Пожар. Я не ранен. Просто предупреждаю. — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Пожар. Я не ранен. Просто предупреждаю.



 

Он улыбнулся и нажал на кнопку отправить.

Он был занозой в заднице, но она знала об этом. Прошло уже три дня после их разговора на тему того, что она не хочет быть женой пожарного. Больше они эту тему не поднимали, но Эйден ничего не забыл.

 

Можешь забыть о минете, который я тебе должна.

 

Ауч. Она играла грубо.

 

Это был большой пожар. Мы спасли женщину, так что нас покажут по новостям. Я думал только о тебе.

 

Ты думаешь только о том, как быть занозой в моей заднице.

 

После паузы она отправила еще одно сообщение.

 

Но я рада, что ты спас женщину, и что ты в порядке.

А минет?

Я работаю. Мне пора бежать.

 

Он усмехнулся и убрал телефон. Он должен знать, как правильно играть в игры с Кинкейдами. Им не нравилась грязная игра, только если они не выигрывали.

— Блондинка? — спросил Скотти, садясь рядом.

Эйден задумался на секунду, а затем кивнул.

— А, да. Блондинка с рынка.

— У неё всё ещё нет имени?

— Нет. Я не встречался с ней снова. Мы только переписываемся, и прошло уже слишком много времени, чтобы спрашивать о таком.

— Может быть, тебе повезёт и она добавит тебя в друзья на фэйбуске или она просто выяснит, что ты не знаешь её имени, — Скотти покачал головой. — Женщины не в восторге от этого.

Эйден выпил еще воды, чтобы не отвечать. Чем меньше он сейчас скажет Скотти, тем меньше лжи будет в его словах. Он ненавидел это.

— Думаю, нам нужно убедиться, что парням не нужна помощь, — сказал Скотти, кивнув в сторону пожарных, заканчивающих тушить огонь. — Но дай мне знать, если вы с блондинкой соберетесь куда-то пойти. У меня есть пара знакомых женщин, так что может получиться двойное свидание. И я прикрою тебя, представившись ей, чтобы она в ответ назвала своё имя. Проблема решена.

Чувство стыда затопило Эйдена. Скотти прикрывал его спину. Он всегда так делал. А теперь Эйден делал кое-что за его спиной.

— Ага, я дам знать.

 

***

— У тебя на лице всё написано. И на его тоже. Это плохо, Лидия.

Лидия знала, что Эшли права, но, прямо сейчас, не хотела ничего слышать. У неё было еще пару часов до открытия бара, а так как Эйден был дома, она хотела провести это время с ним. Они пытались ограничиться поздними вечерами, после закрытия бара, но времени было слишком мало, учитывая, что половину ночи они занимались сексом, а за вторую половину пытались отоспаться, что удавалось далеко не всегда.

— Ничего такого на наших лицах не написано, — сказала она.



— Посмотри на себе. Ты как подросток, собирающийся на выпускной. Ты собралась зависнуть с ним на пару часов до того, как пойдешь на работу. Не надо мне говорить, что это просто горячий секс.

— Конечно, я могу.

— Не важно, — Эшли выдернула шнур пылесоса из розетки, — для тебя это не будет иметь никакого значения. Ты просто сбежишь в Нью-Гемпшир. А Эйден останется здесь, потеряв лучшего друга, и, в конечном итоге, просто уедет в другое место.

— Он взрослый человек и сам делает свой выбор, — ответила Лидия, но её же слова заставили ощутить внутренний дискомфорт.

Тоном, которым обычно разговаривают сучки, её сестра, возможно, сказала правду.

Её слова так и засели в голове, пока она ехала к Эйдену.

Трудно сказать, как отреагирует Скотти, когда узнает, что Лидия и Эйден вместе. Они оба считали, что он разозлится, но, может, ему будет плевать. Чёрт, может он даже будет счастлив, узнав, что у них отношения и что он может породниться с Эйденом. Хотя Лидия так не думала. Или, по крайней мере, она не стала бы делать на это ставку.

Она повернула к дому Эйдена. Быстро взбежав на третий этаж, она постучала в дверь и впустила сама себя внутрь. Эйден вышел из спальни, когда она позвала его, выглядя раздражённым.

— Привет, — сказал он.

Он быстро поцеловал её, но его мысли были далеко.

— Я не могу найти чёртов телефон. И я не могу позвонить на него, потому что у меня нет стационарного телефона.

— Ты не надевал другую одежду утром?

— Нет. И я проверил корзину с бельем, чтобы убедиться, что не оставил его в кармане, хотя никогда так не делала. Отправь сообщение, чтобы я смог услышать сигнал.

Лидия вытащила телефон и отправила улыбающийся смайлик, прислушиваясь к звукам.

— Думаю, он где-то на диване.

— Я там уже смотрел.

— Мои руки намного тоньше твоих. Я могу посмотреть получше.

Быстрый поиск ничего не дал, так что она отправила еще одно сообщение. На этот раз они были готовы, и она сунула руку за подушку, наконец, найдя его. Она хотела отдать его Эйдену, но затем посмотрела на экран.

— Что за блондинка с рынка? — она еще раз посмотрела на экран и покачала головой. — Погоди. Только я отправляла тебе сообщение сейчас. Ты сохранил меня в контактах как блондинка с рынка?

— Это долгая история.



Она скрестила руки, сжимая в них телефон.

— Если хочешь вернуть свой телефон — найди время и расскажи.

Он усмехнулся.

— Ты же знаешь, что я легко могу вернуть его обратно, не так ли?

— Может, и можешь, но потом тебе понадобятся бинты и обезболивающее.

— Я тебе верю, — он сел на диван и откинулся на подушку, сцепив пальцы поверх головы.

Это была его любимая поза, и обычно, она наслаждалась тем, как напрягаются его мышцы на груди и руках, но сейчас, она не собиралась отвлекаться.

— Помнишь тот день, когда ты переписывалась со мной до церемонии?

— Ага.

— Когда ты написала мне, я был рядом со Скотти, на заднем сиденье грузовика Рика, а телефон был в руке. Я убрал его, прежде чем он смог увидеть твоё имя на экране, но потом вспомнил, что иногда он может взять мой телефон. Поэтому я решил поменять твоё имя.

— Потому что не хотел, чтобы он узнал, что я пишу тебе.

— Он может решить, что это немного и странно, и некоторые сообщения, которые ты отправляла... нет, я не хочу, чтобы он их прочитал.

Лидия не знала, что чувствовала, зная, что Эйден хочет держать их отношения в тайне. Возникало такое ощущение, что она делает что-то неправильное, хотя, на самом деле, в этом не было ничего такого. Но Эйден очевидно считал именно так, поэтому и лгал своему лучшему другу. Конечно, всё это было странно, потому что Скотти был её братом, а она знала о том, что его лучший друг лжёт ему о ней.

Всё, о чём говорила Эшли, было слишком, и Лидии безумно хотелось выпустить пар и что-нибудь попинать, мусорный бак, к примеру. Ситуация была абсолютна запутанной, и, очевидно, нет ничего хорошего в том, что ты спишь с лучшим другом своего брата.

— Почему блондинка с рынка? — спросила она, потому что это было странно. — По крайней мере, мог бы оставить меня брюнеткой.

— Скотти спросил меня, какое имя я присвоил ей в контактах, если я не помнил её имя, и это прозвище просто вылетело из моего рта, — ответил он и пожал плечами. — Я плохой лжец, так что это было проблемой.

— Или ты просто мог рассказать ему.

Он поджал губы, анализируя её предложение.

— Ты правда считаешь, что это хорошая идея?

Лидия попыталась представить реакцию брата на слова о том, что она спит с Эйденом, и ей не показалось это таким уж хорошим решением.

— Мне не нравится, что ты лжешь ему. Я знаю, что это беспокоит тебя.

— Ты права. Я ненавижу лгать ему, и чем больше я лгу, тем будет хуже, когда я расскажу правду.

Она мысленно попыталась придумать решение.

— Может быть, нам стоит притворяться и сходить куда-то вместе, чтобы увидеть его реакцию. Если он будет выглядеть обеспокоенным, то мы сохраним всё в тайне. А если он нормально отреагирует, то мы сходим на свидание.

— Если ему это не понравится, то это конец. То, что я сейчас делаю — хреново. Если я буду продолжать видеться с тобой, после того, как он сказал нет... Я не могу так поступить с ним.

Она видела в его глазах, насколько тяжело ему это даётся и ненавидела такую ситуацию.

— Я думаю, что Эшли становится скучно, и ей нужно будет зарабатывать деньги, так что, вероятно, я скоро вернусь обратно в Нью-Гемпшир, и тебе не придётся лгать.

Не похоже, что от этого он почувствовал себя лучше. Во всяком случае, он ещё крепче поджал губы, а в глазах светилось беспокойство. Он опустил руки на колени.

— Прямо сейчас, я не хочу об этом думать.

Она думала, что так как он рассказал ей всю историю, то потянулся к телефону, который она по-прежнему сжимала в руке. Но он просто бросил его в сторону и потянулся к ней.

— Садись ко мне.

Когда она взяла его за руку, он потянул её и усадил рядом с собой. Лидия хотела сменить тему о своем брате и Нью-Гемпшире и, кажется, знала, как это сделать.

Повернувшись на бок, она наклонила голову на его плечо и провела рукой по животу. Его пресс напрягся, что заставило её улыбнуться.

— Иногда тот факт, что ты ходишь по дому в одних боксерах довольно удобен.

— Да? И почему?

Кончиками пальцев она скользнула под резинку.

— Легкий доступ.

Он застонал, когда она обхватила его эрекцию, и закрыл глаза. Она была не удивлена, когда чуть позже он открыл их. Ему нравилось смотреть.

— Стоит посмотреть, получится ли заставить тебя умолять о большем, — сказала она ему.

— Нет, — он приподнял бёдра и прижался к ней своей горячей и твёрдой эрекцией. — А я не заставлю тебя умолять о моей руке в твоих трусиках?

Она обхватила пальцами головку и улыбнулась, когда он снова застонал. Затем она медленно и уверено провела рукой по всей длине, вглядываясь в его лицо.

— Но мы говорим не о моей руке. Мы говорим о моём рте.

— Я бы умолял о твоём рте.

Это было чересчур заманчиво, но она была не в настроении для игр. Лидия слегка отодвинулась, создавая себе больше пространства, и наклонилась, медленно проведя языком по головке.

Её волосы упали вперед и она попыталась убрать их свободной рукой, но это практически ничего не изменило. Она подумала о том, что если сейчас остановится, то это окончательно убьёт её настроение, когда почувствовала, как он собрал её волосы.

Эйден сжал волосы в кулаке, открыв себе доступ к её лицу. Она облизала пересохшие губы, заставив его стонать от ожидания, а затем открыла рот над ним.

Тем же ленивым и мучительным ритмом, которым он любил помучить её, она неспешно вобрала его в рот, а затем снова выпустила. Когда его рука сильнее сжала её волосы, она остановилась и сомкнула губы вокруг головки. Она втянула её и немного посопротивлялась, когда он попытался подтолкнуть её.

Он выругался себе под нос, когда он сжала рукой основание члена. Нежно сжимая его рукой, она опускалась ртом до её уровня и возвращалась обратно.

Его дыхание стало прерывистым, когда она полностью взяла его в рот, коснувшись губами своих пальцев. Она начала синхронно работать: рот и кулак, глубокие и быстрые удары. Он простонал её имя, почти болезненно стягивая волосы в кулаке, а затем мощно и резко кончил. Она не останавливалась, пока не проглотила последнюю каплю спермы.

Когда он закончил, она провела языком по кончику головки, а затем спрятала член под резинку боксеров. Эйден притянул её к себе на колени, крепко держа и целуя в волосы.

— Дай мне несколько минут, — сказала он, пытаясь восстановить дыхание, — и тогда мы посмотрим, смогу ли я заставить тебя умолять.

Теперь, это была игра и она могла кое-что получить от неё.

 

***

Дэнни глубоко вдохнул, прежде чем он собрался и открыл входную дверь дома его родителей и вошёл внутрь. Он чувствовал себя странно, даже после стольких лет, но его старик всегда злился, когда ему приходилось вытаскивать свою задницу, чтобы открыть дверь своему сыну.

Рядом не было ни его брата, ни сестры. Он любил их, и всегда будет для них тем человеком, который всегда будет рядом в нужный для них момент. Но у него не было привязанности к ним, и окажись они сейчас в этом маленьком доме все вместе, ему было бы некомфортно.

— Ма, — крикнул он около двери, чувствуя потребность обозначить своё присутствие.

— На кухне!

Ну конечно. Это была единственная комната, в которую её муж редко отваживался заходить, предпочитая сидеть на кресле в гостиной. Так было всегда.

Его мама слегка постарела, с тех пор, как он в последний раз видел её около полугода назад. Или может она немного похудела. Он поцеловал её в щёку, заметив, что от неё по-прежнему пахло сигаретным дымом, несмотря на то, что врач около года назад предупредил её, что ей больше нельзя курить.

— Я так рада снова увидеть тебя, — сказала она своим хриплым голосом, который зачастую был у заядлых курильщиков.

— И я тебя, ма. Где папа?

Она усмехнулась.

— Он поднялся наверх, потому что он дурак и на обед у него был фраппе (прим.: покрытый молочной пеной холодный кофейный напиток греческого происхождения, наиболее популярный в Греции и на Кипре), несмотря на то, что врач сказал ему, что у него непереносимость к лактозе ( прим.: углевод, содержащийся в молоке и молочных продуктах).

Дэнни не понимал, почему они не любили слушать врачей. Он не мог припомнить хотя бы один случай, когда кто-то из них следовал совету лечащего врача.

— Что от меня требуется?

Он понял, что его вопрос прозвучал слишком резко, но ему это неинтересно. Его мать попросила о помощи, так что он постарается быстрее помочь и уйти сюда как можно быстрее.

— Надо, чтобы ты заменил лампочку в прачечной, — сказала она. — Я просила твоего отца об этом два месяца, но ты же знаешь его. Только лампочка из коридора слегка освещает прачечную.

Дэнни подошёл к ящику над холодильником, не говоря ни слова. Если что и злит его отца, так это приход младшего сына домой, чтобы починить то, что должен был сделать он сам. Очевидно, этот визит будет самым весёлым, подумал он, беря коробку с дешёвыми лампочками. Может быть, если его мать тратила на такие вещи больше денег, то они бы служили намного дольше.

Он почти закончил, когда услышал, как его старик спускается по лестнице. Почти успел.

Щёлкнув выключателем, чтобы убедиться, что лампочка работает, он взял старую, чтобы выбросить её в мусорку на кухне. Его отец стоял в дверях, скрестив руки на груди.

— Пожарные теперь меняют лампочки?

Это явно не тёплое приветствие.

— Я закончил. Нужно было заменить лампочку.

— О, так ты заботишься о моём доме, когда не в состоянии справиться со своим? — Дэнни сжал челюсть, отказываясь поддаваться на эту провокацию. — Слышал, что Эшли бросила тебя. Полагаю, что ты всё изгадил.

— Именно так, — бесстрастно согласился он.

Его старик питался чужими эмоциями, словно мифический монстр, и чем больше вы подпитывали его, тем безжалостнее он становился.

— Мне нравится Эшли, — сказала его мама. — Надеюсь, ты не изменил ей.

— Не изменил.

— Её старик — мудак, — заявил отец, несмотря на то, что он видел Томми Кинкейда лишь раз на их свадьбе. — Для тебя же лучше, что ты избавился от них.

— Я не чувствую себя лучше без своей жены, — ответил Дэнни.

Это был ошибкой, но он не собирался молча сидеть и выслушивать речь отца по поводу его брака.

Его отец фыркнул.

— О, так ты обратно приползёшь к ней, словно маленькая киска, который ты всегда и был. Наверное, ты отдал ей свои яйца на хранение, вместо того, чтобы вести себя, как настоящий мужчина.

Эта реплика лишь укрепила его решимость убраться отсюда, но мама сделала всё только хуже.

— Заткнись, Лу. Что ты знаешь о настоящих мужчинах? Мы женаты 45 лет, и ты до сих пор ничего не знаешь о браке.

— Может, и знал бы, если не был бы женат на сучке, которая всегда тявкала на меня. Ав, ав, ав, как гребанная чихуахуа.

Дэнни чувствовал, как закрывался. Он слышал это на протяжении всей своей жизни и не знал, как прекратить это. А когда он пытался, то его попросту принижали.

С него хватит.

— Я ухожу.

— Ты же только что пришёл, — запротестовала его мама, как будто он пропустит веселье, запланированное на вторую половину дня.

— Отпусти его, — сказал отец. — Он, вероятно, пойдёт зализывать свои раны, словно маленькая сука.

— Останься и выпей кофе.

Если бы он не вырос в этом доме, то мог бы принять это предложение, обозвав в ответ своего отца, но ему это было не нужно. На этот раз, он не мог сдерживать свои эмоции, как делал это обычно.

Он не любил этих людей. Он не чувствовал к ним ничего, кроме отвращения и смутного чувства долга, потому что, всё же, они были его родителями. Они были ядом, и с каждым новым пребыванием в этом доме, отравляли его всё больше.

Посмотрев на них, он покачал головой и пошёл к выходу. Пройдя мимо них, он почувствовал себя так, словно вышел на свежий воздух и поклялся, что это последний визит в этот дом.

Настало время, что-то менять в этой жизни. Он не был уверен, как ему что-то изменить в своём браке, но инстинкт подсказывал ему, что отпустив своё ядовитое прошлое, он делал шаг в правильном направлении.

 

Глава 13.

Настойчивый звонок телефона вырвал Лидию из волшебного сна, в который она отчаянно хотела вернуться, но было поздно. Пикап, грунтовая дорога и Эйден, держащий её за руку... Она помнила только это.

Она увидела, что звонила Шэлли, её соседка по комнате в Нью-Гемпшире, и застонала. Лидия заплатила за аренду авансом и Шэлли не расстроилась из-за этого, так что, вряд ли она звонила с просьбой о выселении. Еще рано.

— Алло?

— Привет, я тебя разбудила?

Шелли была неисправимой ранней пташкой, а еще она была из тех людей, которые могли включить утром тостер, чтобы поднять весь дом.

— Я проснулась. Что случилось?

Прошло почти тридцать минут, прежде чем Лидия наконец поняла, о чём ей твердит Шэлли. Лидия просто хотела кофе. Она бы пошла на кухню, чтобы сделать кофе, но ей нестерпимо хотелось в туалет, а она не могла разговаривать и писать одновременно.

Когда она, наконец, добралась до кофейника, Эшли открыла дверь холодильника, убирая оттуда ненужные продукты. Да, этим утром Лидия была окружена людьми.

— Телефон звонил? — спросила её Эшли. — Всё в порядке?

— Да, но мне нужно вернуться домой на выходные. Шэлли хочет сходить навестить сестру и её маленького ребёнка, но не может взять с собой кошку.

Эшли скользнула по ней взглядом.

— Это кошка. Ты насыпешь ей подавлющее количество корма, нальешь воды и убедишься, что горшок чист, прежде чем уйдешь. Кошка может обойтись без человека пару дней. А зная кошек, для них это вероятно отпуск.

— Оскар для Шэлли словно ребенок. Она не хочет оставлять его одного и не может найти того, кто с ним останется, потому что большинство людей реагирует как ты и она им не доверяет.

— Хорошо, — Эшли замолчала на некоторое время, а затем сделала глубокий вдох. — Так тебе нужно, чтобы я вышла на работу? Хорошо, если это так нужно. Я имею в виду, что знаю, что когда-то тебе придётся вернуться обратно, но ты ведь знаешь, что они любят играть в бильярд в субботу, так что...

Лидия подняла руку, чтобы остановить её.

— Я уже написала Карен, и она согласилась заменить меня.

Напряжённость в позе сестры была почти осязаема.

— Хорошо. Неужели они с Риком расстались? Я вроде слышала что-то от одной из других жён, которая должна была рассказать мне о распродаже в магазине, а вместо этого просто собирала сплетни о моём браке.

— Они вроде не видятся друг с другом, но я точно не знаю, расстались ли они. Думаю, что они просто хорошо провели время друг с другом. Она встретила кого-нибудь более подходящего для себя и сказала Рику, что ужин, кино и секс — были хорошей частью их отношений, но они закончены, хотя и остаются друзьями.

— Рада услышать об этом. Не только потому что она прикрывает тебя в баре. Мне она нравится, так что я рада, что она с нами.

— Думаю, я захвачу парочку вещей из дома, — сказала Лидия. — Я ограничена своим маленьким здешним гардеробом. Хотя я и ношу половину времени футболку с логотипом бара, я всё равно скучаю по своей любимой толстовке, особенно, когда здесь холодно.

— Ты же вернёшься, правда?

 

Лидия посмотрела на сестру и увидела озабоченность в её взгляде. Это беспокоило её, потому что Эшли никогда не пряталась от проблем. Может быть, ей стоит толкнуть сестру в реальный мир и сказать ей, что пришло время взять себя в руки.

Но она также чувствовала, что между Эшли и Дэнни что-то назревает. Они не собирались выбирать какую-то середину. Либо случится эмоциональный прорыв, и они смогут начать всё сначала, либо что-то пойдёт не так, и это положит конец их браку. В любом случае, Лидия не могла представить себе, что она оставит Эшли.

— Я вернусь, — пообещала Лидия. — А знаешь, что было бы просто потрясающим? Если бы Эйден поехал со мной. Мы смогли бы убраться отсюда и сходить на ужин, или на настоящее свидание и не беспокоиться, что нас кто-то увидит и расскажет папе или Скотти.

— Тебе стоит пригласить его. Думаю, что он сможет подмениться. Ведь он прикрывал довольно много парней, так что они должны ему.

— А тебе не кажется, что если мы уедем в одно и то же время, это будет подозрительно выглядеть?

— Ну, если кто-то заметит это, то да, покажется странным. Должен же быть какой-то вариант.

Лидия наградила её жестким взглядом.

— Разве не ты беспокоилась о том, что у нас всё на лицах написано?

— Да, но ты уже большая девочка и можешь делать то, что хочешь. И я должна тебе, так что, если хочешь выбраться с Эйденом на выходные, то я помогу тебе.

Лидия нахмурилась.

— Что он может сказать насчёт того, куда собирается? Если бы его семья жила очень далеко, он мог бы сказать, что у них возникла чрезвычайная ситуация, но он не может просто сорваться с места и уехать, так что это не имеет смысла. Да он и не особо близок с семьёй.

— Может, мы смотрим совсем не туда, — сказала Эшли. — Ты кому-нибудь говорила, что возвращаешься в Конкорд? Ты сказала Карен, что тебе нужны выходные?

— Нет. Шэлли звонила не так давно, так что я никому ничего не говорила и я не разговаривала с Карен, а просто написала ей смс, потому что я не могу соображать без кофеина.

— Тогда никому не говори о своих планах. Мы скажем, что ты немного приболела. Твоя машина будет стоять у дома, а ты будешь в постели, так? Начинай закидывать удочку сегодня, словно ты начинаешь заболевать.

Это может сработать.

— Но что скажет Эйден насчёт того, куда он собрался? Должен быть какой-то внезапный повод, чтобы он быстро собрался и уехал, прежде чем народ начал обсуждать его поездку.

— Не знаю. Может, ему всё-таки стоит использовать семью в качестве прикрытия. Может, он скажет, что они переделывают ванную, так что он поможет им и останется там. Если он скажет, что отец хочет воспользоваться его помощью, чтобы не платить профессионалу — ребята поверят.

— И, вероятно, предложат помочь.

— Его мама не хочет, чтобы по дому бегала толпа пожарных. Она едва может терпеть сына, ну, я так слышала, — Эшли усмехнулась. — Это точно сработает. И я рада за тебя. Будет весело.

— По-моему, я должна поинтересоваться у него, а хочет ли он ехать.

— Чёрт, да, я хочу поехать, — сказал ей Эйден через пару часов, когда у него появилась возможность поговорить. — Я могу взять отгул, но не покажется ли странным, что мы исчезли в одно время?

— У нас есть план, — сказала она и разъяснила ему схему, придуманную с Эшли.

План был просто великолепен и прост. Никто не будет настаивать подняться к ней в комнату и проверить болеет ли она, особенно папа и Скотти. Они не хотят иметь ничего общего с больными женщинами. И если кто-то напишет ей, она просто ответит и всё.

— Да, ты действительно всё продумала, — возникла короткая пауза, а затем она услышала, как он глубоко вздохнул в трубку. — Боже, я ненавижу лгать.

Лидия почувствовала вину.

— Я знаю. Слушай, это не настолько важно, так что, если не хочешь...

— Я хочу, — перебил он. — Определённо хочу.

Рвение в его голосе заставило её улыбнуться.

— Я рада. С нетерпением жду.

— Так вы с Эшли придумали секретный план о перевозке тебя в багажнике автомобиля или я просто заберу тебя от неё?

Она рассмеялась, пытаясь представить нарисованный им сценарий.

— Думаю, что ты можешь просто забрать меня от Эшли. Дай мне знать, когда ты отработаешь смену, и мы выберем время.

— Хорошо. Ты зайдешь после работы?

Она не должна. Они становились настоящей парой, а теперь ещё, словно женатики, собирались в поездку на выходные. Их случайная связь становилась слишком опасной, перерастая в нечто большее. Но она хотела увидеть его. Она всегда хотела видеть его.

— Я приду, — сказала она, мысленно пнув себя в зад. — Но ненадолго.

— Меня не волнует, как долго ты будешь у меня, лишь бы я успел обнять тебя и поприветствовать. И поцеловать. Я бы зашёл в бар, чтобы поздороваться, ну и чтобы увидеть тебя, но боюсь, поцелуй там будет неуместен.

— Я предпочла бы целовать тебя без зрителей.

— Буду ждать.

 

***

Зная о грядущих выходных, Эйден блаженно работал до пятницы, которая, на удивление была тихой и спокойной. В половине седьмого вечера он припарковался у дома Эшли и вышел из грузовика.

Он предупредил Лидию, что ему придётся съездить в воскресенье на обед к родителям, но она сказала ему, что им хватит времени на всё. Соседка по комнате вернётся в воскресенье ночью, так что Оскар как-нибудь переживёт несколько часов одиночества.

Он обошёл грузовик и увидел Лидию, выходящую из дома. Она быстро шла, держа в руках вещевой мешок, накинув на голову капюшон своей толстовки. Она указала на него и на грузовик, заставив его рассмеяться.

— Ты шутишь? — спросил он, когда она села на пассажирское сиденье и захлопнула дверь.

— Просто езжай.

Он выехал от дома и свернул в сторону шоссе. В пятницу вечером, движение достаточно интенсивное, так что поездка на север будет не самой быстрой.

— Я собирался зайти и поздороваться с Эшли. Я понятия не имел, что мы выполняем секретную миссию.

Она стянула капюшон с головы и поправила волосы.

— Эшли висит на телефоне с Дэнни. И вообще, у неё есть соседи. Так что, если кто-то расскажет, что видел тебя около её дома, то она просто скажет, что ты кое с чем помогал ей.

Её соседи должны быть идиотами, потому что сёстры совсем не похожи друг на друга.

— Да уж, девушки явно прикрыли все возможные бреши.

Она рассмеялась, откинув голову на подголовник.

— Я думаю, что мы просто заскучали, так что решили придумать новое приключение. Вариант с багажником, конечно, был слишком вызывающим.

Они останавливались, чтобы выпить кофе и перекусить, болтая обо всяких мелочах. Лидия рассказывала много смешных историй семейства Кинкейд, а Эйден делился воспоминаниями о своём детстве. Он решил не рассказывать истории о работе, потому что не хотел выдавать Скотти и забыть о том, что он пожарный, хотя бы на эти выходные.

— Я не видел ни одной коровы, — сказал он после двадцати минут пребывания в Нью-Гемпшире. — Где они держат их?

Она рассмеялась, но увидев, что он не разделяет её веселья — успокоилась.

— Ты же пошутил, да?

— Я слышал, что здесь есть коровы.

— Они не держат их на средней полосе шоссе, тупица, — когда он ухмыльнулся, она поняла, что он шутит, и ударила его по руке. — И ты был здесь не один раз. Ты несколько раз был на пляже в Хэмптоне и просто заезжал в гости. Я помню, что вон там вы играли в пейнтбол. У Скотти остался шрам на лице, когда один из парней случайно выстрелил в него.

Так, надо отложить воспоминания о брате на потом. Он понимал, что они тесно связаны, но эти выходные он хотел провести только с Лидией, не думая ни о чём.

В конце концов, она указала ему направление и он выехал на скоростную полосу. Несколько поворотов, светофоры, а затем она сказала ему припарковаться у кирпичного здания с большой парковкой.

— Милое здание, — сказал он, заглушив двигатель. — Выглядит старым.

— Так и есть, но внутри его отремонтировали около десяти лет назад, так что там не всё так плохо.

Он перекинул ремень сумки через плечо и схватил её сумку, прежде чем закрыть грузовик. Квартира, которую она делила с Шэлли, располагалась на втором этаже и занимала его половину, так что ему не терпелось увидеть её изнутри.

Он видел фотографии в баре, на которых были Скотти, Лидия и её отец. Несколько раз он приезжал сюда со Скотти, но ни разу не заходил, оставаясь в машине.

Так что, несмотря на то, что она делит эту квартиру с соседкой, это будет первый раз, когда он увидит, как живёт Лидия.

— Всё, что ты видишь, в значительной степени принадлежит Шэлли, — сказала она, отходя в сторону, чтобы он вошёл внутрь. — Она жила тут уже несколько лет, так что я третья её соседка. Хоть мы и разделили арендную плату, по большей части, это её жильё.

Всё было аккуратно расставлено по своим местам. Вся мебель словно кричала о том, что здесь жили женщины. На стенах красовались интересные художественные отпечатки рук человека. Эйден осматривал квартиру, пока Лидия здоровалась с котом, вышедшим из спальни, чтобы посмотреть, кто приехал.

— Так, я должна отправить Шэлли селфи с Оскаром, чтобы она знала, что я здесь. Ей нужно было в аэропорт к обеду, и она очень переживала, оставляя кота одного даже на такой короткий промежуток времени.

Эйден фыркнул.

— Может мне сходить и купить свежую газету, чтобы ты сфотографировалась с ней, подтвердив, что ты действительно тут?

— А вот об этом она не упомянула, вероятно, просто не подумала, — он наблюдал за тем, как она берёт кота и несёт к дивану. — На самом деле, мы с Шэлли очень хорошо ладим. Конечно, она чересчур беспокоится о своём коте, но с этим можно жить. Правда, Оскар?

После того, как она сделала фотографию и отправила её своей соседке, Лидия схватила сумку.

— Пойдём, я покажу тебе свою комнату.

В отличие от остальной части квартиры, комната Лидия гораздо больше раскрывала личность своей хозяйки. В этой комнате не было никаких цветочных салфеток, на полках стояли семейные фотографии, а в углу располагался простой деревянный стул. В центре комнаты стояла кровать, застеленная светло-голубым постельным бельём с подушками, которые были темнее на пару тонов. Вместо картин, на стенах висели различные спортивные плакаты. Заглянув в ванную, Эйден увидел много приспособлений для ухода за волосами и небольшое количество средств для макияжа. Определенно это ванная Лидии.

— Как-то так, — сказала она, присаживаясь на краешек кровати. — Добро пожаловать в мою скромную обитель.

— Мне нравится, — сказал он, садясь рядом с ней.

Он слегка подпрыгнул на матрасе, а затем толкнул её в бок.

— Не скрипит. Мне нравится эта кровать.

— Мне нравится, когда ты со мной в постели, — сказала она, толкая его назад и приглашая его почувствовать себя, как дома.

 

***

Лидия потянулась и застыла, когда почувствовала, что ногой упёрлась во что-то твёрдое. Нога Эйдена, подумала она, открыв глаза. Они были в Конкорде, вдали от посторонних глаз и сплетен. Они полностью предоставлены сами себе.

— Ммм...

— Доброе утро, — сказала она, поворачиваясь к нему лицом. — Чем бы ты хотел сегодня заняться?

Он моргнул, потому что она забыла закрыть на ночь жалюзи и сейчас в окно светило яркое солнце.

— Я бы хотел провести весь день в постели с тобой, но эти простыни такие жесткие.

Она засмеялась и попыталась ударить его в плечо, но он схватил её за руку и поцеловал костяшки пальцев.

— Ты простынный сноб.

— Мама виновата. А вообще, это твои выходные. Что бы ты хотела поделать? А кот не захочет побыть с нами?

— Нет, Оскар к нам не присоединится.

— Ты уверена? Мне как-то не по себе, от того, что мы заперли бедолагу в спальне прошлой ночью.

— Ты бы почувствовал себя еще хуже, если бы мы впустили его к нам, и он бы впился куда-нибудь своими когтями, — он поморщился. — Один раз мне пришлось прятаться в комнате и пытаться не засмеяться от того, как Оскар поцарапал щёку гостя Шэлли, которой пришлось быстренько намазать его кремом.

— Ауч. Это даже хуже твоих простыней.

— Продолжай в том же духе, и я отправлю тебя спать с Оскаром, — она вздохнула и прижалась к его груди. — Я хочу куда-нибудь сходить сегодня. Меня даже не волнует куда. Я хочу гулять с тобой, держать тебя за руку, целовать на публике, а затем пойти в ресторан и хорошо провести там время.

— Просто идеальный день.

Приняв душ и убедившись, что у Оскара достаточно еды и воды, они отправились позавтракать в любимое место Лидии. Идти было не далеко, так что она провела ему небольшую экскурсию по городу, когда они поели.

— А это ресторан, в котором я работала, пока не позвонила Эшли и не попросила меня о помощи, — сказала она, показывая на здание, мимо которого они проходили.

— Скучаешь?

Она засмеялась.

— Ни секунды. Я ненавидела эту работу.

— Почему ты не ушла в другое место?

— Здесь хорошо платили, — она пожала плечами. — Я ненавидела всё это, я была не настолько хороша в сервировки и оформлении праздничных мероприятий, но чек, конечно, был довольно неплохим.

— Ты на чём-то экономила?

— О чём ты?

— Для того, чтобы работать на ненавистной работе, должна быть какая-то цель. Может, ты хотела что-то сделать или купить.

— Ну, не совсем. Конечно, я бы хотела купить свою квартиру, но как я уже говорила, мы с Шэлли довольно хорошо ладим. У меня нормальная машина. Я думала о том, чтобы пойти на какие-нибудь курсы в колледж, но так, нет ничего особенного, чтобы я хотела купить за деньги. Мне нравится то, что я делаю, просто не нравилось место.

— Что ты чувствовала, когда вернулась в бар?

Она вздохнула, глядя в окно.

— Сложный вопрос. Я всегда любила работать там. Я просто не всегда любила работать под руководством папы и быть в окружении... ну, ты знаешь кого.

— Пожарных, — сказал он, повернувшись к ней и слегка усмехнувшись.

— Ага. А здесь я никого не знала. Я не была тут чьей-то дочерью, сестрой или бывшей женой.

— Кстати об этом, — сказал он, паркуя грузовик на свободное место, — здесь достаточно магазинов, а я устал ездить вокруг да около. Давай немного прогуляемся.

Они провели несколько часов бродя по интересующим их магазинам. Она купила несколько книг, а спустя пару минут ей пришлось убеждать его не покупать гитару, так как он всё равно не умеет играть. Они шли рука об руку, наслаждаясь солнцем и возможностью просто делать то, что они хотят.

— Теперь я понимаю, почему тебе здесь нравится, — сказал Эйден спустя некоторое время. — Можно много посмотреть и сделать, да и дышать тут как-то легче.

— Здесь мило. Всё по-другому, но не настолько сильно.

— Так ты собираешься потом вернуться обратно? Когда Эшли будет готова вернуться в бар.

Лидия не стала останавливаться, но внутри неё всё замерло.

— Таков план. Здесь я живу, как ты уже догадался, поспав в моей постели с жесткими простынями.

Он посмеялся над её шуткой, но прозвучало это натянуто.

— На самом деле, я не вижу, что что-то изменилось. Ты бросила работу, а единственное, что тебя здесь держит, так это твоя комната. И ты говорила мне, что любишь работать в баре.

Она также говорила ему о том, что есть и те вещи, из-за которых ей не нравится работать в баре, и он знал, как она относится к тамошнему обществу.

— В Конкорде тоже есть бары. Кстати, в шаговой доступности есть спортивный бар, который я могу проверить, когда Эшли будет готова вернуться на работу.

Он кивнул, но замолчал на несколько минут. Это было неловкое молчание, и Лидия не знала, как заполнить его. В её голове возникла пугающая мысль о том, что идея провести вместе выходные была не настолько уж хорошей. Она хотела проводить с Эйденом как можно больше времени вместе, но чем дольше они вели себя как обычная пара, тем сложнее ей было напоминать себе, что у них нет отношений.

— Эй, — Эйден сжал её руку, и она подняла глаза, увидев, как он улыбается, глядя на неё. — Перестань думать обо всём этом и просто наслаждайся этим днём. Мы можем где-нибудь купить мороженое, прежде чем нам нужно будет идти к Оскару?

Миски ежевики с взбитыми сливками и посыпкой оказалось достаточно, чтобы спасти неудавшиеся выходные. А затем Эйден дал попробовать ей своё мороженое и сладко поцеловал. Лидия решила перестать волноваться о завтрашнем дне и просто позволила себе наслаждаться тем, что происход






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.05 с.