Психологические аспекты акустического стресса — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Психологические аспекты акустического стресса



Как указывалось выше, индивидуальные различия поведенческих реакций при различных экстремальных воздействиях позволяли сравнительно четко и однозначно подразделять большинство испытуемых, впервые находящихся в этих условиях, на группы лиц сактивным, пассивным и с неизменившимся эмоционально-двигательным реагированием. Первые отличались яркими позитивными или негативными эмоциопальныдш переживаниями, возрастанием интенсивности аффективных движений; вторые — эмоциональным дискомфортом и снижением подвижности.

В отличие от такой сравнительно четкой дифференциации индивидуальных проявлений эмоционально-двигательных реакций экстремальное акустическое воздействие создавало более сложную картину различных двигательных и эмоциопальных реакций. Возникало сочетание выразительных, защитных и других движений. Имело место переплетение разных форм эмоционально-двигательного реагирования, причем активпое реагирование могло выступать в той или иной фазе (рефлекторпой, концептуальной, компенсаторной и др.).

Можно полагать, что большая вариабельность поведения при акустическом стрессе по сравнению, например, с ранее нами описанными поведенческими реакциями при гравитационном стрессе обусловлена меньшей биологической беспрецедентностыо первого. Сложность поведенческих реакций в условиях акустического воздействия, примененного нами, обусловливалась и тем, что в комплекс движений, связанных со стрессом, широко включались фрагменты, составляющие структуру «повседневного» поведения, а также поведения при общении и деятельности. Такие движения при гравитационном стрессе исключались регламентом эксперимента.

Особенности поведенческих реакций при стрессе в значительной степени связаны с побуждающей ситуацией. Эксперименты воздействием дробного акустического стрессора па исходно иепод-


важных испытуемых позволяли выявить в основном структуру первой рефлекторной фазы реагирования при стрессе. Поведенческая активность второй фазы (концептуальное реагирование) была в атой экспериментальной ситуации редуцирована. Во второй серии экспериментов тонкие элементы рефлекторной фазы были в основном поглощены структурой бега. Наряду с этим после звукового воздействия во время бега ярко проявились особенности фазы концептуального реагирования (экстатического, агрессивного, пассивно-дискомфортного и др.). Усиление эмоционально-дви-гательных реакций как бы «подкачивалось» интенсивной моторной активностью.



Возникают вопросы: Какова функциональная основа сложной картины поведенческой, двигательной активности при кратковременном акустическом стрессе? В чем биологическая целесообразность этой сложной картины и ее отдельных элементов? Ответив на них, можно подойти к решению проблемы целесообразного управления аффективным поведением при акустическом стрессе. Ниже мы предпримем попытку обсуждения описанных выше поведенческих реакций человека при акустическом кратковременном стрессе, сопоставляя их с литературными данными.

Психологические и психофизиологические аспекты акустического стресса.Экспериментальные данные, представленные выше, говорят о том, что сильное звуковое воздействие «ударного» типа вызывает поведенческие и позпые реакции, в основе которых лежит защитная двигательная активность. К таким реакциям может быть отнесено вздрагивание, т. е. резкое напряжение больших массивов мускулатуры тела, сгибательные (флексорные) и разгибательные (эстензорпые) тонические мышечные реакции идр. Возникавшие в ходе описанных выше экспериментов с акустическим стрессом отдельные позно-тоннческие реакции свидетельствовали о том, что процессы регулировки мышечной системы в этих случаях на короткое время цодошли к пределам нормы. Не исключено, что в этих случаях имелась индивидуальная предрасположенность к таким проявлениям. Во многих случаях при акустическом стрессе «ударного» типа возникали перестройка пространственно-временной координации движений, прекращение заданной деятельности, ошибочные действия (при выполнении корректурной пробы), снижалась успешность мыслительной деятельности. Подобные изменения, Даже возникающие на короткий срок, вплетаясь в структуру Рабочих движений человека, могут существенно деформировать рабочую деятельность, что бывает особенно нежелательно в критиче-ских, аварийных ситуациях, требующих от человека точно координированных, быстрых действий.

Повседневность столкновения людей, в частности во время про-


изводственной деятельности, с промышленными шумами сделала актуальными психологические исследования акустического стресса. Однако, оценивая результаты таких исследований, приходится констатировать их разноплановость, несопоставимость применявшихся в них методов исследования и т. п. Из-за этого не представляется возможным составить целостное представление об изменении психологических и физиологических процессов при акустическом стрессе. Тем не менее рассмотрим результаты исследований, касающиеся этой проблемы.



Значение прерывистого звука как фактора, тормозящего рабочую деятельность людей, показано Теологусом Г. С. и др. 1549]. Это воздействие, увеличивая время реакции, не влияло па способность испытуемых контролировать скорость движущихся объектов, вместе с тем дифференциация стимулов ухудшалась при увеличении продолжительности прерывистого акустического стрессора. Торможение рабочих действий человека при громком шуме связано также с увеличением рефрактерного периода впе зависимости от межстимульного интервала в определенном его диапазоне [397]. Авторы этой работы подчеркивали значительные индивидуальные различия указанных проявлений аудиогеппого стресса и что эти различия были обусловлены главным образом разной возбудимостью подопытных.

Неблагоприятное влияние шума на состояние испытуемых и их работоспособность резко снижалось, если испытуемым предоставлялась возможность выключить шум, хотя эта возможность сопровождалась пожеланием не выключать его (подавляющее большинство испытуемых не воспользовались предоставленной им возможностью избавиться от действия аудиогеппого стресса). В данном случае наличие субъективного контроля над стрессогенной ситуацией уменьшало ее неблагоприятный эффект, что свидетельствует о наличии в структуре стрессора, в частности акустического, компонента субъективного представления о нем [394].

Фактор опасности, предвестником которой может быть громкий звук, подчас усиливает возникающую в такой ситуации заторможенность движений человека, даже когда его бездействие повышает вероятность трагического исхода или прямо ведет к нему. Описание подобного состояния, возникшего у летчика при звуковом хлопке, сопровождавшем самовыключение двигателей одноместного реактивного самолета, приведено в книге Г. Т. Берегового, Н. Д. Заваловой, Б. Ф. Ломова, В. А. Пономаренко: «Остановка двигателей сопровождалась сильным хлопком. Этот звук вызвал ощущение, что самолет вот-вот взорвется. Я весь сжался, ноги одеревенели. Вынужденцая посадка и данном районе полетов была невозможна, и я решил катапультировать. Но меня охватило


оцепенепие так, что я не мог перенести ноги на катапультное сидение... Придя в себя на высоте 8000 м, я произвел запуск двигателей в благополучно произвел посадку на аэродром» [31, с. 36]. Как видно из приведенного случая, у летчика возникло ступороз-ное состояние с мышечным гипертонусом. В его описании есть такие слова: «ноги, одеревенели», «оцепенение» — и нет указаний на мышечную слабость. В описанном случае, как и в наших экспериментах с акустическим стрессором, помимо последнего, имело место осознание человеком опасности, связанной со звуком, интенсивность которого сама по себе была экстремальной. Это чувство опасности, т. е. установочный стресс-фактор, вызывает, во-первых, постоянное эмоциональное напряжение. Во-вторых, при возникновении «пускового стрессора», например акустического, установочный стресс-фактор в значительной мере определяет характер развития стресса, как правило,, интенсифицируя его проявления. Установочным стресс-фактором могут быть различные психологические состояния. Знание того, что при шуме будут исследоваться поведенческие реакции, уменьшало субъективную значимость шумового стрессора [410].

Проведенные налги эксперименты характеризовались наличием у испытуемых стенической установки на успешное прохождение ими «испытаний» с шумовыми воздействиями. Эта психологическая установка, надо полагать, способствовала сохранению положительных социальных устремлений и эмоций, препятствуя появлению таких проявлений, как агрессивность.

Комбинированное действие двух и более стресс-факторов, как правило, усиливает стрессогенпый эффект, легче приводя к дистрессу. Акустический стрессор, если он сопровождается вибрацией, усиливает у людей непроизвольные движения и тремор [50J.

Напомним, что серии акустических импульсов, воспроизводившиеся в наших экспериментах, создавали значительную вибрацию окружающих предметов, выхлоиы огня и дыма способствовали возникновению у испытуемых чувства опасности.

Многие авторы обращали внимание на то, что действие шума в комбинации с эмоциональными факторами изменяет социальную направленность поведения. Однако достоверными можно считать только дапныо Бандуры [304] и Берковича Л. [311], показавших, что шум повышает агрессивность аудитории при просмотре фильма, активизирующего это чувство. В другом эксперименте у людей, наблюдавших в кино эпизоды драки, интенсивность и число «ударяющих» движений возрастали, чего не было при просмотре спортивных фильмов [389].

Есть указания на то, что при акустическом стрессе может изменяться агрессивность людей. При интенсивных шумовых воздей-

Ш


ствиях возрастала лабильность поведения, т. е. увеличивалась раздражительность [3951. Причем у мужчин в отличие от женщин она возрастала в большинстве экспериментальных ситуаций [331]. При акустическом стрессе отмечалась наряду с возрастанием коз будимости «отходчивость» испытуемых после раздражения, усиление чувства сопереживания и т. д. [3891. Следует сказать, что подобный феномен возникал при наличии психологической установки различных стрессоров [434, 452]. Отмечено, что при высокой социальной значимости решения, принимаемого человеком, шум не влиял на это решение [379, 380]. Разная направленность реакций на акустический стрессор, как и вообще направленность изменений биологической активности, зависит в значительной мере от интенсивности фактора, побуждающего эту активность. Сверхсильная, как и очень слабая, интенсивность раздражителя может ослабить или затормозить адаптивную активность биологической системы. В тех исследованиях, где звуковое воздействие активировало психические процессы и реакции, интенсивность звукового воздействия была в диапазоне 80—95 дБ. Такое звуковое воздействие следует расценивать как среднее, а не сильное, как его оценивали авторы.

В наших экспериментах (описанных выше) при одном уровне интенсивности акустических воздействий возникали поведенческие реакции, характеризовавшиеся у одних людей торможением двигательной активности, у других — ее возрастанием. Это говор: о значении индивидуальной предрасположенности человека к to. или иной направленности изменений поведения при акустическом стрессе, т. е. одно и то же воздействие для одних людей может оказаться «сверхсильным», для других — «средним» и т. д.

Психофизиологические аспекты акустического стресса

Слуховой анализатор, являясь звеном системы пространственной ориентации, тесно связан с остальными ее звеньями, прежде всего с вестибулярным аппаратом, со зрением, с кожной и мышечной чувствительностью. Неадекватные, чрезмерные акустические нагрузки не только изменяют слуховую функцию, но и вносят помехи в перцепторные процессы разной модальности. Данные о деформации восприятия при звуковом «ударе» важны не только для оценки нарушений восприятия информации разной модальности, но также для понимания психологических механизмов пе стройки поведения при акустическом стрессе.

Показано, что звуковые воздействия влияют на вестибулярв функцию [296 и др.]. Шумовой раздражитель до 130 дБ с переме ной частот может вызывать головокружение, а при определенной

 


удаленности предметов от наблюдателя — нарушение их восприятия в виде смешения контуров. Наряду с нарушением восприятия «себя в пространстве» нарушается и восприятие «пространства вокруг себя». Нарушения восприятия могут не. выходить из-под контроля сознания субъекта и осознаваться как иллюзорные ощущении: «головокружение», иллюзорное «смещение контуров» рассматриваемых объектов. Звуковые раздражители 90 дБ и более ухудшают остроту бинокулярного зрения, по мнению авторов этого сообщения, вследствие значительного увеличения зрачков как результата нарастающей при этих воздействиях симпатикотонии. При звуковом воздействии 137 дБ обнаружены нарушения горизонтальных движений глазных яблок [207, с. 35]. Порог чувствительности по показателям зрачковой реакции (как и реакции периферического кровообращения) около 70 дБ.

Как осознаваемые, так протекающие бесконтрольно со стороны сознания парушения восприятия разных модальностей могут явиться, во-первых, фактором снижения надежности человека как звена человеко-машинных систем, во-вторых, эти нарушения могут стать причиной деформации поведения человека, испытавшего звуковое воздействие. Б последнем случае может измениться надежность человека как звена социальной системы (группы операторов, производственного коллектива и т. п.).

Исследования влияния звука на болевую чувствительность указывают на то, что сильный звук не только нарушает восприятие «пространства внутри себя», о чем говорилось выше, но и уменьшает чувствительность, если так можно сказать, «внутри себя». Сильные акустические воздействия могут существенно изменить структуру такой безусловной реакции, как чувство боли. Гарднер и Ликлидер [2071 использовали громкий звук (музыка плюс белый шум) для подавления чувства боли при стоматологических операциях. Больной сам усиливал звук до того уровня, пока исчезало или существенно снижалось чувство боли. При этом звук достигал 116 децибелл. У 1000 больных во время операции за счет звукового воздействия в 65% случаев было полное обезболивание, в 35% — значительное подавление болей. По мнению Г. И. Косицкого и В.М.Смирнова, в книге которых цитированы указанные выше авторы, в этом и в других подобных случаях «действие добавочного звукового раздражителя вызывает возникновение очага доминантного возбуждения в определенных пунктах коры больших полушарий мозга, благодаря которому подавляется реакция на другие, в том числе и на болевые, раздражители» [156, с. 164].

Основное место приложения звукового экстремального воздействия — слуховой анализатор. Данные о его функциональной перестройке необходимы для понимания механизмов акустическо-

5 Л. А. Кптаеа-Смын


го стресса. Известно, что непродолжительное акустическое воздействие уже при интенсивности НО 6Д понижает слуховую чувствительность [82, 138], интенсивность звуковых ударов 18В дБ — порог разрыва барабанных перепонок у человека, тогда как 196 дБ — порог легочного повреждения [2931- Снижение слуха могут вызывать не только интенсивные звуки, но иугнетение деятельности сдуховой системы нри негромком, но ритмическом ее раздражении [13].






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.011 с.