Если ты не возражаешь, я бы хотел тебя увидеть. — КиберПедия


Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Если ты не возражаешь, я бы хотел тебя увидеть.



 

Она засмеялась, получив любопытный взгляд Эшли, наблюдающей за ней, одновременно смотря дневное ток-шоу.

 

Ты только пару часов назад видел меня.

Ты можешь помочь мне забыть то время, которое я провёл с семьёй.

 

Возникла небольшая пауза, в результате чего он добавил:

 

Если ты не устала или не хочешь. У меня есть ещё одно зарядное.

 

Ну конечно. Но она не возражала.

 

Буду чуть позже.

 

— Серьёзно? — спросила её Эшли через пару часов, когда Лидия сказала, куда направляется.

— Серьезно. Я стащила его зарядку.

— О, да. Я уверена, что у него она только одна.

Лидия нахмурилась, ей не нравилось то, что она слышала в её голосе.

— Что с тобой не так? За секунду ты вываливаешь на меня какое-то дерьмо. А потом помогаешь мне составить план, чтобы провести с ним выходные наедине. А теперь ты снова начинаешь по новой.

— Прости. Думаю, я просто не решила для себя, как к этому относиться. И, может быть, если бы моя личная жизнь была в порядке, то мне было бы намного легче, но сейчас, у меня полный кавардак.

Вздохнув, Лидия опустилась рядом с ней на диван.

— Это потому что ты запуталась.

— Завтра я пойду на работу с тобой.

— Правда? Ты уверена?

Эшли пожала плечом.

— Я не уверена. Вот почему я говорю, что буду работать с тобой, а не вместо тебя. Если мне вдруг понадобится уйти, то я смогу это сделать.

— Тебе следует подготовиться к некоторым комментариям, которые кто-то может опустить в твой адрес. Тебя не было довольно долго, и люди непременно захотят что-то сказать.

 

— Я знаю. Думаю, я готова. Дэнни и я... Я не могу прятаться здесь, пока мы не разобрались. Меня всё это потрясло и я не знаю, как это принять, но я не могу быть отшельником, боясь столкнуться с миром. Это не про меня.

Сердце Лидии болело за сестру.

— Это не так. Ты сильная и никто не может сломить тебя.

— Папа и Фитц куда-то собирались.

Лидия протянула руку и сжала её колено.

— Всё будет хорошо. Я буду рядом с тобой, а если тебе понадобится перерыв, ты можешь просто уйти в кабинет. А захочешь уйти — не проблема.

Хотя она не думала, что Эшли уйдет. Прошло немало времени, и раз Эшли, пораскинув мозгами, решила вернуться в бар, значит, она не уйдёт.

— Спасибо, — Эшли взяла пульт и переключила канал. — Иди и отдай Эйдену его зарядку. Я хочу досмотреть передачу.

Эйден открыл дверь Лидии, одетый лишь в боксеры, но она к этому уже привыкла. Она не была уверена, специально ли он так делал, но ведь 70% своей жизни он проводил в тяжелой униформе, поэтому в своей квартире он предпочитал быть раздетым.



Он впустил её и крепко прижался к губам, когда закрыл дверь, словно не целовал её несколько часов назад на прощанье.

— Привет, незнакомка.

— Смешно. Вот твой шнур, — когда она взял его и бросил на стол, она уловила нечто странное и нахмурилась.

— Что не так?

— Ты пахнешь как дешёвая проститутка, — она сморщила нос, забавляясь его негодованием. — Я серьёзно.

— О чём, чёрт возьми, ты говоришь?

Она подошла ближе, обнюхивая его. Потом схватила его за руки и глубоко вдохнула.

— Руки. Серьёзно, они пахнут так, словно ты тёрся ими об дешёвую проститутку.

Эйден засмеялся.

— Я передам этот комплимент моей маме. Она будет взволнована, когда узнает, как пахнет её мыло в ванной.

Лидия вздрогнула.

— Ауч. Если ты передаешь ей эти слова, скажи, что так сказала Эшли. Ну, как прошёл ужин?

— Как обычно. Отец — заноза в заднице, а мама пытается сделать вид, что он не такой. Брату нужно разрешение отца, чтобы дышать, а сестра вылитая мать. Но еда была отличной.

— Я могу мириться со всем, при условии, что еда будет хороша. Особенно, если она бесплатна и мне не нужно её готовить.

— По крайней мере, теперь я поеду к ним через месяц. Через шесть недель, если смогу придумать хорошие отговорки, — он плюхнулся на диван и похлопал по месту рядом с ним. — Садись. Пока тебе не нужно будет бежать.

— Я могу ненадолго остаться. Ты не сохранил эпизод того шоу, которое хотел мне показать?

— Ах, да, — он схватил пульт и включил меню. — И это не просто эпизод. Там был целый марафон, так что я сохранил целый сезон.

— Тебе интересно? Ты же уже смотрел.

— Я могу посмотреть снова. Там зомби. Поверь мне, тебе понравится.

После того, как он включил первый эпизод, она прижалась к его боку. Она много раз слышала об этой передаче, но работа в ночную смену не позволяла ей смотреть прямой эфир, только в записи.

Но он заразил её своим энтузиазмом, потому что он любил эту передачу. Хотя мысли Лидии были сейчас о том, что Эшли собирается вернуться в бар.

Она не уедет из Бостона, пока Эшли не разберётся в отношениях с Дэнни. Если дело дойдёт до развода, она останется с ней и будет держать её за руку, когда она будет оформлять документы. Но если Эшли почувствовала, что готова вернуться к работе, то, возможно, она, наконец, сможет что-то решить со своим браком.



Лидия не хотела что-то говорить Эйдену, чтобы не портить ему настроение, но, скорее всего, она не сможет смотреть с ним всё шоу, которое он записал.

 

***

Почти неделю спустя, Лидия вытащила ещё один кусок пиццы и положила его на бумажную тарелку.

— Эта пицца стоит злости папы. Каждый раз, когда я ела пиццу в Конкорде, я думала лишь об этой, но я не ела её с тех пор, как вернулась сюда.

— Из-за чего он разозлился?

Она пожала плечами.

— Он просто недоволен, но что поделать? Он мог прикрывать меня на три часа, пока я брала перерыв или прикрывать Эшли каждую ночь, пока она не вернётся на работу.

Эйден засмеялся и взял третий кусочек для себя.

— Ты итак помогаешь ему, так что, по сути, оказываешь услугу.

— Это точно, — она укусила пиццу, смакуя пряный вкус пепперони и сыра гауды.

Когда Эйден с утра переписывался с ней, он спросил её, как она относится к пицце и просмотру фильма "Тихоокеанский рубеж". Они оба видели этот фильм уже много раз, но вместе еще не смотрели. И уже прошло три дня, с тех пор, как она видела его в последний раз, так что она была не против провести с ним время.

После того, как она откусила второй кусочек, она поняла, что Эйден смотрит на неё, а не на экран телевизора.

— Что?

— Просто подумал о том, что тебя есть квартира в Конкорде и здесь. Я даже не знаю, осознаешь ты это или нет.

На самом деле, она не осознавала, но, услышав его слова, она поняла, что он прав.

— Со старыми привычками трудно расстаться.

— Или это просто место, где ты живёшь, но это по-прежнему твой дом.

— Большинство людей, вероятно, относится к родному городу, как к своему дому, особенно, если там живёт их семья.

Он пожал плечами.

— Или, может быть, тебе нужно было время после развода, но сердцем ты знаешь, что твой дом здесь.

Лидия не хотела говорить о том, что чувствует её сердце.

— Сомневаюсь.

Убрав недоеденный ломтик на столик, Эйден повернулся к ней лицом.

— Это так плохо?

— Что так плохо?

— Остаться здесь. Ты любишь бар. Любой, кто проводит там час, видит, как ты гордишься тем местом. А клиенты просто обожают тебя.

— Конечно, я люблю бар. Это… часть семьи, как бы странно не звучало. Но я уехала из Бостона не потому что хотела другую работу.

— Я знаю. Только теперь ты другая. Ты доказала себе и своему отцу, что ты можешь делать то, что хочешь и обустроить свою жизнь так, как того бы хотела. Так что теперь, если ты останешься в Бостоне и продолжишь работать в баре, это будет твой выбор.

Ей так и хотелось отрицать всё это, но она не стала. Всё, что он сказал, имело смысл, и она почувствовала внезапную неуверенность.

Но на свете было много баров, даже несмотря на то, что они не носят её имя, она могла бы работать в любом из них. Она вернулась в Бостон и сейчас хотела быть с человеком, который сидит рядом с ней.

Пожарный. Человек, скрывающий их отношения от своего лучшего друга. Человек, который волнуется о том, что подумает её отец и брат, обманывая их и прокрадываясь словно подросток, чтобы просто поесть пиццу.

— Ты правда стал пожарным из-за моего отца? — спросила она, решив, что сможет немного подтолкнуть его.

Казалось, он удивился, но быстро пришёл в себя.

— Думаю, что было бы просто сказать "да", но я не знаю, правда ли это. Скорее всего, из-за той аварии. Или, может быть, я стал бы им несмотря ни на что.

— Что такого было в той аварии? Я имею в виду, что ты видел пожарных по телевизору и фильмах. Почему ты решил стать именно пожарным?

Он покачал головой.

— Это правда сложно объяснить, но дело не в них. Всё дело во мне. Я всегда пытался быть тем, кто оправдает ожидания семьи, а потом произошла эта авария, и я взял ситуацию под контроль. Я был уверен, даже не зная, что делаю, но это словно моя стихия. Такое было впервые, но это словно моя сущность. Только имеет ли это смысл?

Имеет, призналась себе Лидия. Она знала много пожарных в своей жизни, которые выбрали эту работу по множеству разных причин. Некоторые, потому что это семейная традиция. Некоторые, вроде её бывшего, просто чтобы быть героями. К счастью, таких парней там немного, они быстро сдуваются. Большинство просто хочет помогать людям и служить обществу.

Для Эйдена — это призвание. Он просто пытался сбежать от того, кем его хотели видеть.

Но она по-прежнему пыталась уйти от любви к пожарному.

Даже если бы она и примирилась с его работой, их отношения вряд ли смогут прогрессировать.

— Ты думаешь о чём-то тяжёлом, — сказал Эйден, вопросительно глядя на неё. — Тебя что-то беспокоит?

Беспокоит то, что они танцуют вокруг своей невероятной химии друг к другу, но ни один из них не желал признавать нечто большее между ними, не считая нужным поднимать целый ворох вопросов, на которые они вряд ли смогут ответить.

— Нет, — улыбнулась она. — Мне просто интересно то, как вы работает. Скотти уже четвёртый пожарный в семье. Но ты пришёл совершенно внезапно.

— Я не помню, видел ли пожарные машины до аварии, но я знаю, что с одиннадцати лет, я хотел быть кем-то таким.

И это самое трудное. Пожарные раскалывали её душу, но это не значит, что она не уважает их работу. И, взглянув в глаза Эйдена, она знала, что просто не может попросить его отказаться от этого.

— О, мне нравится эта часть, — сказал Эйден, и она поняла, что он снова переключился на фильм.

Два главных героя, мужчина и женщина, проводили спарринг, в рамках процесса отбора и подготовки. Через пару минут Эйден повернулся к ней.

— Ты знаешь, как они всё это проделывают?

— Я не буду драться с тобой, — сказала она ему. — Такая прелюдия мне явно не по душе.

— Лентяйка.

— Но если я буду драться с тобой, то точно надеру тебе зад.

Он улыбнулся, сверкнув глазами.

— Мы могли позаниматься несколько раундов и дать друг другу возможность потренироваться.

Даже сейчас, слыша, как весело это звучит, она знала, что он думал о Скотти. Очевидно, они ходили в один тренажёрный зал, так что он явно не смог бы взять её с собой, обойдясь без слухов о том, что дочь Кинкейда проводит с ним время.

— Знаешь, нам не нужна никакая тренировка, — сказала она.

Это сработало.

— Ты просишь меня выбрать между сексом и Тихоокеанским рубежом?

Класс.

— Мы можем посмотреть финальную драку, и у нас останется время на быструю тренировку, прежде чем я уйду.

— Мне нравится твой план, — он взял пульт, нажимая на кнопку перемотки.

Лидия засмеялась и придвинулась ближе к нему. Если бы она только могла придумать план, чтобы суметь построить с ним реальные отношения, так же легко, как она придумала этот ход.

 

Глава 16.

Несколько ночей спустя, Эйден сидел в баре, потягивая Sam Adams прямо из холодной бутылки, наблюдая за работой Лидии. Он смотрел на неё с удовольствием, думая о том, что готов делать это вечно.

Эйден отработал свою смену и пришел в бар, чтобы подкрепиться сандвичем с жареным цыпленком и пивом, потому что нельзя постоянно питаться гамбургерами. После этого, он общался с Лидией и завсегдатаями заведения, а затем шёл домой. К примеру, чтобы постирать вещи или убраться в ванной. А затем бар закрывался, и Лидия приходила к нему. Обычно она не оставалась больше чем на час или два из-за Эшли, но они проводили достаточно много времени вместе и этого хватало.

Ну, почти хватало. Иногда она оставалась ночевать у него, и ему нравилось просыпаться в постели рядом с её теплым и сонным телом, прижатым к нему.

Когда он просил её остаться, ей было сложно согласиться. Если Эшли просыпалась ночью или вставала рано утром, то она беспокоилась, если Лидии не было дома. А предупреждать её о том, что она останется у Эйдена было поздновато, так как Эшли рано ложилась спать.

Эйден знал, что это просто бред. Он был уверен, что если Эшли увидит, что Лидии нет дома, она сразу поймёт, что она с ним. Вероятно, Лидия просто выстроила вокруг себя стену притворства, чтобы показать, что между ними нет отношений. Если у них не будет реальных отношений, то ей не придётся переживать из-за того, что он пожарный, или о том, что у неё есть квартира в Нью-Гемпшире, которую она делит с соседкой.

Он по-прежнему верил, что ему удастся переубедить Лидию. Но если он надавит на неё сильнее, то она лишь сильнее закроется от него.

— Как долго ты собираешься распивать это несчастное пиво?

Он оторвал взгляд от Лидии и перевёл его на Эшли, стоящую перед ним в зеленой футболке с логотипом БК. Он бы не сказал, что она выглядела довольно счастливой, но она выглядела лучше, чем когда он видел её в последний раз, и было приятно видеть, что она наконец-то выбралась из своего дома. Ей нужно было сделать этот шаг вперёд, навстречу жизни.

— Я допью пиво и пойду домой, — он бросил взгляд на Лидию. — Так что, вероятно, я не буду с этим торопиться.

Она улыбнулась, но её глаза оставались печальными.

— Не торопись.

Ну, он же не тупой. Эшли была расстроена, и ей было жаль Эйдена, потому что она знала, что её сестра не хочет связывать свою жизнь с пожарным.

Через несколько минут Лидия наконец отделалась от группы парней, которые считали, что они смогут лучше играть в бильярд, если она подует на их кий. Он наблюдал за парнями, чтобы убедиться, что они не пересекут черту, но у Лидии всё было под контролем. Она делала это в течение многих лет, так что знала, как с ними справиться. Ей нужно было оставаться вежливым, но немного прохладным барменом, чтобы чаевые были соответствующими.

Но Эйдену не становилось легче от того, как они, словно неандертальцы, смотрели на неё, намекая на всякие пошлости.

— Ты какой-то хмурый сегодня, — сказала она.

— У меня такое чувство, что у этих парней могли бы появиться большие проблемы.

Она засмеялась.

— Поверь мне, это просто любители. Их шуточки о том, что мне нужно коснуться их шаров или подуть на палочку, стары как мир. Если они станут настойчивее, то я просто выкину их отсюда.

Он наблюдал за тем, как изменилось выражение её лица, когда она посмотрела через его плечо.

— Что случилось?

— Да ничего такого. Пришли Скотти и Дэнни.

Его мышцы сразу напряглись, он выпрямился и слегка отодвинулся от женщины, стоящей за барной стойкой, словно создавая некий барьер.

— Хорошо.

— Может, расслабишься? Господи, Эйден, сколько лет мы знакомы? Нет ничего такого в том, что ты сидишь тут и болтаешь со мной.

Он знал это, но также он знал и то, что пока сидит здесь с ней и разговаривает, то мысленно отсчитывает минуты, когда она, наконец, окажется в его постели, а это уже проблема.

— Ага. Эшли видела Дэнни?

— Она отошла. Я дам ей знать, что он здесь, но вряд ли она удивится.

— Хант! — Скотти хлопнул его по спине, а затем прыгнул на стул рядом.

Дэнни прислонился к другой стороне стойки, и Лидия поставила два пива перед ними.

— Какого чёрта, чувак? Ты больше не звонишь и не приглашаешь нас?

— Я просто проезжал мимо и решил зайти. Ну знаешь, спонтанно. Думал, что ты здесь, — лгать было так легко.

Ему приходилось находить баланс, чтобы когда он смотрел на Лидию, представляя секс с ней, не выглядеть при этом озабоченным подростком.

Прежде чем Лидия отошла от них, Эшли вышла из коридора и остановилась как вкопанная, увидев Дэнни.

— Что ты здесь делаешь?

— Думаю, пью пиво. Обычно я так и делаю.

Он говорил это совершенно спокойно, но Эйден видел гневный румянец, появившийся на щеках Эшли.

— Ты не подумал о том, чтобы пойти в другой бар из уважения ко мне?

— Мне нравится этот бар. Здесь я познакомился с тобой.

В баре стало тихо, когда она почти шёпотом сказала:

— Ты говоришь так, словно это что-то значит.

— Что, чёрт возьми, это должно означать? — Дэнни выпрямился, и Эйден посмотрел на Лидию, задаваясь вопросом, не нужно ли им заступиться за кого-нибудь из них.

Ни Дэнни, ни Эшли не хотели выносить всё это на публику, даже если сейчас у них самый напряжённый момент. Позже они будут стесняться этого.

— Ты думаешь, что мне не важно, где я познакомился со своей женой?

— Я думаю, что тебе не важно, жена я тебе или нет.

— Ты сказала мне, что больше не хочешь быть моей женой. Ты сказала, что тебе нужно пространство. Я дал тебе его, и теперь я мудак.

— Я хотела, чтобы тебя это заботило. Я хотела, чтобы ты расстроился от того, что в нашем браке проблемы и показал мне, что готов бороться за него.

— Ты думаешь я не расстроился? У Кинкейдов есть какой-то стандарт по эмоциям? Я должен кричать? Ломать вещи? Так я должен что-то тебе показать? — он бросил стакан, который с треском разбился. — Ты этого хочешь, Эш? Хочешь, чтобы я потерял контроль?

— Да! Я хочу, чтобы ты разозлился и расколотил эти чёртовы стаканы.

Дэнни покачал головой, сердито направляясь к стене. Поцеловав кончики пальцев, он так сильно ударил по фотографии Бобби Ора, что Эйден даже испугался, что стекло не выдержит этого. Он не был уверен, что произойдет после этого. Может апокалипсис.

— Такой печали для тебя достаточно? — Дэнни не прекращал кричать, и Эйден не знал, что делать.

Он покосился на Скотти, который только пожал плечами, говоря, что он не знает, что делать. Он не был уверен, что когда-нибудь видел, как Дэнни кричал.

— Или мне нужно заплакать? Если тебе нужно увидеть, как я плачу Эшли, то я могу это сделать. Я обычно плачу, когда принимаю душ, но об этом никто не знает, но если слёзы в моих глазах что-то изменят, то я так и сделаю.

— Нет, — голос Эшли был хриплым и приглушенным. — Я не этого хочу.

— Я люблю тебя. Мне жаль, что я не могу нормально выражать эмоции, как ты того хотела бы. Но я люблю тебя.

Слёзы катились по лицу Эшли, и Эйден смотрел на Лидию, которая ждала фартук, который развязывала её сестра.

— Вам, ребята, надо уйти отсюда и поговорить.

— Я поведу, — сказал Дэнни, посмотрев на Скотти, который в ответ посмотрел на него.

— Я отвезу их домой, — сказал Эйден. — Вам с Эшли нужно поговорить.

После того, как они уехали, Эйден отошёл в сторону, глядя на то, как Лидия собирает разбитое стекло.

— Помочь?

— Нет, спасибо. У меня было много практики, и это стоило всего того, что между ними было.

— Да. Надеюсь, что они будут продолжать разговаривать, пока не решат все проблемы.

Они со Скотти смотрели спортивные новости, иногда как-то комментируя происходящее на экране. Он был слегка натянутым, ну, по крайней мере, Эйдену так показалось, он чувствовал напряжение в его плечах.

Когда Скотти наконец собрался уходить и заплатил за два пива в обмен на то, что он довезёт его домой, Эйден поймал взгляд Лидии и слегка улыбнулся ей, сожалея обо всём. Она слегка пожала плечами, как бы спрашивая, что он собирается делать. Он знал, что не увидит её сегодня. Это было к лучшему, потому что сейчас он был просто заглушён чувством вины.

Стало ещё хуже, когда Скотти хлопнул его по спине, когда они направились к двери.

— У женатых людей сплошная драма. Слава Богу, что у меня есть ты. У тебя уж точно нет такой драмы.

Если бы он только знал, подумал Эйден, бросив быстрый взгляд на Лидию, прежде чем выйти.

Дэнни подъехал к дому Эшли, но не стал открывать свою дверь.

— Я должен уйти.

— Нет, не должен. Мы наконец-то начали говорить, и теперь ты хочешь просто выставить меня?

— Выплеснуть своё дерьмо и разбить стакан — это значит поговорить? — его грудь вздымалась, когда он представлял, что сейчас, он словно стал своим отцом.

— Ты сказал, что любишь меня, — её голос был слишком тихим, так что он едва мог расслышать её.

— Я всё время говорю, что люблю тебя. Если эти слова учитываются, лишь когда я кричу и бью вещи, тогла... Я не знаю, что происходит, Эшли. Я так не могу.

Кровь отхлынула от её лица, и он посмотрел на её палец, на котором была узкая белая полоска от чёртова обручального кольца.

— Я тоже так не могу.

Прежде чем, он что—либо ответил, он вылетела из грузовика. Он позвал её по имени, не желая, чтобы она уходила, но она хлопнула дверью и пошла к дому. Гнев, отчаяние, смятение и любовь — все эти эмоции вспыхнули в нём, и он почти отпустил её. Он был слишком разбит, чтобы продолжать разговор.

Но Дэнни чувствовал, что если он сейчас уедет, то их браку придёт конец.

Он заглушил двигатель и вышел из машины. Эшли закрыла дверь, но, вероятно, она не будет закрывать её изнутри, пока Лидии нет дома. Но даже если бы она закрыла её, у него всё еще был ключ.

В этот раз он не стучал. Это всё ещё его дом, а она всё ещё его жена, пока не посмотрит ему в глаза и не скажет, что всё кончено.

Когда он закрыл за собой дверь, Эшли остановилась. Она стояла около кухни, и по тому, как дрожали её плечи, он мог догадаться, что она плачет. Он сделал глубокий вдох и подошёл к ней, поворачивая к себе лицом.

— Я не ухожу, — сказал он. — Так всё не закончится.

— А это конец? — спросила она, а её глаза просто разрывали ему сердце.

— Я этого не хочу. Я не хочу разводиться, Эшли. Боже, это вообще последняя вещь, которую я бы хотел сделать.

— Тогда почему ты ушёл?

— Я думал, что у нас всё хорошо. Ты даже перестала принимать противозачаточные, и я был готов к полноценной семье. А потом бах, и ты говоришь, что не хочешь больше быть моей женой.

— Я сказала, что не уверена, что хочу быть твоей женой.

— Ты сказала, что тебе нужно немного пространства. Всё что я знал, так это то, что наш брак может распасться, и это было... так плохо, внутри меня всё просто замерло, и я не знал, что с этим делать. Я боялся, что просто взорвусь, пытаясь понять тебя, потому решил дать тебе личное пространство.

— И в этом то проблема! Ты закрылся. Выглядело так, словно тебе плевать. Если бы ты переживал, ты, по крайней мере, что-нибудь бы сказал. Я хотела, чтобы ты боролся за меня. Я хотела, чтобы ты смотрел на меня так, как смотришь сейчас.

— Люди могут наговорить много плохих вещей, Эшли, — сказал он, ненавидя то, что его голос становится постепенно переходит на крик, но ему нужно было показать ей, что может произойти. — Когда люди теряют контроль над собой, они могут наговорить кучу гадостей, которые потом не смогут забрать назад. Обидные слова. Обзывательства. Слова, которые могу причинить боль. Я не хочу причинить боль тому, кого люблю, потому что скажу что-то ужасное и обидное в порыве злости.

Она так долго смотрела на него, что, казалось, прошли годы, а затем её лицо смягчилось.

— Дэнни, я не твоя мама. А ты определённо не твой отец. Мы бы никогда не наговорили друг другу таких вещей.

— Ты этого не знаешь.

— Я знаю это. Мы любим друг друга. И ты знаешь мою семью, Дэнни. Иногда, мы можем накричать друг на друга, свести с ума, но всё это не всерьёз. В этом разница.

— Люди говорят такие вещи, когда теряют контроль над своими эмоциями, — краска залила его лицо, а в голосе появился намёк на слёзы. — Супер. А теперь я буду плакать как девчонка, потому что я слабый. Думаю, что ты получишь все эмоции, которые ты так хотела.

— Чушь собачья. Ты разрешил себе плакать, потому что чувствуешь, что в твоей жизни что-то не так, Дэнни. Это не слабость, — он был удивлён, когда она обняла его за талию и притянула к себе. — Боже, я ненавижу твоих родителей. Прости конечно, но я правда их ненавижу.

Всё, что сейчас нужно было Дэнни, так это чувствовать объятия жены, держать её в своих руках как можно крепче. Он уткнулся лицом в её волосы, пытаясь не выплеснуть наружу обуревавшие его эмоции. Не потому что он не хотел их выразить, а потому что он хотел поговорить, а сейчас ему это не удавалось.

Эшли дрожала в его руках, впившись пальцами в его спину, и он поцеловал её в макушку.

— Я пойду на консультацию.

— Ты правда этого хочешь?

 

Даже несмотря на то, что она уткнулась в его рубашку, он мог слышать слёзы и надежду в её голосе.

— Да. Я пойду туда с тобой и, может, пойду один. Я сделаю всё, чтобы ты была счастлива. Чтобы мы были счастливы.

Она сжала его талию, и он закрыл глаза, позволяя себе думать, что всё будет хорошо. Он не мог остаться сегодня, не важно, как сильно ему этого хотелось. Они оба были слишком измотаны. Ему было нужно подумать о том, что в стремлении не быть такими, как его родители, он зашёл слишком далеко. Они до сих пор влияли на его брак, хотя он и обещал себе, что этого никогда не произойдёт. Дэнни знал, что Эшли поняла почему он выстроил эту стену между ними. В ближайшем будущем их ожидает много глубоких и личных разговоров.

Но главным для него оставалось будущее. Эшли снова была его, и только это сейчас было важно.

— Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, Дэнни. Я всегда буду любить тебя, и это никогда не изменится.

 

***

На следующий день Лидия отработала только полчаса, когда пришёл Скотти. Он выглядел несколько взволнованным, но она не зацикливалась на этом, потому что он всегда был таким.

Он сел в конце бара и это было странно, потому что раньше он сидел в другом месте. Лидия поставила стакан перед ним.

— Содовая? Слишком рано для пива.

— Выходной, так что я могу выпить пиво, если хочу.

Она выгнула бровь, не обращая внимание на его тон.

— Тогда пиво.

Поставив перед ним пиво, она начала отходить, намереваясь просмотреть лист с заказом к их поставщикам, чтобы выяснить, не нужно ли чего дозаказать. Дэнни и Эшли довольно хорошо поговорили, что неудивительно, зная Эшли, но им всё ещё предстоит наладить их общение. По крайней мере, они оба теперь не хотели разводиться.

— Я хочу знать, что происходит между тобой и Хантом.

Лидия дёрнула головой, приподняв брови. Он сказал это так тихо, что, возможно, она неправильно его расслышала.

— Что, прости?

— Ты и Эйден. Что между вами происходит?

— По-моему, ты перепутал меня с кем-то другим, кто должен отвечать на этот вопрос.

— Это не давало покоя мне прошлой ночью, но я не мог понять почему. А сегодня утром словно озарение. Последнее время Эйден ведёт себя довольно странно, словно что-то не так. Я никогда не видел его таким. И прошлой ночью вы довольно часто переглядывались между собой.

Она была словно на распутье. Ей можно было сказать ему, что он сошёл с ума, и если бы она хорошенько постаралась, то смогла бы заставить его поверить. Тогда они посмеются над этим, и она нальёт ему ещё пива.

Но здесь всё было сказано лоб в лоб, и она знала, что в такой ситуации Эйден не будет лгать Скотти. Он будет видеть его лицо и не сможет соврать ему, потому что это важно для него.

— На самом деле, это не твоё дело, — сказала она, потому что это не было ложью.

— Чёрта с два, не моё.

Она перегнулась через стойку, чтобы их лица оказались на одном уровне.

— Оставь это, Скотт.

— Как долго он оприходывал тебя за моей спиной?

Что-то внутри неё щёлкнуло, и она ткнула его пальцем в грудь.

— Если ты не будешь следить за своим ртом, я отвешу тебе хорошую оплеуху.

Он посмотрел на неё.

— Ты спишь с моим лучшим другом. Моим лучшим другом, Лидия. Тебе не следует этого делать. И он, чёрт возьми, тоже знает этого. Как долго это длится?

— Почти с того момента, как я вернулась.

— Ты серьёзно? — он опустил голову в свои руки, а затем снова посмотрел на неё. — А ты вообще болела? Ну, когда Эйден якобы был у своих родителей, потому что обычно его семья нанимает кого-то, чтобы сделать подобное дерьмо.

— Я не болела. Я должна была вернуться в Конкорд, чтобы нянчиться с котом соседки. И Эйден поехал со мной, чтобы мы могли оказаться вдали от людей, сующих свой нос в чужие дела.

— Так Эшли тоже мне врала. Я, бл*дь, поверить в это не могу.

— Что между вами происходит? — раздался голос их отца. — Я слышал, что случилось между Дэнни и Эшли прошлой ночью, и клянусь, что следующий член моей семьи, поднявший шум в моём баре, получит пинка под зад.

— Это Ханта нужно пнуть под зад, — сказал Скотти, прежде чем Лидия смогла что-то ответить.

Она бы предпочла не посвящать в это отца.

— А при чём тут он? — хмурясь, спросил он.

— Может, тебе стоит поинтересоваться у Лидии.

Когда он повернулся, чтобы посмотреть на неё, ей хотелось увидеть, что он рад услышать про них. Может быть, она останется здесь навсегда и продолжит работать в баре. Но, так как вероятно этого не случится, в конечном итоге появятся проблемы.

— Это просто не ваше дело, — твёрдо сказала она, глядя ему в глаза.

Прошло несколько секунд, прежде чем она увидела понимание в его глазах.

— О, чёрт. Этот мальчишка.

Он покачал головой и посмотрел на Скотти.

— Ты это выяснил?

— Да. Думаешь я бы купил ему вчера пиво, если бы знал?

— Почему ты не должен был покупать ему пиво? — требовательно спросила Лидия. — Ваша с ним дружба ничем не отличается от того, что было вчера. Это не имеет ничего общего с тобой.

Она увидела, что он хотел что-то сказать, но затем он просто покачал головой и слез со стула. Сделав большой глоток пива, он направился к двери.

— Куда ты идёшь? — крикнула она ему.

— Я иду домой, — он остановился и посмотрел на неё. — Не переживай. Я не пойду бить твоего парня.

— Он... — она вздохнула и махнула на него рукой, не желая погрязать в семантике её отношений с Эйденом. — Просто не трогай его, пока не остынешь.

Лидия смотрела ему вслед, поморщившись, когда он открыл дверь, хлопнув ладонью по стеклу так сильно, что она удивилась, что оно осталось целым. Чёрт возьми, она надеялась, что он сказал правду и поехал домой.

— Мне неприятно встревать, — сказал какой-то парень, — но можно мне ещё пиво?

— Да, сожалею об этом, — она налила ему пиво и посмотрела вокруг, проверяя, не нужно ли что-нибудь еще другим клиентам.

Просто вероятно, они все допили свои напитки, наблюдая за их семейными разборками.

Она достала телефон, чтобы отправить Эйдену сообщение. Конечно, позвонить было бы намного лучше, но для этого ей придётся выйти и понадобится много времени. И она не хотела ждать и переживать, не изменит ли Скотти своего решения. Она не могла так подставить Эйдена.

 






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.033 с.