Эволюция и позитивные чувства — КиберПедия


Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Эволюция и позитивные чувства



 

С точки зрения традиционной психологии, всякое положи тельное ощущение притягивает нас к какой-нибудь личности или объекту, тогда как отрицательное отталкивает от него. Приятный запах готовящегося печенья влечет нас к духовке, а уловив вонь нечистот, мы спешим уйти на другую сторону тротуара. Однако амебы и черви, руководствуясь инстинктом, тоже к чему-то тянутся, а чего-то избегают, не испытывая при этом особых чувств. На каком-то этапе эволюции более сложные организмы приобрели способность эмоционального восприятия. Но для чего?

Ответить на этот нелегкий вопрос нам поможет сравнение отрицательных и положительных чувств. Негативные реакции — страх, грусть, гнев — принадлежат к первой линии защиты организма от внешней угрозы. Страх — сигнал опасности, грусть — предчувствие утраты, гнев — крайнее недовольство тем, как ведут себя окружающие. Опасность, утрата и «неправильное» поведение, с точки зрения эволюции, ставят под угрозу выживание вида.

Более того, сама по себе внешняя угроза — это игра в победу-поражение: если кто-то взял верх, его соперник неизбежно терпит фиаско. Это очень похоже на теннис: когда один из игроков приобретает очко, визави его теряет. То же самое происходит, когда двое детей делят шоколадку. В таких играх всегда преобладают негативные эмоции, и чем важнее результат, тем сильнее накаляются страсти. Самый яркий пример такой игры — эволюционная борьба за выживание. Ей всегда сопутствуют негативные чувства, причем в крайних проявлениях. Естественный отбор взвинчивает их до предела. Те из наших предков, кто особенно сильно испытывали негативные эмоции, благодаря этому лучше всех сражались и быстрее убегали. Вместе с генами эти качества они передали потомкам.

Каждое чувство состоит из четырех компонентов: эмотивного, сенсорного, мыслительного и действенного. Эмотивный компонент всех отрицательных чувств основан на антипатии: это отвращение, страх, ненависть и т. п. Подобно звукам, зри тельным образам и запахам, эти чувства властно вторгаются в наше сознание, заслоняя все прочее. Они предупреждают нас, что предстоит победить или проиграть, мобилизуя все силы для предстоящей схватки. Они обостряют и фокусируют внимание, делая его узконаправленным. Именно поэтому мы пристально следим за оружием, а не за прической соперника. Результат — быстрые и решительные действия [24].

Все это (за исключением, пожалуй, сенсорной части) настолько бесспорно [25, 26], что давно уже набило оскомину, еще со времен Дарвина став аксиомой эволюционного толкования негативных эмоций. Странно, однако, что при этом так и не удалось выяснить, как возникли и развились у человека чувства положительные.



Ученые различают феномены и эпифеномены. Если вы нажимаете на акселератор в машине — возникает феномен, влекущий за собой цепь событий, ведущих к увеличению скорости. Эпифеномен в данном случае — показания спидометра. Они всего-навсего отражают происходящее, свидетельствуя о том, что скорость возросла. Ученые-бихевиористы — такие, как Б. Ф. Скиннер, — добрых пятьдесят лет пытались доказать, будто чувства — лишь эпифеномены, пена на поверхности капуччино наших поступков. Получается, что если вы убегаете от медведя, то движет вами вовсе не страх. По мнению этих ученых, страх — следствие бегства. Он играет роль спидометра, а не двигателя.

Я никогда не разделял подобных взглядов, хоть и работал какое-то время в бихевиористской лаборатории. Изучение при обретенной беспомощности убедило меня, что бихевиористы глубоко заблуждаются. И животные, и люди способны улавливать сложные связи между событиями (такие, как «все, что я ни делаю, бесполезно») и на основании этого прогнозировать будущее («я ничего не смог сделать вчера, поэтому и сегодня у меня снова ничего не выйдет»). Оценка сложившейся ситуации — мыслительный процесс, а способность перенести эту ситуацию в будущее подразумевает процесс рационального ожидания. Приобретенную беспомощность никак нельзя считать эпифеноменом, поскольку она вынуждает человека прекращать активные действия, то есть существенно меняет модель поведения. Труды о приобретенной беспомощности помогли разрушить карточный домик бихевиоризма, и в 1970-х годах в академической науке воцарилась когнитивная психология.

Я абсолютно убежден, что негативные состояния (так называемые дисфории) — отнюдь не эпифеномены. Аргументы эволюционной теории бесспорны: печаль и депрессия не только знаменуют утрату, но и заставляют человека прекратить борьбу, сложить руки, а в некоторых случаях даже совершить самоубийство. Тревога и страх свидетельствуют об опасности, понуждая нас бежать, защищаться или прятаться. Гнев — не только реакция на обиду, он требует наказать обидчика, чтобы тем самым восстановить справедливость.



Как ни странно, мне и в голову не пришло поверять той же логикой положительные чувства и в теории, и в собственной жизни. Ощущение счастья, хорошее настроение, всплеск энтузиазма, чувство собственного достоинства и радость оставались для меня лишь «пеной на поверхности капуччино». Я не верил, что эти эмоции могут изменить модель поведения и что их можно развить, если, конечно, вы уже не одарены такой благодатью от рождения. В книге The Optimistic Child я писал, что чувство собственного достоинства и ощущение счастья — лишь побочный эффект прекрасных взаимоотношений с окружающим миром. Великолепно иметь чувство собственного достоинства, но пытаться развить его, прежде чем вы наладите отношения с теми, кто вас окружает, — значит путать цель и средство. Так, по крайней мере, я считал.

Меня всегда обескураживало, что прекрасные и возвышенные чувства посещают меня так редко и ненадолго. Я ни с кем не делился этими наблюдениями и чувствовал себя белой вороной, пока не прочитал об одном исследовании позитивных и негативных аффектов. Работа, выполненная учеными из университета Миннесоты, доказывала, что такая черта характера, как жизнерадостность (это и есть позитивный аффект), вообще-то передается по наследству. Если у одной из девочек-близнецов жизнерадостный характер (или, наоборот, меланхоличный), то почти наверняка он присущ и ее сестре [27]. Но если у близнецов совпадает лишь половина генов, вероятность совпадения темперамента (эффективности) у них очень мала.

А каковы ваши позитивная и негативная эффективность? Попробуйте установить это, используя тест PANAS, разработанный Дэвидом Уотсоном, Ли Анной Кларк и Ок Теллеген. Да не испугает вас его научное название! На самом деле это просто и надежно. Проверьте себя, отвечая на вопросы по книге, или загляните на веб-сайт www.authentichappiness.org.

 

Моментальный тест на позитивную и негативную эффективность (panas) [28]

 

Тест представляет собой шкалу различных состояний и эмоций. Прочитайте каждое из следующих определений и оцените степень соответствия ему свого состояния в данный момент по пятибалльной шкале (1 — слегка или совсем нет, 2 — немного, 3 — умеренно, 4 — достаточно, 5 — сильно). Проставьте свои оценки рядом с каждым из этих свойств.

Позитивные аффекты:

1. Заинтересованность (ПА);

2. Бодрость (ПА);

3. Увлеченность(ПА);

4. Вдохновение (ПА);

5. Невозмутимость (ПА);

6. Решимость (ПА);

7. Внимание (ПА);

8. Энтузиазм (ПА);

9. Активность (ПА);

10. Гордость (ПА).

Негативный аффекты:

1. Раздражение (НА);

2. Огорчение (НА);

3. Стыд (НА);

4. Тревога (НА);

5. Беспокойство (НА);

6. Чувство вины (НА);

7. Испуг (НА);

8. Враждебность (НА);

9. Нервозность (НА);

10. Страх (НА).

Чтобы узнать результаты теста, суммируйте свои оценки десяти позитивных (ПА) и отдельно — десяти негативных (НА) аффектов. У вас получатся два итоговых числа, каждое не менее 10 и не более 50 очков.

Некоторые люди наделены большим запасом положительной эффективности и не теряют его всю жизнь. Они почти всегда в прекрасном настроении, жизнь доставляет им удовольствие и радость. Другим же все это недоступно — день за днем проходят в унынии. И даже если приходит успех, эти люди не радуются.

Большинство из нас — посередине между двумя крайностями. Различия в проявлениях гнева и депрессии у людей разной конституции давно установлены, но почему-то пока никто не занялся подобной классификацией позитивных эмоций.

Я пришел к выводу, что курс нашей эмоциональной жизни определяет генетический рулевой. Если маршрут наш лежит не через солнечные моря, вряд ли мы сумеем что-то изменить, пытаясь стать счастливее. Все, что мы можем предпринять, — и именно так поступаю я — это примириться с холодным климатом и твердо держать курс на позитивную эффективность, ибо она способна подарить нам множество удивительных ощущений.

У меня есть друг Лен — человек еще менее жизнерадостный, чем я. Однако он добился успеха. Будучи главным менеджером компании, торгующей ценными бумагами, Лен заработал миллионное состояние и, что еще поразительнее, неоднократно становился чемпионом Америки по бриджу, а ведь ему тогда еще не было тридцати! Красавец, яркая личность и завидный жених, в личной жизни Лен терпел одно фиаско за другим. Как я уже сказал, он — человек замкнутый и почти лишен позитивного аффекта. Я видел, как Лен победил на крупном турнире по бриджу: он лишь слегка улыбнулся и убежал наверх — смотреть футбольный матч наедине с самим собой. При этом Лен вовсе не бесчувственный эгоист. Он удивительно чутко реагирует на эмоции и просьбы окружающих, всегда отзывчив — неслучайно все говорят, что он «хороший» — просто сам не слишком под дается эмоциям.

Женщинам, за которыми ухаживал Лен, это не нравилось. От него не веяло теплом! Никакой жизнерадостности, даже смеется редко. «С тобой что-то не так, Лен», — твердили женщины. Чувствительный к таким упрекам, он пять лет занимался в Нью-Йорке с психоаналитиком. «С тобой что-то не так, Лен», — вторила женщинам психоаналитик и старалась изо всех сил, в надежде определить, какая детская травма подавляет положительные ощущения ее пациента. Но психоанализ не помог: никакой травмы у Лена не было.

На самом деле все было в порядке. Просто в силу своей конституции Лен принадлежит к группе людей с пониженной позитивной эффективностью. И таких, как он, довольно много, ведь для естественного отбора отсутствие эмоций не менее полезно, чем их избыток. В некоторых случаях спокойствие Лена давало ему немалые преимущества. Чтобы выиграть чемпионат по бриджу или успешно торговать ценными бумагами, надо обладать редким хладнокровием. Однако современным американкам нравится кипучая жизнерадостность. Десять лет назад Лен пришел ко мне за советом, как быть, и я сказал, что есть смысл переехать в Европу, где спрос на бурное веселье и другие внешние проявления эмоций пока не завышен. Ныне Лен счастливо женат. Мораль ясна: человек вполне может быть счастлив, даже если он не слишком эмоционален.

 

Развитие интеллекта

 

Меня, как и Лена, удивляло, что я испытываю мало положительных чувств. В тот день, когда мы с Никки пололи грядки в саду, я уже догадался, что мои представления об их роли ошибочны, но Барбара Фредриксон, преподаватель Мичиганского университета, сумела все это точно сформулировать и доказать: у положительных чувств, помимо того что они создают хорошее настроение, есть иное и весьма важное назначение.

Темплтонская премия присуждается молодым ученым (до сорока лет) за лучшую работу в области позитивной психологии. Это самая большая премия, доступная ученому-психологу (100 000 долларов), и мне полагалось возглавить отборочную комиссию. Тогда, в 2000 году, мы премировали Барбару Фредриксон за создание теории позитивных эмоций. Впервые прочитав ее работу, я стремглав взлетел на второй этаж и взволнованно объявил жене: «Манди, это революция в науке!» Во всяком случае, для такого пессимиста, как я.

Фредриксон утверждает, что позитивные эмоции играют важнейшую роль в процессе эволюции. Они повышают наши интеллектуальные, физические и социальные возможности и создают резервы, всегда доступные в случае угрозы или необходимости. Когда у вас позитивный настрой [5,24], окружающие проявляют большую симпатию, и с ними легче установить дружеские, любовные или другие отношения. Негативные эмоции действуют как ограничители. А под влиянием позитива мы, наоборот, становимся свободнее, терпимее, подходим к любой проблеме творчески, открыты для новых идей и впечатлений.

Несколько простых, но убедительных примеров свидетельствуют о том, что новаторская теория Барбары Фредриксон научно обоснована. Допустим, у вас есть коробка кнопок, свеча и упаковка картонных спичек. Надо прикрепить свечу к стене таким образом, чтобы воск не стекал на пол. Тут необходимо проявить изобретательность: высыпать кнопки, прикрепить ими пустую коробку к стене и поставить в нее свечу, как в подсвечник. Представьте, что перед тем, как вы получите задание, у вас постараются вызвать положительные эмоции — угостят конфетами, дадут полистать забавные комиксы или попросят прочитать вслух с выражением что-нибудь приятное. Каждый из этих приемов наверняка вызовет хоть какие-нибудь позитивные реакции, и они помогут вам творчески подойти к решению задачи.

А вот другой эксперимент: как можно быстрее определить, принадлежит ли то или иное слово к заданной категории, например, к «средствам передвижения». Услышав слово «автомобиль» или «самолет», респонденты мгновенно дают ответ. Но в случае с «лифтом» возникают затруднения, большинство людей задумываются, прежде чем ответить. Однако если, как и в предыдущем эксперименте, человека предварительно настроили на позитивный лад, мысль его работает быстрее. Точно так же испытуемый легко справляется с задачей найти определение, общее для нескольких понятий. Например, для понятий «воробей» и «гильза» одним из вариантов ответа будет «стреляный»: стреляный воробей, стреляная гильза [29, 30].

Под влиянием положительных эмоций интеллектуальный прорыв происходит как у маленьких детей, так и у опытных терапевтов. Четырехлетних малышей попросили за тридцать секунд вспомнить о чем-нибудь настолько приятном, что им «захотелось бы подпрыгнуть» или «сесть и улыбаться». (Состояния высокоэнергетичной и низкоэнергетичной жизнерадостности.) Потом всем детям дали тест на определение форм предметов [31], и обе группы (высокоэнергетичная и низкоэнергетичная) справились успешнее тех детей, которые не улыбались. Участников второй части эксперимента — 44 врача — произвольно разделили на три группы. В одной группе каждому раздали по пакетику конфет, в другой попросили читать вслух гуманистические высказывания о медицине, а третья группа стала контрольной. Затем участникам эксперимента предлагалось поставить диагноз больному, страдающему трудно распознаваемым заболеванием печени. При этом врачей просили рассуждать вслух. Лучшие показатели были у тех, кто ел конфеты: они быстрее распознавали болезнь и наиболее точно ставили диагноз. При этом никто не проявил якобы свойственного весельчакам легкомыслия [22].

 

Жизнерадостные и глупые?

 

Результаты вышеупомянутого эксперимента, конечно, впечатляют, но не даром ведь жизнерадостных людей традиционно считают легкомысленными? Анекдоты о глупых блондинках давно стали утешением для более умных, но менее популярных темноволосых женщин. В классе меня считали «нудным ботаником», но впоследствии я не раз мысленно улыбнулся, отметив, что мои особенно «жизнелюбивые» одноклассники после колледжа взлетели не слишком высоко. Мнение о том, что оптимисты легкомысленны, исходит из авторитетного источника [32].

Основоположник прагматизма Ч. С. Пирс писал в 1878 году, что задача мысли — развеивать сомнения. Мы не задумываемся и едва осознаем, что происходит вокруг, пока что-нибудь не случится. Человек бодро шагает по дороге жизни, пока на пути нет препятствий, и только когда в сандалию попадет камушек, начинает задумываться и анализировать.

Ровно сто лет спустя Лорен Аллой и Лин Абрамсон (обе тогда были молодымии многообещающими студентками), экспериментально подтвердили сказанное Пирсом. Опыт проходил так: группе студентов предоставили разную степень контроля над зеленым светом. Кто-то из них получил полный контроль: когда эти люди нажимали кнопку, вспыхивал свет, а если они кнопку не трогали, то и свет не горел. У других же студентов свет включался и гас независимо от того, нажимали они кнопку или нет. Затем всех студентов спросили, насколько включение света зависело от их действий. Те, кто страдал депрессией, ответили очень точно, сумев определить, когда нажимали на кнопку напрасно, а когда — нет. Студенты же, отличавшиеся хорошим настроением, удивили экспериментаторов. Они тоже правильно перечислили те моменты, когда сами включили свет, но в 35 % случаев, когда включение света от них не зависело, все равно считали, что он зажегся по их команде. Словом, люди, склонные к депрессии, оказались печальнее и мудрее весельчаков.

Вскоре ученые нашли новые подтверждения тому, что люди депрессивного склада более реалистично смотрят на жизнь. Они объективнее судят о своих возможностях, тогда как веселые и счастливые обычно себя переоценивают. 80 % американцев не сомневаются, что обладают навыками социального общения выше среднего [33,34]. Большинство работающих считают, что результаты их труда тоже выше среднего, и большинство водителей — даже те, кто попадал в аварии, — опять-таки считают себя асами.

Веселые люди обычно помнят больше приятных событий, чем их было в действительности, и быстрее забывают неудачные эпизоды. Грустные люди, напротив, точно фиксируют и то и другое. Веселые люди довольно односторонне воспринимают успехи и неудачи: успех они приписывают себе, полагая, что светлая полоса никогда не кончится и теперь им все по плечу, — зато любой прокол списывается на окружающих, да и то как досадная мелочь. Меланхолики же обычно вполне объективно оценивают и свои успехи, и отсутствие оных.

Таким образом, в иной ситуации оптимист и вправду может показаться «пустоголовым». Но не все так просто. В данный момент теория «депрессивной объективности» горячо оспаривается [37]. Слишком многие случаи из жизненной практики ей противоречат. Лиза Аспинуолл (преподаватель университета в городе Юта, награжденная Темплтонской премией второй степени в 2000 году) собрала немало доказательств тому, что, принимая жизненно важные решения, веселые люди все-таки поступают умнее, чем меланхолики. Эксперимент заключался в следующем. Доктор Аспинуолл знакомила своих испытуемых с пренеприятной информацией о факторах, потенциально угрожающих их здоровью: любителей кофе — со статьями о влиянии кофеина на развитие рака груди, приверженцев солнечных ванн — со статистическими данными о вредном воздействии солнечных лучей и их роли в образовании меланомы. При этом исследовательница разделила респондентов на веселых и грустных — при помощи специальных тестов на оптимизм и дополнительной стимуляции позитивных ощущений. Затем Аспинуолл предлагала каждому испытуемому прочесть статьи и через неделю спрашивала, что из прочитанного ему запомнилось. Оказалось, что оптимисты запоминали гораздо больше тревожной информации и сочли ее более убедительной, чем грустные люди и меланхолики [38].

Результаты дискуссии о том, кто умнее, можно сформулировать следующим образом. В обычных условиях оптимисты полагаются на свой прежний позитивный опыт, тогда как пессимисты настроены более скептически. Пусть свет не включается вот уже десять минут, сколько ни нажимай кнопку, оптимист считает, что в конце концов дело пойдет на лад и электричество под чинится. Однако, когда ход событий становится угрожающим («три чашки кофе в день увеличивают риск заболевания раком груди»), оптимисты сразу меняют тактику, усваивая скептически-аналитическое отношение к жизни.

Из всех упомянутых экспериментов можно сделать один существенный вывод: позитивный настрой задает совершенно особый образ мышления. За тридцать лет работы на факультете психологии я успел заметить, что обсуждения, ведущиеся в унылых серых аудиториях среди вечно брюзжащих и всем недовольных сотрудников, как правило, дают нулевой результат. В самом деле: если нужно решить, кого из нескольких достойных кандидатов можно принять в коллектив, не будет принят никто, поскольку в каждом из претендентов отыщется масса недостатков. Так за тридцать лет мы отклонили десятки кандидатур молодых преподавателей, впоследствии ставших превосходными талантливыми психологами, а то и мировыми знаменитостями.

Итак, холодный негативный настрой активизирует критический образ мыслей: человек пытается понять, что не так, а затем устранить проблему. Позитивный настрой, в свою очередь, располагает к конструктивному творческому и терпимому подходу, когда в глаза бросаются не минусы, а достоинства. Не исключено, что позитивные мысли вообще возникают в другом отделе мозга как результат совсем иных, особых нейрохимических процессов [39].

Советую читателю и самому себе настраиваться на соответствующий лад в зависимости от цели. Например, когда вам предстоит сдавать экзамен, заполнять налоговую декларацию, взвешивать решение об увольнении с работы, анализировать любовные неудачи, готовиться к ревизии, редактировать текст для печати или выбирать учебное заведение-без критического мышления тут не обойтись. Такой умственной работой лучше всего заниматься в дождливый день, сидя на стуле с прямой спинкой в тихой и скромно обставленной комнате. Это как раз тот случай, когда серьезное или грустное настроение не только не помешает, но и поможет принять наилучшее решение.

Однако существует немало дел, требующих творческого под хода. Это планирование торговой кампании, любовь (в самых высоких ее проявлениях), начало новой карьеры, решение вступить в брак, написать книгу и все, что связано с хобби и несоревновательными видами спорта. В таком случае поможет обстановка, способная поднять тонус: удобное кресло, звуки приятной музыки, солнечная погода, свежий воздух. И постарайтесь, чтобы вас окружали те, кого вы считаете самыми надежными, доброжелательными и неэгоистичными людьми.

 






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.016 с.