Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 29 — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 29



Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 29

В. И. ЛЕНИН ТОМ 29

ФИЛОСОФСКИЕ ТЕТРАДИ

ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА• 1973

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 29 Предисловие

ПРЕДИСЛОВИЕ

Двадцать девятый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина состоит из конспектов, фрагментов, заметок о различных книгах и статьях по философии, а также замечаний и пометок Ленина на полях и в тексте философских книг из его личной библиотеки.

Большинство рукописей конспектов, фрагментов и заметок, входящих в настоящий том, впервые было опубликовано в 1929—1930 годах в Ленинских сборниках IX и XII; в 1933—1947 годах эти материалы пять раз издавались отдельной книгой под названием «Философские тетради», а в 1958 году они вышли как 38 том 4 издания Сочинений В. И. Ленина. Состав предыдущих изданий не одинаков, наиболее полным из них было последнее, по сравнению с которым настоящий том дополнен впервые публикуемыми замечаниями Ленина на книге И. Дицгена «Мелкие философские работы» и опубликованными ранее замечаниями на книге Ю. М. Стеклова «Н. Г. Чернышевский, его жизнь и деятельность»; некоторые заметки из ленинских «Тетрадей по империализму», вошедшие в 28 том Полного собрания сочинений, в настоящем томе опущены.

Различные издания «Философских тетрадей» отличаются не только составом, но и порядком расположения документов; настоящий том разбит на три отдела, в каждом из которых помещены материалы более или менее однородного характера. В первый раздел вошли конспекты и фрагменты, во второй — различные заметки о книгах, статьях и рецензиях на философскую

VIII

литературу, в третий — отрывки из книг с замечаниями и пометками Ленина. Внутри разделов документы расположены в хронологическом порядке на основе дат, установленных ранее или при работе над настоящим томом косвенным путем, так как почти все документы автором не датированы.

В Полном собрании сочинений В. И. Ленина «Философские тетради» отнесены к периоду первой мировой войны, когда" была написана основная часть конспектов, фрагментов, заметок. Именно в это время Ленин конспектирует «Науку логики» и — параллельно — первую часть «Энциклопедии философских наук» Г. В. Ф. Гегеля, его «Лекции по истории философии» и «Лекции по философии истории», сочинение Л. Фейербаха «Изложение, анализ и критика философии Лейбница»,Ф. Лассаля — «Философия Гераклита Темного из Эфеса», «Метафизику» Аристотеля и ряд других книг по философии и естествознанию. Эти конспекты и заметки составили содержание восьми одинаковых тетрадей в синих обложках, озаглавленных Лениным «Тетрадки по философии. Гегель, Фейербах и разное»; к этой серии относится и написанный на отдельных листах конспект «Лекций о сущности религии» Фейербаха, составленный не ранее 1909 года.



Ленинские фрагменты иногда записаны в тетрадках отдельно (например, «План диалектики (логики) Гегеля» или «К вопросу о диалектике»), иногда — в тексте конспектов (фрагмент об элементах диалектики в конспекте «Науки логики», фрагмент о теории познания в конспекте книги Лассаля и другие). Окончательная обработка философских конспектов, фрагментов, заметок 1914—1915 годов, изучение которых позволяет предположить, что Ленин собирался написать специальный труд о диалектике, так и осталась не завершенной, но и в таком виде они имеют огромное значение для развития марксистской философии.

Наряду с книгой «Материализм и эмпириокритицизм» «Философские тетради» содержат неоценимое идейное богатство, имеют исключительное теоретическое и политическое значение и составляют основу ленинского

IX

этапа в развитии марксистской философской мысли. Но если в своем главном философском труде Ленину деляет преимущественное внимание коренным проблемам философского материализма, то центральным пунктом «Философских тетрадей», в котором, как в фокусе, сходятся ленинские идеи, затрагивающие самые различные области человеческого знания, является материалистическая диалектика, ее основные законы и категории, история их формирования, значение для общественных наук и естествознания, диалектический характер развития техники. Идеалистическая диалектика Гегеля, диалектические идеи Гераклита, Лейбница и других философов служат Ленину исходным материалом, на основе которого он развивает материалистическую, марксистскую диалектику.



В эпоху крайнего обострения всех противоречий капитализма и назревания нового революционного кризиса материалистическая диалектика приобретала особое значение: только с ее позиций можно было раскрыть империалистический характер войны, разоблачить софистику и эклектику лидеров II Интернационала, их оппортунизм и социал-шовинизм. Значение «Философских тетрадей» в развитии марксизма-ленинизма в полной мере раскрывается в связи с такими ленинскими произведениями того периода, как «Империализм, как высшая стадия капитализма», «Социализм и война», «О лозунге Соединенных Штатов Европы»,«О брошюре Юниуса», «Социалистическая революция и право наций на самоопределение» и другие. Ленинский анализ фундаментальных проблем материалистической диалектики сыграл важную роль в разработке марксистской теории империализма, в развитии теории социалистической революции, учения о государстве, стратегии и тактики партии. Без знания «Философских тетрадей» нельзя понять все дальнейшее развитие Лениным марксистской философии в более поздних произведениях, таких, как «Государство и революция»,«Еще раз о профсоюзах... », «Детская болезнь «левизны»в коммунизме», «О значении воинствующего материализма» и других.

X

Философские конспекты, фрагменты, заметки Ленина указывают пути дальнейшего развития диалектического и исторического материализма, научной истории философии. «Продолжение дела Гегеля и Маркса, —писал Ленин, — должно состоять в диалектической обработке истории человеческой мысли, науки и техники» (настоящий том, стр. 131). Материалистическая диалектика, развитая Лениным в «Философских тетрадях», имеет важное методологическое значение для исследования закономерностей построения коммунистического общества, анализа противоречий современного капитализма, определения тактики мирового коммунистического движения в современных условиях, для борьбы против буржуазной философии, современного ревизионизма и догматизма.

· * *

Том открывается конспектом первого совместного произведения К. Маркса и Ф. Энгельса «Святое семейство, или Критика критической критики» — наиболее ранним из известных ленинских конспектов произведений основоположников марксизма. В конспекте Ленин прослеживает формирование мировоззрения Маркса и Энгельса: «Маркс, — пишет он, — подходит здесь от гегелевой философии к социализму: переход наблюдается явственно — видно, чем уже овладел Маркс и как он переходит к новому кругу идей»(стр. 8). Из этих идей Ленин выделяет «идею общественных отношений производства» (стр. 16), «почти уже сложившийся взгляд Маркса на революционную роль пролетариата» (стр. 11), материалистический подход к анализу общественного сознания, мысль о необходимости «практической силы» для осуществления идей и другие. Ленин подчеркивает и отмечает знаком NB выдвинутое в «Святом семействе» важнейшее положение исторического материализма о том, что с основательностью исторического действия растет и объем массы, делом которой оно является, прослеживает критику основоположниками марксизма буржуазных

XI

общественных отношений, останавливается на материалистической переработке Марксом и Энгельсом философии Гегеля, на их критической оценке предшествующего материализма. Особенно ценным Ленин считал написанный Марксом раздел «Критическое сражение с французским материализмом», в котором показано, что коммунизм является логическим выводом из всего исторического развития материалистической философии.

Значительное место уделено в конспекте критике младогегельянцев, их субъективно-идеалистических представлений о процессе общественного развития, в частности, их реакционных взглядов на роль трудящихся масс и личности в истории. Ленин отмечает направленный против младогегельянцев вывод Маркса о том, что историческую действительность нельзя познать, исключив из нее «теоретическое и практическое отношение человека к природе, естествознание и промышленность», «непосредственный способ производства самой жизни» (стр. 34). На опыт борьбы Маркса и Энгельса против младогегельянцев Ленин опирался в своей критике субъективной социологии либеральных народников в произведениях 90х годов, в борьбе против народнических теорий исторической роли «критически мыслящих личностей», героев и пассивности народных масс, «толпы».

К произведениям Маркса и Энгельса Ленин неоднократно обращается и в более поздних конспектах, фрагментах, заметках, вошедших в «Философские тетради». Ленин характеризует революционный переворот, который совершили в науке основоположники марксизма, отмечает значение их отдельных произведений в развитии революционной мысли, уделяя особое внимание диалектике «Капитала» Маркса.

За конспектом «Святого семейства» в томе следуют конспекты двух сочинений Л. Фейербаха: «Лекций о сущности религии» и книги «Изложение, анализ и критика философии Лейбница»; первый из них был составлен не ранее 1909, второй — осенью 1914 года. Произведения Фейербаха Ленин читал и раньше — в сибирской ссылке и особенно при работе над книгой «Материализм

XII

и эмпириокритицизм», где цитируются работы, вошедшие во второй и десятый тома первого и седьмой том второго издания Сочинений Фейербаха, а также изданные К. Грюном два тома «Переписки и литературного наследства» философа (см. В. И. Ленин. Сочинения,5 изд., том 18). Сохранился экземпляр второго тома Сочинений Фейербаха с относящимися к этому времени пометками Ленина. В конспектах, вошедших в «Философские тетради», Ленин продолжает изучение философских взглядов немецкого материалиста.

Конспектируя «Лекции о сущности религии», Ленин обращает внимание главным образом на материалистическое понимание Фейербахом природы и ее объективных закономерностей, на его критику идеализма, религии и обоснование атеизма, выделяет «зачатки», «зародыши» исторического материализма, не получившие, однако, в философии Фейербаха сколько-нибудь значительного развития. В конспекте Ленин несколько раз говорит об ограниченности фейербаховской философии, о том, что уже в 1848—1851 годах Фейербах сильно отстал от Маркса и Энгельса, не понял революции 1848 года. Характеризуя его определение природы, Ленин пишет: «Выходит, что природа = все, кроме сверх природного. Фейербах ярок, но не глубок. Энгельс глубже определяет отличие материализма от идеализма» (настоящий том, стр. 47). На ограниченность материализма Фейербаха и узость термина «антропологический принцип в философии» Ленин указывает ив конце конспекта: «и антропологический принцип и натурализм суть лишь неточные, слабые описания материализма» (стр. 64).

В конспекте книги Фейербаха о философии Лейбница, как и в предыдущем, Ленин прослеживает философскую эволюцию Фейербаха, его переход от идеализма к материализму. Но в центре внимания здесь — обстоятельное изложение Фейербахом сложной философской системы великого немецкого мыслителя XVIII столетия. Ленин выписывает фейербаховскую характеристику монад Лейбница и указывает на идеалистическое толкование им материи лишь как «феномена», служа

XIII

щего «для связи монад». «Моя вольная передача, — пишет Ленин: — Монады = души своего рода. Лейбниц =идеалист. А материя нечто вроде инобытия души или киселя, связующего их мирской, плотской связью» (стр. 69). В конспекте высоко оценены диалектические идеи философии Лейбница, в частности, внутренне присущий субстанции, монадам «принцип деятельности». «Тут, — пишет Ленин, — своего рода диалектика и очень глубокая, несмотря на идеализм и поповщину»(стр. 70). Ленин останавливается также на рационалистической критике Лейбницем эмпиризма Локка, указывает на сходство некоторых идей философии Лейбница и Канта. К конспектам обоих сочинений Фейербаха примыкают небольшие заметки, свидетельствующие о том, что Ленин читал и другие произведения, вошедшие в IX том первого и IV том второго изданий Сочинений Фейербаха.

Центральное место в томе занимают конспекты сочинений Гегеля, с произведениями которого, в частности, с «Наукой логики», Ленин познакомился еще в сибирской ссылке; позднее, в 1908 году, при работе над книгой «Материализм и эмпириокритицизм» он читал первую часть «Энциклопедии философских наук».В 1914—1915 годах Ленин подробно конспектирует главное сочинение Гегеля — «Науку логики», а также его «Лекции по истории философии» и «Лекции по философии истории». В этих конспектах Ленин критикует идеализм и раскрывает историческую ограниченность философских взглядов Гегеля, его «дань мистицизму», «игру в пустые аналогии», «измену развитию» и вместе с тем показывает, что в мистической форме у Гегеля часто выступают реальные отношения действительности.

«Логику Гегеля, — писал Ленин, — нельзя применять в данном ее виде; нельзя брать как данное. Из нее надо выбрать логические (гносеологические)оттенки, очистив от Ideenmystik: это еще большая работа» (стр. 238). Именно эту работу и проделывает Ленин в своих конспектах, останавливаясь на трудных переходах, оттенках, переливах гегелевских абстрактных

XIV

понятий, отыскивая «зерно глубокой истины в мистической шелухе гегельянщины» (стр. 139). «Я вообще стараюсь читать Гегеля материалистически, — замечает он в начале конспекта «Науки логики», — Гегель есть поставленный на голову материализм (по Энгельсу) —т. е. я выкидываю большей частью боженьку, абсолют, чистую идею etc. » (стр. 93). Такой подход дает возможность Ленину раскрыть истинное значение гегелевской логики, увидеть «„канун" превращения объективного идеализма в материализм» (стр. 151),отметить у Гегеля «зачатки» материалистического понимания не только природы, но и истории. Всего ближе Гегель подходит к научному, диалектическому материализму в «Науке логики» при построении своей грандиозной системы логических категорий, всего дальше отстоит от него в философии истории. «Это и понятно, — пишет Ленин, — ибо именно здесь, именно в этой области, в этой науке Маркс и Энгельс сделали наибольший шаг вперед. Здесь Гегель наиболее устарел и антиквирован» (стр. 289). Но и в логике Гегель лишь «гениально угадал диалектику вещей», диалектику объективного мира. Ленин материалистически осмысливает и развивает основные законы и категории диалектики, раскрывает их взаимосвязь, показывает специфику их проявления в мышлении, определяет соотношение диалектики, логики и теории познания.

К конспектам произведений Гегеля непосредственно примыкают конспекты книг Ж. Ноэля, Ф. Лассаля, Аристотеля. Конспект книги Ноэля «Логика Гегеля» представляет интерес главным образом как пример критики«опошления» диалектики Гегеля «мелким» идеалистом. Некритический подход к Гегелю подчеркивает Ленин ив конспекте книги Лассаля «Философия Гераклита Темного из Эфеса». «Лассаль, — пишет он, — просто повторяет Гегеля, списывает его, пережевывает миллион раз по поводу отдельных мест Гераклита, снабжая свой труд невероятной бездной ученейшего, гелертерского архибалласта» (стр. 305). Лассалю Ленин противопоставляет действительное развитие философии Марксом. Основное внимание а этом конспекте Ленин уделяет

XV

изложению взглядов древнегреческого философа, упрекая Лассаля за то, что он «оставил в тени материализм или материалистические тенденции Гераклита» (стр. 315).

Первый раздел завершается конспектом «Метафизики» Аристотеля — одного из самых выдающихся произведений древнегреческой философии, в котором, по выражению Ленина, «задето все, все категории»(стр. 325). Конспектируя книгу, Ленин отмечает «запросы, искания» Аристотеля, его подход к объективной диалектике, «наивную веру в силу разума», критику объективного идеализма Платона, говорит о сложности процесса познания, подчеркивает, что «раздвоение познания человека и возможность идеализма (религии) даны уже в первой, элементарной абстракции», и указывает на плодотворность фантазии, мечты«и в самой строгой науке» (стр. 330).

Помимо конспектов в первый раздел входят два ленинских фрагмента: «План диалектики (логики) Гегеля» и «К вопросу о диалектике». В первом фрагменте дана общая характеристика процесса познания, указано соотношение логики, диалектики и теории познания; во втором — показана противоположность метафизической и диалектической концепций развития, дан анализ основных законов и категорий диалектики, закономерностей исторического и логического развития познания, сформулировано важнейшее положение о классовых и гносеологических корнях идеализма. Фрагмент «К вопросу о диалектике» является завершением работы Ленина над философской проблематикой в 1914—1915 годах, в центре которой стоит диалектика, ее история, законы, категории, роль в процессе познания и преобразования человеком действительности. Этот небольшой по объему фрагмент представляет собой непревзойденное по глубине и богатству мыслей обобщение всего главного и существенного, что составляет содержание материалистической диалектики.

В «Философских тетрадях» Ленин рассматривает диалектику как единственно правильную теорию

XVI

развития, которая «дает ключ к „самодвижению" всего сущего», выявляет общие моменты «во всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе)»(стр. 317), формулирует «общие законы движения мира и мышления» (стр. 156).

Выделяя основные моменты процесса познания, Ленин пишет: «Тут действительно, объективно три члена: 1) природа; 2) познание человека, = м о з г человека (как высший продукт той же природы) и 3) форма отражения природы в познании человека, эта форма и есть понятия, законы, категории etc. » (стр. 164).Исследование этой «формы», логический анализ мышления, в ходе которого раскрывается содержание законов и категорий диалектики, занимает в «Философских тетрадях» исключительное место и имеет фундаментальное значение для развития марксистской философии.

Прослеживая сложный путь познания, Ленин показывает, как мышление от отражаемых непосредственно в ощущениях и представлениях отдельных вещей восходит к абстрактным понятиям, фиксирующим существенные стороны, связи, отношения предмета и отражающим — опосредствованно — его природу «глубже, вернее, полнее». Но диалектическое познание, сущность которого «развертывание всей совокупности моментов действительности» (стр. 141), не ограничивается выработкой абстракций, а движется дальше по пути восхождения от абстрактного к конкретному, воспроизведения в мышлении конкретного как «единства многообразного»(Маркс). «Значение общего противоречиво, — указывает Ленин, — оно мертво, оно нечисто, неполно etc. etc., но оно только и есть ступень к познанию конкретного, ибо мы никогда не познаем конкретного полностью. Бесконечная сумма общих понятий, законов etc. дает конкретное в его полноте» (стр. 252).

Ленин подчеркивает, что теоретическое познание не может охватить объективную истину в отрыве от практики — основы, цели и критерия истинности знания. Только правильно определив роль практики в процессе познания, можно понять, как историческое развитие знаний человека об объективной действитель-

XVII

ности, так и эволюцию логических форм, в которых это знание отражается в мышлении — понятий, суждений, умозаключений, категорий, законов и т. п. «Практика человека, миллиарды раз повторяясь, закрепляется в сознании человека фигурами логики», — говорит Ленин(стр. 198), а в другом месте он рассматривает логические категории как ступеньки исторического процесса выделения человека из природы, познания ее, овладевания ею (см. стр. 85). Ленин не только материалистически объясняет происхождение категорий, но и анализирует их содержание, их роль в процессе познания. В «Философских тетрадях» рассматриваются такие важнейшие категории диалектики, как явление и сущность, абстрактное и конкретное, форма и содержание, причина и следствие, возможность и действительность, случайность и необходимость, закон и другие.

Значительное место в ленинских конспектах и фрагментах занимает рассмотрение основных законов диалектики, особенно — закона единства и борьбы противоположностей. «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его, — указывает Ленин, —... есть суть (одна из „сущностей", одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики»(стр. 316). Всеобщность этого закона Ленин иллюстрирует примерами из математики, механики, физики, химии, общественной науки. Раскрывая его содержание, он анализирует «противоположность», «противоречие», показывает относительность их единства как внутренней и вместе с тем преходящей формы связи и абсолютность их «борьбы», являющейся источником самодвижения, саморазвития явлений.

Закон единства и борьбы противоположностей, по Ленину, есть основной закон диалектики, исходя из которого только и могут быть поняты остальные законы и категории. «Вкратце, — писал Ленин, — диалектику можно определить как учение о единстве противоположностей» (стр. 203). По сравнению с этим законом рассмотрение двух других — закона перехода количественных изменений в качественные и закона отрицания отрицания — в «Философских тетрадях»

XVIII

занимает меньше места. «Переход количества в качество и наоборот» Ленин во фрагменте об элементах диалектики рассматривает как пример перехода противоположностей. В конспекте «Науки логики» он выписывает и отмечает важность характеристики Гегелем категорий качества, количества и их единства — меры. Рассматривая все моменты этих категорий (конечное и бесконечное, граница и др. ), Ленин подробно останавливается на форме взаимопревращений количественных и качественных изменений — скачке, «перерыве постепенности». Существенной характеристикой процесса развития Ленин считает «повторение в высшей стадии известных черт, свойств etc. низшей и возврат якобы к старому(отрицание отрицания)» (стр. 203). Если закон единства и борьбы противоположностей раскрывает внутренний источник процесса развития, а закон перехода количественных изменений в качественные — его содержание, то закон отрицания отрицания охватывает процесс в целом, рассматривая каждую стадию развития как момент, этап всего процесса и подчеркивая связь, преемственность и прогрессивный характер развития, в котором каждый момент является отрицанием предыдущего и вместе с тем — предпосылкой своего собственного отрицания. Раскрывая диалектический характер отрицания, Ленин писал: «Не голое отрицание, не зряшное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерно и существенно в диалектике,... нет, а отрицание как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного, т. е. без всяких колебаний, без всякой эклектики» (стр. 207).

В конспектах и фрагментах Ленин вновь и вновь обращается к вопросу о логике как теории познания, которая дает «не только естественно-историческое описание явлений мышления..., но и соответствие с истиной», раскрывает «результаты и итоги истории мысли». «В таком понимании, — замечает Ленин на полях, — логика совпадает с теорией познания. Это вообще очень важный вопрос» (стр. 156). Чтобы выражать объективную

XIX

диалектику жизни, логические понятия, категории, законы сами должны быть подвижны, текучи, взаимосвязаны, диалектичны. В отличие от Гегеля, лишь угадавшего в диалектике понятий самодвижение мира, Ленин по-иному, материалистически объясняет взаимопревращаемость понятий. «Мысль включить жизнь в логику понятна — и гениальна, — пишет он, — сточки зрения процесса отражения в сознании (сначала индивидуальном) человека объективного мира и проверки этого сознания (отражения) практикой» (стр. 184).Другими словами, Ленин считает гениальным применение к процессу познания единственно правильной теории развития — диалектики, что в идеалистической форме было сделано Гегелем, в материалистической — Марксом. Во фрагменте «План диалектики (Логики) Гегеля» Ленин пишет, что в ««Капитале» применена к одной науке логика, диалектика и теория познания»,а в скобках замечает: «не надо 3х слов: это одно и то же» (стр. 301). Раскрыв соотношение логики, диалектики и теории познания, Ленин указывает и те области знания, откуда теория познания должна черпать свой материал, — это история философии и отдельных наук, умственного развития ребенка и животных, история языка, психология, физиология органов чувств.

Большое внимание Ленин уделяет вопросу о взаимоотношении теории и истории познания, законов мышления и процесса их формирования, истории мысли с точки зрения развития и применения общих понятий, категорий современной логики. В этом отношении особенно важен ленинский конспект «Лекций по истории философии» Гегеля. Оценивая положение Гегеля о том, что развитие философии в истории должно соответствовать развитию логической философии, Ленин замечает: «Тут очень глубокая и верная мысль, в сущности материалистическая (действительная история есть база, основа, бытие, за коим идет сознание)» (стр. 237).

«Философские тетради» — важная ступень в развитии марксистской истории философии как науки. Критикуя идеалистическую историко-философскую концепцию Гегеля, Ленин вместе с тем отмечает ценность

XX

рассмотрения Гегелем истории диалектики, подчеркивает важность выдвинутого им требования строгой историчности, которое сам Гегель не мог осуществить именно в силу своего идеализма. «Гегель, — замечает Ленин, — серьезно „верил", думал, что материализм как философия невозможен, ибо философия есть наука о мышлении, об общем, а общее есть мысль. Здесь он повторял ошибку того самого субъективного идеализма, который он всегда называл „дурным" идеализмом» (стр. 250). И Ленин шаг за шагом прослеживает, как этот органический недостаток историко-философской концепции Гегеля сказывается при рассмотрении тех или иных философских учений прошлого, в результате чего Гегель «размазывает» идеализм в истории философии, «прикрывает» его слабости, «трусливо обходит» историю материализма. В противоположность Гегелю Ленин ставит перед историей философии задачу отделения «зачатков научного мышления» от фантазии, религии, мифологии, прослеживает преимущественно развитие материализма и диалектики, показывает, как исторически зарождались и развивались те или иные философские и естественнонаучные идеи современности, например, представления о строении материи. Материалистически истолковывая мысль Гегеля о «кругах» в истории философии, Ленин развивает ее, выявляет в самой специфике познания возможность, истоки, «гносеологические корни» идеализма, закрепляемые «классовым интересом господствующих классов» (стр. 322). Ленин подчеркивает, что история философии всегда была ареной борьбы двух основных направлений — материализма и идеализма, раскрывает исторические особенности того и другого, показывает, как развитие философии и естествознания подтверждает истинность диалектического и исторического материализма, критикует различные направления современной ему буржуазной идеалистической философии — позитивизм, неокантианство и другие.

Во втором разделе тома сгруппированы ленинские заметки о книгах, статьях и рецензиях на работы по

==

XXI

Философии и естествознанию за 1903—1916 годы, являющиеся существенным дополнением наших знаний о занятиях Ленина проблемами философии. Эти заметки интересны не только тем, что они расширяют наше представление о круге философской и естественнонаучной литературы, которая была в поле зрения Ленина в эти годы; в них содержится ряд важных положений, в частности, по философским вопросам естествознания, критике буржуазной философии и т. п.

В «Философских тетрадях» Ленин рассматривает естествознание как важнейшую область человеческого познания, указывает на зависимость его развития от практики, техники, на диалектический характер этого развития. «Всему познанию человека вообще, — пишет он, — свойственна диалектика. А естествознание показывает нам... объективную природу в тех же ее качествах, превращение отдельного в общее, случайного в необходимое, переходы, переливы, взаимную связь противоположностей» (стр. 321). В сложном процессе познания закономерностей природы, объясняет Ленин, кроются истоки их идеалистического истолкования. Касаясь отказа некоторых естествоиспытателей от материализма, он указывает на связь этого явления с быстрым развитием естествознания: «Чтобы свободнее двигаться в этом новом, еще темном, гипотетическом, — пишет он, — долой „материализм", долой „связывающие" старые идеи („молекула"), назовем по-новому (биоген), чтобы вольнее искать новых знаний! NB. К вопросу об источниках и живых побудительных мотивах современного „идеализма" в физике и естествознании вообще» (стр. 354). Идеалистическая интерпретация естественнонаучных открытий связана, по Ленину, также с незнанием естествоиспытателями диалектики, с их непониманием современного, диалектического материализма. «У естествоиспытателей, — замечает он, — узко понятие превращения и нет понимания диалектики», необходимой для овладения «искусством оперировать с понятиями» (стр. 236). Кроме общей характеристики развития естественнонаучного познания, Ленин останавливается и на отдельных его проблемах:

XXII

бесконечности материи, сущности пространства и времени, значении математических абстракций, роли символов в математике и других.

В последний раздел тома вошли отрывки из книг И. Дицгена, Г. В. Плеханова, В. М. Шулятикова, А. Рея, Ю. М. Стеклова и статьи А. М. Деборинас замечаниями и пометками В. И. Ленина. Ленинские замечания важны не только для оценки того или иного автора, в них затронут широкий круг проблем диалектического и исторического материализма, истории философии, философских вопросов естествознания, научного атеизма.

В настоящем томе впервые публикуются замечания Ленина на полях и в тексте книги И. Дицгена «Мелкие философские работы», в основном сделанные им в 1908 году при работе над книгой «Материализм и эмпириокритицизм», где значительная часть их была использована. Ленин высоко оценивает партийность философа-самоучки, самостоятельно пришедшего к диалектическому материализму, его понимание предмета философии, теории отражения, борьбу против религии и идеалистической философии и т. п. Останавливается Ленин и на ошибках Дицгена, на его путанице в философских понятиях, причиной которой было отсутствие достаточного философского образования и некритическое использование терминологии своих философских противников. Несмотря на эти «частные ошибки в изложении диалектического материализма» (Сочинения, 5 изд., том 18, стр. 360), Ленин видел в Дицгене философского единомышленника и использовал его работы в борьбе против махистов.

По-иному оценивает Ленин книгу В. М. Шулятикова «Оправдание капитализма в западноевропейской философии», написанную под известным влиянием А. Богданова. В замечаниях на этой книге Ленин резко критикует вульгарный, примитивный материализм автора, исказившего историческое развитие философской мысли в Западной Европе, отвергает его смешение различных, хотя и близких друг к другу, философских направлений, сведение всей буржуазной философии к апологии

XXIII

капитализма «без анализа сути» (настоящий том, стр 472) и т н. Ленинские замечания на книге Шулятикова имеют важное значение для борьбы против вульгаризации исторического материализма и истории философии. В замечаниях на книге А. Рея «Современная философия» Ленин продолжает критику позитивистских взглядов автора, данную в книге «Материализм и эмпириокритицизм», отмечая вместе с тем, что при рассмотрении ряда конкретных вопросов естествознания Рей становится на позицию «стыдливого материализма» и даже приближается «к диалектическому материализму» (см., например, стр. 517 и 515).

Значительный интерес представляют замечания Ленина на книгах Г. В. Плеханова и Ю. М. Стеклова о Чернышевском. Они свидетельствуют о том большом внимании, которое Ленин уделял истории русской общественной мысли, в частности, истории русской философии, как высоко ценил ее передовые, материалистические традиции. Ленин подчеркивает революционный демократизм и материализм Чернышевского, его решительную борьбу против либерализма, за крестьянскую революцию. Сравнивая книгу Плеханова 1909 года с положенной в ее основу его работой о Чернышевском1899 года, Ленин показывает, как меньшевистские взгляды автора приводят к неверной оценке классового содержания деятельности Чернышевского. «Из-за теоретического различия идеалистического и материалистического взгляда на историю Плеханов просмотрел практически-политическое и классовое различие либерала и демократа» (стр. 562).

Сопоставление ленинских замечаний на книгах Плеханова и Стеклова позволяет отметить отрицательное отношение Ленина к двум противоположным тенденциям в оценке великого русского революционера-демократа: сближению Чернышевского с либерализмом и затушевыванию его революционно-демократических идей (Плеханов в книге 1909 г. ) и стремлению в известной мере стереть грань между взглядами Чернышевского и марксизмом (Стеклов).

XXIV

· * *

Ленинские рукописи, по которым публикуются материалы настоящего тома, написаны на русском, немецком, французском и, отчасти, английском языках; в тексте встречаются также несколько названий латинских и итальянских книг, латинских и древнегреческих слов и выражений. Слова в рукописях, которые Ленин писал как заметки для себя и в таком виде, конечно, не предназначал для публикации, написаны часто сокращенно, иногда — неразборчиво, чем объясняется различная расшифровка некоторых из них в различных изданиях. В целях максимального приближения к ленинской рукописи иностранные термины и выражения, кроме общеизвестных, перемежающиеся с русским текстом, написанные на полях или связанные с контекстом дальнейшего изложения, даны в томе на языке оригинала с подстрочным переводом, если они не переведены в тексте Лениным. Текст цитат отделяется от вставленных автором слов кавычками, причем ленинские переводы оформлены кавычками в виде запятых („"),а редакционные — обычными издательскими кавычками (« »). После сделанных Лениным отсылок на страницы цитируемых книг, которые заключены в круглые скобки, в квадратных скобках петитом указаны страницы последнего русского издания этих книг.

Все выделения текста автором воспроизведены посредством шрифтов: слова или части слов, подчеркнутые одной волнистой или прямой тонкой линией, набраны курсивом; двумя — курсивом в разрядку; тремя — прямым полужирным шрифтом и т. д.

Текст настоящего издания вновь сверен с рукописями Ленина, а редакционные переводы — с первоисточниками. В конце тома даны примечания, указатели литературы, цитируемой и упоминаемой В. И. Лениным, имен и предметный указатель.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 29 ПЛАН ДИАЛЕКТИКИ (ЛОГИКИ) ГЕГЕЛЯ

ПЛАН ДИАЛЕКТИКИ (ЛОГИКИ) ГЕГЕЛЯ155

[ОГЛАВЛЕНИЕ МАЛОЙ ЛОГИКИ (ЭНЦИКЛОПЕДИИ)]

I. Учение о бытии.

А) Качество

a) бытие;

b) наличное бытие;

c) для себя бытие.

B) Количество

a) чистое количество;

b) величина (Quantum);

c) степень.

C) Мера.

II. Учение о сущности.

А) Сущность, как основа существования

a) тождество — различие— основа;

b) существование;

c) вещь.

B) Явление

a) мир явления;

b) содержание и форма;

c) отношение.

C) Действительность

a) отношение субстанциальности;

b) » каузальности;

c) взаимодействие.

III. Учение о понятии.

А) Субъективное понятие

a) понятие;

b) суждение;

c) заключение.

B) Объект

a) механизм;

b) химизм;

c) телеология.

C) Идея

a) жизнь;

b) познание;

c) абсолютная идея.

Понятие ( познание) в бытии (в непосредственных явлениях) открывает сущность (за






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.029 с.