Юридическая и фактическая ошибки. — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Юридическая и фактическая ошибки.



Существенное значение при выяснении вопроса о вине и ее формах имеет установление ошибки на вину лица, совершившего преступление и его ответственность.

Ошибкой в уголовном праве следует считать неверное представление субъекта, совершившего преступление, о действительных юридических и фактических обстоятельствах содеянного.

В зависимости от характера заблуждения лица выделяются два вида ошибок – юридическая и фактическая.

Юридическая ошибка означает заблуждение лица о юридической сущности или юридических последствиях совершаемого им деяния.

Можно выделить следующие виды юридической ошибки:

- ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, в то время как уголовный закон не относит это деяние к преступным (так называемые мнимые преступления). Так как деяние не причиняет какой-либо вред общественным отношениям, то у него отсутствует уголовная противоправность, и, следовательно, лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. Например, лицо думает, что совершает уголовно наказуемую кражу (ст. 158 УК РФ), а на самом деле совершает мелкую кражу, за которую предусмотрена административная ответственность;

- ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как не преступного, тогда как на самом деле оно является преступлением. Если субъект считает, что его поведение не преступно, в то время как на самом деле оно преступно (т.е. ответственность предусмотрена уголовным законом), вопрос об уголовной ответственности должен решаться в зависимости от обстоятельств по каждому конкретному уголовному делу. Если в содержание умысла не входило осознание лицом противоправности деяния и его наказуемости, то такой вид юридической ошибки не может влиять на виновность лица (разумеется, это не касается деяний, очевидно свидетельствующих об их общественной опасности, например, терроризм, диверсия, захват заложников, угон транспортных средств и т.д.). Из римского права известно, что «незнание закона не освобождает от ответственности» и по общим правилам лицо подлежит уголовной ответственности. Однако в каждом конкретном случае необходимо разобраться, имел ли возможность гражданин ознакомиться, например, с вновь принятым и уголовно-правовыми нормами, устанавливающими запрет за определенное деяние. При этом, если будет установлено, что он не знал о новой уголовно-правовой норме и не мог о ней знать, уголовная ответственность исключается. Конечно, в современных условиях развития радио и телевизионной связи подобное может произойти крайне редко.



Следует учесть, что в некоторых неосторожных преступлениях содеянное связывается с нарушением специальных правил (бланкетные диспозиции). Особенная часть УК РФ содержит ряд таких норм, связанных с нарушением различных правил безопасности. Например, нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий (ст. 218 УК РФ), нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219 УК РФ) и др. Уголовная ответственность за такие преступления наступает в том случае, если лицо знало соответствующие правила. Если же лицо не ознакомлено с такими правилами, влияющими на содержание уголовно-правового запрета, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности из-за отсутствия субъективной стороны преступления, т.е. вины;

- неправильное представление лица о квалификации совершаемого деяния, о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершение данного деяния. Незнание о юридических последствиях также не влияет на уголовную ответственность лица и его виновность.

Например, нанося незначительные удары потерпевшему, показывая при этом пренебрежительное отношение к окружающим и грубую силу, субъект считает содеянное им просто побоями (ч. 1ст. 116 УК РФ), а на самом деле совершает хулиганские действия (ч. 2 ст. 116УК РФ). В данном случае он будет нести уголовную ответственность за конкретно совершенное им преступление (т.е. по ч. 2 ст. 116 УК РФ), а не за то, которое по его мнению он совершал (т.е. побои).

Юридическая ошибка возможна и относительно видов и размеров наказания за определенное преступление. Например, субъект думает, что высший предел за то или иное преступление – два года лишения свободы, а на самом деле по закону он равен пяти годам лишения свободы, или полагает, что за это преступление может быть назначен только штраф, а законом предусмотрены и обязательные работы. Однако такая ошибка не влияет на ответственность лица, так как вид и размер наказания не являются элементами состава преступления.



Под фактической ошибкой следует понимать заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, образующих состав того или иного преступления.

Это говорит о том, что для уголовной ответственности важны не любые фактические ошибки, а лишь те, которые относятся именно к элементам состава преступления.

Различаются следующие виды фактических ошибок:

1. Ошибка в объекте преступного посягательства.

2. Ошибка относительно объективной стороны деяния (действия или бездействия).

3. Ошибка относительно опасности последствий.

4. Ошибка относительно развития причинной связи между деянием и наступившими общественно опасными последствиями.

1) Ошибка в объекте – это неправильное представление субъекта о тех охраняемых общественных отношениях, на которые он посягает. Например, виновный открыто похищает с аптечного склада несколько упаковок, полагая, что в них находятся наркотики, однако там оказались медицинские шприцы. Посягательство на предполагаемый объект предусмотрено п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ, т.е. образует состав хищения либо вымогательства наркотических средств или психотропных веществ, а фактически совершенное хищение образует состав грабежа чужого имущества (ст. 161 УК РФ). В первом случае объектом преступного посягательства является здоровье населения и законный порядок оборота соответствующих средств или веществ (дополнительным – собственность), во втором – только собственность. Эти объекты имеют неравноценное значение, так как по ч. 2 ст. 229 УК РФ предусмотрена более строгая санкция – от шести до десяти лет лишения свободы, а по ч. 2 ст. 161 УК РФ – от двух до семи лет лишения свободы. В данном случае умысел виновного был направлен на хищение наркотиков, но в силу того, что он не был реализован, ответственность должна наступать по направленности умысла, т.е. как покушение на преступление (по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ). При ошибке обратного порядка, когда субъект думает, что похищает упаковку со шприцами, на самом деле в ней находятся наркотики, содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.е. также по направленности умысла.

Необходимо учесть, что от ошибки в объекте следует отличать ошибку в предмете преступления, а также в личности потерпевшего, которая не имеет значения для определения уголовной ответственности. Так, если субъект думал, что в похищенном им дипломате находятся деньги, в то время как в нем были вещи, это не исключает уголовную ответственность за совершение кражи (ст. 158 УК РФ). В ряде случаев, когда содеянное квалифицируется по той же статье, но при отягчающих обстоятельствах, такая ошибка оказывает влияние на ответственность. Например, если вор полагает, что в украденной им сумке находится крупная сумма денег, а как оказалось – две тысячи рублей, то содеянное необходимо квалифицировать по направленности умысла как покушение на кражу в крупном размере, поскольку умысел не был реализован (т.е. по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ), а не по ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Ошибка в личности состоит в том, что умысел субъекта, например, направлен на совершение убийства одного лица, а на самом деле потерпевшим является совсем другое лицо, убийство которого не охватывалось умыслом виновного. Так, гражданин П. решил отомстить гражданке З., которая ранее свидетельствовала о его преступной деятельности. С целью ее убийства он подошел к ее дому и стал ожидать ее возвращения. Когда З. входила в подъезд своего дома, П. выстрелом из ружья убил ее. На следующий день он узнал, что потерпевшей оказалась не З., а совсем другая женщина, проживающая в этом доме. В данном случае такая ошибка не влияет на квалификацию преступления, а также на наказание виновного, так как личность конкретного потерпевшего для состава преступления значения не имеет. В то же время в ряде случаев ошибка в личности потерпевшего может означать одновременно и ошибку в объекте преступления. Например, Д. совершил убийство следователя, который отказался прекратить уголовное дело в отношении его брата. Однако в последствии выяснилось, что убит был совсем другой человек, похожий на следователя. Убийство следователя в данном случае должно квалифицироваться по ст. 295 УК РФ, а не по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В первом деянии виновный посягает на нормальное осуществление правосудия и предварительное расследование, а также на жизнь потерпевшего (непосредственный объект), а при убийстве непосредственным объектом является только жизнь потерпевшего. Здесь объекты преступного посягательства разные, а следовательно, и санкции неодинаковые (наказание по ст. 295 УК РФ более строже, чем по ч. 1 ст. 105 УК РФ). Такая ошибка в личности потерпевшего дает основание квалифицировать содеянное виновным, исходя из направленности умысла – убийство именно следователя, а не другого лица, т.е. по ч. 3 ст. 30 и ст. 295 УК РФ.

2) Ошибка относительно объективной стороны деяния может иметь различный характер.

Во-первых, она может состоять в том, что субъект ошибочно представляет, что его действия не являются общественно опасными, в то время как в действительности они представляют общественную опасность. Типичной ситуацией, при которой может быть совершена такая ошибка, является то, что лицо, например, разменяв крупную купюру у прохожего, который обманным путем вручил ему поддельные деньги, расплачивается разменянными деньгами за купленный товар, не зная о том, что они фальшивые. В этом случае лицо, расплатившееся за купленный товар, не может быть привлечено к уголовной ответственности за сбыт фальшивых денег, так как оно не осознавало, что эти деньги являлись поддельными. Состав же преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг), предполагает наличие такого сознания, т.е. указывается цель сбыта, что характеризуется прямым умыслом. В некоторых преступлениях, где предполагается возможной вина как в форме умысла, так и форме неосторожности, уголовная ответственность при таком роде фактической ошибки может наступить за совершение неосторожного преступления. Так, если медсестра, перепутав лекарства, вводит их путем инъекции в организм больного, которые ему не предназначались и в результате этого наступает его смерть, то здесь отсутствует состав убийства (ст. 105 УК РФ). Однако если будет установлено, что медсестра не предвидела возможности смерти больного, но должна была и могла предвидеть возможность такой ошибки, то она несет уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

Во-вторых, фактическая ошибка может заключаться в том, что субъект ошибочно представляет, что фактически совершенное им деяние содержит признаки того или иного состава преступления, в то время как в действительности такие признаки отсутствуют. Например, если фальшивомонетчик, думая, что сбывает поддельные деньги, в действительности по ошибке расплачивается за купленный товар настоящими деньгами, лежащими в одном кармане с фальшивыми, уголовная ответственность в данном случае наступает как за покушение на сбыт поддельных денег (ч. 3 ст. 30 и ст. 186 УК РФ), так как умысел на сбыт фальшивых денег не был осуществлен.

3) Ошибка относительно общественной опасности последствий может заключаться в ошибочном представлении субъекта о размере причиненного им вреда. Если причиненный вред будет меньшим, чем предполагал субъект, то он должен нести уголовную ответственность за покушение именно на то преступление, которое охватывалось его умыслом. Например, лицо считало, что в сейфе находилось несколько миллионов рублей, а в действительности там оказалось несколько рублей. В данном случае нельзя квалифицировать содеянное им по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ как оконченное преступление, так как подобная ошибка говорит о том, что субъект сделал все для осуществления своей цели, однако она не была достигнута по независящим от него обстоятельствам. Здесь содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ). Если причиненный вред будет большим, чем предполагал субъект, то уголовная ответственность может наступить только тогда, когда совершенное им преступление предусматривает неосторожную форму вины. К примеру, умысел лица направлен на причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, а последний от его удара, падая, ударился головой о лежащий рядом железобетонный столб и от полученных травм скончался. В данном случае квалифицировать содеянное необходимо не по ст. 115 УК РФ, а по ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности), так как виновное лицо не предвидело наступления таких последствий (это не охватывалось его умыслом), хотя должно и могло предвидеть их возможность.

4) Ошибка относительно развития причиненной связи состоит в том, что субъект неправильно представляет причинно-следственную зависимость между содеянным и наступившим преступным результатом. Примером такой ошибки может являться такой случай, когда виновный, желая убить другого человека, наносит ему в спину удар ножом, рассчитывая, что от этого удара наступит смерть потерпевшего, однако смерть не наступает, а причиняется лишь вред здоровью средней тяжести. Здесь ошибка в развитии причиной связи состоит в том, что в данном случае действие лица, направленное на убийство, является неоконченным преступлением (т.е. лицо не несет уголовной ответственности за убийство, так как не наступила смерть потерпевшего) и квалифицировать содеянное необходимо по ч. 3 ст. 30 и ст. 105 УК РФ, а не по ст. 112 УК РФ, так как умысел виновного был направлен именно на убийство, а не на причинение вреда здоровью потерпевшего, хотя и не был реализован по независящим от виновного обстоятельствам. Можно сослаться и на такой пример ошибки в развитии причинной связи, когда неопытный водитель во время езды с превышением скорости резко затормозил перед близко идущим транспортом, вследствие чего автомобиль занесло силой инерции на тротуарную дорожку, где был насмерть сбит пешеход. В данном случае водитель не представлял такого развития причинной связи, которое привело к гибели пешехода, и он не может нести уголовную ответственность за умышленное лишение пешехода жизни. Здесь вина в содеянном должна выражаться в форме неосторожности, если он мог и должен был предвидеть такое развитие причинной связи.

 






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.009 с.