XIX. ПРЕДАНИЕ О НЕУДЕРЖИМОМ ВРЕМЕНИ — КиберПедия


Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

XIX. ПРЕДАНИЕ О НЕУДЕРЖИМОМ ВРЕМЕНИ



Предсказания Попугая Дидро сбылись. Город словно растаял в ночи. Черная Туча опустилась к самой земле. Но на улицах как никогда ярко полыхали Большие Фонари. Они протянули друг другу огненные руки и сцепили их между собой, образуя вокруг Города единое сияющее кольцо! Летучие мыши в ужасе шарахались от света Фонарей. Вдруг над Городом раздался истошный вопль совы. Это летела грозная Брынза с Черным Посохом в когтистой лапе. Но и она не могла приблизиться к магическому кольцу света Больших Фонарей. И тогда коварная сова пустилась на хитрость. Залетев в пустующий дом и спрятавшись за разбитую оконную раму напротив одного из Фонарей, Брынза воскликнула:

— Солнце взошло! Солнце взошло! Какое яркое сегодня Солнце!..

Никогда не слышавший лжи, Большой Фонарь вздрогнул от слов злодейки-совы: ведь он должен был угасать на восходе. Светильник растерялся, не зная как быть, пламя его заколебалось и померкло. Воспользовавшись этим замешательством Фонаря, сова Брынза, словно черная молния, ударила его Посохом и превратила Большой Фонарь в окаменевший факел. Вместе с Фонарем окаменела и часть сияющего кольца. И хотя Большой Фонарь продолжал еще светить тусклым светом, мерцание его не могло рассеять Черную Тучу.

Та же участь постигла все Большие Фонари. Ослепительные и непобедимые для тьмы, они были беззащитны перед коварством совы Брынзы. И летучие мыши радовались, кружа над Городом...

Сова торжествовала. Она уже собиралась прокричать победу. Но в это самое время Органист заиграл «Песнь Одинокого Фонаря».

Звуки вылетали в слуховые окна под сводами его дома и разносились по Городу. Музыка обжигала и ослепляла мышей сильнее самого жаркого пламени. Брынза вздрогнула и метнула гневный взгляд в сторону дома Органиста. Пока в Городе звучал орган, нечего было и думать о победе. Сова собрала главных мышей и приказала:

— Слышите! Орган должен умолкнуть! Иначе вы все окаменеете!

Летучие мыши послушно построились и ринулись в наступление. Они сталкивались с лавиной звуков, обжигали крылья о них и падали замертво. Мыши гибли, но яростно продвигались вперед. Ведь больше всего на свете они боялись совы Брынзы. Наконец, летучие полчища проникли в дом Органиста и прогрызли трубы органа.

Раненый орган предсмертно замер, когда в зал влетела сова Брынза. Она камнем упала на орган и ударила по нему Черным Посохом. Орган тяжко вздохнул и тоже окаменел вместе со своим другом Органистом. Звуки под сводами, словно камни разной величины, гулко посыпались на пол. «Я успела как раз вовремя! Продержись Органист до восхода — его музыка разрушила бы мои чары. Но теперь он мертв. И никогда больше над Городом не взойдет Солнце. Наконец-то исполнилась моя заветная мечта. Уничтожив свет, я остановила время и обрела бессмертие!..» — подумала обезумевшая от радости сова. Но тут раздался бой курантов на Городской Башне. Брынза бросилась к Башне. От прикосновения ее Посоха стрелки часов окаменели, но по-прежнему отсчитывали время! Время невозможно было остановить.





XX. СОН АЛИ

Девочка уснула в Маяке. И приснилось ей, что она стоит на краю скалы у Маяка. В руках у нее пылал Факел Старого Фонарщика. Аля посмотрела вверх и очень удивилась: звездное небо было рядом. Казалось, протяни лишь руку — и дотронешься до звезды.

Прямо над девочкой вспыхнули две звездочки. Аля долго смотрела на них и уже не могла понять: то ли это звезды, то ли чьи-то бездонные глаза. От звезд скользнул к ней ослепительный космический луч. В луче вспыхнула бесконечная небесная лестница. Аля ступила на лестницу и сделала первый шаг. И тогда перед ней появился Пес Парадокс. Он шагнул прямо из Космоса. В его глазах девочка увидела бездну. Она подумала, что легко может утонуть в этой бездне. Парадокс взглянул на Алю, и Факел ее засиял с новой силой. Аля подпрыгнула и полетела к звездам с Факелом в руках. Рядом с нею бесшумно плыл Пес Парадокс. Навстречу им неслась музыка, а ласковый спокойный взгляд Пса словно внушал: «Ничего не бойся, девочка».

Всем своим существом Аля постигала законы полета, и она не заметила, как растворился ее спутник. Может быть, Парадокс исчез тогда, когда она оказалась на световом луче, пронзающем пространство. И понеслась со скоростью света? Этот почти неощущаемый полет наполнил все ее существо несказанной радостью.

Несомая лучом, Аля оказалась за пределами Вселенной. Отсюда были отчетливо видны пути всех светил, а сами небесные тела казались прозрачными стеклянными звездами. Вселенная пульсировала, и ее ритмы напоминали музыкальные: девочка услышала гармоническую музыку небесных сфер. От всего увиденного и услышанного девочка засмеялась — и вместе с нею радостно смеялась вся Вселенная! И в этот момент Аля увидела родную Землю, Город Больших Фонарей, Черную Тучу над Городом и Аля, плывущего через бушующий океан на голубом Дельфине Грэме. А недалеко от Маяка в разрушенном доме отчетливо был виден окаменевший Органист за своим органом. А в лабиринтах Подземного Царства Аля рассмотрела горожан, запутавшихся в мрачных подземельях, и сову Брынзу во главе неисчислимого воинства летучих мышей. Вдруг Черная Туча расступилась, и со всех сторон к Городу устремились бесчисленные лучи звезд. Свет их струился легко и неодолимо, и это праздничное сияние заполнило все вокруг.



Тут Аля проснулась и невольно вскрикнула, увидев Факел Старого Фонарщика. Факел горел так ослепительно, как не могло гореть обыкновенное земное пламя. «Какой удивительный сон!» — подумала девочка.

И тут заговорил Попугай Дидро:

— Не все то, что снится, является сном!

— Как ты сказал, Дидро? — переспросила пораженная этой мыслью Аля.— Не все то, что снится, является сном? — Она еще раз посмотрела на пылающий Факел и, снова засыпая, прошептала:

— Не все то, что снится, является сном.



I. В ПОДЗЕМЕЛЬЕ

Вход в Подземное Царство начинался под Старой Башней. Постепенно он становился шире и распадался на множество лабиринтов. Давным-давно жители Города Больших Фонарей прорыли эти лабиринты. Сохранилось предание, что под развалинами Башни скрыт волшебный клад. В разные времена легенды толкали многочисленных авантюристов на поиски клада. Но, в конце-концов всем надоело понапрасну перекапывать землю, и люди бросили свои бесплодные поиски. С той поры горожане избегали появляться у старых развалин. Поговаривали, будто бы там нечисто: в ненастные ночи из-под земли доносятся чьи-то стоны, а в подземельях Башни таятся привидения.

До своего появления в Подземелье сова Брынза жила в лесу неподалеку от Города Больших Фонарей и питалась жабами, жуками и слизняками. Но иногда сове удавалось найти лакомый кусочек на городской помойке, и тогда у нее был настоящий пир.

Как-то, залетев в сумерках на городскую окраину, сова утащила в одном доме кусок брынзы. Но воровку заметили люди и закричали вослед:

— Сова украла брынзу! Брын-за... Брын-за...

Сове очень понравилось воинственное слово «брынза». И она присвоила его себе, назвав себя совой Брынзой.

Больше всего на свете сова Брынза ненавидела дневной свет. Свет преследовал ее: догонял и ослеплял, проникая в самые глубокие дупла деревьев, куда на день забивалась сова.

Однажды, спасаясь от надвигающегося дня, сова Брынза залетела в подземелья Старой Башни. Вечная темнота заброшенных пещер пришлась ей по вкусу. И Брынза поселилась под Старой Башней.

Первое время в поисках пищи сова Брынза вылетала ночью на поверхность земли, пока не обнаружила в глубине подземных пещер целые поселения летучих мышей. Последнее открытие страшно обрадовало вечно голодную сову. «Я стану их повелительницей,— решила Брынза,— тогда не надо будет охотиться каждый день: летучие мыши сами пожалуют ко мне на обед».

И, осуществляя свой коварный замысел, Брынза стала истреблять летучих мышей в огромных количествах. Бедные мыши лишились всяческого покоя и при одном воспоминании о прожорливой сове приходили в неописуемый ужас. Вскоре донельзя запуганные, они решили, что хуже, чем есть, быть не может и признали разбойницу-сову своей повелительницей. В тот же день обитатели подземелий принесли торжественную присягу и обязались собираться в часы трапезы новоявленной императрицы там, где она прикажет. Желая придать законный вид своему насилию, Брынза заявила мышам, что в ее обедах кроется промысел самой Судьбы, после чего бессовестная злодейка нещадно сожрала две дюжины своих верноподданных. Летучие мыши повиновались сове беспрекословно, втайне надеясь, что аппетит ее всякий раз будет иметь конец. Но тщетной была их надежда. Брынза быстро жирела, и ее императорский аппетит разрастался не по дням, а по часам.

Властолюбивая сова Брынза разделила Подземное Царство на отряды. Чтобы выявить предводителей отрядов, Брынза придумала специальные соревнования: кто кого перецарапает. Победители турнира получали прозвища Зацарап. Зацарапы возглавили отряды, став их полновластными единоначальниками. Но они знали, что за ними тоже зорко следят самые глазастые и ушастые мыши —Летучие Негодяи — личные осведомители Брынзы. Зацарапы не подлежали заурядному съедению и пожирались совой лишь по тайным наговорам Летучих Негодяев, последние же вовсе были освобождены от съедения. В перспективе сова Брынза надеялась широко расплодить в подземельях Зацарапов и Летучих Негодяев. За эту привилегию Летучие Негодяи вместе с Зацарапами всеми правдами и неправдами принялись служить своей благодетельнице.

Мыши-неслухи съедались совой Брынзой в первую очередь.



II. ОБРЯД ПРИОБЩЕНИЯ

Своей резиденцией сова Брынза избрала самую просторную пещеру Подземного Царства, наименовав ее Большедыр Троннозальный. Но недолго упивалась властью честолюбивая сова. Как и всякому повелителю, вскоре ей показалось мало своего царства. Теперь она все чаще прислушивалась, как под землей роются кроты. И надумала закабалить и кротовый народ. «С помощью кротов я обязательно добуду волшебный клад, который так и не нашли горожане»,— мечтала сова.

Но как покорить кротов? Сама Брынза не умела их ловить. Не годились для этой цели и летучие мыши. И тогда она вспомнила о крысах, живших наверху, в Старой Башне.

Брынза вступила в переговоры с Крысидом — Крысиным Каганом и заключила взаимовыгодное соглашение: крысы обязались помочь сове покорить кротов, а за это были торжественно допущены к совиным трапезам в Большедыре Троннозальном.

Все крысиное поголовье переселилось в Подземное Царство и принялось дежурить у кротовых норок. Однажды крысам удалось изловить крота-предводителя. Он оказался весьма толстым и проворным коротышкой. И крысы, дабы умерить пыл толстяка, изрядно его придушили. Полузадавленного, его принесли в Большедыр Троннозальный. Здесь Брынза, обожающая всякие мистические таинства, решила устроить кроту обряд приобщения к своей Империи.

Для священного церемониала крысы-глашатаи согнали в Большедыр Троннозальный все подземное население. Монархиня угнездилась на тронном булыжнике, а вокруг нее расположились представители Крысиного Каганата. Четверо почтеннейших крыс-штамповщиков во главе с наиболее почтенным Главным Штамповщиком приготовились к обряду.

По знаку Брынзы Главный Штамповщик возгласил:

— Таинство посвящения начинается!..

И тут крысы-барабанщики ударили лапами по специально заготовленным ритуальным жестянкам. Под их звяканье на середину Троннозального Большедыра крысы-штамповщики вытолкнули до смерти перепуганного крота-коротышку. К нему-то и обратился Главный Штамповщик:

— О ты, поганый и недостойный! Могущественнейшая монархиня сова Брынза всемилостивейше присоединяет твоих чумазых землероев к своему Подземному Царству. И ты, как главный представитель своего народа, примешь священное клеймование. Завяжите ему глаза,— скомандовал помощникам Главный Штамповщик.

— Помилуйте,— вскричал несчастный предводитель кротов,— ведь мы, кроты, слепы от рождения. Зачем же завязывать глаза слепцу?

— Это к делу не относится,— отрезал Главный Штамповщик,— обряд есть обряд! — И кроту плотно завязали глаза. И тогда Главный Штамповщик воскликнул:

— На колени, о поганейший из кротов!

Передние лапы у кротовьего воеводы от страха подогнулись, он ткнулся носом в песок и попытался зарыться. Но крысы-штамповщики дружно ухватили его за задние лапы и выдернули из земли, словно морковку из грядки.

— Тому, кто живым пройдет обряд клеймования, присваивается высокий титул Подземного Царства — Главный Подземный Подпевала. В случае гибели — титул присваивается ему посмертно. Итак, готов ли ты приобщиться? — обратился Штамповщик к предводителю кротов.

В ответ посвящаемый пискнул придушенным голосом что-то непонятное.

— Отлично! Ты достоин клеймования!

Главный Штамповщик лязгнул зубами, прыгнул на предводителя кротов и укусил его за нос.

Вслед за шефом эту манипуляцию повторили его помощники-штамповщики.

— А-я-яй! — беспомощно протестовал полузадушенный крот.— Что вы делаете?

— Зато теперь ты — Главный Подземный Подпевала. У тебя не стало носа — это для того, чтобы ты не занимался больше унизительной землеройной работой.

Главный Штамповщик повторно оседлал крота и прокусил ему передние лапы. Вслед за начальником манипуляцию прокусывания повторили все помощники-штамповщики.

— А-я-яй!— заплакал коротышка-крот,— лапы, мои бедные лапы!..

— Церемониал завершен!..— браво возвестил Главный Штамповщик.— Да здравствует ее величество сова Брынза и Подземный Подпевала, достойнейше перенесший священное клеймование.

При этом крысиный палач-распорядитель словно ненароком ощупал шкурку на спине несчастного и продолжал:

— А сейчас все приглашаются на праздничную трапезу!..

И крысы во главе с совой Брынзой принялись пожирать зрителей — летучих мышей. Невообразимый визг поднялся вокруг, и хруст костей слышался повсюду. Главный Императорский Штамповщик, видя, что сова Брынза и все крысы заняты пожиранием летучих мышей, впился зубами в бок Главного Подпевалы.

— А-я-яй! Зачем вы сдираете с меня шкуру, господин Главный Штамповщик?!

— Пожалуйста, потише, не вопите так громко. Не мешайте трапезе ее величества совы Брынзы,— прошипел Главный Императорский Штамповщик, торопливо отдирая от спины крота кусок мяса, покрытый бархатной серой шубкой.— Неужели вы, Подземный Подпевала, полагаете, что неизмеримые милости нашей владычицы совы Брынзы не стоят куска вашей паршивой шубы?

Но крот, получивший титул Подпевалы, верещал истошным голосом так, что можно было лишь подивиться, откуда в столь малом теле берутся для этого силы? Брынза вынуждена была прервать трапезу, дабы лично разобраться в происходящем и попутно снискать славу справедливой монархини. Она с гневом обратилась к Глав­ному Штамповщику:

— Как смеешь ты, негодник, осквернять священный обряд?! Или ты думаешь, что я, сова Брынза, не найду на тебя управы? Я снимаю тебя с занимаемой должности и приказываю моему верному Советнику Крысиду покарать тебя — осквернителя наших обычаев.

Теперь уже бывший Главный Штамповщик трусливо поджал хвост. Он знал, что Крысиный Каган шутить не любит. Тогда он пал на колени и униженно взмолился:

— Учитывая мои прошлые заслуги перед Подземным Царством, слезно прошу Вас, Ваше Императорское величество, и Вас, высочайший Крысид, о снисхождении. Я и в мыслях не имел осквернить священный обряд. А кусочек шкурки я содрал с господина Главного Подземного Подпевалы на шарфик больному сынку. У него хроническая простуда. А у господина Крота — целебный мех. И он нисколечко не пострадал от той малой толики, кою я снял с него. Войдите в мое положение...

Но верный советник Брынзы лишь холодно выслушал бывшего Главного Штамповщика и не внял его просьбе. По единогласному постановлению Высочайшего Каганата нарушитель был навечно изгнан из Подземного Царства.

Бывший Штамповщик покидал подземелье, словно землю обетованную, обливаясь горькими слезами и проклиная чересчур пылкие родственные чувства, которые загубили его карьеру. Вместе с виновником из Подземного Царства изгонялись и все его родственники.

Кусок кротовьей шкуры, по указанию совы Брынзы, кое-как наложили на старое место, на спину Главному Подземному Подпевале и пришили нитками со всех сторон.

Сразу после приобщения Главному Подпевале была предоставлена самая большая нора, специально вырытая кротами и названная совой Брынзой — Троннозальный Малодыр. Подземный Подпевала был удостоен ряда почестей и знаков личного внимания совы Брынзы. Вскоре Кроту и взаправду стало казаться, что он герой. Для личной охраны сова Брынза выделила ему десяток здоровенных крыс, и господин Подпевала всецело предался заботам подпевания. Постепенно он привык к своей хромоте и уже стал забывать о пережитом ужасе.

По указанию совы Брынзы самых сильных кротов он назначил старшинами и предводителями отрядов, самых большеухих — шпионами. И те, и другие специальными приказами были освобождены от грязных и трудных земляных работ и получали отдельные норы в самых лучших лабиринтах Подземелья. Рядовые же рабочие кроты поотрядно переселялись в общие норы казарменного типа на грязных окраинах Подземного Царства.

Рядовые кроты, подгоняемые и понукаемые со всех сторон, принялись за работу. В то время, когда одни из них искали подземный клад, другие занялись строительством новых подземных ходов. Летучие мыши, несмотря на то, что их пожирали, быстро плодились и плотно заселяли прорытые кротами подземелья.

Пользуясь поддержкой яростного крысиного племени, сова Брынза окончательно закабалила все Подземелье. Крысы понимали, что без совы им не справиться с летучими мышами, и поэтому всячески укрепляли ее власть в Подземном Царстве, которое служило для них неиссякаемым продовольственным складом. Крота, который осмеливался выказать непослушание, немедленно арестовывали и доставляли к Главному Подземному Подпевале, возведенному совой Брынзой еще в ранг Хранителя Беззакония. После короткого заседания непослушного при­говаривали к смерти через съедение. Приговор немедленно приводился в исполнение крысами — судебными исполнителями.

Много времени проводили кроты в безуспешных поисках клада. Сова уже начала сомневаться в том, что клад когда-нибудь будет найден. Но вот однажды в Троннозальный Большедыр, пятясь, словно рак, задом наперед (так он передвигался после обряда прокусывания), приполз Главный Подземный Подпевала.

— Ваше Величество, подземный клад обнаружен! — бухнувшись в лапы сове, таинственно прошептал он.

— Спасибо, мой возлюбленный и верный друг! — обрадовалась Брынза.— За твои заслуги и верность впервые в истории Подземного Царства я награждаю тебя Орденом Синей Нитки.

Эти нитки сова собрала для гнезда на свалке еще тогда, когда жила в лесу. Позже запасливая Брынза перетащила их в Большедыр Троннозальный, но все не могла решить, на что они могут сгодиться? В первый раз нитки понадобились для ремонта шкуры Главного Подпевалы. Нынче же они стали Знаком Отличия.

Но кроты, как нарочно, были слепы и не могли лицезреть высшую награду Подземного Царства. Тогда наиболее заслуженным кротам-старшинам и шпионам было дозволено прикоснуться к награде. Одно это уже являлось особой милостью. Авторитет Главного Подземного Подпевалы несказанно вырос в глазах всех приспешников и прихлебателей. Теперь в нем видели выдающегося соратника совы, облеченного высочайшим знаком отличия; к тому же великомученика пострадавшего за свой народ во время обряда приобщения. Об этом обряде слагались целые легенды. Те из кротов, которым выпала честь коснуться Ордена Синей Нитки, образовали Ложу Прикоснувшихся к Синей Нитке, сокращенно — Ложу ПКСН.

III. ЧЕРНЫЙ ПОСОХ

Итак, клад был найден. В окружении крыс-телохранителей, которые катили владычицу в старой деревянной тележке (сова Брынза нашла ее во время одной из ночных вылазок на поверхность земли), сова приблизилась к Каменной Пещере, где, по словам кротов, находился волшебный клад.

Найденные кротами подземные пещеры значительно увеличивали площадь Подземного Царства. «На досуге я непременно займусь их колонизацией»,— про себя подумала Брынза. Но тут крысы остановились у отвесной каменной стены. В трещине стены было видно Подземелье, посреди которого покоился светящийся в темноте сундук. От этого сундука все помещение Каменной Пещеры было залито мерцающим светом.

Остерегаясь таинственного мерцания, Брынза так и впилась взглядом в сундук, а потом осторожно к нему подлетела. И тут, под хищным взором совы, на крышке сундука вспыхнул Черный Посох. Не долго думая, Брынза схватила Черный Посох, и в то же мгновение, словно из-под земли, выросло мохнатое чудовище и бросилось на сову.

Зверь этот был так велик, что сове показалось, будто на нее надвигалась целая гора.

Крепко сжимая в лапах Черный Посох, она пулей вылетела вон из Пещеры. На минуту ей показалось, что разгневанный исполин — страж волшебного клада — в отместку за похищение Посоха растопчет все Подземное Царство. Что есть мочи Брынза понеслась к выходу из-под земли. Но по дороге вдруг одумалась. «Что это я переполошилась? — решила она.— Ведь страшилищу нипочем не выбраться из Каменной Пещеры: подземные ходы, прорытые кротами, слишком узки для такого гиганта».

Вскоре ее нагнали телохранители. Улепетывая восвояси подальше от Каменной Пещеры, слуги Брынзы не бросили ездовую тележку своей повелительницы и волокли ее за собой.

Сова Брынза снова уселась в тележку и, как ни в чем не бывало, въехала в Большедыр Троннозальный. Взобравшись на тронный булыжник, Брынза принялась рассматривать Черный Посох и никак не могла понять, в чем его волшебная тайна. Это повергло сову в самое мрачное расположение духа. А тут еще слуги пригнали в Большедыр группу летучих бунтовщиков. Разгневанная монархиня в сердцах запустила в них Черным Посохом. И стоило Посоху коснуться мышей, как они разом окаменели. От неожиданности Брынза даже подпрыгнула на своем троне. Вон оно что!.. Теперь в ее руках настоящая колдовская сила! А найти ей применение она, сова Брынза, сумеет!

— Ну, подождите! — неведомо кому пригрозила Брынза.— Черный Посох не залежится у меня без дела.

С этого дня по всему Подземному Царству было объявлено, что великая волшебница сова Брынза неугодных подданных, которых не захочет скушать, станет превращать в камни. Камни эти будут выставляться на видном месте в Троннозальном Большедыре, дабы напоминать всем о безграничной власти Брынзы. А для того чтобы подданныепостоянно помнили о магической силе своей владычицы, сова облетела подземные лабиринты и, коснувшись Посохом земляных стен, превращала их в каменные.

IV. ЧЕСТОЛЮБИВЫЕ ПОМЫСЛЫ

Вы уже поняли, что больше всего на свете сова Брынза ненавидела дневной свет: «С каждым новым днем ко мне подкрадывается старость»,— думала Брынза и не могла с этим смириться.

Почти каждую ночь она вылетала на поверхность земли: именно здесь надеялась она обрести тайну вечной молодости. Угнездившись под кровлей Старой Башни, Брынза зорко следила со своего возвышения за Городом Больших Фонарей.

«Как бы сделать так, чтобы над Городом простерлась вечная ночь?— ломала голову сова.— Ведь если ночь перестанет сменяться днем, время остановится. И я обрету бессмертие!»

Но ни Солнце, ни Луна, ни Звезды не хотели подчиняться желаниям честолюбивой Брынзы.

«Вот бы превратить светила в холодный камень!» — мечтала сова.

Один раз, отчаявшись, сжимая Черный Посох в когтистой лапе, Брынза попыталась долететь даже до Луны, чтобы покончить с ней. На высоте было очень холодно. Свет становился все сильнее, а Луна ничуть не приближалась. Пришлось вернуться на Землю ни с чем.

И вот однажды, во время ночной бури, глядя в небо, укутанное тучами, Брынза наконец придумала: «Надо, чтобы все небо над Городом закрыла светонепроницаемая Черная Туча. Сквозь Тучу не пробьется новый день. И ненавистное время — остановится. Я захвачу Город и расселю в нем летучих мышей. И, как знать, быть может, мне удастся в будущем покорить весь Мир!.. Вот только из чего создать эту Черную Тучу?»

Отныне все ночи напролет Брынза проводила на своем наблюдательном посту — в Старой Башне. И однажды увидела, как от далекого ночного костра столбом поднимается дым. Дым расползался по небу, и в том месте звезды стали почти незаметными.

«Свет звезд значительно ослабел в дыму костра, но не совсем,— мгновенно подметила Брынза.— Это все потому, что красное пламя — тот же свет». И тут в ее голове мелькнула дьявольская мысль: «Надо развести черное пламя — и тогда...— Глаза совы хищно вспыхнули.— Да, черное пламя — именно то, что мне нужно! Но где найти дрова для такого костра?» И тут сова Брынза вспомнила, что в подземных пещерах великое множество камней, которыми горожане топят печи своих домов. «Что, если коснуться этих камней Черным Посохом? Не загорятся ли они черным пламенем? — осенило вдруг Брынзу. Но развести огонь может только человек. Где взять человека, который бы запалил черные костры?»

V. МАЛЕНЬКАЯ ПЛЕННИЦА

Не раз уговаривала Юля свою маму отпустить ее вместе с большими ребятами в лес за грибами и за ягодами. Но мама ни за что не соглашалась. Вот и сегодня она ничего не хотела слышать. Юля очень рассердилась на маму. Обиженно плача, девочка повторяла сама себе: «Все равно я уйду из дома... Все равно уйду в лес...»— с этой мыслью она и заснула.

И тут как бы приснился Юле страшный сон: будто идет она по лесу одна-одинешенька. А вокруг собирается гроза. Юля увидела перед собой Старую Башню. Начинается ливень. Девочка поспешила укрыться в Башне. Но дырявая, словно решето, крыша плохо защищала от дождя. В поисках места посуше, Юля в темноте оступилась, почва ушла из-под ног и на спине она съехала в подземелье. Здесь было сухо. И Юля крепко уснула, лежа на теплом песке.

Летучие Негодяи немедленно доложили сове Брынзе, что в подземный ход попала маленькая девочка.

«Это подарок судьбы!— обрадовалась сова.— Девочка разведет в Подземном Царстве черные костры. А уж заставить ее повиноваться я сумею.

Надо перевезти пленницу в Троннозальный Большедыр, из которого ей не найти дороги назад.

И сова вместе с крысами отправилась за Юлей. Подкравшись к девочке, двадцать самых крупных крыс взялись зубами за краешки ее платья и разом положили на деревянную тележку Брынзы.

Когда Юля очнулась, то увидела, что лежит в просторном подземелье и прямо перед ней светятся в темноте зеленые глаза совы, а вокруг, словно каменные изваяния, стоят на задних лапах огромные крысы. Юля крепко зажмурилась, но наваждение не прошло. И девочка поняла: злой волшебник перенес ее во сне в Подземное Царство.

Вдруг большая сова заговорила по-человечески. Брынза давно научилась этому, но все не представлялся подходящий случай блеснуть своими способностями перед подданными.

— Я знаю, что ты непослушная девочка. Ведь будь ты послушной, ты бы не попала в мое Царство. Отныне ты будешь служить мне, Великой Повелительнице этих подземелий — сове Брынзе. Иначе я отдам тебя на съедение своим слугам! — И сова кивнула головой в сторону крыс.— Утром, до восхода солнца, ты пойдешь вместе с двумя стражами в Город Больших Фонарей и принесешь огонь. Он нужен для отопления Подземного Царства.

Брынза нарочно говорила неправду. Ведь догадайся девочка об истинных намерениях совы, ни за что на свете не видеть бы Брынзе огня.


 


\\\


VI. ЧЕРНЫЕ КОСТРЫ

Всю ночь проплакала Юля в темном подземелье. Ранним утром две огромные крысы завязали ей глаза, чтобы девочка не запомнила дорогу, и повели к выходу. Юля вздрагивала от ужасных прикосновений крысиных лап. Под конвоем стражей, неотступно следящих за каждым ее шагом, Юля шла в Город Больших Фонарей. Здесь, в очаге одного дома, дверь которого была открытой, девочка взяла горящую головню.

Как горько плакала Юля, возвращаясьв свою темную тюрьму. От тоски сердце маленькойпленницы готово было разорваться на части. Так и случилось бы, но надежда на освобождение не покидала невольницу Подземного Царства.

А тем временем по приказу Брынзы кроты вырыли три глубоких ямы посреди Большедыра Троннозального и загрузили их каменным углем, припасенным заранее. В потолке подземелья было проделано сквозное отверстие, выходящее в Старую Башню. Через него дым должен был вытягиваться на поверхность земли.

Сова коснулась заготовленного топлива волшебным Посохом и сказала:

— Повелеваю. Пусть девчонка разведет черный огонь!

Черный Посох в руках Брынзы был наделен волшебной силой повелевать. Помимо своей воли девочка поднялась и поочередно подошла к ямам с углем.

От головешки Юли три кучи камней зачадили густым едким дымом. Вокруг горящего угля запрыгали языки черного пламени. В волнении Брынза соскочила со своего тронного булыжника и впилась когтями в землю.

Надо сказать, что с недавних пор сова Брынза решила устроить в Тронзале галерею Негодяев. Здесь выставлялись наиболее отпетые и оголтелые летучие мыши, в награду за верную службу превращенные колдуньей Брынзой в каменные статуи. И вот теперь в лапы совы нечаянно попало такое изваяние, свалившееся с постамента. Брынза машинально швырнула его в огонь. Каменный истукан вспыхнул, словно бенгальская свеча, разметав по всему Большедыру Троннозальному колючие искры. Находчивая сова подбросила в костер еще одно изваяние. Но от костра повалил такой тяжелый смрад, что она сама чуть не задохнулась.

«Эге,— смекнула Брынза,— да их нельзя сжигать парами, а не то быть беде — тут мы все угорим».

— Однако, приятное открытие... Отныне высшей наградой Подземного Царства будет считаться почетное окаменение с выставлением в галерее Негодяев и последующим сжиганием на костре.

И Старая Башня зачадила, словно огромная адская труба. Наиболее отличившиеся заслуживали внеочередного сжигания. Черная Туча двинулась на Город Больших Фонарей.

Сразу же вслед за Черной Тучей на поверхность земли вылетела сова Брынза и увидела, что, несмотря на сильный встречный ветер, Черная Туча все же ползет к Городу. Искушенная в черных делах, сова поняла: это сам Город притягивает Черную Тучу, словно магнитом. Были в городе у совы Брынзы верные союзники — это черные мысли горожан, накопившиеся за много веков после ухода Великих Мастеров, возводивших город.

Торжествующий хриплый крик совы Брынзы, поверившей в свою удачу, разнесся над безлюдными скалами.

VII. В КАМЕННОЙ ЗАПАДНЕ

Весь день и всю грозную ночь искали горожане Юлю. Но тщетно! Девочка как сквозь землю провалилась. Неожиданно ранним утром над Городом ударил набат. Тревожный колокол спешил предупредить людей о приближающемся грозном бедствии — Черной Туче, которая, как неудержимая грозная река, наползала на Город Больших Фонарей.

— Бомм!.. Бомм!.. Бомм!..— гремел и созывал колокол.

— При-шла... бе-да... Бомм!.. Бомм!.. Бомм!.. Со всех сторон к площади Семи Ветров потянулись вооруженные люди. Наконец-то между ними были разрешены неразрешимые споры, сведены несводимые счеты, забыты незабываемые обиды и прощены неоплатные долги.

А тем временем Черная Туча уже надвинулась на Город и заливала тьмой улицы и дома, площади и переулки. И с каждым часом смердящий дым все густел, будто бы торопился навсегда лишить Город солнечного света. Жители Города Больших Фонарей не знали, как им быть.

Городской Совет принял решение вступить в бой с Черной Тучей. Лишь немногие, самые мудрые из них, были против этого. Так, Старый Фонарщик сказал, обращаясь к горожанам:

— Если беда постучала в дверь твоего дома, не спеши распахивать перед бедой двери. Жди своего часа. Ведь в ожидании своего часа кроется истинное мужество...

Но большинство горожан неудержимо рвались в бой. Бряцая друг перед другом мечами и кинжалами, люди с жаром устремились навстречу неведомой опасности, оставив город без защиты. Дети и старики укрылись в Маяке. Лишь маленькие друзья Старого Фонарщика — Аля и Аль остались помогать зажигать Большие Фонари. Не пожелали покинуть Город и Органист, Поэт и Художник. Был в городе еще один странный человек — Хранитель Времени, который жил в Старинной Башне, и о нем будет особый рассказ.

Первый отряд горожан должен выступить немедленно. Второй — в том случае, если первый не возвратится к вечеру.

— Жди нас дома, Аля!— сказал дочери отец и на прощанье крепко поцеловал ее.— Мы вернемся к вечеру.

С первым отрядом уходили также и родители Аля, и родители Юли. Они не теряли надежды найти свою девочку в пещерах под Старой Башней.

За первым ушел и второй отряд. И ни один человек до сего дня еще не вернулся.

А случилось вот что. Прежде чем углубиться в подземелье, папа Али привязал у входа крепкую бечевку, чтобы по ней в случае необходимости найти выход на волю. Не успели люди пройти и ста шагов. как подземный ход стал расширяться. Мужчины шли впереди с мечами в руках. За ними женщины несли горящие факелы. От света факелов в разные стороны разлетались летучие мыши. Когда размоталась вся бечевка, горожане решили дождаться подхода второго отряда.

И вот пополнение прибыло. К концу первой бечевки привязали новую, и отряды двинулись дальше в глубь пещер.

Когда лазутчики доложили сове, что люди из Города вступили в пределы Подземного Царства, Брынза не на шутку переполошилась.

«Если горожане доберутся до черных костров и затушат их, рухнут все мои планы. Надо завести их в безвыходные подземные тупики». Она летала над отрядами, то появляясь, то бесшумно исчезая в темноте. Преследуя ее, легкомысленные горожане уходили все глубже и глубже под землю. Вдруг натянутый шнур ослабел. Это крысы по приказу Брынзы во многих местах перегрызли спасительную бечевку и растащили ее в разные стороны. Люди оказались в каменной западне. Снизу, сверху, повсюду их окружал холодный и безмолвный камень.

VIII. В ПЛЕНУ У МОХНАТОГО

Брынза понимала, что услуги Юли могут понадобиться еще не раз, а потому решила держать маленькую пленницу в подземелье до тех пор, пока она не позабудет солнечного света.

«Глаза девочки привыкнут к темноте, и тогда она станет мне верна,— думала Брынза.— Главное — приучить ее к мысли, что она здесь насовсем».

Две большие крысы денно и нощно сторожили Юлю. Но однажды она осталась без присмотра. И тут Юля услышала громкие человеческие голоса, и среди них голос ее мамы.

Девочка кинулась навстречу голосам, но сама заблудилась в лабиринтах подземелья и выбилась из сил. А голоса звучали все глуше: люди удалялись все глубже и глубже под землю — и наконец стихли совсем. Юля опустилась на холодные камни и горько заплакала.

Заманив людей в ловушку, сова Брынза, довольная, вернулась в Троннозальный Большедыр. Она приказала, чтобы к ней привели маленькую пленницу. Сове не терпелось сообщить, что помощи девочке ждать больше неоткуда. И тут Брынзе доложили, что пленница исчезла.

«Как бы девчонка не нашла выход из подземелий и не привела сюда оставшихся в Городе людей,— беспокоилась Сова. Ее тревога увеличивалась и оттого, что она уже давно задумала женить на ней своего сына — принца Заику, который пока жил в лесу.

«Надо найти негодницу, припугнуть Волшебным Посохом и навсегда отучить от самовольства!»— решила Сова.

В Подземном Царстве была объявлена тревога. Пещеры сразу ожили. Со всех сторон в Троннозальный Большедыр слетались летучие мыши, строясь в боевые отряды. Из-под земли вылезали запыхавшиеся кроты и так же строились в ожидании Главного Подземного Подпевалы. Он с трудом приковылял последним. С великим рвением и изо всей мочи перед ним разрыли землю два министра-крота из хороших семейств — оба члены ложи ПКСН.

Большедыр оказался набитым битком. Посреди Тронозала на тронном булыжнике, с Черным Посохом, окруженная тройным кольцом крыс-телохранителей, восседала грозная повелительница По






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.025 с.