Подумала, что будет неловко, если ты будешь удивлён. А так, ты знаешь, что это я, и можешь либо открыть дверь, либо сказать, что ты уже в постели. Без обид. — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Подумала, что будет неловко, если ты будешь удивлён. А так, ты знаешь, что это я, и можешь либо открыть дверь, либо сказать, что ты уже в постели. Без обид.



Разумно было сказать, что он в постели, но он не стал этого делать. Она пришла к нему сама, так что вряд ли его убьёт то, что она собиралась сказать ему. Плюс ко всему, их пути в любом случае пересекутся. Много раз, наверное. Лучше столкнуть лицом к лицу с этой неловкостью сейчас.

Он щёлкнул замком и открыл дверь. Лидия прислонилась к противоположной стене, глядя в телефон. Она подняла голову, когда дверь открылась, а её глаза широко распахнулись.

— Ты, э-э, забыл одеться.

Эйден провёл рукой по своей обнажённой груди и посмотрел на чёрные боксеры.

— Люди вообще-то звонят, перед тем как прийти.

— Я написала тебе. Конечно, в последнюю минуту, но перед тем, как ты открыл дверь.

Он, вероятно, должен был почувствовать раздражение от предстоящей лекции, но он знал, что она возмущается лишь потому, что не может оторвать взгляда от его тела, старательно пытаясь скрыть этот факт.

— В следующий раз, когда ты заранее назначишь встречу, я постараюсь надеть штаны.

Запыхтев, Лидия оттолкнулась от стены, взглянула на него и прошла вглубь квартиры.

— Ты всегда такой мудак?

— Прекрасный разговор, — он последовал за ней, пинком закрыв дверь. — Спасибо, что зашла.

— Я пришла извиниться.

— Хорошо.

Она скрестила руки.

— Хорошо? И это всё?

— Нет, не всё. Хорошо, ты пришла извиниться. Валяй.

— Прости меня.

Он приподнял брови.

— Хреновое извинение.

— Нелегко стоять тут перед тобой и быть искренней, когда ты без штанов.

— По крайней мере, я не голый. Но, на самом деле, я не думаю, что должен облегчить тебе задачу.

Она выдохнула.

— Можем мы хотя бы присесть? Неловко стоять тут лицом к другу.

Если он сядет рядом с ней, то никакие боксеры не спасут его, поэтому он указал на крошечный кухонный стол.

— Хочешь чего-нибудь выпить?

— Воды, спасибо.

Он наполнил пару стаканов и бросил по кубику льда, а затем поставил их на стол. Она сделала глоток, пока он садился в кресло напротив неё.

— Я сожалею, что назвала тебя безбашенным ребёнком с самооценкой Бога, — сказала она, заставляя его чувство досады уйти прочь. — Я потеряла контроль, и меня напугало то, что я была готова сделать с тобой в кладовке бара моего отца. Мне было нужно, чтобы ты ушёл.

— Ты могла и попытаться сказать мне, чтобы я ушёл.

— Я запаниковала, — она провела кончиком пальца по конденсату на своём стакане. — Знаешь, я не верю в то, что сказала. Мне не всегда нравится твоя работа, но я уважаю её. Большую часть времени ты очень доброжелательный и позволяешь разным вещам обходить тебя стороной, так что я использовала этот дешёвый трюк и мне очень, очень жаль.



Он не был уверен в том, как бы он почувствовал себя, если кто-то другой сказал ему такие вещи, но ведь это была Лидия. У неё были свои проблемы с пожарными, да ведь она была замужем за пожарным, который плохо подходил для этой работы, потому что был абсолютно безрассудным и пытался стать героем. Понимание того, что всё это вытекает не просто из воздуха, а из её личного опыта, он вдруг понял, что простить не так уж и сложно.

— Спасибо, — сказал он. — Я принимаю твоё извинение.

— Вот так просто?

Он встретился с ней взглядом и тепло улыбнулся.

— Да, вот так просто. Я не хотел бы погрязнуть в этом или затаить обиду. Это не про меня.

Она улыбнулась ему, прогоняя прочь его плохое настроение.

— Я рада. Ругать себя — не лучший способ продолжать день, так что я рада, что все закончилось.

— Можешь звонить мне в любое время.

— Я ведь никогда не знаю, занят ты или нет. И еще возникли разногласия по поводу того, должна ли я извиниться по телефону, но это не особо хороший вариант, или лично, что может привести к некой... слабости, если ты понял, о чём я.

Эйден знал, о чём она говорила, но, в действительности, его привлекли другие её слова.

— Разногласия? Кто был не согласен?

А может у неё была привычка разговаривать с собой. Он, конечно, никогда этого не видел, но может она так делала, когда была одна.

— Кортни, которую ты не знаешь, думала, что я должна лично извиниться перед тобой, но Эшли сказала, что вполне хватит и телефонного звонка.

— Эшли, — его пальцы крепко сжали стакан. — Итак, жена Дэнни Уолша знает о том, что произошло между нами.

Она наклонила голову.

— Моя сестра знает, да.

— Ага, твоя сестра, которая является женой моего друга.

— Она ничего ему не скажет. Я всё понимаю, Эйден. Дэнни её муж, а жёны всегда всё рассказывают своим мужьям. Но не об этом. Она моя сестра и не собирается ни с кем делиться моими секретами или рассказывать обо всём Скотти. Я обещаю.

Но он всё равно нервничал. Но Лидия знала, что было поставлено на карту, и доверяла Эшли, а, значит, у него иного выбора, кроме как довериться ей.

— Думаю, что если однажды Скотти пнёт меня под зад, то я буду знать за что.



На мгновение она выглядела растерянной, а потом улыбнулась и повернулась к нему.

— Какой кошмар.

— Я рад, что ты послушала Кортни и пришла ко мне лично.

— Чтобы ты смог увидеть меня пристыженной?

— Не знаю насчёт пристыженной, но я рад увидеть тебя.

Их глаза встретились, и он выдержал этот взгляд, наблюдая за выражением её лица. И он не мог не задаться вопросом, выражало ли его лицо какие-нибудь эмоции. Несмотря на то, что случилось и тревогу от того, что Эшли всё знала, он не переставал хотеть её.

Может быть, глаза выдавали его, потому что она встала и понесла свой стакан в раковину. Выбросив лёд, она поставила стакан на стойку и вытерла руки о джинсы. Он решил, что она с чем-то борется. Вот только он хотел знать, с чем именно.

Он встал, радуясь своему самоконтролю, потому что на нём были лишь боксеры, и когда она обернулась, он заметил, что она не сводит глаз с его лица.

— Я должна идти, — она выпрямила руки и сделала шаг вперёд. — Спасибо, что принял мои извинения.

К тому времени, когда он подумал о том, что объятье вряд ли хорошая идея, её руки уже обернулись вокруг его шеи, а руки Эйдена скользнули по спине к бёдрам.

— Может, я должна пожать тебе руку, — сказала она, но вместо этого упёрлась лбом в его грудь.

Её руки скользили по его спине, и Эйден был осторожен, стараясь не разрушать контакт их тел. Правда, из-под боксеров кое-что стало довольно сильно выпирать.

— Сделай мне одолжение, — сказал он, — и запомни, что ты не можешь преследовать меня в этом время. Я живу здесь и не ношу штаны.

— Поверь мне, я хорошо осознаю, что ты не носишь штаны. Или футболку, — её пальцы прошлись по спине.

Эйден наклонил голову, чтобы поцеловать её в висок, и она подняла голову, чтобы он смог провести дорожку по шее. Когда он добрался до ключицы, он схватил её за подбородок и поднял голову ещё выше. Он хотел её рот.

Не было никаких сомнений по поводу поцелуя с её стороны. Лидия раскрыла губы, встретив его язык. Он скользнул пальцем по подбородку вниз к основанию горла, прежде чем сжать её затылок.

Ниже талии явно был телесный контакт, и Эйдену потребовался весь его самоконтроль, чтобы просто не сорвать с неё джинсы. Он чувствовал голод в её поцелуе и больше всего на свете хотел похоронить себя глубоко внутри неё, прямо здесь, на полу кухни.

Лидия прервала поцелуй, потерлась об его щёку и глубоко вздохнула.

— Мы не должны этого делать.

Он отстранился, чтобы посмотреть ей в глаза. Она сказала, что они не должны, но он недооценил значение её слов.

— Почему нет?

— Я не помню, но, должно быть, это веская причина.

— Думаю, что ты права, но у меня проблемы с тем, чтобы отпустить тебя, — он коснулся кончиком пальца её нижней губы и улыбнулся, когда она поймала его зубами.

Это конечно было весело, и он бы предпочёл убить здравый смысл, который портил его настроение, прежде чем они окажутся в его постели.

— Знаешь, что? Давай не будем этого делать.

Её глаза расширились.

— Что?

— Нет, не это. Поверь, я хочу это сделать. Я просто не хочу этих игр между нами. Мы оба знаем, что секс — не лучшая идея, и оба знаем почему. Я предпочёл бы, чтобы мы оба решили сейчас, прежде чем что-то сотворим.

— Принять решение о том, что нам не нужно спать вместе, не помогает мне не хотеть тебя. Я слишком сильно буду стараться не смотреть на тебя и всё равно провалюсь, потому что не могу не смотреть на твою задницу, когда ты идёшь. Люди заметят наше неестественное общение.

Он улыбнулся, потому что точно знал, что она имела в виду.

— Значит, нам надо сломать систему. Или хотя бы попытаться.

Лидия покачала головой, сцепив их пальцы вместе.

— Эйден, у тебя поставлено на карту гораздо больше, чем у меня. Я имею в виду, да, они моя семья, но я могу с этим справиться. Они всё примут, потому что они моя семья. Но тебе они могу оттолкнуть и это важно. Ты работаешь со Скотти. Если другие парни решат, что ты поступил неправильно, у тебя будут проблемы. Мой папа для тебя целый мир, и вы парни ходите в бар. Вы играете в хоккей все вместе. Похоже, что любая часть твоей жизни окажется затронутой.

— Я готов рискнуть, — может это и неправильно решение, но прямо сейчас, он был способен только на это. — Я слишком сильно хочу тебя.

Когда она скользнула пальцами под резинку его боксеров, медленно спуская их по бёдрам, он втянул воздух, а она улыбнулась в ответ, показывая, что может легко заставить его кончить.

— Здесь только ты и я. Больше никого.

Эйден отбросил прочь мысли о других людях, сосредоточившись на женщине, стоящей перед ним.

— Только ты и я.

Лидия водила пальцами по его талии.

Каждый раз, когда проводила пальцем достаточно близко к его жесткой эрекции, он шумно вздыхал, но она лишь меняла направление и скользила по бедру.

Когда она использовала вторую руку, чтобы обхватить его сквозь ткань, он схватил её за запястье и поцеловал.

— Дай мне минуту, чтобы я смог избавиться от препятствий.

— Твой шланг уже заряжен, не так ли?

Он застонал.

— Если ты собираешься пошутить о пожарных во время секса, то постарайся быть оригинальной. Но, отвечая на твой нелепый вопрос, да.

Она засмеялась, когда он схватил её за запястья и прижал их к груди. Эйден притянул её ближе к себе и поцеловал. Она любила, когда он её целовал. Его губы не были мягкими или робкими, но он просто поглощал её без остатка. Лидия подумала, что могла бы часами целовать его. До тех пор, пока его руки не скользнули под её футболку, а потом она решила, что может найти что-то более интересное, чем просто поцелуи.

— Подними руки, — сказал он низким и твёрдым голосом, вызвав в ней внутреннюю дрожь.

Он медленно стянул с неё футболку, а потом бросил её в сторону. Его глаза слегка расширились, а потом он провёл пальцем по кружевной окантовке её бюстгальтера.

— Я не знаю, как называется этот цвет, но теперь он мой любимый.

— Думаю, что он называется беж.

Я люблю беж.

На ней всё еще было больше одежды, чем на нём, так что она решила придать стимул.

— Кстати, трусики идут в комплекте.

Когда он низким голосом произнес "ммм" и потянулся к пуговице её джинсов, она была более чем благодарна себе, за то, что забыла вовремя постирать остальное бельё. Обычно, Лидия носила простые хлопчатобумажные бельё, в котором ей было комфортно ходить на работу, но сегодня она схватила кружевной комплект.

Когда он расстегнул пуговицу и дёрнул замок на молнии, она выскользнула из кроссовок и пнула их в сторону. Она использовала его плечи, чтобы сохранить равновесие, когда зацепила пальцем каждый носок и тоже отбросила их прочь.

— У тебя удивительные плечи.

— Я таскаю много тяжёлых вещей, — пробормотал он, очевидно отвлёкшись на бежевое кружево, когда он спустил джинсы вниз по бёдрам.

Когда он достаточно опустил из вниз, она пошевелила ногами, чтобы они упали и выскользнула из них.

Его глаза слегка расширились.

— Ты должна это повторить.

— Ага, я так не думаю, — она встала на цыпочки, чтобы обернуть руки вокруг его шеи, прижимаясь своим почти обнажённым телом к его телу.

Его кожа была горячей, и она задавалась вопросом, чувствовал ли он то же самое.

— Может, позже, — он поцеловал её, скользя руками по спине и добираясь до трусиков.

Его эрекция прижималась к её животу, заставляя её хотеть стянуть с него боксеры, но она не хотела прерывать поцелуй. Он целовался просто невероятно, с правильным количеством давления и контроля, не пытаясь показать свою власть. Ей нравились мужчины, которые умели целоваться, а по её опыту, такие встречались крайне редко.

Ещё одна мысль внезапно посетила её голову, и она прервала поцелуй.

— Я знаю, что сейчас не лучшее время, чтобы спрашивать, но у тебя есть презервативы? Я не захватила их, потому что пришла просто извиниться и не думала, что дойдёт до этого.

Он усмехнулся.

— Очень хорошо, да, есть. Но они в моей спальне, так что нам пора начинать двигаться туда.

— Да, нужно двигаться, — она улыбнулась и отступила от него, направляясь в спальню.

По пути туда, она завела руки за спину и расстегнула бюстгальтер, медленно стянув его и бросив назад.

Я люблю беж, — сказал она снова, заставив её улыбнуться.

Его спальня была чистой, что впрочем, было ожидаемо, судя по остальным комнатам. Много синего цвета, со спортивными наградами на стене. Кровать была просто королевского размера с кучей маленьких подушек.

Она подняла одеяло и коснулась простыни, удивившись мягкому ощущению на голой коже.

— Действительно хорошие простыни.

— Спасибо.

— Нет, я это и имела в виду. Ты знаешь что-нибудь о плотности ткани?

Он посмотрел на неё, подняв брови.

— Серьёзно? Большинство людей знает это? Я чувствую, что мне нужно сильнее постараться, чтобы ты не анализировала ткань на моей постели.

Она рассмеялась и развела руки, пробежав руками по ткани.

— Очень хорошо ощущается на моей коже. Чувственно, на самом деле.

— Чувственно — это хорошо. Ты можешь свободно себя чувствовать и проводить хоть сколько времени, валяясь в моей кровати. Со мной, естественно. Бессмысленно валяться в постели в одиночку.

Она протянула руку.

— Прямо сейчас, я здесь одна.

— Только потому, что вид отсюда невероятный. Ты, почти обнажённая в моей постели? Я должен сохранить этот момент в своей памяти.

— Дай знать, когда закончишь, потому что я хочу запомнить, как ты ощущаешься.

— Хорошо, я понял, — он растянулся на кровати над ней, сжав её грудь. — Я уже говорил, насколько ты красива?

Она улыбнулась, зная, что это выглядело бестолково, но сделать ничего не могла. Конечно, он собирался сказать, что она красива, но по каким-то причинам, она верила Эйдену.

Он обхватил ртом сосок, заставив её вцепиться в его волосы. Он начал нежно посасывать его, постепенно захватывая его всё крепче, отчего она зашипела и выгнула спину. Затем он переключил внимание на другой сосок и повторил всё, то же самое.

Она провела ногтями по его спине, чувствуя, как он дёргается от её прикосновений. Когда его рука скользнула вниз по животу, она затаила дыхание, пока он не скользнул под кружево и не обхватил бугорок.

Эйден повернулся к ней лицом, чтобы она могла видеть его самодовольную улыбку.

— Посмотрим, как быстро я заставлю тебя кончить?

— Этого не повторится. Тебе придётся поработать, на этот раз, — вероятно, ему не придётся трудиться слишком долго, но сейчас, ему не обязательно знать об этом.

— Звучит, как вызов.

— Только если ты принимаешь его, — сказала она, возвращая ему самодовольную улыбку.

Он коснулся кончиком пальца основания её горла.

— Я всегда принимаю вызов.

Он провёл пальцем вниз, от груди к животу, скользнув в итоге под резинку трусиков. Лидии казалось, что ждать приходится вечно и она бы не отказалась перейти к главному событию, но когда его пальцы провели по её гладкой плоти, она заставила себя расслабиться и получать удовольствие.

— Ты ощущаешься так хорошо, — пробормотал он, прежде чем снова захватил губами сосок.

Она запустила пальцы в его волосы, теряя ощущения пространства и времени, чувствуя, как его руки работают между ног, а губы ласкают грудь.

— Думаю, что это жульничество, — сказала она, когда он устроился между её бедер.

Эйден усмехнулся, прежде чем забросить её ноги к себе на плечи, заставляя Лидию буквально дрожать от нетерпения. Его рот был горячим и влажным, и, со стоном, она упала обратно на подушки.

Его язык скользнул внутрь, а большой палец легко касался клитора. Лидия сжала дорогие простыни в руках, пытаясь бороться с интенсивным удовольствием, которое он ей дарил. Чёрт, ей не нужно было шутить над тем, как он может поработать над ней.

Но когда он втянул в рот клитор, погрузив внутрь два пальца, Лидия сдалась, чувствуя приближение оргазма. Эйден не останавливался, пока она не перестала дрожать от удовольствия, и тогда он мягко укусил её за внутреннюю сторону бедра.

— Я же говорил, что всегда принимаю вызов.

— Ты еще не закончил, — сказала она прерывающимся голосом.

— Ты чертовски права, не закончил.

Она услышала шелест упаковки от презерватива, а затем руки Эйдена сомкнулись вокруг её лодыжки. Она взвизгнула, когда он дёрнул её вниз, и раздвинула ноги, чтобы он смог встать между ними.

— Готова? — спросил он низким и дрожащим голосом.

— Я была готова с тех пор, как ты впервые зашёл в бар в мою первую ночь, — когда он протянул руку, чтобы ввести головку внутрь, она подняла задницу, чтобы помочь ему.

— Хорошо и медленно, — прошептал Эйден, верный своему слову, даже когда Лидия подняла бёдра повыше, помогая ему.

— О, да, — прошептала она. — Мне нравится.

Эйден почти полностью вышел из неё, чтобы снова погрузиться внутрь. Каждый толчок был быстрым и сильным, и она ощутила приближение ещё одного оргазма. Она кончила, вцепившись ногтями в ладони, а он крепко сжал её ноги. Её бёдра противились этому, но она застонала от удовольствия, чувствуя, как дрожит её тело.

Через несколько секунд Эйден застонал и сильнее толкнулся в неё. Его пальцы сжали её попку, а она вцепилась в его волосы. Он выдохнул её имя и рухнул на неё.

— Иисусе, — прошептал он. — Это было... То, что мне нужно.

— Ты знаешь, как нужно принимать вызов.

Она гладила его по спине, пока он приводил дыхание в порядок, а затем он выскользнул из неё и снял презерватив. Когда он шлёпнулся на спину, Лидия вытянула руки вверх над его головой, наслаждаясь приятным напряжением в мышцах.

Но когда Эйден пошёл в ванную, чтобы избавиться от презерватива, она вздохнула и встала. Она не могла остаться. Если он соберётся провести второй раунд, она может устать и уснуть, а это плохая идея.

Она подобрала одежду, которую они разбросали по пути сюда. К тому времени, как она надела носки, Эйден уже пришёл и смотрел на неё. Он натянул пару серых боксеров и больше ничего.

— Уже уходишь? — в его голосе не было осуждения или удивления, как будто он ожидал обнаружить её отсутствие.

— Я не думаю, что мне следует надолго оставаться здесь, это был импульс, а я не сказала Эшли, куда пошла. Так что я должна... да, я ухожу, — она огорчённо взглянула на него.

Не было никакого смысла делать вид, что у неё много причин, чтобы уйти.

— Ты знаешь, каково это.

— Всегда неловко, — сказал он, и они оба рассмеялись.

— Это стоило этой неловкости.

Он усмехнулся.

— Определённо.

Ей потребовалась секунда, чтобы убедиться, что она не забыла ключи и телефон.

— Полагаю, что мы ещё увидимся.

— Я тут подумал, что даже не знаю, как ты сюда попала. Пешком? Ты не можешь идти домой одна, — прежде чем она успела на это ответить, он поднял руку. — Даже не думай кричать на меня. Я знаю, что ты можешь дойти и одна. Но только потому, что ты способна это сделать, не значит, что я не буду беспокоиться о тебе, так что я провожу тебя. Я даже надену штаны.

— А ещё говорят, что рыцарей не существует, — она добралась до двери и сунула ноги в кроссовки. — Я ценю твой жест, но я за рулём. Я могу спокойно добраться до дома.

— Напиши мне, когда доберешься.

Он притянул её к себе, целуя напоследок и заставив её сражаться с собой, чтобы не остаться с ним. Она снова могла оказаться голой в его постели за тридцать секунд. Но Лидия заставила себя сделать шаг назад, прервав поцелуй.

— Спокойной ночи, Эйден.

— Спокойной ночи. Не забудь написать мне.

Она не удивилась, когда увидела, что он наблюдает за ней в окно и, пока она выезжала на дорогу, он опустил занавеску и ушёл. Так сладко, подумала она, как только оказалась в доме Эшли и вытащила телефон.

 

Я дома.

 

Ответ пришёл почти мгновенно, как будто он засёк время и ждал сообщение.

 






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.023 с.