Глава 10. Работа и личная удовлетворенность — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Глава 10. Работа и личная удовлетворенность



 

Рынок труда в развитых странах переживает глубокие перемены. Деньги прямо на глазах теряют былую привлекательность. Наконец-то мы начинаем понимать, что достаточно удовлетворить основные потребности, как дальнейший рост доходов сам по себе не делает нас счастливее. За последние тридцать лет доходы американцев возросли на 16 %, в то же время число людей, считающих себя «очень счастливыми», снизилось с 36 до 29 %. «Счастье не купишь за деньги», — заявила газета Нью-Йорк тайме [182]. Что же делать человеку, осознавшему, что его работа и деньги ни на йоту не способствуют удовлетворенности жизнью? Стоит ли квалифицированному специалисту менять одну работу на другую? Есть ли причины хранить верность компании, где он работает? Что заставит человека вкладывать в работу душу?

Жизнь изменяется быстро: основным стимулом для людей становятся уже не деньги, а удовлетворенность работой и жизнью. Правда, эта тенденция подвержена колебаниям: когда выбор ограничен, личная удовлетворенность нередко отступает на второй план. Однако в целом за последние два десятилетия цена удовлетворенности работой заметно возросла. В самом деле, самая высокооплачиваемая профессия в США-юрист. По уровню доходов представители этой профессии обогнали в 1990-х годах даже врачей. Тем не менее ведущим юридическим фирмам Нью-Йорка приходится выискивать способы удержать на работе нынешних сотрудников: молодежь и даже опытные юристы сплошь и рядом уходят искать работу, более совместимую со счастливой жизнью. Высокие заработки после нескольких лет изнурительного труда по восемьдесят часов в неделю на первых ступенях иерархической лестницы уже не привлекают молодых людей.

Миллионы американцев, задумываясь о труде рук своих, спрашивают себя: «Неужели я родился на свет, чтобы заниматься этой чепухой? Как быть?» Мой ответ этим людям: человек может и должен получать от работы максимальное удовлетворение. И надо постараться найти такую работу, где вы смогли бы приме нить свои индивидуальные достоинства. Тогда вы почувствуете себя счастливее.

В этой главе речь пойдет о том, как использовать свои достоинства в повседневной и профессиональной деятельности, получая максимум удовлетворения. Это необходимо всем — секретарям, юристам, медсестрам и руководителям. Реализуя в работе свои индивидуальные достоинства, вы превратите рабочий процесс в упоение, а свою профессию — в призвание. Подобная деятельность приносит человеку наибольшее удовлетворение, и он занимается ею не ради материальных выгод. Не сомневаюсь, что очень скоро люди будут работать исключительно под влиянием духовных, а не материальных стимулов, а корпорации, где поощряется такой подход, оставят фирмы, предлагающие сотрудникам лишь материальное удовлетворение, далеко позади себя. Даже политики, обеспечив согражданам более-менее достойный уровень жизни и свобод, всерьез займутся всеобщим счастьем.



Могу поспорить, что на ваших устах уже возникла скептическая усмешка. Да ну? Деньги утратят значение в капиталистической экономике? Может, хватит мечтать?

Напомню вам о другой реформе, сорок лет назад казавшейся совершенно невозможной. В те времена, когда я учился в воен ной школе, система школьного образования все еще опиралась на унижение. Бумажный колпак, розги и плохие отметки были самым ходовым инструментом в арсенале учителя. Но, как видите, эти методы вымерли, подобно мамонтам. А произошло это потому, что педагоги отыскали другие способы стимуляции учебного процесса — поощрение успехов, индивидуальный под ход к ученику, творческий взгляд вместо зазубривания, уважение к учителю и любовь к предмету.

Таким же точно образом, стимулом в работе могут быть не только деньги. Вот об этом мы сейчас и поговорим.

— Флэш рояль! — кричал я Бобу в самое ухо. Боб лежал не шевелясь. Я приподнял его мускулистую ногу, потом отпустил, и нога безжизненно упала на кровать. Боб не реагировал.

В последние двадцать пять лет каждый вторник по вечерам мы с Бобом Миллером играли в покер. После того как Боб ушел на пенсию (преподавал американскую историю), он всерьез занялся бегом и даже потратил год, совершая кругосветный про бег. Как-то раз он сказал мне, что охотнее бы лишился зрения, чем ног. Поэтому я очень удивился, когда ясным октябрьским утром две недели назад Боб пришел к нам со своей коллекцией теннисных ракеток и подарил ее детям. В свои восемьдесят лет Боб оставался страстным любителем тенниса, и этот поступок показался мне зловещим предзнаменованием.

Октябрь всегда был любимым месяцем Боба. Он устраивал осенние вылазки в горы, каждый вторник к семи тридцати неизменно возвращаясь в Филадельфию, чтобы наутро вновь карабкаться вверх между желто-красными деревьями. Увы, этой осенью ранним октябрьским утром в графстве Ланкастер Боба сбил грузовик, и теперь он лежал без сознания в больнице Коутсвиль. Три дня в коме.



— На всякий случай мы хотим заручиться вашим согласием отключить аппарат искусственного дыхания, — сказала мне лечащий врач. — Мы не смогли связаться ни с кем из родственников больного. Его адвокат уверил нас, что вы — его самый близкий друг.

Пытаясь осознать страшный смысл этих слов, я краем глаза заметил подошедшего санитара в белом халате. Он убрал судно из-под кровати Боба, потом стал поправлять картинки на стене. Критически оценил заснеженный пейзаж, поправил, отошел назад, еще раз взглянул, видимо, не удовлетворенный чем-то. Я вспомнил, что и вчера он делал то же самое. С удовольствием отвлекшись от тягостных мыслей, я переключил внимание на странного санитара.

— Я понимаю, вам нужно подумать, — кивнула женщина-врач, заметив мой отсутствующий взгляд, и вышла из палаты. Я уселся на единственный стул и стал молча наблюдать за санитаром. Он снял пейзаж и повесил вместо него календарь, взятый с противоположной стены. Потом опять взглянул, снял календарь и, пошарив в сумке, вытащил репродукцию картины Моне «Водяная лилия». Лилия повисла на стене вместо календаря и пейзажа. Затем санитар достал еще два морских пейзажа. Их он тоже приладил на стену, в другом углу. Наконец, добравшись до противоположной стены, санитар снял черно-белую фотографию Сан-Франциско и заменил ее цветным фото роскошной розы.

— Позвольте поинтересоваться, чем вы занимаетесь? — вежливо спросил я.

— Я? Я дежурный санитар, — ответил он. — Но каждую неделю стараюсь менять картинки в палате. Я ведь отвечаю за здоровье своих пациентов. Вот, скажем, мистер Миллер: он не приходил в сознание с тех пор, как его сюда привезли, но когда очнется, пусть сразу увидит что-нибудь приятное.

Санитар Коутсвильской больницы (слишком занятый своими мыслями, я так и не узнал его имени) считал, что его дело — не просто мыть, чистить и менять судна, но и заботиться о самочувствии пациентов, окружая их красотой. Самую непритязательную работу этот человек превратил в высокое призвание.

Как мы относимся к своей работе? Ученые выделяют три типа видения этой деятельности [183–185]: работа ради денег, работа ради карьеры и работа-призвание. Первый предполагает чисто прагматический подход: от своей работы человек не ждет ничего, кроме ежемесячной платы. Зарабатывать необходимо, чтобы содержать семью и в свободное время иметь возможность заниматься любимым делом. Работая ради карьеры, мы вкладываем в дело частичку души, а взамен получаем не только деньги, но и повышение по службе. Каждое такое повышение поднимает наш авторитет в глазах окружающих и предоставляет больше возможностей. Помощники юристов становятся партнерами, помощники преподавателей — преподавателями, менеджеры среднего звена — топ-менеджерами и вице-президентами. Но стоит карьерному росту прекратиться — и эта работа перестанет нас интересовать. Мы займемся поиском занятия, которое доставит нам удовольствие.

Работая по призванию, мы со всей страстью отдаемся тому или иному делу, находя в нем смысл своей жизни. Человек, работающий по призванию, считает, что вносит свою лепту в большое дело, служит чему-то более высокому, чем собственная выгода. Поэтому понятие призвания, несомненно, несет в себе религиозный оттенок. Такая работа приносит удовлетворение, независимо от оплаты и продвижения карьеры. Даже если нам не платят и не повышают в должности, мы работаем. Как правило, по призванию работают люди немногих профессий — священ ники, члены Верховного суда, врачи, ученые. Однако недавно психологи открыли интересный факт: любая работа может стать призванием, а любое призвание — обычной работой. Врач, усматривающий в лечении больных только источник дохода [186], лишен призвания, в то время как мусорщик, который изо всех сил старается сделать окружающий мир чище и здоровее, несомненно, работает по призванию.

Это важное открытие сделала группа ученых во главе с Эми Резески — преподавателем бизнеса в Нью-Йоркском университете. Ученые опросили двадцать восемь человек, занимающихся уборкой в больницах. Те, кто работал по призванию, и в уборке видели высший смысл. Они считали, что активно участвуют в лечении пациентов, старались работать как можно эффективнее, предвосхищать потребности врачей и медсестер, помогая им больше времени уделить больным. Кроме того, эти люди добровольно брали на себя дополнительные функции, как это делал санитар в Коутсвильской больнице. Уборщики, считавшие, что работают ради денег, просто выполняли свои обязанности [184,186,187].

Теперь давайте попробуем определить, как относитесь к своей работе вы.

 

Роль работы в вашей жизни [184]

 

Прочитайте несколько историй и осознайте свое отношение к их героиням.

Мисс А. работает только ради хлеба насущного. Будь она финансово независима, ушла бы с работы и занялась чем-нибудь другим. Увы, зарабатывать необходимо, так же как спать или дышать. Нередко женщина ловит себя на мысли, что время в офисе тянется чересчур медленно. С каким нетерпением она ждет выходных и отпуска! Если бы мисс А. могла бы начать все заново, она ни за что не пошла бы работать сюда и другим бы не посоветовала. Но, коль скоро это невозможно, остаются мечты поскорее уйти на пенсию.

Мисс В. , в общем-то, работа нравится, но через пять лет она не хотела бы оставаться на том же месте. Она рассчитывает на лучшую, более ответственную и творческую работу и уже наметила кое-какие планы. Иногда мисс В. кажется, что на своей нынешней работе она тратит время зря. Однако она помнит: чтобы двигаться дальше, необходимо хорошо себя зарекомендовать. Мисс В. не терпится получить повышение по службе. Она воспринимает это как символ признания своих заслуг и успехов на фоне остальных сотрудников.

Для мисс С. работа — важная часть ее жизни. Она очень довольна своим выбором. Работа стала продолжением ее лич ности и первым, о чем ей хочется рассказать своим друзьям. Мисс С. берет работу на дом и даже в отпуске продолжает трудиться. Многих своих друзей она нашла именно в связи с этой деятельностью. Мисс С. — член нескольких организаций и клубов, связанных с ее работой, она любит свое дело и считает его важным. Друзьям и детям она охотно советует заниматься тем же. Если бы мисс С. больше не смогла работать, это стало бы для нее настоящим ударом. Она не хочет уходить на пенсию.

 






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.011 с.