Думаю, что использовать мой костюм, только чтобы соблазнить тебя на секс, не совсем правильно. — КиберПедия


Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Думаю, что использовать мой костюм, только чтобы соблазнить тебя на секс, не совсем правильно.



 

Даже для меня?

 

Мы можем обсудить это, когда ты будешь делать минет, который задолжала.

 

Он мог почти видеть, как она нахмурила лоб и сдвинула брови, но затем улыбнулась уголками губ.

 

Если тебе когда-нибудь повезёт, и мой рот окажется на твоём члене, то ты не сможешь нормально мыслить, не говоря уж о том, чтобы формулировать предложения.

 

Несмотря на то, что он был в другом конце грузовика, и его длинное пальто скрывало его мгновенную эрекцию, он всё равно решил отвернуться ото всех.

 

Это будет самая неудобная церемония.

 

Она отправила смайлик с торчащим язычком, а затем:

 

Упс, извини.

 

— Эй, Хант, пошли, — услышал он крик Портера.

 

Меня зовут. Поговорим попозже.

 

Повеселись.

 

Все эти мероприятия были самой нелюбимой частью работы. Вряд ли у него получится не думать о Лидии, так что придётся подключить весь свой самоконтроль, чтобы не корчиться в кресле.

Конечно, там будут все виды веселья.

 

***

Лидия безуспешно пыталась отдышаться, лёжа на кровати Эйдена. Да, это парень и правда знал, что можно поделать на этих простынях.

Когда он вернулся из ванной, она услышала его смешок, прежде чем он приподнял её и скользнул рядом с ней, уложив её голову на подушку. Затем он крепко обнял её и прижал к себе.

— Я так сильно нуждался в этом, — пробормотал он в её волосы. — Я клянусь, церемония была бесконечной. А если учесть, что я думал только о твоём минете, то становилось только хуже.

— Ты сам поднял эту тему.

— Я просто не хотел, чтобы ты забыла про свой должок.

Она засмеялась.

— Когда-нибудь, когда ты меньше всего будешь ожидать...

Он погладил её бедро левой рукой, но потом обнял её так, чтобы можно было крепко сжать её руку. Их пальцы переплелись и она улыбнулась. Они хорошо подходят друг другу во многих отношениях.

— Я сказала Эшли, что не приду домой, — сказала она. — Ничего страшного?

— Просто признайся. Ты хочешь спать на моих простынях.

— Я надеялась, что ты не поймёшь, — она сжала его пальцы. — Думаю, что я не встречала одинокого парня, у которого бы была такая постель.

Он засмеялся.

— Это подарок от моей мамы. Я могу попросить её о чём угодно или о том, что нужно тебе.

— Всё нормально. Я итак наслаждаюсь.

— Рассмотри это как постоянное предложение наслаждаться моими простынями.

Лидия закрыла глаза, наслаждаясь ощущением его теплого тела и мягкостью простыней. Всё было так здорово, подумала она.



Наверное, остаться здесь на ночь глупо. Плохо, что она думала о нём почти каждую минуту, поглядывая на часы и ожидая встречи. Выжигание химии и объятья его рук не помогали уснуть.

Но разок можно, решила она, прислушиваясь к мягкому посапыванию Эйдена.

Позже ночью, что-то разбудило Лидию, и она распахнула глаза, пытаясь понять, почему проснулась. Через пару секунд она вспомнила, что находится у Эйдена и быстрый взгляд на часы показал, что время лишь 3:19. Она определённо не должна была просыпаться.

Эйден касался ногами её пяток и она поняла, что он не только храпел, но и как-то необычно дышал. Выбравшись из-под одеяла, она развернулась, чтобы посмотреть на него. Эйден лежал на своей стороне, но в свете луны она увидела небольшие бусинки пота на лбу. Его нога снова дёрнулась, а руки сжались в кулаки.

У него кошмар.

Лидия не знала, как справиться с ним. Может, стоило коснуться его или позвать по имени, чтобы разбудить. Скорее всего, его сон о пожаре, а не о насилии.

Когда он хрипло выдохнул и откинул голову на подушку, она больше не стала сдерживаться. Лидия гладила его по волосам, пытаясь успокоить. Он успокаивался, но дыхание по-прежнему было тяжёлым, а руки не разжимались.

— Эйден? — он перевернулся на спину и нахмурился, не просыпаясь.

Убрав волосы с его лица, она еще раз попыталась разбудить его.

— Эйден, проснись.

Он открыл глаза, а затем прерывисто вздохнул. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы стряхнуть остатки сна, и она улыбнулась, когда он сосредоточил свой взгляд на ней.

— Эй, — сказала она мягко, — плохой сон.

— Да, — его голос был хриплым и он откашлялся. — Я не мог найти Скотти. Я никогда не могу найти Скотти.

Она гладила его по голове, улыбаясь.

— Скотти в порядке. Воды?

— Нет, — он поднял руку, и она нырнула под неё, положив голову на грудь, а он крепче прижал её к себе и поцеловал в макушку. — Прости, что разбудил.

— Я снова лягу, — она слышала биение его сердца, которое постепенно замедлялось. — После того, как ты придёшь в норму.

Он накрыл её одеялом.

— Я в порядке. Спи.

Она не смогла сразу заснуть. Я никогда не могу найти Скотти. Она сильнее зажмурилась, пытаясь не представлять, что может случиться с Эйденом и Скотти во время пожара, если что-то пойдёт не так. И, кроме постоянного страха за них, Лидия чувствовала вину.



Для неё, братством были люди, которые невероятно важны для отца и были важны для бывшего мужа. Но для Эйдена и Скотти, да и для других парней, это не просто слова. Они жили и работали вместе, но они также рисковали вместе своими жизнями. Они зависели друг от друга и большинство людей этого бы не смогли понять. Эйден и Скотти были не просто лучшими друзьями. Они доверяли друг другу свои жизни.

И вот её присутствие в постели Эйдена может разорвать их со Скотти связь. Даже убеждение в том, что Эйден большой мальчик и сам может принимать решения, не ослабляло узел, затягивающийся в её груди, при мысли о том, что они могу отдалиться друг от друга и потерять надежную опору. С такими мыслями она уплыла в тревожный сон.

 

***

Эйден проснулся через несколько часов, чувствуя, что голова Лидии по-прежнему покоится на его груди, а его рука, обнимающая её тело, изрядно затекла. Но ему плевать. То, что она успокоила его во время кошмара, стоило того, чтобы позаботиться о её комфорте и покое.

Он снова закрыл глаза, понимая, что уже не уснёт, так что он просто прислушивался к её размеренному и мягкому дыханию. Ей сегодня выходить на работу, но у неё был в запасе ещё час, чтобы встать и добраться до дома, чтобы подготовиться к своей смене в баре.

— Кофе, — услышал он её бормотание на своей груди.

— Доброе утро, — сказал он, целуя её в макушку. — Я думал, что ты будешь спать немного дольше.

— Кофе.

— Я был бы счастлив сделать тебе хоть кастрюлю кофе, но думаю, что понадобится еще два часа, чтобы я смог чувствовать свою руку.

Она откатилась на другую сторону кровати, прихватив одеяло. Он поморщился и попытался сжать руку в кулак, не уверенный в том, что ему это удалось. Казалось, что в руку воткнули кучу иголок.

— Как спалось? — спросил он у Лидии. — Не считая того, что я тебя разбудил, конечно.

— Кофе, — прорычала она в подушку.

Смеясь, он откатился к краю кровати и потянулся.

— Я сделаю тебе целую кастрюлю кофе.

— Для себя тоже сделай, — крикнула она ему.

Лидия зашла на кухню, когда стекла последняя струйка кофе. Он повернулся, чтобы подразнить её, но всё, что он хотел сказать, застряло в горле.

Она терла лицо, слегка приподняв руки, отчего его футболка на ней приподнялась, обнажив верхнюю часть бёдер. Футболка оказалась единственной вещью, которая была на ней, что способствовало усилению кровотока к некоторым частям тела Эйдена. Её волосы, что называется были в горячем беспорядке, но она никогда не выглядела более красивой, чем сейчас.

— Кофе готов, — сказал он.

— Это мои самые любимые слова в этом мире, — она поцеловала его, оставив у него на губах лёгкое мятное пощипывание от жидкости для полоскания рта, а затем взяла кружку.

Налив себе кофе, она подошла к дивану и свернулась на нём калачиком.

Обычно он пил кофе сидя за столом, смотря новости и пролистывая ленту фэйсбука на телефоне. Он подписался на некоторые страницы из-за бывшей подружки, которая только и твердила об этом, в результате чего, он просто поддался её давлению. Теперь же он просто просматривал фотографии, не оставляя комментарии.

Но если Лидия хотела пить кофе на диване, то ничего страшного. Она нажала на кнопку включения телевизора на пульте и пощёлкала по каналам, чтобы найти тот, который обычно смотрела по утрам. Не тот, который обычно смотрел он, но ему плевать. Он слушал болтовню людей на экране и читал свои новости, оставив Лидию в покое и давая ей возможность выпить кофе.

Она выпила примерно половину, когда повернулась к нему лицом.

— У тебя уже были кошмары? Или это впервые?

Смутное чувство неловкости застигло его врасплох. Совсем не круто, когда у тебя кошмар, а девушка впервые осталась ночевать.

— У меня уже были кошмары, но обычно не такие яркие. За последние пару недель такое было дважды. Но тут совсем другое.

— Думаю, что это имеет смысл.

Он засмеялся.

— Ага, пожарным снятся кошмары о том, что они потерялись в дыму и отделились от своей команды.

— Я имела в виду, что твой сон о Скотти был более ярким. Ты чувствуешь, что отдалился от него. Из-за меня.

— Нет.

Может быть. Он, конечно, не хотел этого признавать, но в этом был смысл. Но он не собирался позволять ей перекладывать вину на себя.

— Когда речь о нашей с ним дружбе, это только между нами и свой выбор я сделал сам.

Она потянулась, чтобы шлёпнуть его плечу.

— Мы же приняли решение вместе, помнишь?

— В любом случае, этот кошмар у меня был до всех этих событий, причём не один раз, так что не зацикливайся на этом. Обычный кошмар, как, к примеру, то, что ты стоишь перед школой или толпой и понимаешь, что забыл надеть штаны.

— Ну, если ты так говоришь. А ты сделаешь мне завтрак?

Он засмеялся.

— Я сделал кофе.

— Хорошо, я сделаю завтрак, но только из-за того случая на складе. Я все ещё должна тебе.

Ему понадобилось две секунды, чтобы покачать головой.

— О, нет. Ты знаешь, что именно ты должна мне, и это не яичница.

— Так, значит, ты приготовишь завтрак? — спросила она сладко, с победоносным выражением лица.

Чёрт возьми, он никогда не откажется от минета, только чтобы не потратить пару минут и приготовить завтрак.

— Я приготовлю завтрак.

Он решил сделать яичницу, сверху посыпав её сыром. Несколько ломтиков тоста и пара колбасок, и завтра готов. Хорошо, подумал он, когда сел напротив неё, что ему есть с кем позавтракать. И посмотреть телевизор.

И, несомненно, ему понравилось спать с Лидией, особенно если учесть, что так намного легче удовлетворять свои потребности, но сейчас, это казалось каким-то новым и неизведанным.

Они могли бы провести день вместе, ничего не делая, смотря лишь телевизор и занимаясь любовью, а еще, может быть, сходили бы вместе в магазин за продуктами на ланч.

Он хотел пригласить её на свидание. Сводить её в кино. Поцеловать её и не обернуться через плечо, чтобы посмотреть, не следил ли за ними кто-нибудь. Его брат может доставать им отличные билеты на игру. А он купит ей хот-дог с соусом чили.

Но он знал, что это произойдёт лишь тогда, когда он решится сделать этот прыжок, так что пока, он просто наслаждался уплетанием завтрака вместе с ней. Беспокоиться о времени с ней, которого у него пока нет, он будет позже.

 

Глава 11.

Лидия опоздает на работу, если не поторопится. Хорошая новость — она уже помылась. Плохая новость — Эйден принимал душ вместе с ней, так что это заняло больше времени. Намного больше.

Она выбегала в спешке, так что немного сильнее хлопнула дверью, отчего та захлопнулась с громким стуком. Вздрогнув, она направилась к лестнице. Возможно, она и приняла душ, но ей необходима свежая одежда и средства для укладки ещё не высохших волос.

— Лидия?

Чёрт.

— Да, это я. Собираюсь на работу.

Эшли вышла из кухни, и Лидия заметила, что она плакала.

— Дэнни заглядывал на минутку прошлой ночью.

Её глаза всё ещё были красными и опухшими.

— Ты должна была позвонить мне. Я бы приехала домой.

— Я не знаю что делать, Лидия.

Она глубоко вздохнула и нацепила на себя улыбку.

— Налей нам кофе. Я должна что-нибудь сделать с этими волосами или они сведут меня с ума.

После того, как Лидия сходила наверх, она написала смс отцу, где говорила, что может немного опоздать, и ему нужно прийти в бар и открыть его. Её не удивило, что через пару секунд телефон зазвонил. Он ненавидел смски.

— Привет, пап.

— Почему ты опоздаешь?

Было заманчиво сказать ему, что у неё женские проблемы. Разговоры о менструациях неизменно заставляли её отца быстрее заканчивать разговор. Но ей нужно сохранить это вариант на потом, когда это действительно пригодится.

— Дэнни заходил прошлой ночью, и Эшли расстроилась. Я поговорю с ней и приду.

— Почему ты не поговорила с ней прошлой ночью? Или с утра пораньше? Ты решила подождать до времени открытия бара?

Лидия застыла на месте, а на её лице появилась виноватое выражение, к счастью, отец не мог его увидеть.

— Меня не было. Я только пришла домой.

Может, этого было достаточно. Если менструация занимала первое место в списке вещей, о которых Томми Кинкейд и слышать не хотел, то секс, определенно, был на втором месте.

— Ты уходила после того, как закрылся бар? Где же ты была?

Лидия вздохнула, но довольно тихо, чтобы он не услышал и соврала.

— Я забегала к Бекке, мы разговорились, и стало слишком поздно, чтобы идти домой, так что я уснула на её диване.

— Хорошо. Иди и посмотри, что там с твоей сестрой. Я клянусь, этим двоим нужно решать своё дерьмо вместе, так что попробуй донести до неё это, идет?

После окончания разговора, она переоделась в свежую одежду и разобралась со своими волосами, все это время бормоча под нос нелицеприятные вещи про своего отца. Она знала, что есть и более худшие отцы. Её папа не пил много алкоголя. Он никогда не поднимал руку на жену или детей, будучи в гневе. Но он был грубым, не любил вмешиваться в такие ситуации и совсем отстал в отношениях с женщинами своей семьи.

Эшли, прислонившись к столу, указала на кружку, когда Лидия зашла на кухню.

— Я сделала тебе кофе, но тебе не нужно его пить. Я знаю, что тебе пора на работу, и я в порядке. Просто был не самый лучший момент, вот и всё.

— Почему ты плакала? — Лидия вытащила стул и села за стол, взяв кружку. — Что случилось?

— Ничего не случилось. Он написал мне, чтобы спросить нельзя ему еще раз зайти домой, и я разрешила. Когда он приходил утром, он схватил только свою обувь, так что я подумала, что он готов к разговору, поэтому и вернулся. Но когда он пришёл, он лишь хотел поговорить о финансовой ситуации. У нас есть совместный счёт, и он сказал, что ему не нравится брать оттуда деньги не поговорив со мной, но у него осталось мало налички.

— Уж лучше так, чем он бы взял деньги, а тебе бы это не понравилось, — Эшли смотрела на свою кофейную кружку так, словно кто-то ударил её любимую собаку. — Я задала неправильный вопрос. Ты сказала мне, что случилось, но чего ты ожидала?

Она знала, что попала в нужное место, потому что глаза Эшли наполнились слезами.

— Я хочу, чтобы он боролся за меня, за нас. Я хочу, чтобы он сказал мне, что любит меня и что он не хочет, чтобы наш брак распался, и чтобы это не звучало так, словно он просто монотонно читает свою реплику.

— Когда ты сказала ему, что больше не хочешь быть за ним замужем, ты просто испытывала его, не так ли? Ты загнала его в угол, чтобы добиться хоть какой-то эмоциональной реакции.

Эшли сделала глубокий вдох, а затем пожала плечами.

— Я не знаю. Я честно не была уверена в том, что хочу быть замужем за ним, но я то видела это как своего рода тревожный сигнал, что нам нужно работать над этим, прежде чем всё бы стало хуже. Думаю, он решил, что это мой способ сказать ему, что я хочу развод.

— А ты не хочешь.

— Я люблю Дэнни. Я не хочу разводиться.

— Тебе нужно сказать ему об этом.

— Нет, — сказала Эшли, и Лидия вздохнула.

Она правда хотела пойти на работу. Если у кого-то был плохой день, то ты просто ставишь перед ним кружку пива с закусками и включаешь какую-нибудь игру по телевизору.

— Если я скажу ему, и он вернётся домой, то ничего не изменится. Может, мы и не разведёмся, но проблемы, которые вынудили меня так поступить, останутся с нами. Мне нужно, чтобы он показал, что любит меня. Я не собираюсь позволять ему считать, что я итак знаю это.

Лидия обхватила кружку и сделала глоток, чтобы дать себе время подумать над тем, что сказать в ответ. В то время, как Эшли была довольно уравновешенной женщиной, Лидия наоборот, была очень упряма.

— Просто скажи это, — огрызнулась Эшли.

Она также была догадливой.

— Ты хоть что-то из этого сказала ему, или ты думаешь, что он читает твои мысли?

— Парню не обязательно быть экстрасенсом, чтобы, когда его жена говорит о том, что она несчастна и не уверена, что хочет быть за ним замужем, чтобы сесть и поговорить с ней об этом.

— Ты сама говорила мне, что Дэнни не любит все эти эмоциональные переживания. Его родители всегда кричали друг на друга, а он уходил от этого, чтобы не потерять контроль. Может это его способ самовыражения. А ты говоришь ему, что тебе нужно пространство. Может быть, он просто пытается дать тебе его и не ждёт, что ты его оттолкнёшь.

— Я должна отпустить тебя на работу.

Лидия рассмеялась и встала, чтобы сполоснуть кружку.

— Ты же знаешь, что я всегда буду горой за тебя, даже если это и означает, что я скажу тебе то, что ты не хочешь слышать. И позволь мне задать тебе ещё один вопрос. Ты спросила его о каком-нибудь компромиссе, если он захочет развестись?

Эшли долго молчала, но затем ответила:

— Нет, но он сказал всё так, словно не хочет этого. Он переложил всё на меня.

— Твоя проблема с общением с Дэнни не только его вина, дорогуша.

— Ты должна прямо сейчас уйти на работу, — сказала Эшли, и Лидия быстро поцеловала её в щёку.

БК, после драмы с сестрой на кухне, казался для Лидии оазисом и она быстро подстроилась под его режим. Даже, несмотря на то, что её работа не сильно отличалась от той, что была у неё в Нью-Гемпшире. Конечно, старый бар и отличный ресторан не идут ни в какое сравнение, но обслуживание клиентов везде было одинаковым.

В какой-то момент, ей придётся решать, что делать дальше, когда Эшли вернётся в бар. Возвращаться к прежней работе — не вариант, да и вряд ли они захотят принять её обратно. Находясь здесь, в баре своего отца, она снова и снова думала о том, как любила работу бармена. Конечно, не было смысла идти в другой бар и работать за меньшие деньги, особенно если учесть, что она Кинкейд. По тому курсу, которому сейчас шли Эшли и Дэнни, у неё была масса времени, чтобы решить, что делать дальше.

Около девяти часов, в бар зашёл Скотти, и Лидия всячески старалась скрыть разочарование от того, что он был один. На самом деле, может это и к лучшему, не придётся избегать той неловкости, которая возникнет, если и Эйден окажется здесь. Конечно, этот момент всё равно настанет, но, по крайней мере, не сегодня.

— Привет, сис, — он скинул кофту на спинку стула и запрыгнул на него.

После того, как он помахал Фитцу, он повернулся к ней.

— Где сегодня папа?

— Сказал, что собирается куда-то с другом.

Скотти ткнул пальцем в другую сторону бара.

— Фитц здесь.

Она пожала плечами.

— Я думаю, что у него больше одного друга. Не знаю. Может у него есть особая подружка.

— Нет, — он, хмурясь, взял пиво, которое она ему подала. — У него не может быть особой подружки, если такой нет у меня. Иначе я чувствую себя реально неадекватным.

Они вместе засмеялись, потому что было трудно поверить, что их старик мог найти женщину, которая смогла бы примириться с его дерьмом, и, потому что мало что могло заставить Скотти почувствовать себя неадекватным.

— Ты уже поел? — спросила она.

— Ага, я сделал пару бутербродов дома, но потом мне стало скучно, и я пришёл сюда, чтобы выпить пива с нашим стариком, и посмотреть, что тут интересного, — он окинул взглядом бар, в котором сегодня было слишком мало знакомых лиц. — Мне, наверное, стоило поискать какие-нибудь интересные информационные каналы, чтобы не задремать.

Лидия открыла рот, чтобы сказать ему о том, что Эйден тоже жаловался на то, что смотреть было абсолютно нечего, но вовремя сообразила, что ей придётся объяснять, откуда она узнала об этом. И тогда она почувствовала себя глупо, ведь если Скотти спросил бы, откуда она узнала, можно было просто сказать, что ей рассказал Эйден. Она знала его также долго, как и Скотти, хотя они и не проводили много времени вместе, но Эйден проводил много часов в баре, прислонившись к стойке.

Она даже не могла себе представить, как Эйден справлялся с этим. Он, вероятно, тоже мог сказать что-то о Лидии. Только это могло случаться намного чаще, ведь он проводил много времени со Скотти. Неудивительно, что у парня были комшары.

Она поставила на стол жареный во фритюре картофель с сыром, когда старый Фитц издал какой-то звук. Обычно он был намного тише, так что это означало, что он привлекает внимание. Глядя через плечо, она увидела, как он наклонился ближе к ней, чтобы что-то сказать.

— Кто-то пострадал, — сказал Фитц таким голосом, словно этот небольшой разговор происходит не в баре.

Воцарилась тишина, и все повернули головы в его сторону. У него был свой ушной сканер на такие случаи. Все имели тенденцию обмениваться текстовыми сообщениями и пользовались социальными службами общения, но модель его телефона была довольно старой, и он не мог узнавать новости таким образом, он просто внимательно ко всему прислушивался. Хотя её отцу нравилось это.

Фитц сказал номер части, но он был незнаком Лидии. Быстро проговорив про себя молитву, она пошла проверить остальную часть бара.

Скотти наклонился ближе к Фитцу.

— Скажи хотя бы кто? Или что случилось?

— Это просто рухлядь, — проворчал Фитц на свой телефон.

Скотти вытащил телефон, а в его движениях просматривалась некая обеспокоенность, что встревожило Лидию. Они все беспокоились друг о друге, но было похоже, что сейчас он волнуется гораздо больше, поэтому она подошла к нему.

— Ты знаешь этих парней? — спросила она.

— Я знаю их всех, — сказал он, прокручивая что-то в телефоне.

Затем он остановился.

— Сбит машиной? Господи.

— Кто?

— Я пока не знаю. Они не собираются называть имя, и вряд ли станут отвечать на вопросы о жертве.

— Надеюсь, что ты скоро узнаешь что-нибудь.

Ожидание новостей. Ожидание того, чтобы узнать, кто пострадал. Она всегда ненавидела эту часть.

— Господи, я надеюсь, что это не Хант.

Комната, казалось, начала кружиться, и Лидия ухватилась за стол, чтобы не упасть. Нет. Она уходила от Эйдена утром, и он ничего не говорил о работе. Он бы сказал ей. Но она не могла ничего из этого сказать брату.

— Эйден с этими парнями?

Скотти кивнул, не отрываясь от телефона.

— Один парень остался с женой, потому что так только что родила ребёнка, а другой заболел, так что Эйден вышел в ночную смену.

Лидия почувствовала, как её тело окутал холод, она раскрыла губы, чтобы восстановить дыхание.

Эйден мог покалечиться.

Она не знала, что это был он. Она не знала насколько всё плохо, если это был он. Она сдержала рвущийся из горла крик. Лидия проходила через это. Когда-то ждала новостей от отца. От брата. От мужа.

Когда она уехала в Нью-Гемпшир, то предполагалось, что этого больше не будет. Она не должна снова стоять за этой проклятой барной стойкой, ожидая новостей о том, кого она будет ждать дома.

— Есть что-нибудь? — спросила она, и видимо это прозвучало смешно, потому что он посмотрел на неё сверху вниз.

Он нахмурился, а её живот скрутило, когда он качнул головой.

— К чёрту, — он встал и схватил кофту. — Я выйду на улицу и позвоню туда. Может они что-нибудь знают.

— Дай мне знать, хорошо? — сказала она, отчаянно желая выйти на улицу вместе с ним. — Эйден это или нет.

— Хорошо.

 

Она чувствовала себя беспомощной. Это было самым худшим. Знать, что она не могла ничего сделать, лишь просто сидеть и ждать. Она хотела что-нибудь сделать. Поехать на место. Ездить от больницы к больнице, пока не узнает ответ. Но она не могла.

Всё что она могла, так это ждать. И молиться.

 

***

Эйден видел, что происходит, но, чёрт возьми, не мог этому помешать. Пожарные помогали полицейским очистить дороги, чтобы они могли начать делать своё дело. Это третий уровень тревоги. На улице было очень темно, конечно это не дождь, но всё, видимости в такое время суток почти не было.

Один мудак, на роскошном внедорожнике, слишком торопился и Эйден видел парня по имени Джонс, который вытаскивал лестницу из грузовика. Он выкрикнул ему предупреждение и осветил фонариком пожарного, но парень из внедорожника ничего не видел и просто продолжал ехать.

Эйден бежал, крича в рацию, до того, как он скатился с капота и ударился о тротуар. Через пару секунд он уже стоял на коленях около Джонса и поблагодарил про себя Бога, когда тот открыл глаза и посмотрел на него.

— Уф.

Эйден улыбнулся и положил руки на лоб мужчины. У Джонса был свой шлем, но где он, Эйден не знал.

— Не двигайся. Они уже едут.

— Где-то я уже такое слышал, — сказал Джонс с юмором, не сумев при этом скрыть боль.

— Он выбежал прямо передо мной, — кричал парень из внедорожника, и Эйден догадался, что он вышел из своей машины.

Он делал всё возможное, чтобы игнорировать этого мудака, пока ребята из скорой не забрали Джонса, а затем Эйден поднялся на ноги. Он смутно видел, что офицер полиции разговаривал с водителем, жестикулирующим руками.

— Это не моя вина! Он выбежал прямо передо мной.

Офицер увидел, что Эйден идёт к ним, и, видимо, что-то в его лице насторожило его, так что тот поднял руку.

— Я приму ваше заявление позже.

— Ты дебил? Какого чёрта? — закричал Эйден в сторону водителя, чей рот приоткрылся. — О чём ты вообще думал?

— Эй, — офицер крикнул кому-то позади Эйдена, — забери парня.

— Хант, — услышал он голос своего начальника. — Пошли. Четвёртый уровень тревоги, нам есть с чем разобраться.

Ему так и хотелось сказать, чтобы все отвалили от него, но он понимал, что это не поможет Джонсу, и точно не потушит пожар. Он собрался уходить, но повернулся, чтобы поговорить с офицером.

— Будьте чертовски уверены, вы получите от меня заявление, когда всё закончится.

По мере удаления машины скорой помощи, Эйден проверил свои вещи и пошёл выполнять свою работу.

Его телефон вибрировал несколько раз, но это было два часа назад и у него не было возможности посмотреть, кто ему звонил и писал. Было пару сообщений о Скотти, в которых он спрашивал живой ли он.

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.042 с.