Специальные познания и пределы компетенции судебного эксперта-психолога — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Специальные познания и пределы компетенции судебного эксперта-психолога



Обобщенное определение специальных познаний в отечественном уголовном праве дано В.Н. Маховым: "Специальные знания в <... > уголовном процессе - это знания, присущие различным видам профессиональной деятельности, за исключением знаний, являющихся профессиональными для следователя и судьи, используемые при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу в случаях, формах и порядке, определенных уголовно-процессуальным законодательством" [6, с. 60]. В этом определении термину "познания" предпочитается понятие "знания", как более согласующееся с категориальным аппаратом современной гносеологии, и акцентируется внимание на том, что это определение не специальных знаний вообще, а только специальных знаний, используемых в уголовном судопроизводстве.

Исходя из этой формулировки, проанализируем специальные познания, необходимые для проведения судебно-психологической экспертизы. Во-первых, это должны быть знания относительно сущности предмета судебно-психологической экспертизы, и их особенностью является то, что они не выступают как чисто теоретические - достижения теории психологии и различные методические средства психодиагностики и психологического анализа объекта исследования должны быть научно обоснованными, внедренными в практику и составлять часть профессионального опыта. Такое ограничение связано с тем обстоятельством, что в современной научной психологии существует множество общепсихологических и более специализированных теорий и концепций (одно их перечисление заняло бы объем настоящей главы), эклектичное и некритичное использование которых в целях экспертизы внесло бы сумятицу в головы следователей и судей и не позволило бы использовать заключения психолога-эксперта в целях установления истины по делу. Так, по одному и тому же делу психоаналитическая трактовка глубинных бессознательных механизмов преступных действий и бихевиористская интерпретация поведения в рамках парадигмы "стимул-реакция" мало совместимы друг с другом и не согласуются с общими представлениями о человеке в отечественном уголовном праве. Раскроем это положение на примере анализа возможности применения теории психоанализа в судебной экспертизе (подробнее на эту тему см. [9]).

Если внимательно вникнуть в содержание действующего уголовного законодательства, особенно статей, посвященных вине, то нетрудно прийти к выводу, что отечественному уголовному праву человек (как субъект преступления) представляется существом сугубо рациональным. Он всегда, кроме случаев невменяемости и недостижения определенного возраста, осознает свои поступки, предвидит возможные последствия своего поведения, имеет возможность их не допустить, спланировав свои действия заранее и таким образом, чтобы избежать нарушения уголовно-правового запрета. Перечисленные психологические качества субъекта делают возможной саму постановку вопроса об ответственности, и когда человек ими не обладает (например, все тот же невменяемый), возложение уголовной ответственности недопустимо.



Такому взгляду наиболее адекватно отвечают "рационалистические" представления о человеке. Классический же психоанализ парадоксальным образом сочетает идеи о психологической структуре личности, которые примыкают к представлениям антропологической и социологической школ уголовного права.

С одной стороны, главными детерминантами человеческой активности в фрейдизме выступают имманентно присущие человеку эгоизм, агрессивность, стремление к разрушению, к смерти и другие бессознательные инстинктивные влечения, подчиняющиеся "принципу удовольствия" (обозначаемые структурным образованием "Id", или "Оно"), что сближает психоаналитическую концепцию личности с биологизаторскими теориями антропологической школы уголовного права о детерминированности преступления исключительно биологическими факторами. С другой стороны, психоанализ постулирует зависимость поведения от социальных факторов, ситуационных воздействий, которые ответственны за формирование такой инстанции личности, как SuperEgo (Сверх Я), включающей социальные запреты (в том числе и правовые), нравственные и моральные нормы, одобряемые обществом ценности и идеалы, т.е. выполняющей функции общественной цензуры. Следует отметить, что Сверх Я действует в сфере бессознательного [14]. Ответственность за правовое поведение в таком случае возлагается не на ущербную, изначально аморальную и управляемую только инфантильными инстинктами личность, а, соответственно взглядам социологической школы уголовного права, на общество в целом, на окружающую среду. Оба подхода снимают проблему личной и социальной ответственности человека, поскольку, и в том и в другом случае, по выражению В.Франкла, "человек остается лишь движимым, он не становится принимающим решения, тем более нравственные" [13, с. 125-126]. Таким образом, мы видим общую несовместимость "рационалистических" концепций человеческой природы с представлениями о человеке в психоанализе.



Подчеркнем, что научные положения и методы исследования, применяемые экспертом-психологом, должны быть апробированы именно в экспертной практике, поскольку научно обоснованные теории и методы в одной области прикладной психологии (к примеру, тот же психоанализ в психотерапии) не всегда могут быть адекватно применены в другой.

Во-вторых, специальные знания (познания) эксперта-психолога должны быть профессиональными психологическими, полученными в результате специальной подготовки (образования) и не пересекаться с юридическими знаниями: дело в том, что некоторые понятия, такие как личность, мотивы и др., являются объектом рассмотрения и в рамках уголовного права - так, некоторые юридически значимые мотивы согласно действующему уголовному законодательству введены в состав преступления в качестве его элементов или выступают в качестве квалифицирующего обстоятельства. К тому же юристы изучают в процессе своей профессиональной подготовки основы судебной психологии. Поэтому важно дифференцировать психологический и юридический подходы к некоторым психологическим закономерностям душевной жизни человека - специальные психологические знания нельзя идентифицировать с профессиональными знаниями следователя и судьи, они неотделимы от базовой психологической науки.

Таким образом, специальные познания (знания) эксперта-психолога - это психологические теоретические и методологические знания о закономерностях и особенностях протекания и структуры психической деятельности человека, имеющих юридическое значение, полученные в результате специальной профессиональной психологической подготовки и внедренные в практику судебной экспертизы, которые используются при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу по основаниям и в порядке, определенном уголовно-процессуальным кодексом.

Определение специальных познаний психолога, используемых в судебной экспертизе, позволяет более четко очертить и сферу его профессиональной компетенции. Включение в определение специальных познаний предмета исследования судебно-психологической экспертизы позволяет четко отделить именно на предметном уровне профессиональную компетенцию эксперта-психолога от профессиональной компетенции судебного психиатра, с одной стороны, и от компетенции следователей и судей - с другой.

Указание на обязательное использование специальных научных познаний, уже внедренных в экспертную практику, выносит за границы профессиональной компетенции судебного эксперта-психолога следующие моменты:

  • явления, которые недоступны познанию с точки зрения уровня развития современной психологической науки - например, разного рода парапсихологические феномены, широко обсуждаемые в последнее время явления "зомбирования", "колдовства" и пр. В литературе могут существовать различные теоретические концепции, объясняющие такого рода явления, однако они не разделяются большинством специалистов, а считаются гипотезами, нуждающимися в последующей проверке;
  • спекулятивные, малоизвестные, неапробированные в научной психологии и в экспертной практике теоретические положения и методы исследования - предпочтение должно отдаваться испытанным, признаваемым научным сообществом теориям (к тому же совместимым с имплицитным представлением о человеке в действующем законодательстве), валидным и надежным методам, отработанным и получившим широкое распространение в судебной экспертизе;
  • явления, которые невозможно исследовать из-за методической специфики проведения судебно-психологической экспертизы, которая часто должна реконструировать сущность психических процессов в юридически значимых ситуациях, относящихся к прошлому в момент исследования. Так, недоступно ретроспективное изучение, к примеру, содержания сознания свидетеля в момент совершения преступления, очевидцем которого он был, т.е. невозможно ответить на вопрос, воспринял ли он те или иные события на самом деле. Невозможно реконструировать, понимал ли обвиняемый в изнасиловании, что потерпевшая находилась в беспомощном состоянии вследствие психологических причин;
  • явления, имеющие значение для суда и следствия, но не являющиеся предметом исследования эксперта-психолога, и относящиеся к компетенции органа, ведущего производство по делу. Так, оценка достоверности показаний и все вопросы, связанные с этим ("Чем можно объяснить изменение показаний обвиняемого в ходе следствия?", "Не склонен ли обвиняемый ко лжи?" и т.п.) относятся исключительно к компетенции юридических органов, которые определяют достоверность показаний на основании оценки всех доказательств, собранных по делу;
  • явления, относящиеся к изучению психических процессов, но составляющие предмет исследования экспертов-психиатров и находящихся в их компетенции. Например, недопустимо в рамках судебно-психологической экспертизы исследовать способность обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими;
  • психические процессы и состояния, в целом входящие в компетенцию эксперта-психолога, но не имеющие юридического значения при тех или иных предметных видах экспертизы. Так, ошибочно при экспертизе свидетелей выносить в постановление (определение) вопрос о способности подэкспертного правильно понимать характер и значение действий обвиняемого, так как этот вопрос имеет значение только при экспертизе потерпевших по делам об изнасилованиях.

И, наконец, определение специальных познаний эксперта-психолога не дает оснований разграничивать пределы его компетенции при участии в разных видах судебной экспертизы - судебно-психологической и комплексной психолого-психиатрической.

Подготовка судебных экспертов-психологов

В настоящее время проблема подготовки квалифицированных профессиональных кадров для судебно-психологической экспертизы является малоразработанной. Следует признать, что система подготовки судебных психологов-экспертов в нашей стране поставлена неудовлетворительно. Согласно действующему законодательству, судебно-следственные органы имеют право привлекать в качестве эксперта любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения, но на практике экспертом назначают человека, имеющего по диплому специальность психолога, независимо от того, является ли привлекаемый к экспертизе психолог специалистом в судебной психологии: можно допустить ситуации, когда в качестве эксперта может выступать человек, занимающийся психофизиологией, инженерной психологией или зоопсихологией. Между тем, за исключением проведения экспертиз в специализированных экспертных учреждениях, в целом по стране судебно-психологические экспертизы в основном проводят преподаватели психологии высших учебных заведений и медицинские психологи, работающие в психиатрических клиниках. Многие из них, приступая к экспертизе, не имеют четких представлений о сущности экспертного исследования, о необходимых специальных психологических познаниях, о пределах своей профессиональной компетенции, о методах исследования объекта экспертизы, о процессуальных нормах, которых они должны придерживаться, - в результате чего проводят экспертное исследование неквалифицированно. В масштабах страны такое положение дел приводит к судебным ошибкам или большому числу повторных и дополнительных судебных экспертиз, к неоправданному продлению сроков пребывания под стражей обвиняемых, т.е. к существенным моральным и материальным издержкам.

Какие же основные требования можно предъявить к системе образования и подготовки судебных психологов-экспертов? Психолог, регулярно участвующий в проведении судебной экспертизы, должен всесторонне обладать всей совокупностью специальных профессиональных познаний. Основное, что следует из сформулированного выше понимания проблемы специальных познаний, - это положение о том, что лицо, привлекаемое к судебно-психологической экспертизе, должно иметь высшее психологическое образование и ориентироваться во всем спектре современных психологических проблем.

Какими теоретическими психологическими дисциплинами, кроме общей психологии, психолог-эксперт должен владеть в первую очередь? Если рассмотреть тот круг задач, которые решаются судебно-психологической экспертизой, то становится ясным, что они требуют профессиональных знаний прежде всего в областях возрастной, клинической и социальной психологии. Кроме того, необходимо знать основы таких дисциплин, как психиатрия, уголовное и уголовно-процессуальное право. И, наконец, в систему высшего образования судебных психологов в обязательном порядке должны входить такие дисциплины, как теория, практика судебно-психологической экспертизы и основы комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Особого внимания требует система постдипломной подготовки специалистов. На сегодняшний день в области судебно-психологической экспертизы сложилась парадоксальная ситуация: в специализированных экспертных учреждениях (например, в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского) психологи, которые в основном владеют специальными познаниями в очерченном выше объеме, обязаны обучаться практике экспертизы около года перед получением права самостоятельной подписи заключений судебно-психологической и комплексной психолого-психиатрической экспертиз, а привлекаемые в качестве экспертов психологи, не являющиеся сотрудниками специализированных экспертных учреждений, могут приступать к экспертной работе, не обладая зачастую ни необходимыми познаниями, ни практическим опытом в этой области.

Такое положение дел приводит к необходимости дополнительного обучения психологов с высшим образованием, желающих работать в области судебной экспертизы. По окончании обучения в полномочных комиссиях психологи получали бы право на привлечение их в качестве судебных экспертов в рамках психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертиз, оформленное в виде сертификата. Кроме того, возможно и лицензирование судебных экспертов-психологов. Для юридических органов названные документы служили бы достаточной гарантией того, что психолог обладает необходимыми для проведения экспертизы специальными профессиональными познаниями.

В настоящее время такое постдипломное образование осуществляется только на кафедре социальной и судебной психиатрии факультета последипломного профессионального образования Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова (на базе ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского). Один раз в год проводится цикл тематического усовершенствования "Медицинская и судебная психология" для медицинских и судебных психологов, работающих в области судебной экспертизы. Продолжительность обучения - 10 дней (60 часов). Целью обучения является совершенствование теоретических знаний и практических навыков в области организационных и правовых аспектов комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, современных проблем патопсихологии и психодиагностики. Цикл обучения строится на базе утвержденного Министерством здравоохранения РФ курса "Основы судебной и медицинской психологии" (составитель - Ф.С. Сафуанов), в него включены и разделы курсов по социальной и судебной психиатрии, наркологии, сексологии, основам уголовного и уголовно-процессуального права [10]. По его окончании выдается свидетельство о прохождении повышения квалификации в области медицинской и судебной психологии.

Резюме

Объектом исследования эксперта-психолога является психическая деятельность подэкспертного лица в юридически значимых ситуациях.

Предметом исследования судебного психолога-эксперта являются закономерности и особенности протекания и структуры психических процессов (психической деятельности), имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия.

Специальные познания (знания) эксперта-психолога - это психологические теоретические и методологические знания о закономерностях и особенностях протекания и структуры психической деятельности человека, имеющих юридическое значение, полученные в результате специальной профессиональной психологической подготовки и внедренные в практику судебной экспертизы, которые используются при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу по основаниям и в порядке, определенном уголовно-процессуальным кодексом.

За пределами профессиональной компетенции судебного эксперта-психолога находятся:

  • явления, которые недоступны познанию с точки зрения уровня развития современной психологической науки; использование спекулятивных, малоизвестных, не апробированных в научной психологии и в экспертной практике теоретических положений и методов исследования; содержание сознания подэкспертных, которое невозможно исследовать из-за методической специфики проведения судебно-психологической экспертизы;
  • обстоятельства, имеющие значение для суда и следствия, но не являющиеся предметом исследования эксперта-психолога и относящиеся к компетенции органа, ведущего производство по делу;
  • явления, относящиеся к изучению психических процессов, но составляющие предмет исследования экспертов-психиатров и находящиеся в их компетенции; психические процессы и состояния, в целом входящие в компетенцию эксперта-психолога, но не имеющие юридического значения при тех или иных предметных видах экспертизы.

Лицо, привлекаемое к проведению судебно-психологической экспертизы, должно иметь высшее психологическое образование и специализированное постдипломное образование по судебной психологии. Объем специальных познаний эксперта-психолога включает теоретические и методические знания в областях общей, возрастной, клинической и социальной психологии; знания основ судебной психиатрии, уголовного и уголовно-процессуального права; знания специализированных дисциплин -теории и практики судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

 

 

Литература

1. Виндберг А.И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979.

2. Жирное В.Д. К вопросу о предмете и методе медицины // Вестник АМН СССР. 1972. № 3. С. 17-22.

3. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980.

4. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы / Автореф. дисс.... д-ра психол. наук. М., 1991.

5. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М.,1988.

6. Махов В.Н. Сущность и понятие специальных знаний в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1986. Вып. 44. С. 56-66.

7. Метелица Ю.Л., Шишков С.Н. Объекты судебно-психиатрической экспертизы // Современное состояние и перспективы развития новых видов судебной экспертизы. М., 1987. С. 143-153.

8. Поляков Ю.Ф. Проблемы и перспективы экспериментально-психологических исследований шизофрении // Экспериментально-психологические исследования патологии психической деятельности при шизофрении. М., 1982. С. 5-28.

9. Сафуанов Ф.С., Шишков С.Н. Человек в зеркале психоанализа и уголовное право // Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М. Бехтерева, 1992. № 3. С. 92-97.

10. Унифицированная программа последипломного образования врачей по социальной и судебной психиатрии. М., 1995.

11. Философский словарь. М., 1980.

12. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

13. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

14. Фрейд 3. Психология бессознательного. М., 1990.

15. Шишков С.Н. Предмет судебной психиатрии // Советское государство и право. 1990. № 11. С. 31-38.

Дополнительная литература:

1. Сафуанов Ф.С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе // Психологический журнал. 1994. Т. 17. № 3. С. 51-54.







Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.015 с.