Без души, без радости без смысла. — КиберПедия


Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Без души, без радости без смысла.



Нам плевать на чужие потери,
Нас не радует легкость побед,
Мы стучимся в закрытые двери,
За которыми счастья нет.

 

Каждый день проходим мимо,
Мимо тех, кто нуждается в нас,
Мы эмоции прячем за гримом,
Выражение наших глаз.

 

Мы теперь ничего не боимся,
И уже никуда не спешим,
Просто мы не куда не стремимся,
И уже ничего не хотим.

 

 

Цена времени.

 

Порою кажется, что вечность это много,
Порою кажется, что вечность это миг.
Вот только началась судьбы твоей дорога,
Но оглянись, ведь ты уже старик.

 

Мне не понятно это времени теченье,
То долго тянется, то мчится не за грош.
И сколько длится то, всего одно мгновенье,
То много, а то мало не поймешь.


И сколько нам осталось тех мгновений,
Кому по сколько, каждому свое,
Кому-то взлеты, а кому паденья,
Судьбой отмерено, спросите у нее.

 

Порою кажется, что вечность - это много,
Порою кажется, что вечность - это миг.
Вот только началась судьбы твоей дорога,
Но оглянись, ведь ты уже старик...

 

 

Не сдавайся.

Когда решил, что жизнь пуста,
Ты погоди не торопись.
Нырять с булыжником с моста,
А ты спокойно оглянись.

 

Ведь боли будет только миг,
Лишь миг и больше ничего.
Всего один короткий миг,
И ты лишаешься всего.

 

Улыбок близких и родных,
И всех кем был ты окруженный.
Ты не увидишь горя их,
Нашедших труп изнеможенный.

 

А им то будет какого?
Узнать, что ты без боя сдался.
Что не добился своего,
А может, просто не старался.

 

А может силы накопить,
И драться до последней капли.
Ведь знаешь в жизни нужно жить,
А не показывать спектакли.

 

Ведь хуже нету ничего,
Без боя, просто так сдаваться.
И ты добьешься своего,
Когда научишься сражаться.

 

 

Спор.

 

За праздничным столом сидели мужики.
Их мирный разговор не так уж долго длился,
Уж после третьей по столу стучали кулаком,
Меж ними жаркий спор мгновенно разгорался.

 

Один сказал, что боли нет сильнее, чем зубной.
Не можешь спать, ревешь, на стену лезешь.
Вот перелом, сказал ему второй,
Не то, что на стену, на потолок залезешь.

 

Слепой с глухим друг друга не поймут.
Да и куда уж там! Им третий говорит спокойно.
Страшней всего, когда ногами бьют.
Не то чтобы дышать, там даже думать больно.

 

В их жаркий разговор один старик вступился.
Он рядом там сидел и мог все это видеть.
В отличие от тех троих он тихо говорил,
Почти что шепотом, хоть каждый мог услышать.

 

Нет ничего больней предательства друзей,
Предательства родных, мы перед ними беззащитны.
Предательство любимых все же чувствуешь острей.
Оно для нас опасней самой острой бритвы.



 

Физическая боль, когда-нибудь пройдет.
Помогут доктора, таблетки и молитвы.
Душевное страдание всегда в тебе живет-
Тупая боль, как после страшной битвы.

 

Не знаю, кто был прав, но жаркий спор утих.
За праздничным столом все просто замолчали.
В том месте уж ни кто не слышал больше их.
Над речью старика они наверно размышляли.

 

Мне кажется, любая боль страшна.
И та больней, которая тревожит,
Не важно, что болит: желудок иль душа.
Назвать ее простой ни кто не сможет.

 

 

Страх одиночества.

 

С каждым годом страшней засыпать одному,
Хоть других уже страхов не стало.
И тепло мне свое не отдать не кому,
Даже не с кем делить одеяло.

 

 

Помню в детстве, боялся почти что всего,
Темноты, высоты, на обрыве стоять.
Вот я вырос, сейчас я боюсь одного,
Так всю жизнь до конца одному засыпать.

 

Я боюсь что тепло, что копилось во мне,
То, которое я никому не отдал,
Просто вырвется вдруг, и сгорю я в огне,
Две минуты и я головешкою стал.

 

Мне не страшно сгореть, не страшит меня смерть,
Я же знаю, что все мы умрем.
Страшно только одно – что тебя рядом нет.
Что с тобой мы, увы, не вдвоем.

 

 

Ностальгия о вчерашнем дне.

Так как было, так уже не будет,
Будет лучше, хуже, но не так,
Кто-то это время позабудет,
Кто-то скажет - все это пустяк.

 

Кто-то пропадешь и не увидишь,
И уже обратно не вернешь,
И за это - время ненавидишь,
То, что разлучает не за грош.

 

Будут песни, танцы то же будут,
И гитара будет у костра,
Только той струны уже не будет,
Той, что пела нам еще вчера.

 

Не вернешь ты это, не забудешь,
Не утопишь каплями в вине,
Так и знай, всегда хранить ты будешь,
Ностальгию о вчерашнем дне.

 

 


Цикличность.

Бывает, что старость на детство похожа,
В детстве ты слаб и мал.
В старости слабый то же,
Но от того, что устал.

 

Будто бы что-то сломалось
И покатилось вспять.
Вот уж немного осталось,
Скоро пора умирать.

 

Снова лысеешь, слабеешь,
Снова беспомощным стал.
Думал, что все успеешь,
Видимо, прогадал.

 

Время куда-то уходит,
Память за ним ушла.
Смерть где-то рядом ходит,
Только пока не нашла.

 

Вот уже где-то в больнице
Лежишь как ребенок грудной.
С ребенком приятней возиться.
А ты дряхлый, старый, больной.



 

Уже санитарки плюются
И молят, скорее б ты сдох.
Быть может, они засмеются,
Услышав последний твой вздох.

 

Ведь был ты для них не личность,
Ты мог лишь кряхтеть и стонать.
Такая природы цикличность
Не может не удручать.

 

Но это надежда на чудо.
Вдруг цикл начнется вновь.
Вновь детство и юность будут,
Надежды, мечты и любовь.

 

 

Ангел.

 

Я знаю ты одна из тех,
Взлетая падать, не боишься.
Тем, посвящая свой успех,
Для тех ты к небесам стремишься,

 

Кому не нужен лунный свет,
А звезды, только лишь плевочки,
Кто говорит, что бога нет,
Их души жалки, как комочки.

 

Для тех взлетаешь высоко,
И навсегда прощаясь с нами
Так беззаботно и легко
Ты зажигаешь в людях пламя.

 

И все прекрасно под луной
И звезды не придел мечтаний.
Все хорошо само собой,
И бог он есть, он все же с нами.

 

 

Время.

Время не злится, не предает,
Время бездушно стремиться вперёд,
И не имеет обратный отсчет,
Оно не торопит, оно и не ждет.

 

Видишь, как быстро седеет висок,
Оно утекает, уходит в песок.
И не воротишь уже время в спять,
Его не купить, его не догнать…

 

Нам остается его лишь ценить,
Каждой секундой своей дорожить!
И когда наш угаснет жизненный свет,
Чтоб не было жалко нам прожитых лет.

 

Время не злиться, не придает,
Оно не торопит, оно и не ждет,
Не живи не прошедшим, не будущим днем,
Живи настоящим, ведь истина в нем!

 

О чиновниках.

Когда в душе одна лишь пустота,
Когда устал от мерзости и грязи.
И что в стране не изменилось нечерта,
В чиновниках сидят все те же мрази.

 

Все те же гимны светлые поют,
Но легче нам от них, увы, не стало.
Где сущий рай обещанный уют?
Иль просто наше не настало?

 

Идут года, идет за веком век,
Мы тщетно ждем, пока оно настанет.
Мне жаль что счастлив тот в России человек,
Кто сам чиновником однажды станет.

 

Счастливым на убогих наплевать,
Им наплевать, что кто-то там страдает.
Но он же из народа, должен знать,
И он, конечно, все прекрасно знает.

 

И лишь в душе все та же пустота,.
Народ устал от мерзости и грязи.
В твоей стране не изменилось ни черта,.
В чиновниках сидят все те же мрази.

 

 

Один шаг

Он один и в темноте,
И не знал, что будет дальше.
На невидимой черте,
Где нет места лжи и фальши.

Есть лишь шаг, один лишь шаг,
Раз шагнул и прямо в бездну.
От чего же страшно так?
Ведь пугаться бесполезно.

 

 

Метро.

Мы вечно блуждаем в туннелях метро.
Всю жизнь в темноте, только чует нутро,
Что скоро поднимешься, выйдешь на свет,
Но красным написано, выхода нет.

 

Вот так и блуждаем, до самых седин.
В огромной толпе, совершенно один,
А хочется воли, свободы глоток,
Но снова тебя затащило в поток.

 

Ты снова несешься назад в темноту,
И хочется даже вступить за черту,
Чтоб вихрем под поезд тебя унесло,
И все прекратилось, исчезло, ушло.

 

Но искренне верим, появится тот:
Кто к свету однажды тебя приведет,
Сорвет и подарит весенний цветок,
И искренне скажет, я рядом дружок!

 

Но так и блуждаем в туннелях метро.
Всю жизнь в темноте, только чует нутро,
Что скоро поднимешься, выйдешь на свет,
Не хочется верить, что выхода нет.

 

Добрые дела.

 

Спешите делать добрые дела,
Хоть польза от них вроде небольшая.
Они дорогу к Богу пробивают.
Спешите делать добрые дела.

 

Спешите делать добрые дела,
Когда народ устал от сквернословий,
Когда сердца становятся суровей.
Спешите делать добрые дела.

 

Спешите делать добрые дела,
Когда все "класс" и дышится свободно,
Когда друзей "кидать" уже не модно.
Спешите делать добрые дела.

 

 

Безнадега.

Безнадега, это мало, или много?
Сколько весит эта безнадега?
Как трудна унылая дорога,
Если безнадега у порога...

 

Про но...

 

Наш мир хорош, конечно, но...
И я живу как в сказке,но...
Меня пугает лишь одно,
Одно лишь это слово "но..."

 

 

Его мы слышим каждый день,
Я всё могу, но только лень.
Да мир хорош, но жизнь груба,
Я вас люблю, но не судьба....

 

И в жизни этих "но..." не счесть,
Оно везде и всюду есть,
Порою губит и вредит,
Порой спасает и хранит.

 

Я не хочу ненужных лир,
И не хочу исправить мир,
Но я прошу у вас одно,
Давайте будем жить без но....

 

Мои придуманные страны.

 

 

Придуманные страны.

Этих стран нет на картах и планах,
Их не видел никто из людей.
Они спрятаны где-то в туманах,
Состоят из фантазий, идей.

 

Состоят из рассказов и мифов,
Их рисуют обычно в мечтах.
На волшебных коралловых рифах,
Иногда, где-то на облаках.

 

О них пишут рассказы, картины,
Сказки, песни, басни, стихи.
Про глубокого моря пучины,
И затерянные островки….

 

Там на склонах цветы расцветают.
И волшебники с эльфами здесь.
И не правда что их не бывает,
Это страны, которые есть.

 

 

Страна не читанных стихов.

В стране нечитаных стихов,
Живут великие творенья,
И оды, и стихотворенья,
И про рассвет, и про любовь.

 

Они затеряны в столах,
Непропиаренны молвой,
Навек обречены судьбой,
Лежать в нечитаных листах.

 

Они народу не нужны,
Их некогда не прочитают,
О них случайно не узнают,
Читатели моей страны.

 

Я жить хотел бы в той стране,
Когда умру, не надо рая,
Я буду счастлив, их читая,
До сели неизвестных мне.

 

Ну а вообще, не надо слов,
О люди, я прошу так мало,
Чтоб та страна однажды стала,
Страной прочитанных стихов.

 

 

Город, которого нет.

Осенним вечером холодным и туманным
В чудесном городе гулять мне довелось.
Он показался мне тогда довольно странным,
Точнее то, что мне увидеть удалось.

 

Обычный город, что на карте миллионы,
Короче, маленький и тихий городок.
Мой дом: отели, каюты и вагоны.
Я путешественник, мне плохо без дорог.

 

Но этот город, где бы я остановился,
не просто так, а я бы там остался жить.
Завел жену бы и остепенился,
Чтобы его хоть малой частью быть.

 

Ведь там кругом приветливые лица.
Там незнакомые друг с другом говорят,
Ни кто не ссорится и не грубит, не злится.
И никогда в сторонке не стоят.

 

Когда беда, друг другу помогают.
А если радость, сразу делятся с другим.
Там на гитаре люди трезвые играют,
Ведь и без водки хорошо с друзьями им.

 

Там мужики в трусах и майках выбегают,
Лишь для того, чтобы послушать пацанов.
А те в ответ еще старательней играют
Не важно что, их зритель без штанов.

 

Визит в тот город мой на этом прекратился.
Открыл глаза, прокуренный вагон.
Ну, неужели, этот город мне приснился.
Как жаль, что это был всего лишь сон.

 

 

Страна несбывшихся желаний.

Страна твоих несбывшихся желаний,
Как бухта затонувших кораблей.
В ней много грез, надежды и мечтаний,
Пропавших в памяти уже прошедших дней.

 

О ней мы очень редко вспоминаем,
Но иногда, и только лишь во сне.
Мы в ту страну на время попадаем,
Чтоб поразмыслить о вчерашнем дне.

 

Там под водой, под тиной и под илом,
Лежат несбыточные грезы и мечты.
Пусть основание у них совсем прогнило,
Но мы еще их помним, я и ты.

 

Там наши не свершённые победы,
Вершины, что никто не покорил.
И даже непрожитые рассветы,
Точней прожитые, но ты с другими был.

 

Они ушли, давно уж канув в Лету,
Но как погибших их не поминай.
Их не жалей, прислушайся к совету,
Не все сбываются, но все равно мечтай!

 

 

Там где рождается мечта!

Я в доме один, а вокруг никого,
Такое не редко бывает.
Я просто лежу, не хочу ничего,
А мысль моя улетает.

 

Мой разум несется куда-то туда,
Где дети садятся на санки,
Туда где на море спокойна вода,
Туда где старинные замки.

 

Туда где бушует веселый апрель,
Туда где метель завывает,
Туда где звучит соловьиная трель,
Туда где оркестр играет.

 

Я в доме один, а вокруг никого,
Такое не редко бывает.
Я просто лежу, не хочу ничего,
А мысль моя улетает.

 

 

Она рисовала.

 

Она рисовала тот сказочный мир,
Живут где принцессы тролли.
Тот мир где в итоге случается пир,
Когда побеждают герои.

 

Тот сказочный мир, где царит красота,
Но зло, оно тоже не спит.
И жизнь в этом мире, увы, не проста,
Но все же добро победит.

 

Всегда в этом мире появится тот,
Кто темные чары развеет.
И зло он в конечном итоге найдет,
И он победит, он сумеет.

 

Но в жизни обычно бывает не так,
Здесь алчность и злоба сильнее.
Она в наших душах рождает лишь мрак,
Добро не справляется с нею.

 

И вскоре ее этот мрак победил,
Девчонка мечтать перестала.
Но как же прекрасен тот сказочный мир,
Который она рисовала.

 

 

Раздел 5:

Окружающий мир.

О природе:

Пришла зима.

 

Пришла зима, на улице бело,

Пришла зима, на улице прохлада.

Пришла зима, да только и всего,

А что еще сейчас для счастья надо?

 

Ведь только середина октября,

И может рано по морозу бегать,

Но я уже увидел снегиря,

А он всегда предвестник снега

 

Пришла пора, укутанными в плед,

Сидеть весь вечер, дома, у камина,

Смотреть по "ящику" какой-то бред,

Не самая веселая картина .

 

А лучше выйти, поиграть в снежки.

Порадовать друзей веселым бегом.

И голову развеять от тоски,

И всех поздравить с первым, белым снегом!

Ждем весну!

 

Человек, уставший от мороза,

В кресле, весь укутавшийся в плед,

Вспоминал, как летом пахнет роза,

И как греет солнышко в обед.

 

Как щебечут озорные птицы,

Как играют лучики в воде,

Как приятно в зной воды напиться,

И купаться вечером в пруде…

 

Только за окном опять морозы,

Градусник застыл на тридцати,

И совсем не радуют прогнозы,

Не куда не хочется идти…

 

Кажется, что навсегда застыли,

Эти дни, как в вечной мерзлоте.

Может зиму выключить забыли,

Те, кто правит там, на высоте?

 

Нет, конечно, боги не забыли,
И весна, конечно же, придет,
Главное, сердцами не остыли,
И не появился в душах лед.

 

И вот теми, жаркими сердцами,
Будем с нетерпеньем ждать весны,
Ведь надежда остается с нами,

С нею нам морозы не страшны!

 

Березка – «Нарцисс».

 

У берегов озерной глади,

Растет березка молодая.

Почти лежит, на воду глядя,

Себя в ней словно созерцая.

 

Песок ей будто бы кроватка,

Сухой камыш её перина.

Вцепилась в берег мертвой хваткой.

И в воду смотрит как в картину.

 

Её зелёная прическа,

Прям над водою нависает.

Лежит на берегу березка,

И за собою наблюдает.

Ручей.

 

Расплескался ручей, поиссяк,

Хочет течь, но уже не как.

Хочет бурной рекой бежать,

И не хочет вот так засыхать.

 

И отчаялся бедный ручей,

Быстро тая от солнца лучей.

Но он тек, словно стойкий боец,

Понимая, что скоро конец.

 

И уже тот ручей высыхал,

Когда новый ручей повстречал.

Два ручья в едино сплелись,

Так и началась новая жизнь.

С новой силой бежали ручьи,

И не страшны уж солнца лучи.

Позже встретили третий и вот,

Уж по склону речушка течет.

 

Так десятки и сотни ручьев,

Повстречали на склоне холмов.

И стремилась к подножью река,

И игрива и глубока.

 

Все сильнее бежала и вскоре,

Добежала до синего моря.

Хорошо, что тот первый ручей,

Не сдавался под гнетом лучей.

Ночь цвета молока.

 

Над головой летели облака,

Нежнейше белые, нет, цвета молока,

Косались крыш они почти слегка,

Те невесомые, шальные облака.

 

И в воду прыгали ныряльщики легко,

Как будто в свежее парное молоко.

И берега растает вдалеке,

Рассеяться как будто в молоке.

 

Но утром, солнца луч слегка,

Разгонят светом эти облака!

Но будет долго вспоминать река,

Об этой ночи цвета молока!

О Животных:

 

Щенки.

Пирсик на реке вблизи поселка,
Где сошлись в едино две реки,
Где зимой из проруби с ведерка,
Воду набирали мужики.

 

Там детьми купались мы часами,
Да какой там, днями напролёт...
Там лишь полшага за камышами,
А уже некто не достаёт...

 

Вот однажды, целою гурьбою,
Мы с парнями начали нырять,
Что бы там под темною водою,
В доказательство писка набрать..

 

Занырнул я ловко и умело,
Воздуха побольше приберег.
Шел ко дну, напористо и смело,
Вдруг нащупал под водой мешок...

 

Подтащил я к берегу поближе,
Подтащил и вынул из реки,
Сам еще не вылез, тут я слышу,
Пацаны, смотрите тут щенки...

 

Мы щенков конечно похранили,
Мертвых полагается зарыть.
Их еще зимою утопили,
Камень дальше им не дал уплыть...

 

Мы потом не редко даставали,
По десятку вдень таких мешков,
Только почему то вспоминали,
Только первых, тех, моих щенков...

 

Пирсик на реке вблизи поселка,
Где сошлись в едино две реки,
Где зимой из проруби с ведерка,
Воду набирали мужики...

 

Посветлело?

 

Дело было в феврале,
Облака по небу плыли,
А мальчишки во дворе,
Не за что, кота убили....

 

Мотивация проста,
Мол он черный был зараза,
Больше нет того кота,
Что, светлее стало сразу?

 

 

Черный кот.

 

Кот был черный как смоль,
Был изящным и статным,
Он ходил как король,
И гурманом был знатным...

 

 

А хозяйка его,
Больше жизни любила,
Было вдоволь всего,
Прививала и мыла,

 

Котик горя не знал,
Сладко спал, вкусно ел,
Только миг тот настал,
Что он вдруг надоел...

 

И за шкварку кота
Проводили пинком,
На душе пустота,
Так покинул он дом...

 

Он ушёл никуда,
Он ушёл в пустоту,
И уже навсегда,
Он оставил мечту,

 

Помереть на руках,
У хозяйки своей,
Непременно в годах,
В двое старше, мудрей.

 

И ушёл он туда,
Где машины гудят,
И почти что всегда,
Изловить норовят...

 

Мол ловите его,
Это он, черный кот,
И скорее всего,
Он нам зла принесет,

 

Ну а кот никогда,
Людям зла не желал,
От чего навсегда,
Ненавистным он стал?

 

Он не знал от чего,
Стал избитый, больной,
Не ужель от того,
Что был чёрный как смоль...

 

 

Где ты Шкода?

Где ты милый кот мой шкода?
Рад ли новой ты судьбе?
Нет тебя уже пол года.
Я скучаю о тебе!

 

Помнишь, маленьким комочком,
Я тебя домой принес.
Не хотел лежать клубочком,
Всю квартиру мне "разнес".

 

Ты царапался, кусался,
Но был милый, и родной.
А однажды потерялся,
Где ты? Что сейчас с тобой?

 

 

Где ты милый кот мой шкода?
Рад ли новой ты судьбе?
Нет тебя уже полгода.
Я скучаю о тебе!

О собаке.

Мой брат завел себе собаку,
Ну а следил за нею я.
Идем гулять все время в драку
Кидается на кобеля.

 

Она за кошкою помчится,
А я бегу за поводком.
Тащу домой – она резвится,
И вся квартира кувырком.

 

Она и срала где попало,
А я за нею убирал.
И ей за это попадало,
Однажды я её пинал.

 

Потом в сарай её отправил,
И вновь прибавилось хлопот.
Ведь брат кормить её заставил,
Три раза в день и круглый год.

 

Ведь мне казалось это мукой,
Кормить, какашки убирать.
Я б лучше занялся наукой,
Чего-нибудь изобретать.

 

Чем к ней ходить зимой и летом,
Снег чистить, под дождем гулять.
А я ведь мог бы стать поэтом,
Красивые стихи писать.

 

Иль стал, быть может, инженером,
Учиться бы хватало сил.
А я ношусь с её вольером,
Ну так я маме говорил.

 

Собаку я просто ненавидел,
И как на пытку плелся к ней.
Жизнь без неё прекрасней видел,
Хотел избавиться скорей.


Когда собака околела,
Я больше всех о ней скучал.
В душе так сильно опустело,
Сильней меня ни кто не ждал.

 

Прошли года, а я скучаю,
Я думал это все пройдет,
И все яснее понимаю,
Так преданно ни кто не ждет!

 

 

Хорек.

Я пушистый и мягкий комочек,
Я обычный не крупный зверек.
Но не ставьте над "i" сразу точек,
Я особенный зверь я - хорек!

 

Я вонзжу свои острые зубы,
Только в тех, кто обидеть посмел.
Я потом разбираться не буду,
Хоть я мал, но я быстр и смел!

 

Агрессивный отчаянный в драке,
А в миру я обычный зверек.
Хоть нас много таких, но однако,
Я особенный зверь, я - хорек!

 

 

Шкода.

Кот наш сер, пушист и шкоден,
он нелеп и беспороден,
Он всегда везде суется,
Он не ходит, он несется!

 

Он и в мусор залезает,
Он обои раздирает,
Просто гиперозорной,
Ну и что, за то родной!

 

 

Собачья верность.

 

Щенок был, мил, пока был мал,
Но только быстро подрастал.
хозяин песика любил,
А тот за ним везде ходил.

 

Ходил везде почти пять лет.
Хозяин вырос- время нет,
За ним следить, водить гулять
И он решил его прогнать.

 

А пес не понимал за что?
Бить может сделал что не то?
Он снова к парню прибегал,
А тот его не замечал.

 

Прошло не мало лет с тех пор,
Бродячий пес к помойке шел.
Вошел во двор и видит тут,
Хозяина ногами бьют.

 

Он зарычал, потом напал.
И нападавших отогнал.
Но тут в него вонзился нож.
И не смотря на боль и дрожь.

 

Кидался в бой он и рычал
Враги ушли, а пес упал,
Вот так бедняга околел,
Ведь главное - хозяин цел.

 

Хозяин понял- помер пес.
И на руках его понес
Но слишком поздно понял тот
Что пес друзей не предает.

 

 

Пес с душою волка.

Гордый волк в собачьей шкуре,
Средь помоек и дорог.
Пес бродячий, вечно хмурый,
В жаркой драке порван бок.

 

Лишь луна ему подруга,
И её холодный свет.
Так смотрели друг на друга,
День за днем, уж много лет.

 

Долго двигался без цели,
Господин пустых дорог.
Люди приручить хотели,
Но быть чьим то, он не мог.

 

Одинокий, но свободный,
Не искал себе друзей.
Ну и пусть всегда голодный,
Друг луны – навек ничей!

 

Но однажды живодеры,
Пса хотели изловить.
Чтоб захлопнув клетки створы,
Пса на веки усыпить.

 

Долго пса того гоняли,
Но к погоням он привык.
На вокзал его загнали,
И вот там, попал в тупик.

 

Он на рельсы, чтоб не сдаться,
Только поезд подходил.
Не успел он перебраться,
Под колеса угодил.

 

Умер он, судьба такая,
Пса того уж больше нет.
Лишь луна, о нем скучая,
Дарит свой холодный свет.

 

Если нет собаки рая,
Пусть в реальности другой.
Где никто не умирает,
Он гуляет под луной.

 

Гордый волк в собачьей шкуре,
Издает протяжный вой.
Пес бродячий, вечно хмурый,
Но свободный и живой.

 

Раздел 6:

Посвященные стихи.

О тех кто рядом:

Яркие образы.

Алая роза.

Алая роза - нежный цветок,
Каждый прекрасен её лепесток.
Но очень опасны у розы шипы,
Это совсем не простые цветы.

 

Своими цветами пленительно манят,
Своими шипами болезненно ранят.
Они созданы, чтоб приманивать глаз,
Они созданы защищаться от нас.

 

И непонятно, так что же страшней:
Сраженье с шипами? Прощание с ней?
Так и она, разбираться не станет:
Всех без разбору и манит и ранит.

 

Считает, что тот быть с ней не готов,
Кто не способен уйти от шипов.
Берут её те, чьи руки грубы,
Нежности нет в них, и нет теплоты.

 

Только вот нежность она же не знает,
И к грубости быстро она привыкает.
Не суждено ей, поэтому быть,
С тем, кто сумеет её лишь ценить.

Алая роза – нежный цветок,
Каждый прекрасен её лепесток.
Она создана, чтоб приманивать глаз,
Ну а шипы, лишь защита от НАС…

 

Ненастье.

 

Весной, бывает, тучи хмурые натянет,
И заструится сильный дождь.
Не по себе порой бывает,
Когда в ненастье попадешь.

 

И гром и молния сверкают.
И дождь летит кусками льда.
Сурово в поле ветер завывает,
И ждет, когда закончится вода.

 

Но вот потоки малые прольются,
И там средь туч, появится просвет.
И ручейки задорно разбегутся,
И кончен дождь его, почти совсем уж нет.

 

И солнце всех теплом своим согреет,
И тут природа снова оживет.
И на душе вдруг снова просветлеет,
Когда гроза стремительно пройдет.

 

Так и у нас над магазином музыкальным,
Бывает гром и молнии порой,
Как, отблеск в отражении зеркальном,
Такой порой бывает Юля злой.

 

 

Но злость уйдет и Юля улыбается,
И снова будто солнышко взойдет.
И ей в ответ природа засмеется,
Душевное ненастье пройдет.

 

И Юля станет снова доброй, милой,
Такой родной, как весь огромный свет.
Ведь главное, чтоб так оно и было,
Ведь лучше ничего на свете нет.

 

 

Дикий ангел и бесенок.

Есть двое, дикий ангел и бесенок,
Такой вот странный дружеский союз.
Я нежным обаяньем двух девчонок,
На веки покоренным остаюсь.


Одна мила, добра, душей красива,
Но есть в ней дерзость и авантюризм.
Порою в ней видна вся света сила,
Порою, хоть и добрый, но садизм.

 

Вторая резкая смутьянка и бунтарка,
Порою вредная, но что не говори,
Она, хоть и умеет сделать жарко,
Но очень добрая и нежная внутри.

 

Их двое, дикий ангел и бесенок,
Такой вот странный дружеский союз.
Я нежным обаяньем двух девчонок
На веки покоренным остаюсь.

 

Скрипка.

 

На фестивале рок певцов,
Где ноты звонки, тексты зыбки.
Под стон гитар, и звон басов,
Раздался нежный голос скрипки.

 

И тут другой мотив начался,
Молчат басы, молчат гитары,
Тут звук пронзительный раздался,
Чтоб разжигать пожары.

 

Чтоб обжигающе манить,
И звать куда-то за собою,
Чтоб заставлять, кого-то жить,
Кого-то и кончать с собою.

 

Чтоб запенить и соблазнить,
Связать судьбу с твоей судьбою,
Я этот звук могу сравнить,
Теперь лишь с Сашеной красою.

 

Теперь она во мне звучит,
Она звучит как эта скрипка.
Она и гонит и манит,
Ее глаза ее улыбка.

 

Она звучит как свет зори.
Как вечер на закате солнца.
Но все же что не говори,
Она как светлый луч в оконце.

 

И я не знаю с чем сравнить,
Чтоб описать ее точнее,
Ее нельзя не полюбить,
Однажды повстречавшись с нею.

Победа.

В порту средь кораблей и белых яхт,
Некрупное суденышко стояло.
Когда под вечер озарил причал закат,
тут небо вдруг от туч пунцовым стало.

 

В тот вечер разразился страшный шторм,
Все суетились, шторм совсем не ждали.
В порту начался форменный дурдом,
А капитаны корабли свои спасали.

 

И только-то суденышко одно,
С многозначительным названием “победа”.
Не пожелало залегать на дно,
Ей предстояло продержатся до рассвета.

 

“Победа” вышла прямо в океан,
Волной ее беспощадно потрепало.
Команде не давал сдаваться капитан,
Пока под утро небо чистым вдруг не стало.

 

Команда торопилась в порт скорей,
Но там увидели лишь хаос разорения.
Нет больше белых яхт и кораблей,
Такое обстоятельств хитрое стеченье.

 

Так и она, преграды не боясь,
Бросается, прям в трудностей пучину.
Справляются, со всем не суетясь,
Ее упорству позавидуют мужчины.

 

 

Я восхищен тенденцией такой,
Как может это хрупкое создание,
Одновременно обладать такой красой,
И так легко справляться с испытаньем.

 

Наверно нет на свете ничего,
То с чем она вдруг справится, не сможет.
Алеся выдержит, преодолеет все,
Конечно все, и пусть ей бог поможет.

 

 

Кактус.

 

В пустыне жаркой, ярким солнышком залиты,
Колючие растения растут.
Но их колючки только для защиты.
Ах, как красиво все же кактусы цветут.

 

Не каждому дано тот цвет увидеть.
Но, знаете такое не забыть.
Колючки можно срезать и обидеть.
Цветок- душа вам не позволит повредить.

 

Вот так и люди, чтоб от мира защитится,
Колючими становятся порой,
С шипами острыми и колкими как спицы,
Но очень нежной и ранимою душой.

 

Вот и она, такой ее я часто вижу,
Бывает колкою и вредною порой.
Но стоит с нею познакомиться поближе.
Она тут сразу же становиться другой.

 

Такое милое, нежнейшее созданье.
И создана она, чтоб всей душой светить.
Колючки защищают от страданья
И ото зла, ей с ними проще жить.

 

Не каждому дано ее такой увидеть,
Но, знаете такое не забыть.
Колючки можно срезать и обидеть.
Душевной красоте сложнее навредить.

 

 

Солнце.

Ее улыбка душу согревает,
Ее глаза, бездонный океан.
И даже слов мне не хватает,
Чтоб описать ее точнее вам.

 

Ведь все во круг ее напоминает,
Ее уведешь в капельках дождя.
Она сердца порой дотла сжигает,
Улыбкою, что ярче пламени огня.

 

Напоминает стан мне, стройные березки
А беззащитность- нежность хрупких ив.
Пускай словесные мои мазки совсем не броски.
За то, как точен, четок их мотив.

 

Я рифмоплет, я не могу точнее,
И красочней Наташу описать.
Наташа солнце, ну куда яснее,
Да просто солнце, что еще сказать?

 

Светлячок.

 

Она как солнце дарит людям свет,
Она как пламя сердце согревает,
Она одна, таких на свете нет,
А жаль, ведь солнца многим не хватает.

 

С ней рядом всем становится теплей,
Ну а душа, чуть-чуть, но ближе к богу,
Она не чья она для всех людей,
И ты один идешь в свою берлогу.

 

Все как всегда, тут все как прежде,
Четыре стенки, пол и потолок.
Но лишь теперь здесь место есть надежде,
Ты точно знаешь, ты не одинок.

 

И где-то есть на свете светлячок,
Который светит только для тебя.
Найди его как в море маячок,
Живи всю жизнь ее одну любя.


А ту которая однажды улыбнулась,
Та что заставила судьбу свою искать,
С чьей помощью, вся жизнь перевернулась,
Ее хоть изредка, но надо вспоминать.

 

Она как солнце дарит людям свет.
Она для всех, она не для тебя.
Она лишь знак, что одиноких нет.
И есть на свете кто-то для тебя.

 

 

Акростихи.

Люблю Валерию!

(Л)етний вечер наступает,
(Ю)жный ветер обдувает,
(Б)ольше ничего не надо,
(Л)ишь она бы только рядом.
(Ю)ная и озорная,
(В)ся красивая такая,
(А) в глазах её рассвет,
(Л)еди просто, спору нет.
(Е)сли видит, загрустил,
(Р)ассмешит, прибавив сил,
(И) обняв, скажу ей я,
(Ю)мористка ты моя!

Леночка.

 

[Л]учшей девчонки вообще не найти.
[Е]сть в ней загадка и есть в ней мечта.
[Н]ежность ее может душу спасти.
[О]богреть и обжечь, запленить навсегда.
[Ч]увства сжигают, что больно дышать.
[К]ак адский мотор бьется сердце твое.
[А] девушку эту вы можете знать.
ЛЕНОЧКОЙ все называют ее.

Анюточка.

[А]нюта классная девчонка,
[Н]аверно это не секрет,
[Ю]нна, мила, смеется звонко,
[Т]акой улыбчивый портрет.
[А] если честно, есть в ней что-то,
[Ч]астичка света, доброты.
[К]расот неведомая нота
[А]нютачка все это ты.

Настена.

[Н]ежный стан и голос нежный,
[А] глаза как два алмаза.
[С]ветят ярко, безмятежно,
[Т]ы от них сгораешь сразу.
[Е]й пошло бы быть принцессой,
[Н]о короны нет и трона.
[А] идет как баронесса,
Вот такая вот Настена.

Виктория.

(В)от какая красота,
(И) прелестна и чиста,
(К)ак цветочек расцвела,
(Т)олько все равно мала.
(О)бо всем ей как сестренке,
(Р)асскажу тайком в сторонке,
(И) по жизни подскажу,
(Я) же Викой дорожу.

Лизавета.

(В)от какая красота,
(И) прелестна и чиста,
(К)ак цветочек расцвела,
(Т)олько все равно мала.
(О)бо всем ей как сестренке,
(Р)асскажу тайком в сторонке,
(И) по жизни подскажу,
(Я) же Викой дорожу!

О тех, кто не вернется.

Посмертные стихи.

Пушкину.

 

Ты жил тут триста лет назад,
На набережной Мойки, в старом доме,
Здесь снова Петербург, не Ленинград,
И вот стою я здесь, в твоем районе.

 

И кажется недавно прошагал,
В цилиндре, в сюртуке, походкой гордой,
О Пушкин, ты не мало написал,
И стал ты навсегда звездой народной.

 

С тех пор уже прошло не мало дней,
Другой уж Петербург, другие нравы.
Здесь раньше вызывали на дуэль,
Сейчас здесь бьют по морде, правой....

 

А ты на веки бронзой прозвенел,
Твой пыл и страсть, и нежные напевы,
Спасибо, что ты родину воспел,
Ты не последний, и отнюдь не первый.

 

Но долго будут по стране звучать,
Твои стихи, и нежные напевы.
И ты навек сумел для многих стать,
Поэтом лучшим и конечно первым!

 

 

Невидимка.

 

Вот он был, и вот его не стало,
Он нашел на небе свой приют.
Словно с неба звездочка упала,
Ну а всё же, как его зовут?

 

Был тот парень сер и неприметен,
И не кто его не замечал,
И не кто в тот день и не заметил,
Как из класса парень тот пропал.

 

Он ушёл, не кто и не услышал,
Как тихонько он тогда чихнул,
Как потом стоя на школьной крыше,
Он через бордюр перешагнул.

 

А потом случайно оказалось,
Был тот парень неплохой поэт,
Лишь тетрадь стихов его осталась,
Был поэт, и вот поэта нет...

 

Вот он был, и вот его не стало,
Он нашел на небе свой приют.
Словно с неба звездочка упала,
Ну а всё же, как его зовут?

 

О тех, кто не вернется...

Меня много людей окружают,
Кто приятель, кто брат, а кто друг.
Есть и те, кто меня опекает,
Есть и те, кто со мной просто






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.081 с.