Унаследованный пессимизм, или Барьеры на пути к счастью — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Унаследованный пессимизм, или Барьеры на пути к счастью



 

Итак, приблизительно половиной баллов, набранных в предыдущем тесте, вы обязаны чертам характера ваших родителей. Иными словами, каждый из нас наследует определенный уровень жизнерадостности или пессимизма. Если ваша позитивная эффективность невелика, это может выразиться в стремлении избегать социальных контактов и тяге к одиночеству. Жизнелюбы, напротив, очень общительны, и есть основания полагать, что эта общительность подпитывает их повышенное настроение. Таким образом, если вы будете бороться с наследственными склонностями, это поможет вам развить в себе жизнеутверждающие начала.

 

Термостат счастья

 

Руфь, мать-одиночка, живущая в чикагском районе Гайд-Парк, как и все мы, хотела, чтобы в ее жизни было больше радости. Она добивалась этого простым и необременительным способом, покупая раз в неделю на пять долларов билеты Иллинойской лотереи. Эти периодические инъекции радостного ожидания были для нее просто необходимы, чтобы избавиться от подавленности. Будь у Руфи деньги на визит к психотерапевту, врач, несомненно, поставил бы ей диагноз «легкая депрессия».

И появилась эта болезнь не три года назад, когда муж ушел к другой, а очень давно — как минимум в средних классах школы.

И вот произошло чудо: Руфь выиграла в лотерею 22 миллиона долларов. Вне себя от радости, она оставила свою работу упаковщицы в универмаге, купила восемнадцатикомнатный дом в Эванстоне, одежду от Версаче и машину — голубой «ягуар». Ей хватило денег даже на то, чтобы отправить сыновей-близнецов в частный пансион. Но как ни странно, мало-помалу настроение снова стало ухудшаться, на сей раз — без видимых причин. К концу года дорогой психотерапевт поставил Руфь диагноз «хроническая депрессия».

Истории, подобные этой, навели психологов на мысль, что у каждого человека есть собственный, строго определенный и передающийся по наследству уровень жизнерадостности, к которому человек постоянно тяготеет. Самое скверное-то, что этот наследственный уровень, действуя подобно термостату, даже в самые счастливые минуты снижает наш эмоциональный подъем до обычной отметки. Опрос 22 счастливчиков, выигравших в лотерею, показал, что их радостное настроение постепенно упало до привычного уровня. Однако у этой монеты есть и обратная сторона: в несчастье термостат жизнерадостности вытаскивает нас из депрессии. Благодаря этому депрессия становится явлением временным — через несколько месяцев после стресса к человеку, как правило, возвращается нормальное настроение. Даже те, кто, попав в аварию, получили тяжелую травму (скажем, паралич обеих ног), приноравливаются к обстоятельствам и уже через восемь недель проявляют больше позитивных, чем негативных эмоций. Ну а по прошествии нескольких лет [56] такие люди в среднем лишь чуть-чуть менее жизнерадостны, чем здоровые. Среди пациентов, страдающих параличом всех четырех конечностей, 84 % заявили, что уровень их жизни не ниже, а то и выше среднего [57]. Все это подтверждает теорию о том, что любой из нас обладает определенным уровнем позитивных и негативных эмоций, соответствующим унаследованному уровню счастья [58].



 

О погоне за удовольствиями

 

Еще одно препятствие для повышения жизнерадостности связано с гак называемой погоней за удовольствиями: мы быстро привыкаем к тому хорошему, что у нас есть, и мечтаем о новых игрушках. По мере того, как мы получаем все больше материальных благ, запросы неизменно растут. То, что некогда казалось пределом мечтаний, нас уже не удовлетворяет — мы хотим чего-то еще. А стоит только достичь новой планки, как мы, заскучав, стремимся дальше. Как ни грустно, исследования показывают, что дело обстоит именно так.

Когда бы не гонка за удовольствиями, люди, накопившие больше жизненных благ, наверное, чувствовали бы себя счастливее тех, кто ничего не имеет. Но, как выяснилось, и те и другие счастливы или несчастны примерно в равной мере. Достижения и материальные блага, как ни странно, повышают общий уровень счастья незначительно и очень ненадолго [59]. Судите сами:

 

Менее чем через три месяца серьезные события — увольнение или повышение по службе — уже не влияют на наше настроение.

Богатство, как это ни странно, вообще почти не затрагивает уровень счастья. В среднем богатые лишь немного счастливее бедных.

Реальные доходы населения развитых стран за последние пятьдесят лет резко возросли, однако уровень удовлетворенности жизнью остался прежним как в Соединенных Штатах, так и в Европе.

Недавнее повышение заработной платы стимулирует удовлетворение от работы, но средний уровень оплаты труда на это не влияет.

Физическая привлекательность, как и богатство, сулящая различные преимущества, в целом не связана с хорошим настроением.



Физическое здоровье (вероятно, самое ценное, что у нас есть) практически не связано со светлым и радостным восприятием жизни.

 

Однако возможность привыкания к плохому имеет свои пределы. К некоторым событиям слишком трудно привыкнуть. Так, смерть ребенка или супруга даже по прошествии четырех-семи лет продолжает мучить, и люди, пережившие это, не могут прийти в себя [60]. Те, кто наблюдает страдающих болезнью Альцгеймера [61], говорят, что настроение их пациентов со временем только ухудшается. Люди, живущие в очень бедных странах — таких, как Индия или Нигерия, — чувствуют себя гораздо менее счастливыми, чем жители богатых и развитых государств, хотя нищета на Востоке и в Африке — дело обычное испокон веков [62].

Что и говорить, переменная У — унаследованный уровень счастья — практически не поддается увеличению. Но в нашей формуле имеются еще две могучие силы — переменные О и 3 — они-то как раз и способны нам помочь.

 

Обстоятельства жизни [63]

 

У обстоятельств есть как минимум то положительное свойство, что они способны повышать настроение. Плохо то, что создавать такие обстоятельства искусственно-дело дорогое и непрактичное. Прежде чем я расскажу, как обстоятельства меняют настроение, попробуйте ответить на несколько вопросов:

1. Как вы думаете, сколько процентов жителей в вашей стране испытывают на протяжении жизни депрессию?

2. Сколько процентов удовлетворены жизнью, поднявшись выше среднего уровня доходов?

3. Сколько процентов больных, страдающих умственными расстройствами, демонстрируют позитивный эмоциональный баланс (т. е. испытывают больше положительных, чем отрицательных чувств)?

4. Каким из следующих категорий ваших соотечественников присущ негативный эмоциональный баланс:

— малообеспеченные слои населения; безработные;

— пожилые люди;

— инвалиды с серьезными физическими недостатками?

Думаю, люди представляются вам куда менее жизнерадостными, чем они есть на самом деле, — во всяком случае, именно так было со мной. Взрослые американцы обычно отвечают, что депрессию пережили 49 % граждан США (в действительности — 8-18 %), 56 % американцев довольны жизнью (на самом деле — 83 %), а позитивный баланс — у 33 % больных (вместо 57 %). Что же касается четвертого вопроса, то представители всех четырех групп в Америке утверждают, что чувствуют себя счастливыми. Тем не менее 83 % опрошенных ответили, что жизнью вряд ли довольны бедняки-афроамериканцы, и 100 % сочли, что особенно тоскливо безработным. При этом лишь 38 % и 24 % ответивших соответственно рискнули предположить, что старики и инвалиды могут быть счастливы [64]. Общий вывод таков: большинство американцев, независимо от обстоятельств, считают себя счастливыми и в то же время изрядно недооценивают уровень жизнерадостности соотечественников.

В 1967 году, на заре серьезных исследований в области оптимизма [65], Уорнер Уилсон подытожил все, что было известно на тот момент. Он утверждал, что счастливые люди — это те, кто:

— хорошо зарабатывает;

— состоит в браке;

— молод;

— здоров;

— имеет хорошее образование;

— верит в Бога;

— независимо от пола;

— независимо от интеллектуального уровня.

Половина этих утверждений, как выяснилось, неверна, однако другая соответствует действительности. И я спешу вам рассказать, как, по данным психологов, внешние обстоятельства влияют на нашу жизнерадостность.

 

Деньги

 

Я была богатой и бедной. Богатой быть лучше.

Софи Такер

 

 

Счастье за деньги не купишь.

Поговорка

 

Эти на первый взгляд противоречащие друг другу утверждения действительно оба верны [66]. Существует множество свидетельств того, как богатство и бедность влияют на настроение. Исследователи сравнили среднее самоощущение жителей богатых и бедных стран. Таблица показывает, как ответили на вопросы обитатели сорока стран (не менее 1000 опрошенных в каждой). Постарайтесь ответить и вы.

Насколько вы удовлетворены своей жизнью в настоящий момент? Оцените свою удовлетворенность по десятибалльной шкале от 1 (недоволен) до 10 (полностью удовлетворен).

В таблице приведены сравнительные данные об удовлетворенности жизнью (в баллах) и относительной покупательской способности (в процентах).

 

Страна — Удовлетворенность жизнью — Покупательская способность

Болгария — 5,03 — 22

Россия — 5,37 — 27

Белоруссия — 5,52 — 30

Латвия — 5,70 — 20

Румыния — 5,88 — 12

Эстония — 6,00 — 27

Литва — 6,01 — 16

Венгрия — 6,03 — 25

Турция — 6,41 — 22

Япония — 6,53 — 87

Нигерия — 6,59 — 6

Южная Корея — 6,69 — 39

Индия — 6,70 — 5

Португалия — 7,07 — 44

Испания — 7,15 — 57

Германия — 7,22 — 89

Аргентина — 7,25 — 25

Китай — 7,29 — 9

Италия — 7,30 — 77

Бразилия — 7,38 — 23

Чили — 7,55 — 35

Норвегия — 7,68 — 78

Финляндия — 7,68 — 69

США — 7,73 — 100

Нидерланды — 7,77 — 76

Ирландия — 7,88 — 52

Канада — 7,89 — 85

Дания — 8,16 — 81

Швейцария — 8,36 — 96

 

Итак, опрос десятков тысяч человек во многом подтверждает прогнозы ученых. Во-первых, Софи Такер отчасти права: покупательская способность и средняя удовлетворенность жизнью связаны между собой. Но как только национальный валовой продукт превосходит 8000 долларов на человека, эта зависимость сходит на нет и дальнейший рост благосостояния уже не доставляет особой радости. Вот почему богатые швейцарцы чувствуют себя счастливее бедных болгар, но радуются жизни ненамного больше, чем ирландцы, итальянцы или норвежцы.

Существует и немало исключений из правила «богатство = удовлетворенность». Бразильцы, китайцы и аргентинцы выказывают куда большее довольство жизнью, чем мы могли бы предположить, судя по их достатку. А жители бывших республик Советского Союза гораздо менее довольны жизнью, чем позволяет их достаток. То же самое можно сказать и о японцах. Стиль жизни бразильцев и аргентинцев, государственная политика Китая, вероятно, стимулируют жизнерадостность населения, а социальные катаклизмы в связи с переходом от социализма к капитализму портят настроение жителям Восточной Европы. Неудовлетворенность же японцев представляется и вовсе загадочной и на фоне оптимизма жителей таких бедных стран, как Китай, Индия и Нигерия, наводит на мысль, что счастье и впрямь не купить за деньги. О том же говорят и статистические данные из развитых стран: за последние пятьдесят лет средняя покупательская способность в США, Франции и Японии возросла более чем вдвое, однако удовлетворенность жизнью осталась на былом уровне [67, 68].

Но корректно ли сравнивать жителей разных государств, ведь в развитых странах выше уровень грамотности, лучше развиты медицина и образование, больше гражданских свобод, не говоря уже о качественном содержании тех самых материальных благ. Поэтому логичнее сравнивать богатых и бедных людей в пределах одной страны. Это все равно что спросить самого себя: «Сделают ли меня деньги счастливее?» в тот момент, когда вы пытаетесь сообразить, что лучше — побыть с детьми, съездить в отпуск или поработать. В бедных странах, где люди с трудом зарабатывают на хлеб насущный, достаток тесно связан с хорошим настроением. Однако в странах богатых, где любому гражданину гарантирован определенный прожиточный минимум [69], большие заработки не всегда связаны с повышением тонуса. В Соединенных Штатах самые бедные категории населения, естественно, чувствуют себя не слишком счастливыми, но, как только человек выбирается из нищеты, дальнейшее увеличение доходов практически не влияет на его жизнерадостность. Даже сказочно богатые люди [70], входящие в сотню самых-самых по данным журнала Forbes, — обладатели среднего дохода свыше 125 миллионов долларов — радуются жизни ненамного больше среднего американца.

А самые бедные? Ученый-любитель Роберт Бисвас-Динер, сын двух известных исследователей оптимизма, в одиночку отправился на край света — посетил Калькутту, сельские районы Кении, город Фресно в Центральной Калифорнии и гренландскую тундру, чтобы узнать, каковы настроения людей в этих далеко не самых веселых уголках земли. Между прочим он провел тестирование тридцати двух проституток и тридцати одного бездомного Калькутты, выясняя, насколько они довольны жизнью.

Кальпане тридцать пять лет. Двадцать из них она работает проституткой. Заняться этим ей пришлось после смерти матери, чтобы прокормить себя и младших детей. Кальпана и сейчас о них заботится и раз в месяц приезжает навестить в деревню. В той же деревне живет ее восьмилетняя дочь. Кальпана ютится и принимает клиентов в снятой ею комнатенке с бетонными стенами, где есть только кровать, зеркало, немного посуды и алтарь индуистских богов. Получая больше двух с половиной долларов от одного клиента, Кальпана, согласно официальной классификации, считается секс-работником категории А.

Здравый смысл подсказывает, что бедняки Калькутты должны быть крайне несчастны. Как выяснилось, ничего подобного! Их уровень удовлетворенности достигает 1,93 балла по трех балльной шкале, а это лишь чуть ниже показателей студентов Калькуттского университета (2,43). Удовлетворенность бедняков конкретными сферами жизни и вовсе высока: нравственные устои — 2,56, семья — 2,50, друзья — 2,40, пища — 2,55. Меньше всего эти люди довольны своими доходами — 2,12.

Кальпана боится презрения со стороны старых деревенских знакомых, но родственники думают совсем иначе. Они всегда радуются ее приезду. А женщина довольна, что зарабатывает достаточно, чтобы ее дочь была сыта, ухожена и жила отдельно под присмотром няни.

Сравнивая бездомных Калькутты с обитателями улиц города Фресно (штат Калифорния), ученый делает выводы не в пользу последних. Средняя удовлетворенность жизнью у опрошенных бродяг Фресно (78 человек) — 1,29 балла, это значительно ниже, чем у их калькуттских собратьев. Имеются, правда, и более высокие показатели: так, калифорнийцы больше довольны уровнем своего умственного развития (2,27) и питанием (2,14), но по остальным параметрам они явно отстают: доход — 1,15, моральный аспект — 1,96, друзья — 1,75, семья — 1,84, жилье — 1,37.

Исследование Бисвас-Динера [71,72] показывает, что крайняя нищета — форма социальной болезни, а люди, живущие за порогом бедности, гораздо несчастнее всех остальных. Искоренять нищету необходимо по многим причинам — высокая детская смертность и отсутствие каких-либо перспектив, нездоровые условия обитания и скудная пища, скученность, безработица и унизительный труд. И только недовольство жизнью не входит в число этих бед. Летом этого года Бисвас-Динер отправится на северную оконечность Гренландии изучать настроения эскимосов, которые до сих пор не знают, что такое снегоход.

Субъективная важность денег гораздо сильнее влияет на настроение, чем фактический уровень финансового благополучия [73,74]. Материалистический подход здесь заводит в тупик: если для человека деньги важнее других ценностей, он всегда недоволен как своими доходами, так и жизнью в целом. Почему это так — загадка до сих пор.

 

Брак

 

Одни его ругают, другие считают основой счастливой жизни. Обе точки зрения небесспорны, однако опросы показывают, что второе гораздо ближе к истине. В отличие от денег, брак тесно связан с хорошим настроением. Национальный центр общественного мнения за последние тридцать лет опросил 35 тысяч американцев. 40 % женатых людей заявили, что очень счастливы, а среди холостых, разведенных и вдовых таких оказалось всего 24 %. Совместная жизнь без оформления брака может быть настоящим счастьем для человека, принадлежащего к таким индивидуалистическим культурам, как американская, и стать истинным мучением для жителя Японии или Китая.

Жизнь в браке дарит свои преимущества людям любого возраста, достатка и пола. Хотя в чем-то был прав и философ Кьеркегор [75], цинично заявив, что «лучше быть удачно повешенным, чем неудачно женатым». Семейные неурядицы удивительно пагубно влияют на самочувствие: у «неудачно женатых» удовлетворенность жизнью намного ниже, чем у неженатых или разведенных.

Так стоит ли немедленно обзаводиться семьей [76]? Да, если брак окажется счастливым, говорят большинство исследователей. Но не забудьте учесть еще кое-какие обстоятельства: у людей, счастливых по натуре, больше возможностей вступить в брак и жить гармоничной семейной жизнью. На шансы обрести счастливую семейную жизнь влияет также общительность — ведь люди, страдающие депрессией, обычно выглядят замкнутыми, раздражительными, сосредоточенными на себе, а потому меньше привлекают как будущие супруги. Думаю, истинную причину того, что женатые люди счастливее неженатых, еще предстоит выяснять.

 

Общественная жизнь

 

Изучая довольных жизнью людей, мы с Эдом Динером обнаружили, что практически у всех, кто вошел в 10 % счастливейших, имелся хороший друг или подруга. Вспомним: жизнерадостные люди отличаются повышенной социальной активностью. Они меньше времени проводят в одиночестве, а окружающие весьма высоко ценят их способность дружить.

Эти наблюдения аналогичны выводам о связи брака и жизнерадостности: и в том, и в другом случае трудно отличить при чину от следствия. Вполне вероятно, что кипучая общественная или семейная жизнь придает людям жизнерадостности. Но может быть, все и наоборот: изначально жизнерадостные столь обаятельны, что окружающие сами тянутся к ним, и в результате они с легкостью находят себе удачную пару. Разумеется, ведущую роль здесь может играть и какой-нибудь третий фактор, например умение интересно рассказывать всякие истории.

 

Негативные эмоции

 

Как поднять уровень положительных эмоций в своей жизни? Может, просто попытаться свести к минимуму число негативных? Ответ на этот вопрос выглядит парадоксально: вопреки распространенному мнению, даже если на человека сыплются сплошные несчастья, это не отнимает у него способности радоваться жизни. Доказано, что между позитивными и негативными эмоциями прямой связи нет.

Норман Брэдбери, известный ученый и преподаватель Чикагского университета, на заре своей научной карьеры организовал опросы тысяч американцев, выясняя, насколько они удовлетворены жизнью. Ученый полагал, что люди, подверженные отрицательным эмоциям, менее склонны к позитиву, и наоборот. Однако версия оказалась ошибочной, что подтвердили также другие исследования.

Между негативными и позитивными эмоциями нет взаимосвязи [77, 78]. Иными словами, если в вашей жизни началась полоса неприятностей, это не значит, что на это время вы обречены на серое и безрадостное существование. И наоборот, избыток положительных эмоций лишь до определенной степени влияет на количество огорчений.

Далее ученые сравнили результаты опросов мужчин и женщин [79, 80]. Оказалось, что женщины вдвое чаще впадают в депрессии и, как правило, испытывают больше отрицательных эмоций. Однако к удивлению ученых выяснилось, что они же сильнее и чаще мужчин переживают и чистый позитив. По словам Стивена Кинга, мужчины «сделаны из более твердого материала». Эмоциональная жизнь многих женщин протекает в крайних плоскостях. Возможно, дело в биологических различиях, а может быть, женщины просто охотнее рассказывают о своих чувствах и испытывают их. Ответ на этот вопрос пока не найден. Но в любом случае, данные исследований опровергают теорию прямой зависимости количества позитивных и негативных ощущений.

Древнегреческое слово soteria означает крайнюю, иррациональную радость. Другое понятие — phobia — отражает крайний, необъяснимый и немотивированный страх. Этимологически слово «сотерия» связано с названием празднования в благодарность за спасение от смертельной угрозы. Таким образом, высочайшую радость мы испытываем, избавляясь от великой опасности. Вот чем объясняется то удовольствие, которое мы получаем, катаясь на американских горках [81], прыгая с вышки на канате или просматривая фильмы «ужасов».

Таким образом, прямой зависимости между количеством негативных и положительных эмоций не наблюдается. Почему так происходит — неизвестно, и поиск ответа на этот вопрос — одна из труднейших задач позитивной психологии.

 

Возраст

 

Вопреки предположению Уилсона [82], молодость вовсе не обеспечивает высокий уровень оптимизма. Образ старика, вечно недовольного всем и вся, как оказалось, тоже не соответствует действительности. Опрос 60 000 взрослых из сорока разных стран позволил выявить три основных фактора, влияющих на жизнерадостность: удовлетворенность жизнью, удовольствие и недовольство. С возрастом удовлетворенность жизнью слегка повышается, острота удовольствий притупляется, а уровень недовольства сохраняется неизменным. Таким образом, меняется, в основном, лишь сила и глубина переживаний. Что делать — ощущение упоительного счастья, как и беспросветного отчаяния, с возрастом и опытом посещает нас все реже [83]!

 

Здоровье

 

Вы, наверное, думаете, что здоровье — залог жизнерадостности? Оказывается, крепость здоровья практически не влияет на уровень оптимизма. Гораздо теснее последний связан с субъективным восприятием [84] себя и ситуации, которое зависит от умения адаптироваться к любым условиям и позитивного мироощущения. Визиты к врачу и походы по больницам сами по себе не влияют на степень удовлетворенности жизнью — скорее они отражают наше мнение о собственном здоровье, а его состояние — уровень негативных эмоций. Интересно, что даже серьезно больные люди в целом удовлетворены жизнью ненамного менее здоровых [85].

Когда человека настигает мучительная и затяжная болезнь, уровень жизнерадостности и удовлетворения, конечно, падает, но не так сильно, как можно было бы ожидать. У пациентов, впервые попадающих в больницу с какой-нибудь одной хронической болезнью (например, с больным сердцем) [86], высокий уровень оптимизма и прекрасное настроение сохраняются как минимум в течение года, а вот жизнерадостность людей с «букетом» из пяти или более заболеваний со временем тает. Таким образом, слегка расстроенное здоровье не мешает радоваться жизни, а вот тяжелая болезнь гасит позитивные эмоции.

 

Образование, климат, национальность и пол

 

Я объединил эти факторы в одну группу, поскольку ни один из них в отдельности, как ни странно, существенно не влияет на настроение. Образование может помочь заработать больше денег [87, 88], но в среднем не повышает настроения (исключение составляют те, кто раньше зарабатывал мало). Не влияют на оптимизм и умственные способности [89]. И хотя теплый, солнечный климат помогает избежать так называемой сезонной (осенне-зимней) депрессии, средний уровень жизнерадостности не зависит от климатических условий. Жители Небраски [90], страдающие от зимней стужи, могут подумать, что в Калифорнии живут очень счастливые люди, но это не так. Человек очень быстро привыкает к теплому климату, и если кто-то мечтает о счастливой жизни на тропическом острове, то не ради одного лишь солнечного тепла.

Национальность, по крайней мере в Соединенных Штатах, также не особенно влияет на уровень положительных эмоций. Невзирая на тяжелые экономические условия, американцы негритянского и испанского происхождения сравнительно мало страдают от депрессий, хотя общий уровень жизнерадостности у них невысок.

Пол, как уже было сказано, связан с настроением самым загадочным образом. В среднем по уровню жизнерадостности мужчины и женщины не уступают друг другу, однако при этом женщины больше радуются счастливым минутам и глубже уходят в депрессию.

 

Религия

 

В течение полувека после открытий Фрейда [91] социологи не могли решить, как следует относиться к религии. Выдвигались предположения, что она внушает людям чувство вины, подавляет сексуальность, проповедует нетерпимость, антиинтеллектуализм и тиранию. Но около двадцати лет назад научные данные о положительном влиянии религии окончательно убедили ученых в ошибочности таких мнений. Верующие американцы гораздо реже употребляют наркотики, совершают меньше преступлений, реже разрывают семейные отношения и кончают жизнь самоубийством. Они здоровее физически и дольше живут. Верующие матери детей-инвалидов лучше справляются с депрессией. Кроме того, эти люди легче переносят последствия развода, увольнение, болезнь, смерть близких. Одним словом, факты свидетельствуют, что верующие гораздо чаще бывают счастливы и довольны жизнью, чем атеисты.

Связь между верой и здоровым, социально насыщенным образом жизни очевидна. Большинство религий отрицательно относятся к наркотикам, преступлениям и супружеским изменам, поощряют благотворительность, умеренность и трудолюбие. Но влияние веры на оптимизм и психологическую стойкость вовсе не так примитивно. В период расцвета бихевиоризма эмоциональные преимущества верующих объяснялись социальной поддержкой со стороны других членов общины. Однако, по-моему, гораздо важнее другое: все религии мира дарят человеку надежду на будущее и, таким образом, придают его жизни смысл.

Шина Сети Йенгар — одна из самых замечательных студен ток, каких мне доводилось учить. Будучи совершенно слепой, она училась на последнем курсе Пенсильванского университета и, работая над дипломом, изъездила Соединенные Штаты вдоль и поперек. Шина побывала во всевозможных религиозных общинах и организациях, пытаясь прояснить взаимоотношение между оптимизмом и верой. Она раздавала анкеты сотням верующих, выслушивала десятки воскресных проповедей, изучала литургии и рассказы для детей, принятые в одиннадцати религиях, наиболее распространенных на территории Соединенных Штатов.

Первый вывод, сделанный Шиной, гласил: чем более ортодоксальный характер носит религия, тем оптимистичнее ее приверженцы. Правоверные евреи, ортодоксальные христиане и мусульмане настроены гораздо жизнерадостнее представителей реформаторских и унитарных течений. Далее Шина попыталась отдельно изучить влияние той надежды, которая читается между строк проповедей, литургий или детских сказок. В результате исследовательница обнаружила, что повышенный оптимизм верующих напрямую связан с тем, насколько большие надежды предлагает их религия. Не даром христианский мистик XIV века Юлиана из Норвича, живший в эпоху Великой чумы, проповедовал так:

 

«Но все будет хорошо, все будет хорошо [92]… Он не говорил: «Над тобой не грянут бури, ты не будешь отягощен трудом и болезнью», но Он говорил: «Ты не будешь побежден»».

 

Именно связь веры с надеждой на будущее, скорее всего, объясняет эту способность религии помочь человеку победить отчаяние и все-таки стать счастливым. Вопросу о связи между счастьем и смыслом жизни посвящена последняя глава этой книги.

Итак, допустим, что каждый человек обладает неким достаточно определенным уровнем жизнерадостности. Тогда моя задача — выяснить, какие факторы и обстоятельства помогают нам держаться ближе к верхней границе диапазона своих возможностей. До недавнего времени считалось, что счастливые и жизнерадостные люди — это те, кто хорошо зарабатывает, имеет семью, сравнительно молод, здоров, получил хорошее образование и верит в Бога. Я постарался еще раз объективно оценить внешние обстоятельства, способные повлиять на наше настроение, и пришел к выводу, что для счастья человеку желательно:

1. Жить в богатой демократической стране, а не в нищем государстве с диктаторским режимом (важный фактор).

2. Иметь семью (тоже важный фактор, но не главный).

3. Избегать неприятностей и отрицательных эмоций (фактор средней важности).

4. Как можно больше общаться с людьми (важный, но не основной фактор).

5. Верить в Бога (фактор средней важности).

Для того чтобы чувствовать себя счастливым и радоваться жизни, вовсе не обязательно:

6. Много зарабатывать (если вы купили эту книгу — значит, зарабатываете достаточно, а те, кто стремятся иметь побольше денег, как правило, не очень счастливы).

7. Быть здоровым (я имею в виду субъективно воспринимаемое здоровье).

8. Иметь превосходное образование.

9. Переезжать в страну с более жарким климатом.

Вы, конечно, обратили внимание [93], что не любой из перечисленных здесь факторов можно изменить по собственному желанию. И даже если бы нам удалось это сделать, уровень нашего счастья вряд ли поднялся бы выше, чем процентов на 15.

Однако, наряду с внешними факторами, существует ряд внутренних, которые играют не менее важную роль и зависят от нашей воли и желания. Далее речь пойдет именно о них. Если в этой области вы добьетесь значительного успеха [93] (предупреждаю: понадобится затратить немало сил), то сможете улучшить свое настроение всерьез и надолго.

 






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.034 с.