Переведено группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Переведено группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ



Переводчик Татьяна Иванова

Аннотация:

 

Лидия Кинкейд вернулась обратно в Бостон, но не по своей воле. Она пыталась убраться подальше от пожарных – её отец был пожарным, её брат был пожарным и, пожалуй, самое важное, её бывший был пожарным. Но семья стоит на первом месте, её отец нуждается в помощи в пабе, который купил, когда ушел в отставку. Скоро Лидия понимает, что тяжело сопротивляться привычному комфорту и рутине, но еще труднее противостоять великолепному другу брата, Эйдену.

Эйден Хант стал пожарником из-за семьи Кинкейдов. Лидия желала его годами, но если и была недоступная для него девушка, то это была она. Помимо того, что она была дочкой его наставника, Лидия была сестрой его лучшего друга. Бывшей женой пожарника. Его план состоит в том, чтобы сдерживаться до тех пор, пока она не покинет город. Вскоре они пересекут черту и уже не смогут вернуться обратно.

Лидия знает, что должна спланировать свой побег, как только их флирт с Эйденом перерастает во что-то больше. Быть женой пожарника – это самое трудное из всего, что она когда-либо делала. Лидия не знает, готова ли на это снова. Эйден не может и подумать о том, чтобы уйти от Пожарных Бостона – даже ради Лидии. Работа и братство – это его жизнь; но если он хочет Лидию в ней, то должен решить, кто дороже его сердцу.

 

Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения, предназначена для 18+

 

 

Глава 1.

Лидия Кинкейд могла легко налить пинту Гиннесса , а её ирландские предки плакали бы от счастья, но вкусный ужин? Забудьте об этом.

— Посетитель разочарован этими гребешками, — сказала она помощнику шеф-повара, ставя тарелку на стол.

— В каком смысле?

— Чёрт, если б я знала. Они выглядят так же, как и остальные гребешки, — Лидии мешала шпилька, торчащая из её головы, и ей до смерти хотелось вытащить её.

Её темные густые волосы были слишком волнистыми и длинными, так что ей приходилось закалывать их в элегантный маленький пучок, но это была часть дресс-кода. А поход ночью домой с головной болью, тоже являлся частью её работы.

— Ставлю десять баксов на то, что я постою здесь ещё три минуты, затем засуну гребешки в микроволновку на пятнадцать секунд и когда я отдам их ей, то она будет восхищаться и говорить, что они просто совершены.

— Если я увижу, как ты готовишь гребешки в микроволновке, то я позабочусь о том, что в этом городе ты будешь питаться только фаст-фудом.

Лидия закатила глаза, в очередной раз услышав эту угрозу, и взяла свежие гребешки, предварительно очистив их. Помощник шеф-повара шумно вдохнул и выбросил испорченную партию в мусор. Она была уверена, что парень пересмотрел реалити-шоу с поварами, которые были любителями закатить истерику.



Через три часа Лидия, наконец, оказалась в своей машине и позволила себе расплестись. Она вытащил заколки и резинки из головы, положила их в подстаканник, а затем обеими руками принялась массировать кожу головы.

Она ненавидела свою работу. Может быть, это всё из-за того, что между холодной формальностью этого ресторана и горячей и громкой атмосферой её дома, чувствовалась колоссальная разница. Здешние продукты порой удивляли её и, по словам управляющего, её обслуживанию не хватало отточенности. За два года у него не получилось превратить её в блестящую официантку. Но обычно, чаевые здесь были довольно неплохи, хотя жизнь в Конкорде, Нью Гемпшир, была дешевле, чем в Бостоне, но не настолько сильно.

Она нажала на тормоз, когда услышала вой сирен позади. Держа ногу на педали тормоза, она наблюдала, как быстро распространялся огонь. Его красные отблески ярко вспыхивали в ночи, заставляя её вспоминать картинки прошлого.

Вздохнув, она нажала на газ. Ей больше не нужно задерживать дыхание и находиться так близко к пожару. Здесь не было знакомых для неё людей, но она всё же произнесла молитву, мысленно молясь о сохранности незнакомых людей.

Она старалась угождать всем людям, даже если те не могли понять, хорош гребешок на вкус или нет, и которые могли принять любое дерьмо от повара. Эта работа оплачивала её новую жизнь в Нью Гемпшире, включая её приличные апартаменты, которые она снимала вместе с соседкой. От такой жизни, которая была достаточно неплоха, ей вряд ли бы хотелось вернуться обратно домой.

Её жизнь не была идеальной. Конечно,в сложившихся обстоятельствах, не доставало секса и дружбы, но она не собиралась возвращаться. Ей хотелось попробовать что-то новое и изменить свою жизнь.

​Из-за огромной парковки у дома, у Линды было своё место. Это была лишняя причина, чтобы терпеть клиентов, которые придирались к закускам, потому что отваливали за них слишком много денег.

​Её соседка работала в спорт-баре и вряд ли появится дома в ближайшие пару часов, поэтому Лидия приняла быстрый душ и свернулась калачиком на диване с пультом и печеньем, когда зазвонил её телефон.



Перед тем, как посмотреть на имя звонившего, она уже знала, что это будет её сестра. Не так много людей звонили ей и тем более никто не звонил ей ночью.

— Привет, Эшли. Как дела?

— Моему браку – конец.

Лидия не могла собраться с мыслями. Что-то случилось с Денни? Но она не сказала ничего такого. Она сказала, что брак распался.

— Что значит конец?

— Я сказала ему, что я не уверена, что хочу быть замужем за ним и что мне нужно немного пространства. Она даже ничего не сказал. Просто собрал свои вещи и ушёл.

— Боже мой, Эшли, — Лидия, ошеломлённая, присела на край кровати. — Почему всё так получилось?

— Я уже некоторое время не чувствовала себя счастливой. Просто никому не говорила, — её сестра глубоко вдохнула, звук этот получился обескураженным. — Я как идиотка думала, что смогу поговорить с ним об этом. Но вместо этого он просто ушёл.

— Почему ты была несчастна? Проклятье, Эшли, что вообще происходит? Он изменил тебе? Я клянусь Богом, если он оступился...

— Нет. Он не изменял. Мне слишком тяжело говорить сейчас об этом.

— Если бы ты рассказывала мне обо всё, то сейчас, было бы не так тяжело. Ты не можешь просто позвонить мне и сказать, что твоему браку пришёл конец, а потом сказать, что тебе тяжело говорить об этом.

— Я знаю, но это... слишком. Я звоню тебе, чтобы поговорить о баре.

Ой-ой. Предупреждающие колокольчики зазвенели в голове Лидии, но у неё просто не было способа выпутаться из этого разговора, не выставив себя хреновой сестрой.

— Мне нужно, чтобы ты вернулась и помогла папе, — сказала Эшли и Лидия откинула голову назад, подавляя стон. — Мне нужно некоторое время, чтобы подумать обо всём.

— У меня есть работа, Эшли. И квартира.

— Ты кучу раз говорила мне, что ненавидишь свою работу.

Она не могла этого отрицать, поскольку редко какой разговор проходил между ними без упоминания этого факта.

— И работа официанткой, — продолжила Эшли, — это не работа твоей мечты, от которой я прошу тебя отказаться.

Это было цинично, даже для Эшли, но Лидия решила не заострять внимание. Она не знала, что в их браке пошло не так, но она была уверена, что Эшли любила Денни Уолша всеми фибрами своей души, так что сейчас, она явно разваливалась на части.

— Я не могу вот так взять и оставить дом, — спокойным и рассудительным тоном сказала Лидия. — Это прекрасная квартира и мне повезло в ней жить. Во дворе есть парковка и у меня есть своё собственно место. Оно буквально только моё.

— Я не могу сейчас находиться в баре, Лидия. Ты знаешь, каково это. У каждого свой комментарий или совет, который нужно обязательно дать мне и ещё я буду выслушивать, какой Денни хороший и почему я просто не дала ему шанс?

Денни и правда был отличным парнем, но она не могла понять, почему её сестра не хотела слышать ни одного упоминания о нём, пока они были в процессе расставания. Но возвращаться в Бостон и работать в Кинкейде, было явно неправильным решением для Лидии.

— Эш, я не знаю.

— Ну, пожалуйста. Ты не знаешь... — к ужасу Лидии, голос сестры прервался от рыданий и всхлипываний. — Я не могу. Ты правда нужна мне.

Дерьмо.

— Я буду дома завтра.

 

***

— Дым на третьем этаже, по крайней мере, это один из возможных очагов, — сказал Рик Галлотти. — Встретимся наверху, парни.

Эйден Хант отсалютировал в сторону лейтенанта и отдал топор Гранту Каттеру, прежде чем взять инструменты для себя и Халлигэна. С зубцом на одном конце и крюком на другом, по существу, это был длинный лом, без которого они никогда не выходили. После подтверждения Скотти, Кинкейд встал в очередь и увидел, как Дэнни Уолш поднял палец вверх из грузовика, он и другие парни из 59 бригады направились к главной двери.

Какая-то группа гениев из прежнего поколения решила, что лучший способ разместить кучу людей в небольшом пространстве – построить трехэтажные дома. Каждый этаж – отдельное подразделение, втиснутое как можно ближе к другому. Это конечно классный вариант, если вы нуждаетесь в месте для проживания и не заботитесь о наличии люстры. Но не совсем круто, если ваша работа – быть уверенным в том, что огонь не сожжёт весь блок.

Они поднимались по лестнице, не обнаружив проблему, до верхнего этажа. Дверь в квартиру была открыта, а из неё валил дым. Эйден слышал треск рации, помимо звука собственного дыхания в маске. Парни из Ladder 37 проложили путь через окно и вытащили оттуда женщину, но её ребёнок всё ещё оставался внутри.

— Дерьмо, — Эйден убедил Уолша войти в квартиру и ждал, пока подсоединят пожарный рукав, ожидая знака от Кинкейда и Каттера.

Он вошел внутрь, пробираясь сквозь завесу дыма. Это конечно плохо для ребёнка, который, несомненно, должен кашлять, но это давало надежду на то, что найти его удастся быстрее, хотя повсюду царил хаос, что затрудняло общее положение.

Пробравшись в спальню ребёнка, он подал знак Каттеру, чтобы тот посмотрел под кроватью, а сам подошёл к шкафу. Если ребёнок был сильно напуган, то высоки шансы, что он или она решит спрятаться в этих двух местах.

— Бинго, — услышал он крик Каттера.

Становилось всё опаснее и, услышав просьбу о подаче воды, стало ясно, что пожар начинает преграждать им путь.

— Нет времени на нежности. Хватай ребёнка и уходим.

Ребёнком оказалась маленькая девочка, которая закричала, как только Каттер начал вытаскивать её из-под кровати. Она боролась с ним, а ему было неудобно держать её и поэтому, он практически потерял её. Эйден выругался. Если она сбежит, то у них будут большие проблемы.

Он прижал Халлиган к стене и взял на руки. Немного наклонив её, он удерживал её руки и ноги, чтобы она не сопротивлялась и случайно не расшибла себе голову.

— Хватай Халлиган, нужно уходить.

— Парни идут наверх, — сказал Уолш в рацию. — Убирайтесь оттуда, сейчас же.

Дым был плотным, маленькая девочка начала кашлять и задыхаться, но не переставала кричать.

— Моя собака!

Эйден прошел мимо Кинкейда и хлопнул его по плечу. Как только прошел Каттер, Кинкейд смог отступить и позволить другой компании разбираться с этим.

— Я вижу её собаку, — услышал Эйден слова Каттера и повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как парень исчезает в спальне.

— Иисусе, — закричал Скотти. — Каттер, тащи свою задницу вниз. Хант, просто уйди.

Они не хотел уходить от них и не мог представить себе, как можно сражаться с огнём, держа ребёнка на руках. Крепко прижав её к себе, он рванул вниз по лестнице. На втором этаже он встретил других парней, но всё равно продолжал идти вниз.

После того, как он выбежал из здания, он отдал девочку медикам из скорой помощи. Прошло ещё две минуты, прежде чем из здания вышли Каттер и Кинкейд, но эти мгновения показались вечностью.

 

Они стянули маски, когда Каттер подошел к девочке и положил испуганного небольшого пса на её колени. Они улыбнулись, когда девочка обняла пса, а её мама заключила в объятья их обоих. Эйден положил руку на плечо Каттера, и камеры получили их усталые улыбки для вечернего выпуска новостей.

Как только они оказались по другую сторону пожарного депо и вдали от камер, Кинкейд схватил Каттера за пальто и толкнул к машине.

— Ты хочешь спасать щенков? Отлично. Если есть время. Когда тебе сказано, что нужно выметаться, нечего возвращаться за собачками. И если ты ещё раз рискнешь моей жизнью или жизнью другого парня, ради проклятого пса, будь уверен, я позабочусь о том, чтобы ты не получил даже работу мусорщика.

После того, как Каттер кивнул, Кинкейд отпустил его, и они посмотрели на Дэнни. Хотя сгорел третий этаж, остальные этажи вряд ли сейчас выглядят хорошо. У этих людей сегодня плохой день.

Два часа спустя Эйден сидел на скамейке в раздевалке и зашнуровывал ботинки. Дэнни укладывал свои вещи, стоя в одном полотенце, обёрнутом вокруг талии. Он заметно притих, после того, как они вернулись. Хотя, он всегда был не слишком болтливым человеком, и было сложно определить, что с ним не так.

— Есть планы на вечер? — наконец спросил Эйден, нарушая тишину.

— Нет. Посмотрю, есть ли сегодня какая-нибудь игра.

Эйден не знал, что и сказать. У него не было опыта общения с другом, который собирался бы разводиться. Ссоры, конечно, были, но разводов — никогда.

— Если хочешь поговорить, просто дай мне знать. Мы можем выпить пива или что-нибудь поделать.

— Поговорить о чём?

— Не надо этой хрени, Уолш. Мы все прекрасно знаем, что происходит и насколько это тяжело. Так что, если захочешь поговорить — дай мне знать.

— Она больше не хочет быть за мной замужем, поэтому мы подаём на развод, — Дэнни закрыл свой шкафчик, не захлопывая его. — Тут просто не о чем говорить.

— Ладно, — Эйден бросил полотенце в корзину с бельем и вышел за дверь.

У многих ребят были проблемы с выражением своих эмоций, но Дэнни был просто на другом уровне. Эйден думал, что разговор за кружкой пива может помочь ему, но был не удивлён, когда услышал отказ.

Ему бы, на самом деле, хотелось узнать, что же пошло не так в браке Уолша. Он любил Эшли и Дэнни и всегда считал их отличной парой. Если уж у них ничего не получалось, то Эйден не был уверен, что у него самого есть шанс на такую жизнь. В последнее время, он часто задумывался о том, что хотел бы найти человека, с которым можно было бы разделить оставшуюся жизнь.

Воспоминание о девочке, качающей собачку, всколыхнулось в его голове. Он даже был бы не против завести собаку. Правда, с его графиком трудно было бы держать собаку, а кошек он не любил. Они казались ему жутковатыми и уж тем более с ними нельзя поиграть в мячик в парке. Конечно, можно было бы завести рыбку, но вряд ли бы она смогла выжить с ним.

Вздохнув, он направился на кухню, в поисках еды. Если он не смог бы осчастливить собаку, то вряд ли бы его жена была бы счастлива с ним. Даже если учесть, что он бы нашёл девушку, которую захотел бы позвать замуж. А такой он пока и не встречал.

— Каттер съел последний брауни, — сказал Скотти, как только Эйден вошёл в кухню.

Эйден покачал головой, глядя на молодого парня, сидящего с виноватой улыбкой и красным лицом.

— Ты хочешь, чтобы тебе сегодня надрали зад?

 

***

 

— Может быть, мне не надо было тебе звонить. Теперь я чувствую себя плохо.

Лидия бросила сумку на пол и выпрямилась, уперев руку в бедро.

— Я просто бросила свою работу, растратила свои сбережения, чтобы заплатить Шелли за два месяца вперед, чтобы она не сдала мою комнату. Ты застряла здесь со мной.

Слёзы начали стекать по щекам Эшли, когда она встала на носочки, чтобы обнять Лидию.

— Я так рада, что ты здесь.

Лидия сжала свою старшую сестру в объятьях, думая о том, что возвращение домой было последней вещью, которую она хотела сделать, но всё же, она была счастлива быть здесь. Если её семья нуждается в помощи, то ничего больше не имело значения.

Когда Эшли наконец отпустила её, то Лидия проследовала за ней в гостиную, где обе упали на диван. Спустя полгода после свадьбы, Эшли и Дэнни выиграли дом. У них был прекрасный дом, который они бы вряд ли смогли позволить себе на свои зарплаты.

Но сейчас, это был не самый счастливый дом. Лидия вздохнула, сбросила обувь и поджала ноги под себя.

— Что происходит?

Эшли пожала плечами, поджав губы.

— Ты знаешь, каково это.

Может быть, в общих чертах Лидия и знала каково это. Она была замужем за пожарным, а потом развелась с ним. Но её бывший боролся на работе с огнём, после отдыхал с алкоголем и девушками.

Дэнни был совсем не таким, поэтому Лидия знала только о том, что значит быть женой пожарного, но не более того.

— Он просто отгородился, — добавила её сестра. — Я вижу, что он ни о чём не заботится, но я не хочу провести свою оставшуюся жизнь вот так.

Лидия была уверена, что здесь было нечто большее, но Эшли не говорила об этом. И после тяжелой дороги, она не возражала против того, чтобы отложить этот эмоциональный разговор.

— Я должна повидаться с папой, — сказала она.

— Он сегодня вечером работает в баре. И прежде чем ты что-то скажешь, я знаю, что ему не нужно долго быть на ногах. Но ты же знаешь, что по большей части, он сидит и общается со своими приятелями, да и девушка Рика Галлотти обещала помочь.

Рик работал в Ladder 37, и Лидия знала его уже очень долго, но не могла вспомнить имя его девушки.

— Бекки?

Эшли фыркнула.

— Бекки была 8 девушек назад. Карен. Она нам нравится, и они вместе уже 4 месяца, а это рекорд для Рика.

Лидия посмотрела на свой розовый удобный сарафан, который надела утром. Он превосходно смотрелся с её темными волосами, и придавал ей уверенности. Он немного помялся в дороге. Да и Кинкейд не была главной модницей здесь.

— И что, Карен не сможет дальше помогать ему?

— Она медсестра в неотложке. У неё сумасшедший график и именно из-за этого она иногда может помогать нам. Но не вечно же. И тем более, ты знаешь как к этому относится папа.

— Это бар Кинкейдов, поэтому здесь должны быть Кинкейды,— сказала Лидия низким и грубым голосом, отчего Эшли засмеялась.

Даже когда она улыбнулась сестре, Лидия продолжала негодовать. Обе его дочери, работающие в баре Кинкейдов, замужем за пожарными — это мечта для их папы…

Лидия разочаровала его самой первой. Её нежелание жить с алкоголиком и мошенником — первый удар, а вторым ударом послужил её уход из бара Кинкейдов и переезд в Нью-Гемпшир.

Иногда ей хотелось узнать, а как бы сложилась их жизнь, если бы мама не умерла от рака груди, когда Лидии и Эшли было 13 и 14 лет. Скотти было девять лет, но он всегда был гордостью отца. Джойс Кинкейд не потерпела бы обид от своего мужа старой закалки, и Лидия думала, что может быть, она подтолкнула бы их к тому, чтобы они сами расписали свою жизнь. А затем помогла бы им воплотить мечты.

А может быть, их жизни были бы такими же, а Лидия всего лишь мечтала о жизни как в сказке.

После того, как она отнесла свои сумки наверх, в гостевую спальню, Лидия расчесала волосы и надела милые кеды, которые подходили и для прогулки, и к её платью.

— Ты уверена, что хочешь пойти? — спросила Эшли. — Довольно далеко.

— Ну, не так уж и далеко, и я не хочу искать место для парковки.

— Я бы пошла с тобой, но...

Но она не хотела быть в баре по той же причине, по какой Лидия не хотела возвращаться домой.

— Я понимаю. Я ненадолго. Просто наведаюсь туда, посмотрю обстановку, поздороваюсь со всеми и уйду.

Эшли фыркнула.

— Ну, удачи тебе.

От дома Уолша до бара было пятнадцать минут ходьбы, но Лидия задержалась. Места. Звуки. Запахи. Независимо от того, сколько её здесь не было, это место всегда оставалось её домом.

Парочка людей окликнули её, но она просто махнула рукой и продолжала идти. Периодически, она ускоряла шаг, чтобы люди думали, что она торопится. Но на улице было довольно спокойно, и уже через несколько минут она стояла перед баром Кинкейдов.

Он располагался на нижнем этаже небольшого кирпичного дома. Хорошо, уродливого. Здание было уродливым, со стеклянными дверями и двумя большими окнами. Маленькая табличка с названием была прикреплена над дверью, чтобы его можно было заметить. Бар был открыт для всех, но конечно же, основными посетителями были местные жители.

Её отец вложился в это дело, чтобы помочь парню, который владел этим местом десять лет назад. До того, как у него случился сердечный приступ, и ему пришлось уйти из пожарной части, он решил выкупить оставшуюся долю. После того, как баром официально стал управлять Томми, он переименовал его в бар Кинкейдов, а Эшли и Лидия заняли свои места за стойкой.

Сделав глубокий вдох, она открыла тяжёлые двери и вошла внутрь. Казалось, что кирпич и дерево поглощают весь свет от антикварных ламп и прошло несколько мгновений, прежде чем глаза Лидии привыкли к этому.

Он выглядел также как и раньше: со спортивным инвентарем, с памятными вещами и фотографиями на стенах. Барная стойка была в форме буквы U. Помимо всего прочего, в разных местах стояло около 10 столов, для четырех человек. Чуть в отдалении располагался бильярдный стол.

Поскольку сейчас не было никакой игры, то два телевизора, один из которых висел над барной стойкой, а другой на стене напротив, работали без звука. Музыка тоже была приглушена.

Лидия любила это место. И немного ненавидела. Но казалось, что это бар был маленькой частичкой её самой, и поэтому ей не было жаль, что она снова оказалась здесь.

— Лидия! — голос её отца прогремел из-за бара, и она ринулась к нему.

Томми Кинкейд был крупным мужчиной с мягкой походкой, но его руки были словно стволы деревьев. Он обнял её, и она завизжала, когда папа поднял её.

— Я скучал по тебе, детка.

Она слегка задохнулась, когда он поставил её на пол. В их отношениях, несомненно, не всё было гладко, но она не сомневалась, что папа любил её. Когда-то у него были такие же тёмные волосы, как у неё, но сейчас он стал совсем седым.

Он выглядел достаточно хорошо, и она улыбнулась.

— Я рада, что ты соскучился по мне, потому что, похоже, нам с тобой придётся видеться еще довольно долго.

Он нахмурился и поджал губы.

— Это всё твоя сестра. Я просто не представляю, что происходит у неё в голове.

Она широко улыбнулась ему.

— У нас ещё будет время, чтоб обсудить это. А сейчас, я хочу повидаться со всеми и выпить пива.

Светловолосая девушка, которая была, наверное, на пару лет старше Лидии, улыбнулась из-за стойки.

— Я Карен. Карен Ши.

Лидия пожала её руку.

— Мы благодарны тебе за помощь.

— Без проблем.

Лидия прошла в конец бара и чмокнула Фитца Фитцджиббона – лучшего друга отца и пожарного из Ladder 37 в отставке – единственного человека, который когда-либо сидел на этом стуле. Однажды она подумала о том, что не знает его настоящего имени, но никто никогда не называл, иначе как Фитцем. Или Фитци, как называл его отец.

Она поздоровалась ещё с несколькими завсегдатаями, прежде чем добралась до Сэма Адамса. В отличие от большинства баров, у Кинкейдов не было табуретов вокруг барной стойки. Томми заметил, что парни не беспокоилось по этому поводу и просто прислонялись к полированному дубу.

Примерно через полчаса, в бар вошёл её брат, Скотти. Как и у остальных Кинкейдов, у него были густые тёмные волосы и такие же тёмные глаза. Ему, несомненно, нужно было побриться, но он всё равно прекрасно выглядел. Они переписывались и созванивались, но не очень часто на протяжении этих двух лет, и были слишком заняты для видео-чата, поэтому она практически не видела его.

По правую сторону от Скотти стоял Эйден Хант. Его каштановые волосы были светлее, чем волосы её брата и явно нуждались в стрижке. Ей даже не нужно было смотреть в его глаза, чтобы вспомнить, что они были голубого цвета, как озеро в солнечный летний день. Он выглядел чуть старше, но оставался всё таким же соблазнительным мужчиной. Она не была удивлена его приходу. Эйден всегда был вместе со Скотти.

Она была удивлена, когда встретилась с ним взглядом. Её первой мыслью было выгнать всех, запереть бар, посадить его на стул и оседлать, что было не слишком сложно сделать, учитывая то, что на ней был сарафан.

Когда уголки его губ изогнулись в улыбку, словно он понял, о чём она только что подумала, она кивнула ему в знак приветствия и отвела взгляд.

Ради всего святого, это же Эйден Хант. Раздражающий лучший друг её раздражающего младшего братца.

Ему было семнадцать, когда они впервые встретились. Линде же был двадцать один год. Он сверкающе улыбнулся и сказал:

— Привет, красотка. Хочешь купить мне выпивку?

Она закатила глаза и сказала ему, чтобы он наслаждался своей игрой со Скотти. С того дня, как ей казалось, он решил, что теперь его цель постоянно её злить.

Когда её брат подошёл к ней, она толкнула Эйдена и крепко обняла Скотти.

— Как ты, чёрт возьми?

— Скучал по тебе, — сказал он. — Жаль, конечно, что ты вернулась сюда ненадолго, но я рад тебя увидеть. Я только час назад узнал, что Эшли звонила тебе.

— Она позвонила мне прошлой ночью, как мне показалось, звонок был спонтанным.

— Здорово, что ты вернулась.

— Не слишком привыкай ко мне. Это временно.

Она всегда считала, что если бы не четырёхлетняя разница в возрасте, то они со Скотти вполне могли бы быть близнецами, из-за одинаковых черт лица и цвета волос и глаз. Эшли была похожа на них, но её лицо было мягче, глаза светлее, а волосы не такими густыми.

У Скотти был темперамент Лидии. Эшли была намного спокойнее и всегда старалась следовать логике. Скотти и Лидия наоборот не были слишком спокойными и всегда шли на поводу у своих эмоций. Хотя, характер Лидии был мягче, чем у брата, они оба, как правило, легко заводились.

У них было не так много времени, в основном они говорили о пожарных, большинство из которых Лидия знала довольно хорошо. Также он упомянул о том, что врач отца был не слишком доволен его давлением. Конечно, всё было не так уж и плохо, но Эшли, очевидно, вовремя позвонила ей, прежде чем отец дал слабину.

Скотти переминался с ноги на ногу и морщился.

— Извини, просто я уже час как хочу отлить.

Она рассмеялась и отмахнулась от него.

— Иди. Я буду тут.

Он ушёл, а Лидия посмотрела на телевизор, попивая пиво. У неё был один бокал, поэтому она растягивала его, как могла, чтобы не выпить залпом и попросить еще.

— Привет, красотка. Хочешь купить мне выпивку?

Ну и каков был шанс? Она повернулась лицом к Эйдену и улыбнулась, вспомнив о том, о чём она думала не так давно.

— Что смешного?

Она покачала головой, не желая говорить ему о том, что она недавно вспоминала день их первой встречи. Ведь это будет признанием в том, что она думала о нём.

— Ничего. Как ты?

— Хорошо. Одно дерьмо, разные дни. Приехала в гости?

— Побуду здесь некоторое время. Может пару недель или месяц, — она пожала плечами. — Эшли хочет немного времени, чтобы всё обдумать, ну а я буду заменять её. Ты же знаешь отношение моего отца ко всему этому: кто-то из нас обязательно должен быть в этом чертовом месте.

Он прищурился и наклонил голову набок.

— Ты говоришь как-то по-другому.

— Думаю, что это из-за того, что я работала над своим акцентом, стараясь постепенно избавиться от него. Ну, знаешь, для работы. Но, похоже, мне это не удавалось, ведь люди постоянно спрашивали, откуда я родом.

— Пытаешься забыть, кто ты на самом деле? — он выдохнул. — Забыть откуда ты?

— Это невозможно, — пробормотала она.

Он снова усмехнулся, обнажив свои белые зубы, и посмотрел на неё сверкающими глазами. Они слегка прищурились в уголках, когда он рассмеялся, выглядя при этом очень привлекательным.

— По твоим словам, получается, что мы незабываемы.

Она засмеялась, покачав головой.

— Ты просто нечто, да.

Эйден выглядел так, как будто собирался сказать что-то ещё, но кто-то окликнул его и позвал к себе. Он кивнул и повернулся к Лидии.

— Ещё увидимся. И добро пожаловать домой.

Она смотрела, как он уходит, стараясь не опускать взгляд ниже его талии, на случай, если кто-то наблюдает за ней, следящей за ним. У раздражающего друга её раздражающего братца были очень широкие плечи, которые обтягивала синяя футболка.

Её взгляд опустился вниз, но только на секунду. У него была классная задница, которую обтягивали выцветшие голубые джинсы.

 

Глава 2.

Эйден просто пил пиво. Снимался в каком-то дерьме с другими ребятами. Катался на льду с другими парнями. Делал всё, чтобы не думать о сестре лучшего друга.

Чёрт побери,это же Лидия. Сестра Скотти. Дочь Томми. Она была властной и саркастичной женщиной, и она была последним человеком на земле, с которым ему надо было связываться. Ну, за исключением Эшли, которая плюнула на всё и вышла за Дэнни, которые вознёс её на пьедестал. Но он никогда не был так увлечён Эшли, как увлёкся её сестрой.

И вообще, похоже, он не особо нравился Лидии.

Но тогда почему у неё был такой взгляд, словно она раздела его и облизала его тело?

Он сделал глоток пива, пытаясь заставить свою голову работать. Она определённо смотрела на него. Единственный человек, который был рядом с ним — Скотти, но она точно не смотрела на него так. В голове этой женщины крутились грязные мыслишки. О нём.

Он вытащил футболку из джинсов, надеясь, что это поможет скрыть его внезапное возбуждение, но ему всё равно показалось, что ничего скрыть не удаётся и он решил просто повернуться и прислониться к столу. Ему нужно взять себя в руки.

Он просто не мог так непочтенно отнестись к Томми Кинкейду, вожделея его дочь. Этот человек был своего рода наставником и вторым папой для него. Да он был папой его лучшего друга. И именно был причиной того, что Эйден стал пожарным.

Ему было одиннадцать, когда в старенький минивэн его родителей влетели два других автомобиля и грузовик со строительными материалами. Он мало что помнил об этой аварии. Визг шин. Разбитые стёкла. Маму, зовущую по имени отца.

Но последствия этой аварии всё же наложили на него определённый отпечаток. Полицейский вытащил их из машины и Эйден держал за одну руку своего младшего брата, а другую, положил на плечо младшей сестре с ребёнком на руках.

Пожарный возился с его отцом, голова которого была в крови. Мама Эйдена была в шоке и сидела, прислонившись к ограждениям. Когда младший брат позвал её, она даже не посмотрела в его сторону.

Какая-то женщина начала что-то выкрикивать. Пожарный, делавший перевязку отцу, обернулся, но затем снова занялся головой папы. Эйден хотел сказать, что он хочет помочь этой женщине и сделал шаг вперёд.

— Я могу справиться с этим, — сказал он пожарному. — Просто покажите, куда нажимать.

Пожарный этого не хотел. Но крики, которые становились всё громче, видимо переубедили его и он встал на колени рядом с Эйденом. После того, как Брайан положил руку на плечо Сары, Эйден начал нажимать на рану отца.

— Всё хорошо, пап, — сказал он, глядя на то, как отец пытается сфокусировать взгляд. — Просто продолжай смотреть на меня и мы дождёмся приезда скорой.

Он сказал парамедикам, что его отец принял лекарство для повышения кровяного давления. Затем он рассказал о поведении своей мамы. После того, как ему дали пелёнки, он позаботился о своих братьях и сёстрах, ожидая приезда тёти.

Пожарный прибыл в больницу и подарил ему футболку с логотипом Бостонской пожарной.

— Ты всё сделал правильно, малыш.

Эйден, на самом деле, не чувствовал гордости, пока не посмотрел в глаза мужчины, увидев в них теплоту.

— Спасибо, сэр.

— Некоторые люди рождены для того, чтобы брать на себя ответственность в таких ситуациях. Это особый дар, который есть далеко не у всех. Когда ты вырастишь и решишь, что хочешь спасать жизни, сынок, найди меня. Томми Кинкейд. Engine Company 59.

Эйден потёр эмблему своей части на футболке и улыбнулся. Ему было шестнадцать, когда он впервые вошёл в старое кирпичное здание, служившее пристанищем двух частей, ища Томми Кинкейда. Он встретил Скотти в тот же день, и они сразу сблизились. Дружба. Немного неприятностей. Обучение. Тестирование. Они были неразлучны. Эйден не знал, была ли эта судьба, но они были приняты в одну и ту же команду.

Его чрезвычайно деловые родители не разделяли его надежд по поводу стремления старшего сына работать на благо общества, так что отношения между ними были далеко не идеальны. А может быть, его отец был смущен тем фактом, что только один его ребёнок работал в Hunt & Sons Investments. Сара была предназначена для женских занятий: замужества и материнства.

Томми стал для него, как отец. Скотти и Дэнии, с остальными ребятами — стали его братьями. Они были его семьёй, и он знал, что они будут с ним в любое время.

Поэтому, думать о Лидии Кинкейд — было плохой идеей.

— Земля вызывает Ханта, — сказал Скотти и Эйден почувствовал вину, за то, что думал о Лидии, стоя рядом с её братом. — Что, чёрт возьми, с тобой не так?

— Ничего. Просто усталость.

— И как её зовут?

Эйден фыркнул.

— Хотел бы я знать.

— У Пайпер есть подружка, с которой я мог бы тебя свети. Её зовут Банни и она довольно неплоха.

— Я слишком стар для цыпочек по имени Банни.

Скотт пожал плечами.

— Я не думаю, что это её настоящее имя. Во всяком случае, я на это надеюсь. Но это и не важно, чувак. Твоя потеря.

Эйден совсем не сожалел об этом. Он устал от этого всего. Он устал от женщин, которые видели только его лицо и ничего больше. Его достали женщины, которым нравилась его профессия пожарного и женщины, которые видели его пределами катка и мечтали хоть немного времени провести с хоккеистом.

Хотя он не возражал, если женщина использовала его для грязного и горячего секса. Но он также хотел, что бы она смеялась вместе с ним и проводила спокойные вечера, сидя дома. И он нуждался в той, которая после очередного дерьмового и кошмарного дня, просто подошла бы к нему и погладила по голове, даря спокойствие и умиротворения.

Смех Лидии заглушал шум в баре, но Эйден не обернулся. Он просто взял свой бокал и повернулся к телевизору.

 

***

Чрезмерно громкий звук телефона, указывающий на то, что пришло новое сообщение, разбудил Лидию и заставил её открыть глаза, на следующее утро. Матрас Эшли в гостевой спальне видел и лучшие времена, но даже он не отпускал её ото сна.

Застонав, она пошарила рукой по прикроватной тумбочке, ища телефон. Шнур от её зарядки был достаточно длинным, чтобы не поднимать голову от подушки и прочитать сообщение.

Что за чёрт, детка?

 

Она понятия не имела, в чём дело, ведь она ещё даже не проснулась. Но потом она поняла, что это сообщение в группе, состоящей из двух подруг: Бекка Шепард и Кортни Ричмонд. Включая Эшли, девчонок было четверо и чем дальше они были друг от друга, тем больше сообщений было в чате.

На этот раз, это была Бекка и Лидия задавалась вопросом, какое сообщение было отправлено ей.

 

Прежде чем она успела ответить, от Бекки пришло новое сообщение.

 






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.059 с.