СВОЕОБРАЗИЕ ДЕТЕКТИВНОГО ЖАНРА — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

СВОЕОБРАЗИЕ ДЕТЕКТИВНОГО ЖАНРА



Предыстория детектива, точнее элементы детектива многие находят еще в Библии, в творчестве Софокла, Шекспира, Вольтера, Бомарше, Годвина, Диккенса, Бальзака, Гофмана. Но общепризнанным родоначальником детективного жанра является Эдгар По.

«Детектив (англ. detective – сыщик, от лат. detectio – раскрытие) – художественное произведение с особым типом построения сюжета, в основе которого лежит реализованный в раскрытии преступления конфликт добра и зла, разрешающийся победой добра» – такое определение жанра дает «Литературная энциклопедия терминов и понятий»[2]. Автор словарной статьи выводит генезис жанра из авантюрного романа; определяет композицию романа как центростремительного, спешащего к финалу, развязке. Обращается внимание на утверждающий пафос детективного жанра с его обязательной победой в борьбе со злом. Кроме этого, отмечается многообразие жанровых форм: детективная драматургия, рассказы, повести, романы; психологические, приключенческие, социальные, сатирические, иронические и другие его разновидности.

Как уже было сказано, в осмысление своеобразия и истории развитии жанра включаются как литературоведы, так и сами писатели.

Писатель-детективист Остин Фримен (Искусство детектива, 1924)вступается за художественность детектива. Чтение детектива, по мнению писателя, представляет собой интеллектуальное упражнение, требующее мыслить логически четко: «Детектив радует своей логикой, и чем сложнее система доказательства, тем сильнее удовольствие от чтения»[3].

О. Фримен, анализируя детективный сюжет, выделяет в нем четыре компонента:

1) постановка проблемы;

2) появление данных, необходимых для ее решения («улик»);

3) обнаружение истины, то есть завершение расследования детективом и обнародование своего вывода;

4) объяснение, каким путем расследователь пришел к такому выводу, его логическое обоснование[4].

Комментируя каждый элемент, он добавляет, что именно убийство удовлетворяет условиям интеллектуальной игры, где ставки достаточно высоки. В этой игре автор должен вести честную игру: сообщаемые улики должны быть введены незаметно для читателя, и они должны быть достоверны. Обнародование сыщиком выводов является завершающим моментом расследования. При этом не должно звучать новых фактов, но, несмотря на это, итог оказывается сюрпризом для читателя. Обоснование выводов должно показать их неизбежность и естественность такого решения.

В конце 1920-х гг. были сформулированы правила для написания детективных произведений: «Двадцать правил для писания детективных рассказов» американского писателя С.С. Ван Дайна (1928) и «Десять заповедей детективного романа» англичанина Р. Нокса (1929), выработанные на основе собственного писательского опыта и творчества других писателей детективов, и которые подвели своеобразный итог развитию жанра и определили особенности его поэтики. Тем не менее, некоторые из этих правил неоднократно нарушались многими известными мастерами детективного жанра, что еще раз подтверждает мысль о том, что из каждого правила есть исключения.



Б. Брехт[5] (О популярности детективного романа, 1938)считает чтение детективных романов интеллектуальной привычкой, объясняя это близостью детектива к кроссворду, работой логического мышления. То, что в детективных романах почти одинаковый набор элементов, это не делает его менее интересным и увлекательным. Несмотря на некий схематизм, присущий этому жанру, детектив обладает и достаточно высоким эстетическим уровнем. Именно в соблюдении определенных правил заключается «порядочность» детективного жанра, что характерно для английского классического детектива. Тогда, как схемы американского детектива во многом слабы и их уровень снижается с «духовного» до «чисто нервного».

Детективный роман доставляет интеллектуальное наслаждение задачей-головоломкой, которую он ставит перед сыщиком и читателем. «Наблюдая, делая выводы и приходя к решениям, мы испытываем удовольствие хотя бы потому, что повседневность редко дает возможность для столь действенного процесса размышления»[6].

С. Моэм в своей статье «Упадок и разрушение детектива» (1952)[7]отмечает, чтодетектив обязательно должен строиться на убийстве, которое не сможет заменить никакое другое преступление (кража, мошенничество и т.д.). Но при этом количество убийств не должно превышать двух: «Если же в романе больше двух убийств – это резня, и по мере того, как одна насильственная смерть следует за другой, вы уже не содрогаетесь, а смеетесь»[8]. В этом «изобилии» убийств писатель видит недостаток американского детектива.



Формула детектива, с точки зрения писателя, проста: убийство – расследование – подозрение – обнаружение преступника – заслуженная кара.

Мастерство автора детектива заключается в том, чтобы скрыть от читателя, кто убийца. Но убийца не должен быть безликим персонажем, играющим эпизодическую роль, но и не быть слишком ярким, чтобы вызвать интерес к себе и сочувствие. Если излишне мерзок, он уже способен вызвать у читателя подозрение и тем самым разочаровать в детективном романе.

Особые оговорки С. Моэм делает и относительно жертвы, которую должны будут убить в начале романа, присутствуют самые минимальные сведения, чтобы его смерть не вызывала глубоких чувств и потрясений.

Писатель рассматривает и характеризует не только убийцу и жертву, но и сыщика, расследователя, а также мотивы и способы преступления, которые должны быть правдоподобны. Допустим в детективе и может присутствовать юмор, но не допустима любовная сюжетная линия, главный интерес должен быть сосредоточен на детективном расследовании.

Но, по мнению С. Моэма, классический детектив со своим набор приемов изжил себя, ему на смену пришел «крутой» американский детектив. Он является более достоверным, убийства в нем совершают те, кто и должен совершать – преступники.

Обратимся к литературоведческим и критическим работам.

Отдельная глава в монографии, посвященной английской и французской драматургии, А. Гозенпуда «Детективная драма»[9] посвящена воплощению детектива на театральной сцене, который зачастую является сценической адаптацией романного текста. Поэтому исследователь обращается и к характеристике детективного жанра в целом.

Затрагивая вопрос популярности детектива, автор работы указывает несколько причин: 1) увлекательная, напряженная фабула, 2) решение интеллектуальной загадки (своеобразный кроссворд), 3) атмосфера таинственности и загадочности.

А. Гозенпуд рассматривает детектив не только как интеллектуальную игру, но и как социально-критическое произведение: «самое изобретательное конструирование сюжета не может заменить, или тем более отменить связи литературы с жизнью. Для того чтобы мотивы поведения героев были правдоподобны и естественны (иначе они не будут реальны, а этого требуют правила), герои и причины их действия должны быть связаны с социальными законами, господствующими в обществе. Против воли и желания сторонников «игры», пытающихся изолировать сюжет от социальных условий, значительная часть их произведений основана на преступлении, имеющем денежную основу»[10].

В качестве примера, приводится творчество А. Кристи, в книгах которой не только занимательный сюжет, но и описание картин английского быта, усадебного, поместного быта, жизни провинциального городка. Хотя ученый тут же и упрекает ее: «Но за пределы частного случая писательница не дерзается выйти. Она избегает обобщающих выводов»[11].

Сюжетосложение детектива следующее: убийство, являющееся завязкой, поиски преступника, финальное разоблачения убийцы. Основа сюжета - поиски разгадки, а действие обусловлено отношениями, связывающими убийцу и его жертву в прошлом. Развитие сюжета определяется взаимодействием сил преступника и детектива. При этом детективу принадлежит второй ход, первый делает преступник: «Детектив вступает в борьбу только после того, как убийство совершено»[12].

Сравнивая частного детектива и полицейского, ученый обращает внимание на то, что популярностью пользуется именно частный детектив, детектив – любитель в отличие от полицейского, у которого, скорее, чисто служебная функция. Исключением, правда, является французский детектив с комиссаром Мегре Ж. Сименона. Все-таки частный детектив свободен от каких-либо социальных институтов, он может выступать как независимый арбитр. «Детективы совмещают функции следователя, прокурора, защитника, а нередко и палача. Они олицетворяют высшее и беспристрастное правосудие, восстанавливают правду там, где бессилен закон. Быть может, в какой-то степени, успех и распространение детектива в буржуазных странах основаны на желании читателей увидеть хотя бы иллюзорное торжество справедливости»[13]. А главной причиной убийства чаще всего являются деньги.

Для триллера, сменившего классический детектив, «характерны не столько разгадка тайны путем анализа и победа разума и добра над злом, сколько торжество преступления»[14]. Триллеры упиваются описанием убийств, пролитием крови, жесткостью. Теперь акценты смещаются с детектива на преступника, происходит этическое и эстетическое обесценивание жанра.

В книге-исследовании Б. Райнова «Черный роман»[15] автор, давая определение детектива, отмечает, что детективным романом можно считать лишь такое произведение, в котором преступление рассматривается не как эпизод или повод для развития действия, а как основная тема, которой следуют и с которой в той или иной степени связаны все конфликты, драмы и события, введенные автором в повествование. Существующие правила жанра и требования к жанру исследователь называет эфемерными.

А. Вулис в главе «Тайна» из книги «В мире приключений. Поэтика жанра»[16] указывает, что игра, авантюра, тайна взаимосвязаны. Тайна приковывает к себе внимание, разжигает любопытство. Есть жанры, в основе которых лежит тайна, и к таким, по мнению А. Вулиса, относится детектив (наряду с авантюрными и приключенческими романами).

Отталкиваясь от тайны, исследователь вводит две разновидности детектива:

1) «детектив нараспашку» с уже известным преступником, интерес сосредоточен на том, удастся ли герою избежать наказания или каким образом он будет изобличен и справедливость восторжествует;

2) классический детектив, когда «Тайна преступления строго оберегается авторами до последней страницы. <…> Действие классического детектива представляет собой почти на всей протяженности романа череду тщетных сыщицких попыток взломать геометрическую оборону тайны»[17].

Особенность детективной тайны, по А. Вулису, состоит в том, что она двойственна: вначале она кажется спрятанной и абсолютно непостижимой, а в конце романа выясняется, что ее приметы, детали были разбросаны «с самых первых сюжетных минут». И только пытливый ум следователя увидел и собрал их все воедино.

Особый тип характера должен быть у героя авантюрного, а мы добавим и у детективного романа (достаточно вспомнить моменты скуки и тоски в отсутствии расследования у Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро): беспокойного характера, с которым трудно усидеть на месте и не ринуться с головой в расследование завораживающей своей непостижимостью тайны. Речь, конечно, идет не столько о физическом действе, сколько об умственной работе, которая и составляет содержание и смысл жизни этих людей, обладающих пытливым умом и беспокойным характером.

Но в детективном романе именно тайна, а не характер приковывают к себе внимание.

В монографии Т. Кестхейи «Анатомия детектива. Следствие по делу детектива»[18] также рассматривает тип читателя, любителя детективов. По мнению исследователя, это интеллектуалы, находящие удовольствие в сложной аргументации, панораме фактов. И также сравнивает детектив с кроссвордом, давая развернутую аргументацию: «И тут, и там, чтобы получить целое, придется ответить на ряд не связанных тесно между собой вопросов, приведя вначале в соответствие имеющуюся в нашем распоряжении беспорядочную информацию. И тут и там играют роль догадки. И в том и в другом случае информация совпадает, пересекается, и это способствует разгадыванию»[19].

Т. Кестхейи сопоставляет детективный жанр с мистерией и сказкой. Детектив как мистерия нашего времени, мистерия в условиях массовой культуры: в нем, как и в мистерии, Добро борется со Злом. Убийство разрушает «райское состояние порядка». Сыщик выступает в роли Ангела истины: «Его торжество – изобличение преступника, произнесения имени зла, влекущее за собой его уничтожение. Над хаосом торжествует порядок, восстанавливается состояние райского спокойствия»[20].

Детектив – городская сказка, и главный герой детектива, сыщик, подобен герою волшебной сказки, совершающий поразительные поступки, подвергаясь иногда опасности. Только вместо волшебников и ведьм он борется с загадками, секретами и тайнами. Как и в сказке, герои детектива статичны и неизменны. Исследователь также находит некоторые общие мотивы между сказкой и детективом. Близки эти два жанра и пафосом развязки: торжество добра над злом. Причем читатель детектива, открывая книгу, осознает эти законы и принимает их.

Тогда как социальный роман и детектив исследователь считает не совместимыми, потому что критика современного общества, социальные проблемы перегружают детектив и поэтому недопустимы в данном жанре.

Поэтичность детективного жанра определяется увлекательностью тайны. Именно в тайне и ее разгадке воплощается интерес детектива.

Затрагивает Т. Кестхейи и жанровую форму детектива (романа и новеллы): появление романа объясняет господством романной формой во второй половине 19 века и первой трети 20, когда формируется и развивается детективный жанр; а возник детектив в новелле, для которой как раз характерна лаконичность, эффектность конца, концентрическая композиция.

Обращает внимание исследователь и на само преступление, утверждая, что предметом расследования всегда должно быть убийство. В детективах иногда встречаются и другие виды преступления, но именно убийство – преступление непоправимое. «Поэтому оно требует неумолимой охоты на человека, примерного наказания, означает борьбу не на жизнь, а на смерть между убийцей и сыщиком»[21].

Перечисляя различные мотивы преступления: ненависть, месть, ревность, главным все-таки считает алчность: «Движущей пружиной всего являются деньги»[22].

Подробно в работе анализируется композиция детектива и ее элементы, расширяющие выделенные О. Фрименом ранее:

1) экспозиция: детектив включается в следствие;

2) осмотр места преступления, учет улик в сопровождении детектива-мастера (могут быть ложные, вводящие в заблуждение следы, которые означают отклонение, обеспечивают автору возможность аналитического приключения);

3) представление подозреваемых, выяснение их роли с помощью допросов или запланированной автором усложненной беседы;

4) первая попытка решения: частичные выводы, теории, возможно, неверные выводы, весьма странные решения, опровержение которых одновременно является и разгадкой тайны; все это предоставляет случай для рассмотрения аргументов, нащупывания различных контуров решений, обдумывания всего дела;

5) формальное изобличение;

6) объяснение: доказательство решения.

Художественное пространство и время в детективе: замкнутое, ограниченное пространство, разработка модели убийства в запертой комнате; время движется вспять: от настоящего к прошлому, ради реконструкции преступления и его объяснения.

Н. Вольский в своем исследовании[23] отмечает, что «главным жанрообразующим фактом является наличие загадки, разгадывание которой является главной движущей силой развития сюжета»[24]. Он также говорит о жесткости жанрового канона. «Мир детектива значительно более упорядочен, чем окружающая нас жизнь»[25], отсюда гипердетерминированность (сверхупорядоченность) мира детектива.

Материалом исследования Н. Вольского являются рассказы Конан Дойла, в работе отмечается особая привлекательность и сила главного героя: «Шерлок Холмс обладает почти чудодейственной мыслительной силой, что при помощи своей могучей аналитической мысли он разъяснит и распутает всё, что заурядным умам представляется безнадежно запутанным»[26]. Исследователь делает вывод о том, что истинным героем детективного жанра является логическое мышление, именно внутренней логике детектива и посвящена его работа в целом.

Подведем некоторые итоги:

1. В основе детективного жанра лежит загадка, тайна, раскрытие которой становится движущей силой сюжета.

2. Среди различных преступлений главным является убийство.

3. Основной мотив – деньги.

4. Обязательный схематизм, жесткость жанровых канонов, «именно в соблюдении определенных правил заключается «порядочность» детективного жанра» (Б. Брехт).

5. Основные компоненты сюжета:

· постановка проблемы – убийство,

· расследование, появление данных для ее решения – улик,

· подозрения: допросы и беседы,

· первая попытка решения, возможны неверные предварительные выводы, вводящие в заблуждение,

· обнаружение преступника, завершение расследования и обнародование выводов,

· объяснение, каким образом расследователь пришел к таким выводам, доказательство.

6. Внимание сосредоточено вокруг детективной тайны, социальные проблемы на заднем плане, любовный сюжет не допустим.

7. Основные герои детектива: жертва лишь тень, имя, ее смерть не должна вызывать сильных чувств; преступник не должен быть излишне мерзок, чтобы не вызвать сразу подозрения и не должен быть безликой фигурой, а играть какую-либо заметную роль; сыщик (предпочтительно частный сыщик, детектив-любитель) должен обладать беспокойным характером и пытливым умом.

8. Хронотоп детективного романа: художественное пространство и время в детективе замкнуты, пространство ограничено; время движется вспять: от настоящего к прошлому, ради реконструкции преступления и его объяснения.

9. Утверждающий пафос детективного романа в торжестве справедливости, победе добра нал злом: «Это надежда, что правда восторжествует, вера в ее неотвратимость» (А. Вулис); «Идеальный детектив – мастер воплощать нравственность, совесть общества» (Т. Кестхейи).

10. Писатели вступают в литературную игру с читателем (отсюда многочисленные рассуждения о типе читателя – любителя детектива), который также осознает и принимает эту игру.

 

Вопросы и задания:

1. Сопоставьте различные определения детективного жанра. Какие из них наиболее полно раскрывают специфику жанра, какие положения вам кажутся недостаточными, слишком общими или ошибочными?

2. «Детективный роман должен в основе своей строиться по модели новеллы, а не романа» (Г.К. Честертон). Почему именно новелла становится первой формой детектива?

3. Сопоставьте детектив и сказку, что будет общим для этих двух жанров?

4. Сопоставьте детектив и авантюрно-приключенческий роман и определите сходство и различия жанров.

5. Рассмотрите соотношение детектива и массовой литературы. Назовите основные признаки детектив как жанра массовой литературы.

6. Прочитайте статьи Г.К. Честертона «В защиту детективной литературы», «Как пишется детективный рассказ», «О детективных романах». Какое отношение высказывает к детективному жанру писатель? Каковы его аргументы в защиту детектива? Выскажете и обоснуйте свое мнение.

7. Прочитайте и объясните, почему эти произведения нередко относят к истокам детективного жанра, какие элементы детектива в них присутствуют? (У. Годвин «Калеб Уильямс, или Вещи, как они есть», Э.Т. Гофман «Мадемуазель де Скюдери», У.Шекспир «Гамлет»).

8. Представьте обзор интеренет-сайтов, посвященных детективу.

9. Представьте обзор одной из литературоведческих работ по вашему выбору из библиографического списка.

Литература:

1. Брехт Б. О популярности детективного романа. О детективном романе // Брехт Б. О литературе. – М.: Худ. лит., 1988. – С. 279 – 287.

2. Вольский Н.Н. Легкое чтение. Работы по теории и истории детективного жанра. – Новосибирск: НГПУ, 2006

3. Вулис А. В мире приключений: Поэтика жанра. – М.: Совет. писатель, 1986.

4. Гозенпуд А. Детективная драма // Гозенпуд А. Пути и перепутья. Английская и французская драматургия ХХ века. – Л.: Искусство, 1967. – С. 84-111.

5. Как сделать детектив / Состав. А. Строева. – М.: Радуга, 1990.

6. Кестхейи Т. Анатомия детектива. Следствие по делу детектива. – Будапешт: Изд-во «Корвина», 1989.

7. Райнов Б. Черный роман. – М.: Прогресс, 1975.

8. Фримен Р.О. Искусство детектива // Как сделать детектив / Состав. А. Строева. – М.: Радуга, 1990. – С. 28 – 37.

ГЛАВА I






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.015 с.