Как случилось, что монголы в XIII в. не погибли, а победили? — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Как случилось, что монголы в XIII в. не погибли, а победили?



 

Ни об одном историческом явлении не существует столько превратных мнений, как о создании монгольского улуса в XIII столетии. Да и как быть ученым спокойными? Заканчивается третье столетие с тех пор, как возникла проблема научного изучения «монгольского вопроса», а решения нет! Проблема и сегодня стоит так, как ее поставил много лет назад академик Борис Яковлевич Владимирцев.

Каким образом немногочисленные монголы, которых было чуть больше полумиллиона, разбитые на разные племена, неорганизованные, без военной подготовки, без снабжения – железа не хватало, – могли захватить полмира: Китай с Индокитаем, Тибет и Иран, Среднюю Азию, Казахстан, Украину, дойти до берегов Средиземного моря и пройти через Польшу и Венгрию на Адриатическое море? Это задача, которая до сих пор в историографии не решена. Так и считается, что это какое-то монгольское чудо: Авели (скотоводы) победили Каинов (земледельцев).

Как было показано выше, европейские народы издавна сталкивались с евразийскими кочевниками, но мало о них знали и не интересовались ими. Греки торговали со скифами, римляне воевали с сарматским племенем роксаланов. В V в. гунны совершили два больших набега, на Галлию и Италию, но это был эпизод, не оставивший следов. Тюркютский каганат VI-VIII вв. не распространялся западнее Дона, а сменившие тюркютов уйгуры, печенеги, гузы, куманы и кыргызы были раздробленны, неорганизованны и слабы. Совершенно по-иному повели себя монголы в XIII в., хотя они только что вступили на арену всемирной истории. Они из жертв превратились в победителей.

Вдумаемся в следующие факты. В Северном Китае было 60 миллионов жителей и власть находилась в руках маньчжуров, воинственного и храброго народа. В Северо-Западном Китае располагались сильные, богатые и многолюдные государства Тангут и Уйгурия.

Южный Китай, к югу от небольшой реки Хуайшуй, текущей между Хуанхэ и Янцзы, возглавляла династия Сун, под господством которой находилось 30 миллионов жителей. Итого почти 100 миллионов жителей, враждебных монголам.

Над Средней Азией и над Восточным Ираном господствовал хорезмский султан. В его владениях жили 20 миллионов мусульман. Армия султана состояла из воинственных степняков и горцев, жестоко угнетавших земледельцев и горожан.

В этой стране находились два крупнейших города, стоявших на высоте современной им цивилизации. Самарканд и Бухара не уступали по богатству и роскоши Константинополю, Кордове и Ханьчжоу в Южном Китае. Тогда это была первая пятерка городов, и лишь где-то в третьем десятке стояли Париж и Венеция.



В Восточной Европе, между Волгой и Карпатами, жили 8 миллионов человек. В Грузии – 5, и в Сирии – 5 миллионов. И вот, имея чуть более полумиллиона жителей, монголы одновременно воевали на три фронта, на три стороны света, и, как ни странно, не только воевали, но и побеждали.

Неужели все окружавшие Монголию народы были такими боязливыми, малосильными и безразличными ко всему, что дали себя разбить – и подчинить? Тут что-то не так. Очевидно, мы опустили какой-то фактор. Ведь в XIII в. тибетцы, половцы, русские, аланы и персы трусами не были. Так что причина скрыта в чем-то незаметном, в какой-то невидимой пружине, природу которой и надлежит разгадать. Вот почему история середины XIII в. напоминает своей загадочностью криминальный роман.

Уточним условия задачи. Попытка связать монгольские походы с усыханием степи была сделана в 1915 г. киевским профессором Тутковским. Но в то время историю климатических колебаний только предстояло написать. Однако уже тогда она была опровергнута[77], ибо монголы в завоеванные страны не переселялись.

Социальный строй монголов в конце XII в., перед началом походов, был родо-племенным, отнюдь не располагающим к агрессии. Правда, тогда из родов начали выделяться «люди длинной воли», аналог викингов и «рыцарей круглого стола», но они были изгоями, и притом малочисленными. Становление феодализма у монголов началось не до походов, а после них, и то не сразу.

Решающим фактором борьбы монголов за самостоятельность оказались не степняки, а дальневосточный лесной народ – чжурчжэни, разгромившие в 1125 г. киданей и уничтожившие китаезированную империю Ляо, а к 1141 г. победившие империю Сун.

Связные сведения китайских географических источников о чжурчжэнях датируются Х в., а когда в XII в. эти народы столкнулись – возникла исключительно кровавая война, с перевесом на стороне чжурчжэней. Учитывая историческую перспективу, следует рассматривать наступление чжурчжэней на Китай как реплику на вторжение танских войск на Дальний Восток. Здесь на борьбу против попытки создания мировой империи с центром в Чанъани выступили уже не степные, а лесные народы Восточной Сибири. Подобно степнякам, они легко усваивали материальную сторону китайской цивилизации, но оставляли без внимания чуждую им конфуцианскую идеологию. Захватив Северный Китай до реки Хуанхэ, чжурчжэни просто переместили передний край войны на юг, но не смешались с покоренными китайцами. Обилие китайских вещей в чжурчжэньских городищах Маньчжурии указывает не на проникновение китайской культуры, а только на обилие военной добычи. Несмотря на то, что чжурчжэньские цари именуются в китайских хрониках династией Цзинь (буквальный перевод слова – «алтан», «золото»), китайцы XII в. эту династию рассматривали как иноземную и враждебную и не прекращали борьбы против «варваров». Узел был завязан столь туго, что разрубить его смог только Чингисхан.



Родиной монголов было Восточное Забайкалье, севернее реки Керулэн. Чингис родился в урочище Дэлюн-Болдох, в восьми верстах к северу от современной монгольской границы. Этнический подъем монголы испытали одновременно с чжурчжэнями, и понятно, что эти этносы стали соперниками и врагами.

С 1130 г. чжурчжэни вели с монголами войну на истребление. В решающей войне (третьей) 1211-1235 гг. китайцы империи Сун выступили против чжурчжэней как союзники монголов. Однако китайцы терпели поражение, и тяжесть войны легла на плечи монголов. Но после победы китайцы потребовали у монголов передачи земель, отнятых у чжурчжэней. Попытка договориться кончилась тем, что китайцы убили монгольских послов. Это вызвало длительную войну, осложненную для монголов тем, что их конница не могла разворачиваться в джунглях Южного Китая и была бессильна против китайских крепостей. Перелом в войне наступил лишь в 1257 г. благодаря рейду Урянгхадая, который с небольшим отрядом вышел через Сычуань к Ханою и поднял местные бирманские, тайские и аннамитские племена на войну против Китая. Таким образом малочисленные монголы победили Великий Китай, объединив все те народы, которые не соглашались стать жертвой китаизации. В 1280 г. все было кончено.

Приобретение Китая не пошло на пользу монголам. Слишком различались между собой эти два народа. Хан Хубилай, основатель династии Юань, велел засеять один из дворов своего дворца степными травами, чтобы отдыхать в привычной обстановке. Китайцы до сих пор не едят молочных продуктов, чтобы ничем не походить на ненавистных степняков. При таком несоответствии этнопсихики компромиссы были недостижимы, а господство монголов в Китае было вынужденно-жестоким насилием. Не произошло даже ассимиляции, ибо монголо-китайские метисы извергались из того и другого этноса, вследствие чего гибли. А ведь с мусульманами и русскими монголы охотно вступали в браки, дававшие талантливых потомков. Только евреев монголы чуждались больше, чем китайцев. Освободив от податей духовенство всех религий, они сделали исключение для раввинов: с них налог взимали.

Ожесточение китайцев против монголов вылилось в восстание, начавшееся тем, что по знаку тайной организации «Белого лотоса» монгольские воины, находившиеся на постое, были зарезаны в постелях хозяевами домов. И гнусно не само убийство спящих, а то, что это ныне является национальным праздником китайцев.

По-иному сложилась судьба западных монголов, улусов Джучидского (Золотая Орда), Чагатайского и Иранского, а также джунгаров. Тесная связь царевича Хубилая с завоеванным Китаем, из которого он черпал средства и силы, уже в 1259 г. вызвала раскол монгольского улуса. Противники Хубилая выдвинули на пост хана его брата Аригбугу, а после его гибели – Хайлу, который, опираясь на кочевые традиции, вел войну против китайских монголов до 1304 г. На стороне Хубилая выступали иранские монголы; Хайду поддержали наследники Батыя, заключившие союз с русскими князьями. Александр Невский был инициатором этого союза, так как, с одной стороны, монгольская конница помогла остановить натиск ливонских рыцарей на Новгород и Псков, а с другой – ханы, сидевшие на Нижней Волге, пресекали всякое вторжение азиатских кочевников– сторонников китайских монголов или династии Юань. Так произошло разделение монголов на восточных и западных (ойратов).

Поволжские монголы в 1312 г. отказали в повиновении узурпатору хану Узбеку, принуждавшему их принять ислам. Часть их погибла во внутренней войне (1312-1315), а уцелевшие спаслись на Русь и стали ядром московских ратей, разгромивших Мамая на Куликовом поле, а затем остановивших натиск Литвы.

Иранские монголы приняли ислам в 1295 г., так как из-за бушевавшей войны не могли вернуться домой. Их потомки – хезарейцы – ныне живут в степной части Афганистана.

И наконец, самая воинственная часть монголов поселилась в Джунгарии и создала там ойратский племенной союз. Именно ойраты приняли на себя функцию, которую ранее несли хунны, тюрки и уйгуры: они стали барьером против этнической агрессии Китая на север. И они выполняли эту роль до 1758 г., пока маньчжуро-китайские войска династии Цинь не истребили этот мужественный этнос. Но для понимания механизма хода событий надо вернуться в Китай, где в XIV в. власть перешла от монголов к национальной династии Мин.

Война за освобождение Китая от монголов тянулась двадцать лет (1351-1370) и продолжилась после ухода последних монгольских войск за Гоби. Новая национальная династия Мин восприняла стремление династий Хань и Тан и пыталась захватить Монголию. В 1449 г. китайцев остановили ойраты, нанесшие им сокрушительное поражение при Туму, причем был взят в плен император. Эта битва спасла Монголию и жизнь монголов.

Гораздо удачнее для Китая была агрессия на юг, объектами которой стали Корея, Тибет, Непал, Вьетнам и Индонезия, где в 1405-1430 гг. свирепствовал китайский флот. Но попытки китайцев покорить Маньчжурию оказались безрезультатными. В XVII в. маньчжуры сами перешли в наступление и, воспользовавшись внутренней войной в Китае, захватили в 1644-1647 гг. всю страну. Антиманьчжурские восстания продолжались до 1683 г., после которого средневековый период истории Китая закончился.

Маньчжурам удалось за полвека сделать то, к чему безуспешно стремились китайцы две тысячи лет – объединить Восточную Азию. Но агрессия маньчжуров была политической, а не этнической уже потому, что маньчжуров было мало и прирост населения был невелик. Завоевав Китай, маньчжуры были вынуждены держать там гарнизоны, и, следовательно, почти все юноши служили на чужбине. Затем, став хозяевами Китая, богдыханы превратились в императоров династии Цин, которую постигла судьба всех ранее бывших инородческих династий Китая. Революция 1911 г. с точки зрения этногенеза была очередным национальным переворотом, подобным тем, которые привели к власти династии Хань и Тан. Но на этот раз жертвами этнической агрессии китайцев стали остатки маньчжуров, монголов Внутренней Монголии, тибетцев и потомки уйгуров в Синь-цзяне. Такова логика истории и этногенеза, не зависящая от воли отдельных личностей, добрых или злых. Однако ясно, что три больших степных этноса, разделенных обрывами культурно-исторической традиции, тем не менее имели между собой много общего, явно не унаследованного путем передачи. Следовательно, отмеченная общность лежит на порядок ниже этнической, то есть в сфере этнографической, и является следствием сочетания природных условий. В самом деле, поддержание системы кочевого хозяйства в условиях резких колебаний климата и необходимость постоянного сопротивления агрессии: ханьской, танской и минской– в значительной мере определяли сходство характера отношений и развития центральноазиатской этнической целостности. И все же хунны, тюрки и монголы весьма разнились между собой, но все они были барьером, удерживающим Китай на границе Великой степи. В этом их заслуга перед человечеством.

В этой жестокой борьбе – объяснение мнимой застойности народов Срединной Азии. Они не уступали европейцам ни в талантах, ни в мужестве, ни в уме, но силы, которые другие народы употребляли на развитие культуры, тюрки и уйгуры тратили на защиту независимости от многочисленного, хитрого и жестокого врага. За 300 лет они не имели ни минуты покоя, но вышли из войны победителями, отстояв родную землю для своих потомков.

Нет, никак не подходят к монголам надетая на них маска патологических агрессоров и разрушителей культуры.

В войнах, которые они вели, инициатива борьбы принадлежала отнюдь не им. Половцы в 1208 г. приняли к себе врагов монголов – меркитов... и пострадали вместе с ними. Хорезмшах Мухаммед казнил монгольских подданных и оскорбил послов; хорезмский султанат был разрушен. Вопрос о походе Батыя в Европу слишком сложен, чтобы разбирать его здесь. Мнения историков расходятся. Отметим лишь, что наивная монголофобия была лозунгом либеральнобуржуазной (модной) историографии, тогда как добросовестные историки, как дореволюционные: Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, С.Ф.Платонов, так и современные: А.Н.Насонов, отмечают сложность проблемы и отсутствие «национальной» вражды монголов с русскими. Вражда началась лишь в XIV в., когда монголы растворились в массе поволжских мусульманских народов, то есть через 100 лет после смерти Батыя.

Что же касается разрушения культуры...

В 1237 г. монголы завоевали царство Тангут, но рукописи Хара-Хото на тангутском языке датируются XIII-XIV вв. Когда же в 1405 г. китайцы империи Мин заняли тангутскую землю, тангутов больше не стало.

Монголы XII-XIII вв. были молодым этносом и вели себя так же, как и все другие этносы в фазе подъема. Разве добрее их были викинги или норманны, захватившие Англию и поработившие ее народ в XI в.? А немецкие феодалы, опустошавшие Италию при четырех Оттонах и вырезавшие полабских славян, и, наконец, рыцари первого крестового похода – чем они лучше монголов?

Разница между теми и другими была лишь в том, что монголы к 1369 г. потеряли свои завоевания и перешли к обороне, а западногерманские феодалы за такое же время от начала этногенеза развернули колониальную экспансию на Ближний Восток. Просто монголы как этнос были на 300 лет моложе романо-германского «Христианского мира», и сравнение культур должно происходить с учетом «возрастов» этносов. И если европейцы гордятся расцветом искусства в XV в., называя его «Возрождением», то монголы, ойраты и маньчжуры прошли аналогичную фазу в XVII-XVIII вв. И в том возрасте, когда испанцы покорили Америку, маньчжуры, перехватившие у монголов инициативу, завоевали Китай.

Ныне монгольский этногенез вступил в инерционную фазу «золотой осени», и следует ожидать расцвета цивилизации на 300-400 лет, разумеется в случае, если какая-нибудь злая воля не прервет развитие Монголии внешним вмешательством, как было с хуннами и тюркютами. Будем надеяться, что этого не произойдет.

Этнос – система столь эластичная и резистентная, что поколебать ее, деформировать, а тем более уничтожить удается лишь в тех случаях, когда происходит смена фаз этногенеза. Но тем не менее этносы исчезают, оставляя после себя археологические культуры и этнографические пережитки. Люди при этом не вымирают, а входят в состав новых этносов. Так, среди нас бродят потомки скифов и хуннов, шумеров и кельтиберов, хотя этих этносов нет. И видимо, через 2 тысячи лет не останется англичан и датчан, хотя люди будущего будут их потомками, обновленными до неузнаваемости.

Кто же этот невидимый враг, пожиратель этносов и разрушитель культур? Что это за неотвратимое нечто, более мощное, нежели угроза войн и стихийные бедствия? На это ответил не историк, а поэт: «О, что нам делать с ужасом, который был бегом времени когда-то наречен?» Попробуем ответить и на этот последний вопрос, хотя исчерпывающим ответ быть не может.

 

Хронос и борьба с ним

 

В том мире, в котором мы живем, есть космос – пространство, заполненное материей, облеченной в разные формы, – и время, ломающее все устоявшиеся формы и выбрасывающее субатомные частицы в вакуум, в древности называвшийся бездной. Вакуум – это пространство без вещества и энергии. В вакууме частицы из реальных превращаются в виртуальные, то есть ежесекундно меняющие знак заряда и теряющие при этом часть своей массы – фотон, уносящийся в край без дна – пустое пространство, где нет понятий бытия и небытия, добра и зла, жизни и смерти. В понимании древних людей это ад, в эрудиции современных физиков – аннигиляция вещества и энергии.

На зачем нам, историкам, эта фантасмагория? Пусть бы ей занимались физики-теоретики, а мы имеем дело с реальными людьми и прекрасными вещами – искусством, традиция которого уходит корнями в глубокую древность. Но если мы поставим вопрос иначе – а зачем и почему люди древние, и новые, и даже будущие не жалеют творческих сил для создания картин, орнаментов, поэм и симфоний, – мы увидим в их поступках (скорее, деяниях) защиту прекрасного, разнообразного мира от разрушающего Времени, ныне именуемого процессом энтропии.

Да как его не назови, суть дела остается той же. И недаром Гесиод нарисовал Хроноса в образе старика с косой, той самой, которой он оскопил своего отца, Урана, и которой он лишился, когда его сын, Зевс (энергия), заточил его в подземелье. Но время все-таки идет, и борьба с его уничтожающей силой – подвиг общечеловеческого значения.

Путей для защиты от враждебного Хроноса – два, только два, и больше нет. Один– жизнь, не страшащаяся гибели, вечно обновляющаяся и теснящая мрачную стихию вакуума. Жизнь – преображающая кристаллы вирусов в микроорганизмы, а тех в свою очередь – в гигантские деревья, в могучих зверей и в неукротимые племена людей, покорившие всю поверхность планеты. Но жизнь и обновление ее неизбежно связаны со смертью, будь то отдельные люди, или этносы (народности), или даже целые иды растений и животных. Жизнь – особая форма бытия, которая питается биохимической энергией живого вещества биосферы, ныне открытой и описанной академиком Вернадским[78] и введенной в этническую историю автором этих строк. Благодаря оболочке из живого вещества (биосфера) наша планета принимает разные виды космической энергии (фотосинтез) и делает Землю разнообразной и прекрасной. Слава биосфере!

Но в вечных сменах рождений, расцветов, упадков и неизбежных концов сфера жизни теряет плоды творческих взлетов. Удержать эти дорогие для человечества следы порывов должна была бы память, но, увы, ее возможности ограниченны. Всего не упомнишь, а вместе с ненужным хламом уходит ценное, дорогое для всех людей знание. И тут вступает в силу нечто новое, присущее только человеку – искусство.

Искусство – это то, благодаря чему создаются памятники, переживающие свои эпохи. «Все прах, одно, ликуя, искусство не умрет. Статуя переживет народ», – писал Теофиль Готье. Изобразительное искусство – это фиксация переживания и формы в исключительно долговечном материале или, если материал нестоек (дерево, бумага, ткань и т.п.), повторение формы из поколения в поколение. Это последнее – народное искусство. Часто оно уходит корнями в такую, древность, сведений о которой не сохранили самые старинные хроники. Или содержит такую информацию, какую летописцы не сумели ни передать потомкам, ни сохранить.

Иными словами, народное искусство – это кристаллизация той же самой энергии живого вещества биосферы, причем оно выводит свои шедевры из цикла рождения – старения – смерти и хранит ненарушенными формы, уже неподвластные всеразрушающему времени. Эта функция давно известна. У нас говорят об этом тускло и вяло: «Искусство как исторический источник», как будто это просто тема диссертации, а не подвиг борьбы с Хроносом. А мы скажем иначе: «Слава искусству!»

Итак, искусство устойчиво, а этногенезы – природные процессы, и потому они, «как иволги, поют на разные лады». М.М.Пришвин, отметив это в своей дивной поэме «Фацелия», вспомнил мысль Гете о том, что природа создает безличное, а только человек личен. Нет, писал М.М.Пришвин, «только человек способен создавать... безликие механизмы, а в природе именно все лично, вплоть до самих законов природы: даже и эти законы меняются в живой природе. Не все верно говорил даже и Гете»[79].

Действительно, ни древние каменные орудия – скребки, рубила, наконечники копий, – ни средневековые металлические топоры, ножи и гвозди, ни новейшие машины личного начала не имеют. Но Джоконда, Сикстинская мадонна, Афродита Милосская, Демон Врубеля и многие другие не только уникальны, но и находят отклик в душах людей, созерцающих картины. Этим искусство перекидывает мост между живой и неживой, даже искусственной природой. И благодаря этому его свойству возможно сопоставление того и другого, а тем самым и анализ культуры – явления, совмещающего вещи, вызывающие восхищение у людей, способных чувствовать красоту.

На уровне личности человека – это станковая или настенная живопись, на уровне этноса – это орнамент, на уровне суперэтноса – сакральные изображения: идолы, где личность изображаемого преобразуется либо в светлый лик, либо в дьявольскую личину. Но во всех случаях красота, заключенная в прекрасных созданиях человека, взаимодействует с человеком так же, как история этническая – с историей культуры.

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


[1] Гумилев Л.Н. Открытие Хазарии. М., «Наука», 1966, с. 19.

 

[2] Гумилев Л.Н. Хунну. М., Изд-во вост. лит., 1960.

 

[3] Гумилев Л.Н. Удельно-лествичная системa у тюрок в VI-VIII веках. – «Сов. этнография», 1959, No 3

 

[4] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., «Наука», 1967.

 

[5] Гумилев Л.Н., Куркчи А.И. Черная легенда: Историко-психологический этюд (Подгот. А.Фарзалиевым). – «Хазар», 1990, No 1 -2.

 

[6] Гумилев Л. И. Гетерохронность увлажнения-Евразии в древности. (Ландшафт и этнос. IV). – «Вести. Ленингр. ун-та», 1966, No 6, с. 64-71; он же. Гетерохронность увлажнения Евразии в Средние века (Ландшафт и этнос. V). – «Вести. Ленингр. унта», 1966, No 18, с. 81-90; он же. Изменения климата и миграции кочевников. – «Природа», 1972, No 4, с. 44-52; он же. Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии (опыт историко-географического синтеза). – «Народы Азии и Африки», 1966. No 4, с. 85-94; он же. Роль климатических колебаний в истории народов степной зоны Евразии. – «История СССР», 1967. No 1,0.53-66.

 

[7] Гумилев Л. Н. Открытие Хазарии. М., «Наука», 1966.

 

[8] Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., «Наука», 1973, с. 26, 31, 98-99, 122, 154, 163, 165, 261; он же. Современные проблемы этнографии. М., «Наука», 1981, с. 10, 247; Козлов В.И. О биолого-географической концепции этнической истории. – «Вопр. истории», 1974, No 12.

 

[9] Гумилев Л.Н. Поиски вымышленного царства: Легенда о государстве «пресвитера Иоанна». М., «Наука», 1970.

 

[10] Гумилев Л.Н. Хунны в Китае: Три века войны Китая со степными народами. М., «Наука», 1974.

 

[11] Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Вып. 1 -3. М., ВИНИТИ, 1979.

 

[12] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989.

 

[13] См.: Бичурин И.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950; Cahun L. Introduction a l' Histoire de l'Asie. Paris, 1896; Grousset R. L'Empire des steppes. Paris, 1960.

 

[14] Такое мнение было высказано В.М.Штейном (см.: «Вестн. древней истории», 1961, No 2, с. 120; 1962, No 3, с. 202-210).

 

[15] См. «Хунну» (М., 1960); «Хунны в Китае» (М., 1974); «Древние тюрки» (М., 1967); «Открытие Хазарии» (М.. 1966); «Поиски вымышленного царства» (М., 1970); «Старобурятская живопись» (М., 1975); «Древняя Русь и Великая степь» (М., 1989).

 

[16] Наиболее важные, дополняющие изложение: Троецарствие в Китае. // «Доклады Географического общества». Вып. 5. Л., 1968; Величие и падение древнего Тибета. // В кн.: Страны и народы Востока. Вып. 8. М., 1969; Сказание о хазарской дани. – «Ру с. лит.», 1974, No 3; С точки зрения Клио. // «Дружба народов», 1977, No 2; Искусство и этно с. // «Декор. искусство СССР». 1972, No 1.

 

[17] Яцунский В. К. Историческая география. М., 1955.

 

[18] См.: Гумилев Л.Н., Эрдейи И. Единство и разнообразие степной культуры Евразии в средние века. // «Народы Азии и Африки». 1969, с.78-87.

 

[19] См.: Гумилев Л.Н. Роль климатических колебаний в истории народов степной зоны Евразии. // «История СССР», 1967, No 1, с.53-66.

 

[20] См.: Гумилев Л.Н. Этно-ландшафтные регионы Евразии за исторический период. // В кн.: Чтения памяти академика Л.С.Берга. Ч. 8-11. Л., 1968, с. 118-134.

 

[21] Грумм-Гржимайло Г.Е. Рост пустынь и гибель пастбищных угодий и культурных земель в Центральной Азии за исторический период. // «Известия Всероссийского географического общества», т. 15, вып. 5. Л., 1933.

 

[22] См.: Гумилев Л.Н. История колебаний уровня Каспия за 2000 лет (с IV в. до н.э. по XVI в. н.э.). // В кн.: Колебания увлажненности Арало-Каспийского региона в голоцене. М-, 1980, с. 32-47.

 

[23] См.: Гумилев Л.Н. Старобурятская живопись. М., 1975.

 

[24] См.: Шупер В.А. Возможные пути влияния философии на поиски решения экологической проблемы. // В кн.: Методологические проблемы взаимодействия общественных, естественных и технических наук. М., 1981, с. 150.

 

[25] См.: Гумилев Л.Н. Этногенез и этносфера. // «Природа», 1970, No 1, с. 46-55; No 2, с. 43-50; он же. Этногенез – природный процесс. // Там же, 1971, No 2, с. 80-82; он же. Этногенез и биосфера Земли. Вып. 1-3. М., 1979-1980; он же. Содержание и значение категории «этнос». // В кн.: Методологические аспекты взаимодействия общественных, естественных и технических наук в свете решений XXV съезда КПСС. М., Обнинск, 1978, с.64-68

 

[26] См.: Колесник С.В. Общие географические закономерности Земли. М., 1970.

 

[27] Медоев А.Г. Гравюры на скалах. Алма-Ата, 1979, с. 6.

 

[28] Медоев А.Г. Гравюры на скалах. Алма-Ата, 1979, с. 6.

 

[29] См.: Гумилев Л.Н. Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии (Опыт историко-географического синтеза). // «Народы Азии и Африки», 1966, No 4, с. 85-94; он же. Изменение климата и миграции кочевников. // «Природа», 1972, No 4, с.44-52.

 

[30] См.: Гумилев Л. Н. Биосфера и импульсы сознания. // «Природа», 1978, No 12, с. 97-113.

 

[31] А.Каримуллин доказал, что очень много дакотских и тюркских слов совпадают по звучанию и смыслу. Это не может быть просто совпадением, но в Америке нет следов древнего пребывания азиатских монголоидов. Зато американоидные черты встречаются в скелетах Сибири III-II ты с. до н.э. Следовательно, не тюрки проникали в Америку, а индейцы – в Сибирь (см.: Вопросы географии США. Л., 1976, с. 123-126).

 

[32] Руденко С.И. Культуры бронзы Минусинского края и радиоуглеродные датировки. // «Доклады Географического общества СССР». Вып. 5. Л., с. 39-45.

 

[33] См.: Геродот. История в девяти книгах. Пер. Ф.Г. Мищенко. Т. I. M., 1888, IV, с. 11.

 

[34] Теплоухов С.А., Киселев С.В., Грязное М.П. Наивный эволюционный подход, построенный на произвольных датировках памятников (см.: Руденко С.И. Указ. соч., табл. на с. 43).

 

[35] Работа Б.Лауфера «Язык юечжи, или индоскифов» была издана тиражом 500 экз. в Чикаго. Фотокопия ее хранится в ГПБ им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в С.-Петербурге (см.: Гумилев Л.Н. С.И.Руденко и современная этнография ардиной зоны Евразийского континента. // В кн.: Этнография народов СССР. Л..1971, с.11).

 

[36] См.: Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л; Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. Далее изложение идет по этой книге, без указания страниц.

 

[37] Сосновский Г.П. Ранние кочевники Забайкалья. // В кн.: Краткие сообщения Института истории материальной культуры, т. 8. М.-Л., 1940; он же. Плиточные могилы Забайкалья. // «Труды отдела истории первобытной культуры Гос. Эрмитажа», т. 1,Л., 1941.

 

[38] См.: Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР. М.-Л., 1948, с. 121; Гумилев Л.Н. Хунну, с. 46-48.

 

[39] См.: Гумилев Л.Н. Хунну, с. 60.

 

[40] См.: Захаров И. Историческое обозрение народонаселения Китая. // «Труды членов русской духовной миссии в Пекине». I. Спб., 1852, с. 270-281. Цифры нельзя воспринимать буквально, но соотношения выдержаны, по-видимому, правильно.

 

[41] См.: Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли.

 

[42] См.: Гумилев Л.Н. Хунну, с. 171-174.

 

[43] См.: Гумилев Л.Н. Хунны в Китае. М., 1974, с. 233.

 

[44] Акматическая фаза – фаза высшего подъема энергетического напряжения этноса. Это отнюдь не значит, что культура или экономика процветают или просто жизнь легка; скорее, наоборот, подъем энергии мы рассчитываем по количеству событий в единицу времени.

 

[45] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, т. 1, с. 107.

 

[46] См.: Иностранен К.А. Хунну и гунны. Л., 1926.

 

[47] Аммиан. Марцеллин. История. Т. 3. Киев, 1908, с. 236-245.

 

[48] См.: Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, т. 1, глава «Хунну».

 

[49] См. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, т. 1, глава «Сяньби».

 

[50] См.: Гумилев Л.Н. Хунну, с. 240-247; он же. Некоторые вопросы истории хуннов. // «Вести, древней истории», 1959, No 4.

 

[51] См.: Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М., 1951, с. 321.

 

[52] В 161 г. до н.э. юечжи отняли у саков Кашгар; в 127 и 123 гг. до н.э. парфяне отбили набеги саков, а в 114 г. до н.э. оттеснили их из Мервского оазиса на восток Ирана. В 58 г. до н. э. саки разбиты царем Индии Викрамадитьеи. При поддержке саков Фраат вступает на престол Парфии (30 г. н.э.). Затем следуют: союз саков с Парфией; поражение саков в Индии (124 г.); рассеяние саков в Пенджабе и Синде.

 

[53] См.: Руденко С.И. Культура хуннов и Ноинулинские курганы. М.-Л., 1962.

 

[54] См.: Руденко С.И. Искусство Алтая и Передней Азии (середина I тысячелетия до н.э.). М., 1961.

 

[55] Иордан. О происхождении и деяниях готов. Пер. с латин. и коммент. Е.Ч.Скржинской. М., 1960.

 

[56] См.: Страбон. География. М., 1964.

 

[57] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950, т. 1, с. 88.

 

[58] См.: Гумилев Л.Н. Гетерохронность увлажнения Евразии в средние века. // «Вести. Ленингр. ун-та», 1966, No 18, с. 84-85.

 

[59] См.: Гумилев Л.Н. Хунны в Китае, с. 113-117.

 

[60] Тюркют – это «тюрк» с монгольским суфиксом множественного числа. Так тюрков называли жужани, разговорным языком коих был сяньбийский, то есть древнемонгольский. Так как тюрки VI-VIII вв. были весьма не похожи на те этносы, которые позже присвоили себе название «тюрк», то во избежание путаницы целесообразно принять условное название – «тюркюты», тем более что этот этнос был начисто уничтожен в середине VIII в. и не оставил потомков (см.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки).

 

[61] См.: Гумилев Л.Н. Хунны в Китае.

 

[62] См.: Грумм-Гржимайло Г.Е. Материалы по этнологии Амдо и области Куку-нора. Спб., 1903, с. 3.

 

[63] Долгое время этот народ назывался по-китайски - «тоба». Правильное название установлено после прочтения орхонских надписей.

 

[64] См.: Гумилев Л.И. Древние тюрки. М., 1967. Далее изложение идет по этой книге.

 

[65] Литература вопроса громадна. Библиографию см.: Всеобщая история искусства, т. 2, кн. 2. Обзорная статья, там же (с. 319-384).

 

[66] Вэнсян-тункао XIV, цз. 344, с. 17а, 17б Пер. Н.В.Кюнера (см.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки, с. 175).

 

[67] См.: Гумилев Л.Н. Китайская хронографическая терминология в трудах Н.Я.Бичурина на фоне всемирной истории. // В кн.: Собрание сведений по исторической географии Восточной и Срединной Азии. Чебоксары, 1960, с. 644-673.

 

[68] См.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки, с. 373-386, 425-434.

 

[69] См.: Кузнецов Б.И., Гумилев Л.Н. Бон (Древняя тибетская религия). // «Доклады Географического общества». Вып. 15. Л., 1970, с. 72-90.

 

[70] См.: Николаев Ю. В поисках за божеством. Очерки истории гностицизма. Спб., 1913.

 

[71] Подробнее см.: Гумилев Л.Н. Поиски вымышленного царства. М., 1970, с. 55 и след.

 

[72] Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1966, с. 127, 140.

 

[73] См.: Гумилев Л.Н. Истоки ритма кочевой культуры. – «Народы Азии и Африки», 1966, No 4; он же. Открытие Хазарии. М., 1966, с. 92.

 

[74] См.: История стран зарубежного Востока в средние века. М 1970, с.205 и сл.

 

[75] См.: Гумилев Л.Н. Старобурятская живопись. М., 1975. с. 19.

 

[76] См.: История Монгольской Народной Республики. М., 1954.

 

[77] См.: Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. 2. Л., 1926, с. 415 и сл.

 

[78] См.: Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружение. М., 1965.

 

[79] Пришвин М.М. Повести, поэмы, охотничьи рассказы. Челябинск, 1980, с.281.

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.034 с.