

Постепенно я всё сильнее начал задумываться о продолжительном отпуске либо об уходе в принципе. Я нуждался в отдыхе и переосмыслении моих дальнейших позиций в НФР. Оставаться и продолжать выступления я не мог, я перерос уже постоянный рейтинговый отбор и завис на каком-то неопределённом уровне. Необходимо было развиваться, но путей для развития не было.

Ниша хардкора была плотно оккупирована всеми теми, кто не входил в планы Вадима на мейнэвент. Нечего делать – иди в хардкор, там всегда можно найти себе место в очередном каскадном матче, чтобы получить по голове стулом, а чаще – стульчаком. Из-за этого уровень хардкора очень скоро упал ниже плинтуса. Показательным в этом плане является хардкор матч 28 декабря 2005 года с участием Медбрата Димы, Гладиатора, СуперРуса и Александры Лисициной. Не могу выбрать, что хуже: победа Медбрата или участие Лисициной в хардкор матче? Хорошо, что Вадим до сих пор не догадался ставить девушек в матчи за главное «золото» федерации, хотя ещё не вечер…



 

Я хотел получить свой собственный фьюд, против кого угодно, но такой, который бы не состоял всего из двух-трёх неопределённых боёв. Фьюд мне не давали, хотя я несколько раз подготавливал для президента небольшой сценарий, предполагающий вражду с каким-нибудь рестлером на три-четыре шоу вперёд. Каждый раз после прочтения я получал отказ с формулировкой «мне неохота этим заниматься». Да даже если бы я расписал всё до последнего приёма на десять шоу вперёд, не было никакой надежды получить желаемое. Одним из основных аргументов против фьюда бытовало мнение о том, что нельзя надолго загадывать вперёд, потому что один из рестлеров может внезапно заболеть или покинуть федерацию. Я в ответ ему заявлял, что в таком случае это будет наша проблема, а не федерации, сам же Вадим ничем при этом не рисковал.

- Этот фьюд, - говорил я ему, - будет простым экспериментом, получится и хорошо, это может заинтересовать определённую часть зрителей и простимулировать их посещать шоу чаще. А если ничего не выйдет, то никто кроме нас самих не пострадает.

Для федерации уровня НФР не было никакой опасности в том, что что-то может пойти не так. Просто не было. Мне было всё равно с кем фьюдить, лишь бы перестать болтаться неприкаянным и оставаться затычкой в глупых схватках, лишь бы занять второго такого же незадействованного бедолагу.

Неожиданно позицию Вадима поддержал СБ, который в такт президенту повторял, что при проведении шоу раз в месяц, устраивать фьюд не имеет смысла (в 2007 они таки начали вводить фьюды, хотя и по сей день шоу проходят с частотой примерно раз в три недели - месяц).

 

Оставался ещё вариант – попробовать переквалифицироваться в командный дивизион, но и там творился такой же бардак, как и везде. Одно время мы обдумывали вариант команды с Кентом, а потом с Кувалдой, тем более что к тому моменту мы постарались показать зрителю положительное отношение друг к другу (например, в массовом матче на Кубке Президента 2005 мы с Кувалдой активно выбрасывали противников вместе). Но всё опять упиралось в Вадима, да и команд было достаточно.

 

Отношения с президентом становились всё хуже и хуже. Может быть его достало то, что я постоянно требовал уделить себе внимания, особенно на фоне большинства рестлеров, которых не волновала своя участь. Это стало выражаться в постоянной критике в мою сторону. Больше всего президенту не нравилось, как я наношу удары. Неправильно, неестественно, непрофессионально. Пересматривая каждый матч, я не мог понять причину его недовольства, но он упорно продолжал твердить одно и то же:

- У тебя ужасные удары.

Я всегда относился к себе критично, но даже сейчас, пересматривая видео тех лет, я не могу сказать, что мои удары ужасны. Порой я переигрывал или наоборот, плохо играл на публику, но бил не хуже многих.

Постепенно президент от критики перешёл к оскорблениям. Я часто слышал от него слово «проститутка» в свой адрес. Бьёшь как проститутка, двигаешься как проститутка, говорил он, и это невероятно унижало и раздражало. Он старался делать это публично, часто говоря обо мне в третьем лице. Мол, посмотри на Князя…

 

Всё это не способствовало нормальной работе. Кто-то поговаривал, что Вадим злится на меня за то, что я бросил федерацию два года назад и не может мне простить этого. Я же думал о том, что нужно что-то решать.

 

Гладиатор

На «Кубке Президента 2005» я столкнулся с Гладиатором. В конце боя, я снова получил травму головы, слишком жёстко приняв Суперкик от противника. На пару секунд я вырубился, но быстро пришёл в себя.

Гладиатор тогда стал моей новой надеждой. Вадим относился благосклонно к Валере и, вроде, начиналось у нас всё неплохо. Президент не был против нашего фьюда, но дальше одного матча дело у нас не пошло.

Гладиатор сам хотел этой вражды. Он был топовым фейсом в гриме, а я был топовым хилом тоже в гриме, мы могли сделать неплохой сюжет. Однако можно было даже не сомневаться, что никакого хода этому сторилайну не будет. После первого согласия, президент начал капризничать и попросил сначала показать ему небольшой план на четыре шоу вперёд. Дескать, принесёте – значит у вас серьёзные намерения и я дам вам такую возможность. Мы написали, но когда Вадим бегло пробежал по бумаге, то стал отрицать своё раннее согласие.

Оказалось, что у Вадима, вдруг, возникли виды на Гладиатора, и он решил организовать его вражду с другой восходящей звездой Локомотивом. Понятное дело, что Гладиатор выигрывал в любом случае, какое бы решение не было принято.

 

Валера пришёл в федерацию в окружении двух других рестлеров: Рейва и Кента. Они пришли к нам из очередного неформального объединения RCW. Было много разговоров по этому поводу. Валера говорил, что долго принимал решение и в итоге разошёлся во мнениях с лидером Реквиемом. Я ничего не знаю об этом, а все попытки выяснить, оканчивались какими-то странными недомолвками и попытками увернуться от разговора. Во всяком случае, я точно помню, как недоумевал по поводу того, что наравне с действующей уже пару лет НФР, какие-то люди занимаются полуофициальным рестлингом и ещё сомневаются, переходить к нам или нет. Вместе с собой они притащили в федерацию и СБ.

Гладиатор поразительно отличался от всех нас. Я не ошибусь, если назову его лучшим рестлером 2005-2006 года, и это объясняет его резкий взлёт. Он не слишком выделялся физической подготовкой на фоне того же Вулкана или Флекса, но несомненно превосходил их в пластике и поведении на ринге.

Больше всего Валера мне напоминает героя фильма «Рестлер» с Микки Рурком. Никто так не похож на этот образ западного рестлера, как он. Невероятно целеустремлённый и невероятно печальный – я бы так сказал о Гладиаторе. Он не жалел себя ради идеи и непрерывно ругался.

Он нигде не работал, точнее, работал, но как-то странно, периодически. Казалось, он живёт одним рестлингом и не может, да и не желает думать о чём-либо ином, перебиваясь чем придётся. Найдётся работа – поработает, а не найдётся, то и чёрт с ней, с голоду тоже не умрёт. Хочется сказать, что он классический американский тип рестлера-профессионала, годами мотающегося по стране из промоушена в промоушен. Не знаю, как у него сейчас дела, но не думаю, что люди в его возрасте способны кардинально меняться. Самое главное, что ему в этом состоянии комфортно, как бы он ни жаловался и не ругался. И я ни в коем случае не хочу сказать, что это неправильно, хотя лично мне чужд такой образ жизни, и я не понимаю его. Он увлечён этим и это лучшее оправдание всему, что выглядит странно в нашей непростой жизни.

 

Добавлю здесь одну важную вещь: по моему мнению именно неуёмная энергия Гладиатора и безвозмездная помощь СБ вытащила федерацию из того застойного болота 2005-2006 года. Гладиатор занимался всем и ещё калечился на ринге, порой выступая на обезболивающих. А СБ просто брал на себя всю неблагодарную работу, которую в целом можно обозвать интернет-маркетингом.

Всё, что сейчас есть у НФР, появилось тогда благодаря этим двум людям.

 

Финишная прямая

После неудачи с Гладиатором я снова оставался не у дел. Лезть заново в хардкор мне не хотелось. На какой-то момент я даже перестал следить за тем, что там происходит. Мне казалось, что воевать в бесконечных каскадных матчах против Медбратьев используя унитазное очко, ниже моего достоинства.

Матчи я делал автоматически, без всякого интереса.

 

В начале 2006 года я боролся с Алексом Харди.

К этому бою имеется интересное приложение в виде небольшой предыстории. По ходу поединка Алекс должен был провести мне Зигзаг удачи с угла ринга (я не уверен в правильности названия, что-то типа Diamond cutter). Когда мы отрабатывали матч на тренировке, я, не желая рисковать и без того раздолбанными коленями, не решался делать этот приём. К тому же его выполнение затруднялось низкими потолками, и мы могли запросто разбить себе головы (для качественного выполнения нужно было хорошо подпрыгнуть). Сам приём не представлял никакой сложности, и я был уверен, что спокойно выполню его сразу на шоу (и не такое выполнял).

Увидев, что мы халтурим, Вадим пришёл в негодование и начал наезжать на меня. Он потребовал полной отработки, добавляя при этом, что обычно на шоу я часто допускаю ошибки при выполнении тех или иных приёмов (неправильно падаю). После уже приевшихся «ужасных ударов», такое заявление не стало неожиданностью, но всё же было чем-то новым. Потому что при всей самокритичности, я никогда не сказал бы, что допускаю категоричные ошибки. Они, конечно, случались, но весьма редко, и чаще всего их даже было невозможно заметить – я не допускал вольностей и всегда работал жёстко.

Я начал спорить и доказывать всю неправоту предъявленного обвинения. Вадим не унимался, тогда я просил его показать, как нужно делать этот приём, в тайне надеясь, что он его запорет. Президент вызов принял. Забравшись на угол, и кое-как примостившись к Харди, они прыгнули…

Результат превзошёл все мои ожидания. Вадим грохнулся с угла как мешок с самым настоящим дерьмом, не первой свежести к тому же. Падение выглядело хуже, чем в захудалом кино. Он выставил вперёд всё: и ноги и руки, а после соприкосновения с поверхностью ринга, картинно завалился на живот. Я заржал, остальные, кто был в зале, стерпели. Вадим зло посмотрел на меня и пробормотал что-то типа:

- Всё равно приёмы нужно отрабатывать.

После этого случая наши отношения, и без того плохие, натянулись подобно зрительному органу при взаимодействии с пятой точкой.

 

А на Харди я обиделся. Потому что он меня подставил во время нашего матча. По сценарию, я должен был ударить его гонгом по голове и мы договорились, что я нанесу сильный удар, но при этом он подставит ладонь. Для тех, кто не помнит или не знает, хочу сказать, что гонгом у нас считалась конструкция из чугунной сковородки с отпиленной ручкой, прикрученной к толстой увесистой дощечке. Весила вся эта штуковина довольно серьёзно, поэтому наносить удар нужно было аккуратно.

На шоу Алекс «забыл» подстраховаться, в результате чего я сильно заехал тяжёлым предметом прямо ему в лоб. После истории с переломом носа, я очень трепетно относился к таким вещам, и бестолковый героизм Алекса пришёлся мне не по нраву. После матча, выслушав моё замечание, он картинно развёл руками и сказал, что у него вылетело это из головы.

 

Есть такая проблема, что рестлеры не уверены в себе перед зрителем и делают всё в полную силу, чтобы смотрелось натурально, хотя разницы никакой, даже хуже смотрится, а последствия порой печальны.

Сергей Грецкий

 

Харди был товарищем, что называется, «без головы». Иногда я слышу, что самым экстремальным рестлером в НФР на тот момент являлся Князь или Кулаков, но это не совсем верно. И не смотря на то, что Харди не соприкасался с кнопками и иными подобными предметами (кажется), нельзя совсем обходить его стороной. Ведь в первую очередь уровень бесшабашности определяется по готовности рестлера на что-либо запредельное. Я, например, всегда просчитывал последствия, хотя иногда это и не удавалось сделать, Харди же, был готов на всё по «первому требованию». Как-то в НФР составлялся рейтинг самых экстремальных приёмов, и на первом месте вполне справедливо оказался финишер Терминатора, проведённый с топ-ропа Алексу. Харди тогда приземлился точно на шею с двухметровой высоты, и, что самое важное, именно «жертве» принадлежала вся заслуга в исполнении этого приёма.

Кстати, Харди – это его настоящая фамилия. Точнее, он себе изменил свою фамилию, выданную при рождении, на эту. Я видел паспорт.

 

После боя в мой адрес снова полетела безосновательная критика. Я совершенно от этого утомился и стал с безразличием относиться к выпадам президента. Однако, несмотря на этом, мы с Гладиатором не оставили попытку зафьюдить. Возможно, именно поэтому я провлачил своё жалкое существование в НФР ещё некоторое время. Общими усилиями мы добились-таки разрешения на моё вмешательство в командный матч Гладиатора и Вулкана против «Локофлекса». А затем я отснял довольно неплохой ролик с вызовом Гладиатору.

Но тут Вадим снова передумал, и вместо того, чтобы дать нам с Гладиатором матч (как и было обещано), поставил меня против восходящей звезды Ивана Громова, который одержал уже три победы подряд с момента своего появления в НФР.

7 мая 2006 года в студии телеканала О2ТВ, я стал его четвёртой жертвой.

Глава семнадцатая

Реслиада 2006

 

За пару месяцев до шоу, произошло довольно ординарное событие. На одной из тренировок Корягин, разговаривая с Локомотивом, небрежно кинул в мою сторону:

- Да он бестолковый, у него даже прав водительских нет.

Я не знаю, о чём у них там разговор шёл, но Локомотива и ещё пару человек, присутствовавших рядом, это позабавило. Мне же ещё раз пришлось задуматься о том, стоит ли дальше продолжать карьеру рестлера в НФР при такой явной неприязни.

 

За пару недель до шоу мы ездили к Олегу «Титану» Панфёру в гостиничный комплекс на Партизанской (туда, где я встречался с Неоном, чтобы получить от него деньги во времена rWo), чтобы подготовиться к матчу на предстоящем шоу. Помню, я появился в фойе одной из гостиниц в точно назначенное время и ещё долго ждал остальных участников, рассматривая цветных рыб в большом аквариуме. Панфёров сказал мне, что если остальные гости не придут через десять минут, то тренировка отменится, потому что у него есть более важные дела. Но тут приехал Вулкан, а следом за ним подтянулись все остальные.

Панфёров привыкший, как и полагается, обсуждать детали матча непосредственно перед матчем, не очень понимал, чего конкретно мы от него хотим. Пару раз мы в общих деталях прогнали бой и разъехались по домам.

 

А за несколько дней до шоу случился инцидент, который стал началом конца моим отношениям с президентом. На очередную субботнюю тренировку я приехал на собственной машине. Мы приехали вместе с Кувалдой и немного замешкались возле входа, не особо спеша на тренировку. В это время к ДК подкатил Вадим. Узрев меня за рулём, выражение лица Корягина превратилось в злую гримасу с примесью отвращения, как будто он увидел мёртвую собаку, которая его однажды сильно покусала. Подойдя к моей машине, он очень резко, без приветствия, поинтересовался моя ли она. Я ответил. Тогда он разозлился ещё сильнее и выдал следующее:

- Почему ты мне раньше не сказал, что у тебя машина есть?! Я бы мог тебя использовать в расклейке объявлений и других полезных делах! Какого х.я я должен заниматься всем один!?

И.т.д. И.т.п.

Нападение было совсем неожиданным, и я молча слушал, не сопротивляясь. Даже слова вставить не успел. Закончив свою тираду, Вадим резко развернулся и скрылся в ДК, а я сидел оглушённый, оплёванный и униженный. Тренироваться не хотелось, выступать тоже. Но подставить всех и просто уйти я тоже не мог. Решение пришло само собой – после Реслиады я ухожу в «отпуск» на несколько месяцев, чтобы отдохнуть, подумать и, возможно, соскучиться по рестлингу. Уже невозможно было терпеть то рутинообразное состояние, которое после последнего скандала, стало нестерпимо донимать меня.

 

Опять Реслиада. Опять какие-то нелепые, ненужные люди. На западе Рестлингмания является финишной прямой для продолжительных фьюдов. Матчи за титулы, генеральные разборки и начало ещё более генеральных разборок. И только в НФР на «главном празднике» основное внимание уделяется пришлым «звёздам». Так делается до сих пор. Зачем? Мне не понятно. Точнее, мне, конечно, понятно – ради денег, которые приносят эти самые звёзды, но это так низко и печально, что даже размышлять об этом не хочется. Года три назад я посетил последнюю в своей жизни Реслиаду. И что я там увидел? Четыре матча ни о чём против западных рестлеров. В которых, к тому же, победили все наши, кажется.

Но, вернёмся к последнему для меня шоу.

После массового боя с Панфёровым, я участвовал в матче с лестницами за титул межрегионального и хардкор чемпиона, в который мне, по странному замыслу президента, нужно было вклиниться где-то в середине.

Почему-то у меня осталось впечатление, что двойным чемпионом должен был стать я (вроде как «ветеран»), но после скандала с автомобилем, Вадим оставил мне только хардкор титул.

Впрочем сам Ронни, ставший межрегиональным чемпионом на том шоу, вспоминает об этом несколько иначе:

Там было два варианта, либо Рейв отстаивает, либо я выигрываю. В итоге я выбрал второй вариант. А хардкорный в любом случае тебе (Князю) доставался.

 

Смысл моего вмешательства состоял в следующем: пока участники бились за оба титула, действовали правила невмешательства, распространявшиеся на все типы матчей. И лишь после того как Ронни снимал первый пояс, матч автоматически становился хардкорным и все правила аннулировались. Тут и должен был появиться Князь.

Во время матча я получил травму – перелом мизинца на левой ноге и трещину в стопе. Как и в случае с Локи, это случилось по вине оператора, который хотел выбрать более выгодный ракурс и мельтешил рядом с группой рестлеров, в которую я должен был прилететь с топ-ропа. Наспех прикинув траекторию, я немного изменил положение тела в полёте, что в результате привело к неправильному приземлению и перелому. На видео видно, что матч я заканчивал сильно хромая, но пояс выиграл.

Помню, как залезал на эту трясущуюся лестницу, которая шаталась и была не устойчива, как табуретка без ножки и норовила вот-вот развалиться подо мной. Лестницу аккуратно придерживал рефери СБ.

 

За кулисами я осмотрел ногу (ступня стремительно опухала) и начал собираться домой, точнее в травмпункт (после истории с носом, я уже знал, где находится ближайший к моему дому). После окончания шоу, меня, поддерживаемого Кувалдой, встретил в коридоре Вадим и, скорчив очередную гримасу презрения, спросил:

- А ринг разбирать кто будет?

- Я травмировал ногу, мне надо к врачу, - ответил я.

Тот ещё раз скорчил злую гримасу, развернулся и ушёл. На внимание с его стороны я и не рассчитывал, но надеялся, что это как-то повлияет на моё участие в разборке ринга, точнее на освобождение от этого обязательства. Нога распухла так, что передвигался я с трудом. Врач констатировал перелом мизинца и прописал покой. Ещё через пару дней, из третьих рук, я узнал, что меня исключили из федерации.

Но я был не один.

Реслиадный облом

Такое название дали известному инциденту во время этого шоу, после которого из федерации случилось массовое исключение рестлеров из командного дивизиона. Сам термин был позаимствован у знаменитого «Монреальского облома» WWE.

Я предполагаю, что Вадим давно планировал избавиться от неугодных рестлеров, а тут просто подвернулся удобный случай. Правда, при этом пришлось пожертвовать парочкой более-менее лояльных к режиму борцов, но это сущая ерунда.

Всего после той Реслиады было исключено семь человек (включая меня и Кента).

 

Сергей Грецкий описывает всё происшествие так:

Диего, мой напарник, должен был передать мне таг, но я забыл свой спот (по клозлайну и по дропкику мейлфакторам). Я спрыгнул за ринг и начал оттуда спорить с Диего, показывая, что у меня «болит» плечо. Из-за этого мы замешкались, возникла пауза, зрители, казалось, смотрят и думают, что так и надо. И лишь один Вадим понимает всё, что происходит. И тут когда я, наконец, решил сам выйти на ринг и продолжить матч, выбежал Вадим и остановил всё. В раздевалке я узнал, что это моя вина - забыл спот. Я с этим не согласен, ибо четыре человека находились на ринге, видели всё и могли бы атаковать Диего, это было бы правдоподобно. Там же Вадим сказал мне - либо ты разбираешь ринг, либо мы прощаемся. Я поспорил, ответил, что у него для этого есть новички, но сдался, когда он выдвинул ультиматум. Тот же ультиматум он выдвинул Кенту, но тот отказался разбирать ринг, потому что Вадим не включил его тогда в списки по разборке. Кента он погнал сразу по окончании шоу, а я ринг всё же разобрал, но на следующем собрании Корягин всё равно меня выгнал, как и остальных шестерых человек.

В итоге, спустя некоторое время, в НФР вернулись только я и Шокер.

 

Терминатор:

Если кратко, то матч трех команд был очень сложным и запутанным. По ходу матча я получил сотрясение мозга, а Артур тяжелую травму ступни. В какой-то момент, кто-то замешкался на минуту, точно не помню, по-моему, это был Голубой Гром. После небольшой паузы Корягин схватил в микрофон и заявил, что матч остановлен и пояса становятся вакантными.

 

СБ:

Из-за того, что некоторые люди недостаточно серьёзно отнеслись к своим обязанностям, Реслиада 2006 практически провалилась, а Вадим потерял кучу денег и серьёзного спонсора. После этого шоу были большие разборки, в итоге которых несколько человек были отстранены от выступлений на полгода.

В НФР были люди, которые не разделяли взгляды Вадима на рестлинг и направление развития федерации. Так же было много людей, которые считали себя крутыми звёздами и не соглашались ничего делать, кроме матчей. Это две основные причины, по которым рестлеры уходили из НФР.

 

Самое интересное состоит в том, что были уволены все участники матча, кроме бестолкового Диего, который ходил тогда в фаворитах у президента.

 

Если посмотреть видео, то можно увидеть кое-что интересное.

После того, как Артур провёл свой финишер Диего, тот вскинул руку при первом ударе рефери (повторю: после финишера). Затем Диего резво вскочил и побежал к Грецкому, своему напарнику, передавать таг. В этот момент Грецкий забыл свою роль. При этом Диего повёл себя немного странно и, вместо того чтобы подыграть напарнику, растерялся и стал жаловаться судье. Артур тоже повёл себя некорректно, он мог напасть на Диего, но вступил в полемику с Диего и рефери. Пауза сильно затянулась, никто не предпринимал никаких действий. В результате Вадим не выдержал и схватил микрофон.

Кто виноват? - Все.

Но больше всех, как бы странно и смешно это звучало, виноват сам президент Вадим Корягин. И причина невероятно проста. Вадим всегда пытался контролировать матчи своих подопечных, и в большинстве случаев создание боя происходило при его активном участии. А, кроме того, наш тренер не озаботился тем, чтобы объяснить рестлерам даже элементарные психологические навыки ведения боя. Проще говоря, он не готовил нас к внештатным ситуациям, а ведь именно на них и построен весь рестлинг. Конечно, ребята сами виноваты в том, что произошло, и я не собираюсь их оправдывать, но факт остаётся фактом – попытка держать под контролем всё, не самый лучший помощник.

 

Грецкий:

Как-то я помогал составить матч между Викой Каменцевой и Лизой Фьюрри, исполняя обязанности переводчика. Лиза спрашивает, что хочет делать Вика. Вика впадает в ступор и начинает звать Вадима, спрашивая у него, какие она делает в матче приёмы.

То же самое произошло и при подготовке матча Вулкана с Джо. Реверсировав армрингер американца, чемпион НФР остановился и стал сосредоточенно вспоминать, какие приёмы есть ещё в его арсенале.

В общем, глупо требовать от рестлеров профессионализма и наказывать за его отсутствие, когда сама организация занимает нижнюю планку в ИНДИ сегменте.

 

 

Глава восемнадцатая

После рестлинга

Гладиатор ещё пытался меня спасти, разговаривал с Корягиным, но тот поставил условие – вернувшийся должен извиниться. Чёрт его знает, за что нужно было извиняться, скорее Корягину хотелось, чтобы мы прошли ещё через одно унижение. Ему хотелось почувствовать себя вождём. А уж дальше он сам решит – оставлять нас или нет. Как в случае с Грецким, который таки остался разбирать ринг, а после был отстранён.

Вадим и СБ, как его официальный рупор и помощник, всячески избегали слово «увольнение», заменяя его «отстранением». Было заявлено так: «Мы не коммерческая организация и ничего не платим рестлерам, поэтому и уволить их не можем». Как удобно.

Изворотливый СБ назвал нас крутыми звёздами, сказал, что мы многого требуем, но забыл при этом упомянуть о другой стороне медали. Много требуя, мы много и отдавали и после всего этого, нам ещё нужно было терпеть своего «господина», который разговаривал с нами, как с отбросами. Любая работа была бы выполнена с радостью, если бы не: «Эй ты, проститутка, я тебе позволяю выступать, а ты ещё и ринг разбирать отказываешься?»

СБ этого не понять никогда.

 

Я не переставал думать о собственном промоушене и, немного передохнув, решился на повторную попытку. На тот момент у Тэры начало постепенно развиваться объединение ФПР (Федерация Профессионального Рестлинга), и я хотел воспользоваться этой базой, чтобы начать всё заново. Правда то, что она называла Профессиональным Рестлингом, лишь отголосок её огромных амбиций. На самом же деле профессионализма там никогда не было, и быть не могло, да и рестлингом это действо можно назвать с большой натяжкой.

Основной целью проекта были показушные шоу с валянием девушек в различных субстанциях типа «шоколада», перед толпой «недотыкомок» - любителей халявного стриптиза и пародии на женскую драку. Лично я никогда не понимал животного желания толпы бестолковых мужиков увидеть женскую сиську, внезапно выскочившую из лифчика.

 

Я не знаю, как точнее описать то, что ФПР использует вместо ринга. Мне эта конструкция представляется большой квадратной надувной лодкой. Под «днище» лодки подложено несколько матов. Внутренность лодки наполняется пеной, пенопластом или грязью (шоколадом), там же происходят женские сражения. Справедливости ради стоит добавить, что падать там действительно больно, поскольку маты, как известно, не сильно спасают от жёсткого пола. Но если женский рестлинг сам по себе убог, то для этой жалкой пародии я не могу найти нормальных слов.

Иногда посматривая их сайт www.pwf.ru, я поражаюсь одновременно и их упорству, и низкому уровню качества выдаваемой продукции. Однако, судя по количеству выступлений в различных клубах, такое развлечение пользуется неплохим спросом. Видимо девушки нашли свою аудиторию и то, что они занимаются этим странным делом уже более шести лет, говорит скорее в их пользу, нежели против. Хотя, повторяю, рестлингом здесь даже и не пахнет.

В отличие от нас с БВ образца 2003 года, Тэра подошла к созданию своей организации основательно и по-деловому. Она нашла спонсора, зарегистрировала фирму и арендовала помещение в ДК на севере Москвы. Пафосное название, судя по задумке, должно было скрыть неприглядную начинку и привлекать клиентов.

 

В общем, после того, как меня выгнали (я предпочитаю именно эту формулировку) из НФР, я связался с Тэрой на предмет совместного использования площади (естественно с установкой нормального ринга). Меня волновало помещение, она мне это помещение обещала предоставить. Однако сразу же заявила целый ряд требований:

- Она будет главным и единственным руководителем;

- Федерация будет называться не иначе, как ФПР;

- В федерации ни в коем случае не будет Пресса.

Взамен она обещала организовать нам помещение с рингом для тренировок, а также помещение-зал для выступлений в этом же ДК.

Я согласился, но про себя планировал расстаться с ними, как только мы более-менее встанем на ноги, потому что девушка-руководитель, которая к тому же в рестлинге разбирается ещё меньше, чем всем известный президент, это смешно. Претенциозное название тоже раздражало, но Тэра даже слышать не хотела ни о чём ином, кроме «ФПР».

Насчёт категоричного пункта о Прессе могу сказать лишь одно:

Они и так по жизни не очень ладили в тот не большой период времени, когда ходили вместе на тренировки. Но однажды, уже после того, как Тэра ушла из НФР, она появилась на одном из шоу в качестве зрителя и случайно столкнулась с Прессом. По её словам, он прошёл мимо и даже не поздоровался. С тех пор их отношения сильно осложнились, правда, Пресс об этом не знал. Ну, что тут сказать? Женщина, она и есть женщина.

При этом Тэра очень настойчиво просила позвать в федерацию Дюриэля Крюгера. Он, видимо, ей очень нравился, и она не раз спрашивала о нём – не позвали ли я его ещё? Хотя звать его пока было некуда.

Для тренировок мы планировали использовать мой ринг, который нужно было забрать у Драммера из Ярославля (тогда я ещё не знал, во что этот организатор-недоучка превратил мою вещь).

Как и всегда, дальше разговоров дело не продвинулось. Решение по поводу предоставления площади затягивалось. Думаю, Тэра не могла определиться, нужно ли ей, помимо женских матчей, связываться ещё и с мужиками. После я узнал, что руководство ДК запретило устанавливать в своём помещении ринг в соответствии с противопожарными нормами. На этом попытка организовать очередной промоушен, закончилась.

В этот момент со мной случилась печальная история. Я попал в очень серьёзную автомобильную аварию и сильно травмировал обе ноги и получил внутреннее кровотечение. На определённое время о рестлинге и обо всём остальном-подобном можно было забыть.

А Тэра съездила-таки в Ярославль и забрала то, что раньше называлось рингом. Драммер превратил его в груду железа. Покрытие исчезло, вся дорогая фурнитура исчезла. Остов также выглядел весьма неважно. Все балки были ржавыми и погнутыми, они лежали пучком, раздражающе выпирая искривлёнными частями, завивающимися в небо. Спустя пару-тройку лет этот ринг хотел использовать Алекс Харди вместе с Торреро, чтобы организовать свой проект. Но эту груду железа проще было отдать пионерам, чтобы те сдали её на металлолом. Ко всему, на тот момент я уже не общался с Тэрой, и что сталось с рингом, не знаю.

 

Когда я оправился после аварии, Тэра пригласила меня поучаствовать в её федерации в качестве тренера. Кстати, там тогда тренировались и выступали известные девушки: Ангела, Алесса и Артенгольц. Мне пообещали кое-какие деньги, и я согласился, но дальше одной тренировки дело не зашло. Я не мог себе представить, как работать на их надувном судне. К тому же, параллельно со мной, они пригласили ещё одного «профессионала», то ли каскадёра, то ли дзюдоиста. В общем, после первого же приёма, исполненного девушками, мы с этим каскадёром-дзюдоистом не сошлись во мнении, и я покинул это заведение навсегда. Доказывать упёртому эксперту по экстриму, что рестлинг и дзюдо это разные вещи, мне не улыбалось.

И всё же…

Оправившись от аварии и немного отдохнув, меня снова потянуло обратно. Да и срок нашего отстранения истёк. Это желание в упорной борьбе победило моё самолюбие. Я понимал, что очередных унижений мне не избежать, но надеялся на то, что Корягин уже остыл. Всё-таки я потратил на рестлинг ни мало сил, да и моя травма на Реслиаде служила хоть небольшим, но оправданием. Других вариантов всё равно не было – либо НФР, либо ничего.

Я попробовал написать Вадиму и пообщаться с ним нормально. Переписка сохранилась. Позже до меня дошёл слух, что нашу переписку он прочитал всем (можно было бы догадаться).

 

Князь

Привет.

Вроде как срок моего отстранения давно уже закончился, и я хотел бы обсудить с тобой сам факт моего отст






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.034 с.